home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава вторая

В Москву группа приехала на поезде рано утром. Когда они вышли на перрон, Наташа в растерянности начала вертеть головой. Она ожидала, что встречать их будет Глеб. Но его не было.

– Здравствуйте! – услышали ребята звонкий голос и замолчали.

К ним через толпу спешила молодая подтянутая женщина. Несмотря на раннее утро, она была одета в элегантный светло-серый костюм, видневшийся между пол распахнутого почти белого пальто. Каблуки ее длинных сапог дробно стучали по перрону, легкий красный шарф развевался на ветерке, и это яркое пятно оживляло картинку и притягивало взгляд. К тому же утро было туманным и серым, начало ноября в Москве – очень теплым, воздух по этой причине – влажным. Правда, Наташа сразу отметила, какой он невкусный, ей даже захотелось задержать дыхание. Она поправила рюкзак на плечах и, не отрываясь, смотрела, как приближается женщина. Ее улыбка показалась ей искусственной.

– Меня зовут Аделина Петровна, – представилась женщина, остановившись возле группы и окинув школьников внимательным взглядом. – Я буду заниматься вами все время поездки.

Ребята назвали свои имена. У Наташи так и рвался с языка вопрос, а где Глеб, но она сдержалась. Аделина Петровна двинулась по перрону к выходу из вокзала, ребята держались чуть сзади. Они еще в поезде разбились на группы. Вторая девушка, ее звали Лена, держалась со своим приятелем Толиком, с которым она приходила в лицей. Оставшиеся трое парней мгновенно сдружились между собой, Наташа осталась в одиночестве. Но ее это мало смущало, она надеялась, что будет проводить время с Глебом. И когда его не оказалось на вокзале, огорчилась.

Аделина Петровна направилась в метро, это удивило Наташу. Она решила, что их повезут до гостиницы на микроавтобусе.

– Старайтесь не отходить от меня! – строго проговорила руководительница.

Ребята замолчали и сгруппировались за ней. Наташа впервые оказалась и в метро, и в Москве, поэтому вертела головой во все стороны. Ей было все интересно: и вестибюль станции, и эскалатор, и вагон, в который они вошли, и люди, едущие по своим делам. Несмотря на раннее утро, народу в вагоне оказалось немало. Им даже сесть не удалось. Ребята что-то бурно обсуждали, Наташа стояла чуть в сторонке.

– Ты как-то особняком, – раздалось возле ее уха.

Она вздрогнула и повернулась. Аделина Петровна внимательно смотрела ей в глаза.

– А где Глеб? – невпопад спросила Наташа, не ответив на ее замечание.

– Глеб? – явно удивилась та. – Дома, наверное. А что?

– Да так… – неопределенно ответила Наташа и слегка смутилась.

– Ты его хорошо знаешь? – продолжила расспросы Аделина Петровна.

– Вовсе нет, – торопливо поговорила Наташа. – Просто нам сказали, что он будет типа помощником… вашим, наверное. Вы экскурсовод?

Аделина тихо рассмеялась.

– Во-первых, я менеджер компании, и сопровождать вас в мои обязанности не входит. Кирилл Юрьевич попросил меня заняться вашей группой, отказать гендиректору я не могла, как ты понимаешь. Во-вторых, он предложил взять в помощники его сына. Глеб, я отдаю ему должное, взрослый не по годам и самостоятельный молодой человек, к тому же он свободно говорит на английском, так что я согласилась на его кандидатуру.

– Значит, он все-таки едет? – сделала вывод Наташа, но постаралась скрыть свою радость.

Она уже начала невольно подражать сдержанным манерам Аделины Петровны.

– Конечно! – невозмутимо ответила та. – Почему бы ему и не воспользоваться возможностью побыть в Лондоне неделю и попрактиковаться в произношении. Хотя Глеб часто выезжает за границу.

– Я так и поняла, – тихо произнесла Наташа и замолчала.

