home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


«Вокруг света» 1929 год №40

Если мотор вдруг перестает работать на высоте тысячи метров, нужно делать «вынужденную посадку».

Но одно дело — снизиться среди населенных равнин и другое — в глухих мадагаскарских дебрях.

Когда каш самолет опустился, мы с Иветтой Рекье увидели перед собой сияющую стену джунглей: вознесенные к небу зелеными фонтанами кроны деревьев и огненно-красные змеи лиан, перекидывавшихся от ствола к стволу.

Затем началось путешествие по джунглям. Четыре дня продирались мы сквозь темные заросли, потеряв надежду выбраться к населенным местам. Но на пятый день джунгли остались позади.

Мы пересекли пандановую рощу и в изумлении остановились. Загорелое, устное лицо Иветты Ренье дрогнуло от восторга.

Внизу у наших ног обрывался гранитный утес. Скалы были разбиты, иссечены, выворочены, как будто недра гранитных массивов взорвала чудовищная сила тысяч пудов динамита. На дне пропасти грохотал поток. На другом его берегу цвели лесистые долины, песчаные холмы, спокойные реки. По берегам далекого озера, образовавшейся в кратере потухшего вулкана, блестели столбы базальта.

Сияющая панорама дрожала перед нашими глазами, закрытая на далеком горизонте цепью зубчатых гор.

Поток глухо рокотал в ущелье, но в его рокот врезались дикие крики, повторенные многократным эхом в глубине каменных массивов. Я поднял глаза и увидел черных голых пигмеев «танала», живших среди покатых граненых скал. Карлики бежали с копьями в руках, но не думали пускать в ход свое оружие. Их, видимо, гнал ужас. Они прыгали с камня на камень, перескакивали через широкие трещины.

И вдруг из-за высокой скалы вылетели две крылатых фигуры — золотая и черно-багровая. Огибая скалу, они держали свои черно-синие крылья наклонно, как велосипедист, летящий на крутом повороте дороги.


Рис. Г. Фитингофа | Последний рейс «Лунного Колумба» |   2