Она узнала все, что хотела, разговаривать в таком шуме было неудобно, к тому же в этот момент освободилось место. Аделина Петровна тут же заняла его, откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза. И Наташа вздохнула с облегчением. Ее напрягало общение с руководительницей. Несмотря на прекрасные манеры, вежливость и любезность, та показалась ей насквозь фальшивой. К тому же, несмотря на сдержанность Аделины Петровны, нежелание возиться с провинциальными школьниками так и проскальзывало в ее поведении. Наташа рассмотрела ее холеное лицо, ровно покрытое тональным кремом, розовые румяна, безупречно лежащие на впалых щеках, длинные ресницы, чуть тронутые тушью, выщипанные изогнутые брови, чрезмерно пухлые, словно надутые, губы, поблескивающие розовым тоном, блестящие светлые волосы, тщательно уложенные, и сделала вывод, что Аделине как минимум лет тридцать и она немало времени проводит перед зеркалом и в салонах красоты.

«Наверное, ее положение на фирме обязывает так выглядеть, – размышляла Наташа. – А может, она всегда так ходит! Если бы мне пришлось ни свет ни заря отправиться на вокзал, я бы точно надела джинсы и куртку. Но в ее гардеробе навряд ли имеются такие вещи. Интересно, замужем ли она…»

Аделина Петровна в этот момент открыла глаза и посмотрела на Наташу. Та отвела взгляд и смутилась, словно подглядывала за чужой жизнью в замочную скважину.

– Скажи ребятам, что на следующей остановке мы выходим, – произнесла Аделина Петровна.

Наташа молча кивнула и начала протискиваться к товарищам, которые сгруппировались возле двери.

Их заселили в дешевую гостиницу на окраине Москвы. Номера были двухместные. Лена очень хотела жить вместе со своим приятелем, но Аделина Петровна резко этому воспротивилась.

– Наташа и Лена в один номер, – строго проговорила она, – а парни занимают два других. Все понятно? Устраивайтесь, отдыхайте. Через два часа у нас экскурсия.

Наташа видела, что Лена крайне недовольна. Едва зайдя в номер, она кое-как побросала вещи в шкаф и упала на кровать.

– И к чему такие условности? – раздраженно проговорила она, хмуро наблюдая, как Наташа распаковывает рюкзак. – У нас серьезные отношения! Мы встречаемся вот уже второй год!

– Ты же видела, какая эта Аделина, – заметила Наташа, складывая вещи на полку в шкафу, – строгая и принципиальная.

– Да зануда она! – с вызовом ответила Лена. – Вот увидишь, всю поездку нам испортит! Будет ныть: это нельзя, то запрещено, сюда не ходи, это не ешь! С ума мы с ней сойдем! А где, кстати, этот… твой Глеб? Вроде он должен с нами поехать!

– Ничего он не мой, – покраснела Наташа. – Аделина сказала, что он приедет сразу в аэропорт.

– И то верно! – ответила Лена уже более спокойным тоном. – Чего ему с нами по столице таскаться! Чего он тут не видел! Ой, а что это у тебя? – добавила она и приподнялась на локте.

– Да так… – смутилась Наташа. – Рамка для фотки, это мой папа сделал.

Она хотела спрятать вещицу в тумбочку, но Лена уже схватила ее. Это была искусно вырезанная прямоугольная рамочка со сложным, словно кружевным узором. То, что дерево было выкрашено в белый цвет, лишь усиливало сходство с кружевами. Отцу пришла фантазия сделать эту вещь в подарок Кириллу Юрьевичу, и он настоятельно просил Наташу передать, хотя она считала, что это совершенно излишне.

– Прелесть какая! – восхитилась Лена. – Сувенир хочешь кому-нибудь подарить? Какому-нибудь юному английскому лорду? – добавила она и засмеялась.

– С ума сошла? – с раздражением произнесла Наташа и взяла рамочку. – Это так… просто… Да и где я тебе лорда возьму? Думаешь, они там просто так по улицам разгуливают?

– Понятия не имею! – ответила Лена. – Но вещь правда очень красивая! Сразу видно – эксклюзив! Твой папа просто гений! А я и не знала, что в нашем захудалом городишке такие мастера имеются!

– Ничего он не захудалый! – обиделась Наташа. – Зачем ты так о родном городе?

– Да надоел он мне до чертиков! – скривила губы Лена. – Я и языки-то только с одной целью начала изучать, чтобы поступить в универ в Нижнем и уехать! А тут еще эта поездка в Лондон! Вообще отлично! Попрактикуюсь! Хотя я намного лучше знаю немецкий.

– Странно… – заметила Наташа и села на кровать.

– Ничего странного! – улыбнулась Лена. – Мой английский тоже на уровне… я даже на нем думаю… Our love is like the wind. I can’t see it, but I can feel it [6], – после паузы прошептала она.

– А вот я пока не любила, – тихо сказала Наташа. – У меня и парня-то не было!

Лена повернулась к ней, ее брови приподнялись.

– Да ладно! Ты же симпатичная! Правда, одеваешься простовато! Но вполне в стиле нашего города. Слушай, ты деньги взяла на шопинг? Наверняка у нас будет время, чтобы походить по магазинам!

– Взяла… немного, – растерянно ответила Наташа.

Лена удивляла ее все больше. Вроде выросли в одном городе, были ровесницами, но ей уже казалось, что они с разных планет. У ее новой знакомой был любимый, и, судя по всему, отношения у них и правда серьезные, выглядела Лена старше своих пятнадцати, ей можно было дать и все шестнадцать, одета она была стильно – Наташа уже обратила внимание на ее вещи, – да и рассуждала она совсем как взрослая и самостоятельная.

– А я думала, у тебя с этим Глебом шуры-муры, – после паузы заметила Лена.

– С чего это? – изумилась Наташа.

– Так вы как два голубка на встрече сидели! Уединились на первом ряду, ни с кем не общались, да и потом вместе уехали. Все ребята решили, что у тебя с ним любовь, а сама ты задавака!

– Глупости какие! Я его впервые видела! – торопливо ответила Наташа. – Сама не знаю, чего он ко мне прицепился. Да и потом они настояли, чтобы меня домой отвезти!

– А может, ты ему понравилась? – предположила Лена и широко улыбнулась. – Ты это, подруга, давай не теряйся! Глеб жених завидный! Богатый, да еще и москвич! Если зацепишь такого парня, то в шоколаде будешь, точно! И из нашего городишки уедешь!

– Никого я не собираюсь цеплять! – раздраженно заметила Наташа.

В этот момент в дверь тихо постучали, она приоткрылась, и показалась голова Толика.

– Заходи! – обрадовалась Лена и вскочила. – Как вы там? Устроились?

Толик глянул на молчащую Наташу, затем робко вошел.

– Садись! – пригласила Лена и похлопала по кровати рядом с собой.

Наташа встала и вышла из номера.

Она была в смятении, ситуация казалась ей очень неприятной, хотя она понимала, что у этой парочки любовь и они всегда будут стремиться остаться наедине. Но получалось, что во время всей поездки Наташа будет им постоянно мешать.

«И что они только нашли общего? – размышляла она, медленно идя по коридору. – На вид совершенно разные люди!»

Лена была миниатюрной брюнеткой с тонкими чертами лица, а Толик веснушчатым простоватым шатеном с круглыми, постоянно румяными щеками. И Наташе казалось, что даже внешне они совсем не пара.

«Любовь! – думала она, подходя к окну в конце коридора. – И правда, она слепа, как писал Шекспир в своих сонетах. Вот так и я когда-нибудь влюблюсь, потеряю голову и перестану адекватно оценивать своего избранника. Ужас какой! Вот если бы можно было любить, но оставаться зоркой и с холодным сердцем. Но ведь это невозможно в принципе!»

– Ты чего тут стоишь? – раздался голос позади нее.

От неожиданности она вздрогнула и резко повернулась. Глеб улыбался и смотрел на нее приветливо.

– Hi… [7]– растерянно начала она, смутилась и замолчала.

– Привет, привет, – засмеялся он. – Ты, видимо, от волнения всегда на английский переходишь. Милая привычка!

– Ты едешь с нами на экскурсию? – стараясь говорить спокойно, спросила Наташа.

– Адельку срочно вызвали в офис, какие-то важные переговоры, и, видишь ли, без ее присутствия ну никак не обойтись. Она слезно попросила меня заняться вами.

– Аделина Петровна, ты имеешь в виду, – поправила его Наташа и нахмурилась.

– Ну да! – заулыбался Глеб. – Кто ж еще!

– Вижу, тебе не очень-то и охота ехать с нами, – тихо заметила она.

– В точку! – кивнул он. – Но она заявила, мне будет полезно познакомиться с группой получше. А я и без нее знаю, что мне полезно, а что нет. Лучше бы выспался как следует. А то пришлось ни свет ни заря ехать в этот медвежий угол! – Глеб презрительно скривился. – Отец мог бы поселить вас в более цивильное место, а то выбрал бог знает что!

– Почему? – искренне удивилась Наташа. – Очень миленькая гостиница, да и чистенькая. У нас в номере так уютно! Даже цветочки в вазе стоят, а кровати застелены красивыми разноцветными покрывалами.

Наташа вдруг вспомнила о рамочке и подумала, что сейчас самый удачный момент, чтобы отдать ее Глебу. Ну не в Лондоне же это делать! Но она не знала, прилично ли приглашать молодого человека к себе в номер. Однако Глеб облегчил ей задачу.

– Пошли, покажешь мне эти ваши красивые покрывала! – со смехом заметил он и, не дожидаясь ее ответа, двинулся в глубь коридора.

– Пятьдесят восьмой, – торопливо сообщила Наташа и тут же прикусила язык.

Она вспомнила, что в номере Толик, и постаралась обогнать Глеба, чтобы предупредить ребят. Но он шагал размашисто. И вот он уже распахнул двери и вошел внутрь. Раздался приглушенный вскрик. Наташа ринулась следом. На кровати сидели раскрасневшиеся ребята, Лена торопливо застегивала блузку. Толик замер, сжавшись, и моргал глазами, как испуганная птица.

– Это что такое?! – грозно спросил Глеб и остановился напротив кровати.

– Ничего, – с вызовом ответила Лена и поправила растрепавшиеся волосы.

Она укоризненно посмотрела на Наташу, выглядывающую из-за плеча Глеба.

– Я вижу! – продолжил он. – Чтобы никаких амуров во время поездки! Только этого мне не хватало!

Толик не стал пускаться в объяснения, вскочил и убежал.

– Кончай из себя начальника строить! – грубовато ответила Лена. – У нас старшей Аделина, но что-то я ее здесь не вижу!

– Значит, так, – строго произнес Глеб, – чтобы через пятнадцать минут собрались в вестибюле. Я повезу вас на запланированную экскурсию. Предупредите всех.

Он глянул на притихшую Наташу и вышел из номера. Лена вскочила и плотно закрыла за ним дверь, затем развернулась к Наташе.

– Что это было? – зло спросила она.

– Слушай, я тут совершенно ни при чем! – начала оправдываться та. – Глеб появился внезапно, я в коридоре стояла, в окно смотрела. А тут он! И потом помчался в номер, как спринтер! Его и не догонишь! Вон ноги какие длинные! А я ничего про вас и не говорила! Да когда бы я успела!

– Понятно! – более спокойным тоном проговорила Лена. – Впредь двери запирать буду! Сама виновата! Но кто ж знал!

– Да ладно, вы же ничего такого не делали! – заметила Наташа.

– Вот именно! Всего лишь целовались! А это законом не запрещено! – улыбнулась она. – А этот твой Глеб… какой темпераментный! Ишь, как глазами сверкал!

– Ничего он не мой! – ответила Наташа и открыла шкаф. – Давай собираться!

– Пойду ребят предупрежу, – озабоченно поговорила Лена. – А то они, поди, спать завалились. В поезде-то всю ночь болтали, глаз не сомкнули.

Когда ребята спустились в вестибюль, Глеб сидел в кресле и читал какой-то журнал.

Его лицо выглядело хмурым, губы были сжаты. Казалось, он не читает, а обдумывает какой-то неприятный вопрос. Увидев ребят, он бросил журнал на столик и встал. Они вразнобой поздоровались. Он окинул их внимательным взглядом и сухо сказал, что если кто-то потеряется на улицах, то искать специально его не будут, поэтому лучше не отставать и без спроса никуда не уходить. На его лице ясно читалось нежелание проводить экскурсию, он с трудом сдерживал раздражение. Притихшие ребята двинулись за ним. Парни держались вместе, Лена прильнула к Толику, Глеб своей размашистой походкой шел впереди, а Наташа снова была словно особняком. Она плелась позади группы, ее настроение начало портиться. Район, где находилась их гостиница, был спальным, дома стояли ровными рядами и были похожи один на другой, как близнецы. Особых красот Наташа здесь не видела, к тому же ее раздражала толпа спешащих по своим делам людей. После их тихого маленького и казавшегося малолюдным городка утреннее оживление на московских улицах виделось ей настоящим столпотворением.

Возле входа в метро Глеб остановился и хмуро посмотрел на целую реку сограждан, исчезающих в переходе.

– Нет, это никуда не годится! – раздраженно проговорил он. – Рабочий день, и мы попали в самый час пик! И как я с вами протиснусь в вагон?

– А как ты сюда-то добрался? – спросил один из парней.

– На такси, конечно! – хмыкнул Глеб и опустил голову, явно что-то обдумывая. – А вообще, почему я должен мучиться! – пробормотал он. – Пусть отец все оплачивает, удобство прежде всего! Ждите здесь! – бросил он и отправился к шоссе.

– Он что, такси для нас наймет? – засмеялась Лена. – Это же жутко дорого!

– Ты же слышала, что Кирилл Юрьевич за все заплатит, – весело заметил Толик.

И правда, Глеб быстро нашел двух частников и договорился с ними. Он усадил ребят в машины, сам устроился в головной, и они поехали. Ребят поразили пробки на дороге. Они были наслышаны о забитых московских трассах, но даже и представить не могли, как это выглядит в реальности. Наташа сидела в машине, где ехал Глеб, и слышала, как он обсуждал с водителем «все это безобразие».

– На метро было бы проще! – добавил он, когда они встали в очередной раз, и повернулся к ребятам.

– Долго нам ехать? – робко спросила Наташа, глядя в его серые глаза.

– Да часа два! – ответил он и ободряюще ей улыбнулся.

– Если не три! – встрял водитель.

– Ужас какой! – вздохнул Толик. – И как вы тут живете?

– Привыкли! – спокойно произнес водитель.

– И зачем к плохому привыкать? – заметила Лена.

– Стиль жизни, – после паузы сказал Глеб. – Видите, параллельно с нами едет черный «мерс»?

– Крутая тачка! – вздохнул Толик.

– И водила там ничего! – добавила Лена. – Крутой мужик!

– Наверняка какой-нибудь топ-менеджер в крупной компании, – сказал Глеб, – имеет загородный дом, живет там, на работу ездит на машине…

– И что, вот так каждый день туда – назад? – ужаснулась Лена. – Да пропади оно пропадом!

– Говорю же, стиль жизни! – засмеялся Глеб. – Знаете, – повернулся он к водителю, – пожалуй, высадите нас возле этого метро. Мы так в центр полдня будем ехать, на метро все ж быстрее!

– И то верно! – согласился водитель.

Они посетили два музея, Исторический [8]на Красной площади и изобразительных искусств [9]на Волхонке. Когда вышли на улицу, у Наташи даже немного кружилась голова от переутомления. Слишком много было информации и новых впечатлений. Она устала так, словно отсидела в школе семь уроков подряд. Ребята тоже выглядели вялыми. Глеб окинул группу задумчивым взглядом, затем посмотрел на часы.

– Наверное, хотите просто погулять по Москве? – поинтересовался он.

– Вообще-то и пообедать уже не мешало бы, – хмуро заметил один из парней.

– Мечтаете о Макдоналдсе? – рассмеялся Глеб.

– А как же! – оживились ребята. – В нашем городке такого и близко нет!

– Думаете, так уж там вкусно? – продолжил Глеб. – Одна нездоровая пища! Ничего хорошего.

– Тебе-то, конечно, ничего хорошего! – с обидой заявила Лена. – А мы вот только в кино да по телику видим подобные рестораны.

– Рестораны? – отчего-то развеселился Глеб. – Да это просто забегаловка, обычный фастфуд. Хотя чего я тут с вами спорю? Вы помните, возле какого метро ваша гостиница?

– Еще бы! Не маленькие, – вразнобой ответили ребята.

– В общем, у вас свободное время, что хотите, то и делайте, – решил Глеб. – Что я вам, нянька, что ли? Нагуляетесь и возвращайтесь в гостиницу самостоятельно. А завтра вами Аделина займется.

– Ты нас вот так просто отпустишь? – обрадовались ребята и даже захлопали в ладоши.

– А вы меня не выдавайте! – усмехнулся Глеб. – Сейчас почти четыре… постарайтесь приехать в гостиницу не позже девяти вечера. О’кей?

– Обещаем! – дружно ответили они.

– Ну, мы пошли! – быстро проговорила Лена, подхватила Толика под руку и двинулась влево от музея.

Наташа даже слова не успела сказать. Она растерянно посмотрела вслед удаляющейся парочке, затем повернулась к оставшимся ребятам, но те уже шли в сторону видневшегося за низкими домами храма Христа Спасителя.

– Вот это друзья у тебя! – засмеялся Глеб. – Бросили девушку одну посреди Москвы и смылись!

– Да какие они мне друзья! – со вздохом ответила Наташа. – Мы же все в разных школах, я из них вообще никого не знаю. Вот с Леной в одной комнате поселили. Так я даже толком и пообщаться не успела. К тому же ты сам видишь, у нее любовь! Ей не до новых подружек!

– Не огорчайся! – заулыбался он и подхватил ее под руку. – Раз уж так получилось, то не могу же и я тебя бросить! Сорри…

И Глеб достал телефон. Наташа сразу отошла на пару шагов, но все равно слышала, как он говорит кому-то, что планы изменились, встретиться сейчас он не может, так как ведет «одну милую девушку» в кафе. Наташа покраснела при этих словах, но она чувствовала уже настолько сильный голод, что решила не спорить с Глебом и позволить ему самому сделать выбор.

– Пошли? – оживленно сказал он, когда убрал телефон в карман куртки. – По правде говоря, я жутко проголодался. А тут неподалеку есть вполне приличное заведение.

Наташа молча кивнула. Они двинулись по улице, девушка глазела по сторонам, старинные здания, которых здесь было очень много, занимали ее внимание. Они вышли на большую площадь, справа на той стороне виднелись краснокирпичные, весьма узнаваемые стены.

– Ой, это же Кремль! – обрадованно заметила Наташа.

– А вон бывший дом Пашкова, – сказал Глеб. – Сейчас здесь знаменитая библиотека…

– Имени Ленина, – продолжила она. – А про этот дом я знаю… Именно на его верхней площадке стоял Воланд и изучал панораму Москвы.

– Вот даже как, – задумчиво проговорил Глеб, – ты уже знакома с романом Булгакова! Что-то не помню его в учебной программе десятого класса!

– А что, все нужно читать только по программе? – с вызовом спросила она. – Я вот обожаю Оскара Уайльда!

– Кого?! – неподдельно изумился Глеб и глянул на нее с нескрываемым интересом.

– Слушай, можно в книжный? – спросила Наташа. – У меня дома есть только роман «Портрет Дориана Грея», а я всегда хотела сборник стихов! В инете, конечно, все они есть, и я даже скачивала себе и распечатывала, но это совсем не то, что книга в переплете!

– Без проблем! – ответил Глеб, обогнул новое здание библиотеки и свернул влево. – Здесь пешком минут пятнадцать до огромного Дома книги на Новом Арбате. Если хочешь…

– Да-да! – обрадовалась она. – Очень хочу! Я вообще мечтала найти такой сборник, где тексты и на английском, и в переводе.

– Думаю, можно и такое найти, – улыбнулся Глеб. – Но все ж хотелось бы сначала хоть что-то съесть.

– Сорри… – растерянно сказала она и замолчала.

Минут пять они шли, не разговаривая, Наташа только успевала вертеть головой, разглядывая все, что попадало в поле ее зрения. Она имела представление о столице исключительно по фильмам, ей было интересно смотреть на здания, машины, встречающихся людей. Особо ее привлекали девушки. Она цеплялась взглядом за их наряды, обувь, сумочки, прически и чувствовала себя все более уверенно. В принципе она была одета, как подавляющее большинство, – в джинсы, кроссовки, свитерок и куртку. Куртка у нее была шоколадно-коричневого цвета, и яркий оранжево-желто-бежевый шарф, замысловато скрученный вокруг воротника, оживлял ее. Начало ноября было теплым, воздух казался сырым, Наташа не стала надевать берет, и ее непокрытые волосы от влажности воздуха распушились и завились, окружив лицо легкими пышными волнами. Она поймала свое отражение в одной из витрин и мысленно собой восхитилась. Ей даже показалось, что она видит кадр из какого-то фильма: раскрасневшаяся хорошенькая девушка с пышными черными волосами и блестящими глазами оживленно разговаривает с импозантным молодым человеком, идя с ним под руку по красивой столичной улице. И когда Глеб свернул к какому-то кафе, это впечатление лишь усилилось. Никогда она не бывала в таких заведениях. У них в городе ничего подобного она не видела. Глеб помог ей снять куртку, усадил за столик возле окна на уютный угловой диванчик. Приглушенный мягкий свет, салфетки, вазочка с живыми цветами на их столике, поданное меню в красивой обложке с золотым тиснением – все вызывало ее восхищение. Правда, когда Наташа робко заглянула в красочное меню и увидела цены, ее брови невольно взлетели. Она не могла позволить себе вот так просто тратить деньги, которые накопила за несколько лет отказа себе в приятных покупках и зачастую от завтраков в школе. Одна чашка кофе стоила, как ее завтрак и обед в школьной столовой, вместе взятые. Наташа закрыла меню и отодвинула его от себя. Глеб глянул на нее.

– Выбрала? – уточнил он. – Здесь очень вкусные пироги с лососем, рекомендую. Хотя ты, наверное, хочешь что-нибудь мясное?

– Не знаю… – неуверенно ответила она и мучительно покраснела.

Он улыбнулся и закрыл меню.

– Наташ, давай я закажу на свой вкус? Ты же незнакома с местной кухней, а я сюда иногда забегаю. Лично я хочу взять бефстроганов с картофельным пюре и жареными шампиньонами. Это вкусно, а пюре всегда очень нежное. И брусничный морс. А потом уж десерт закажем. Как ты на это смотришь?

– Не знаю… – тихо повторила она и испытала невыносимый приступ голода.

– Разреши мне угостить тебя, – тихо предложил Глеб. – Поверь, в этом нет ничего такого! Я прекрасно понимаю, ты сама не зарабатываешь, живешь на содержании у отца, так что стесняться тут нечего.

– Хорошо, – после мучительного раздумья согласилась она. – Делай как знаешь!

Глеб улыбнулся. Когда подошла официантка, он заказал горячее и попросил вместе с ним принести и десерт. Глеб выбрал для Наташи капучино и шоколадный чизкейк, заметив, что ей непременно понравится. Когда официантка ушла, он откинулся на спинку дивана и вперил в девушку внимательный взгляд.

– Значит, Уайльд, – начал он после паузы. – Странный выбор для такой юной девушки.

– Слушай, мне не нравится, когда ты начинаешь разговаривать таким высокомерным тоном, будто тебе уже лет тридцать как минимум! – беззлобно заметила она.

– А что я не так сказал? – удивился он.

– Да, мне всего пятнадцать, но ведь и тебе только шестнадцать! «Юная девушка, юная девушка», – передразнила она. – Иногда ты ведешь себя очень заносчиво.

– Правда? – изумился Глеб. – Не замечал, да и никто как-то мне об этом не говорил! Обычная для меня манера поведения. Возможно, у вас в провинции просто по-другому общаются, вот тебе и кажется, что я заносчив.

– Да при чем тут провинция, столица? Люди-то везде одинаковы! – серьезно произнесла Наташа.

– Ну не скажи! – ответил он. – Это ты такая высокоразвитая для своих лет, английский отлично знаешь, вон какие книги взрослые читаешь, а другие-то! Вспомни своих ровесников! Интересы: пиво, сигареты, причем как у парней, так и у девушек, сплетни, да по ночам сидение на сайтах с весьма сомнительным содержанием!

– А что, в столице никого с такими интересами нет? Думаю, сколько угодно! – резонно заметила она.

– Впервые сижу в кафе, можно сказать, в интимной обстановке, с хорошенькой девушкой и разговариваю о подобных вещах! – со смехом заметил Глеб.

Наташа вспыхнула от его комплимента, ей стало приятно, но она четко понимала, что Глеб просто хочет уйти от разговора. И решила последовать его примеру. Она сама удивлялась своей смелости. Ее скованность давно прошла, Глеб уже не казался ей чужим, непонятным и высокомерным, ей даже хотелось обсудить с ним некоторые волнующие ее темы. Но он был прав. Глупо сидеть в этом уютном кафе в самом центре столицы и не наслаждаться этим фактом. К чему бессмысленные споры? Зачем поднимать какие-то глобальные темы? Лучше просто болтать, шутить и веселиться. И Наташа охотно сменила тему. Их общение становилось все более непринужденным. Принесли горячее. Наташу изумило, как красиво было подано блюдо. Никогда она не видела, чтобы еда выглядела как художественное произведение. Горку желтого пюре окружал настоящий жгут из тонко нарезанного соленого огурца, с одной стороны тарелки было устроено что-то типа решетки из перьев зеленого лука, на ней лежали жареные грибы, посыпанные тертым сыром, с другой – горка мяса. Соус был подан отдельно. Морс находился в запотевшем хрустальном кувшине. Когда перед Наташей поставили блюдо, она на миг потеряла дар речи. Единственное, что ее огорчило, – еды, на ее взгляд, было слишком мало.

– Приятного аппетита, – вежливо произнес Глеб.

Она съела свою порцию очень быстро. В жизни Наташа не пробовала такой вкусной еды и решила, что дома обязательно постарается приготовить нечто подобное. Десерт также был выше всяческих похвал. Когда подали счет, Наташа пыталась хотя бы краем глаза глянуть на чек, но Глеб быстро вложил в книжечку с счетом несколько купюр и оставил на столе.

– А сдачу? – прошептала она.

– На чай официантке, – также шепотом ответил он и снял ее куртку с вешалки.

– Ужас, какие тут у вас цены! – все-таки не выдержала она, когда они вышли на улицу. – Мы поужинали на пенсию моей бабушки! Она была бы в шоке!

– Лучше ей об этом не знать! – засмеялся Глеб. – Ну что, в книжный? Он тут рядом! Только дорогу перейти!

– Хорошо, – с сомнением ответила она.

Наташа испугалась, что и цены на книги окажутся в этом городе запредельными. И когда они зашли в магазин и начали бродить между стеллажей, Наташа поняла, что ее опасения полностью оправдались. Книги стоили очень дорого. Она нашла отлично изданный томик Оскара Уайльда, но, глянув на оборот, вздрогнула. Цена показалась ей немыслимой. Наташа вздохнула и поставила том на место.

Из-за стеллажа вывернул Глеб. Он уткнулся в раскрытую книгу, его губы растянула улыбка.

– Вот, послушай! – оживленно сказал он. – «Always forgive your enemies – nothing annoys them so much».

– «Всегда прощайте своих врагов, ничто не раздражает их так сильно», – перевела она. – Что это? – заинтересовалась Наташа и встала рядом, заглядывая в раскрытую книгу.

– Твой любимый Уайльд! – со смехом ответил Глеб. – А что-то в этом есть! Я вот никогда не прощаю своих врагов! А ты? – повернулся он к ней.

– У меня их нет, – ответила она.

– И правда! – спохватился Глеб. – Откуда бы у тебя враги? Какие страсти могут кипеть в таком крохотном городишке, в обычной школе, да и в твоем возрасте! У тебя и романа-то настоящего наверняка не было!

– У меня все еще впереди! – с вызовом ответила Наташа.

– Возьму, пожалуй, эту книгу! – пробормотал Глеб. – Здесь собраны афоризмы Оскара Уайльда, и его мысли мне очень импонируют. Никогда раньше не увлекался творчеством этого писателя, но ты мне просто глаза открыла!

– «For one moment our lives met our souls touched», – медленно прочитала Наташа, заглянув на следующую страницу. – А это выражение мне нравится больше!

– Еще бы! – засмеялся Глеб и перевел, глядя ей в глаза: «На одно мгновение наши жизни встретились, наши души соприкоснулись». Вы, девушки, такие романтичные! В общем, беру эту книгу! И мне нравится, что текст на английском! А ты нашла сборник стихов?

– Нет! – быстро ответила Наташа.

– Странно, я сам видел несколько прекрасных изданий. Да вот хотя бы!

И Глеб достал с полки том.

– Да? – притворно удивилась она. – А я и не заметила.

– Устраивает? – уточнил он и протянул ей книгу.

– Еще бы! – пробормотала Наташа.

– Тогда пошли к кассе! А то времени уже много, – решительно произнес он и двинулся в угол зала.

Наташа поплелась за ним, сжимая кошелек во вспотевшей ладони. Она не знала, как сказать Глебу, что такая дорогая книга ей просто не по карману. Но он и не спрашивал, а оплатил покупку сам. Когда они вышли из магазина, он протянул пакет Наташе и улыбнулся.

– Надеюсь, ты довольна? – спросил Глеб.

– Да, очень, я чудесно провела время! – немного смутившись, ответила она. – И отдельное спасибо за книгу!

– Пустяки, – ласково проговорил он. – Давай такси остановлю?

– Не, я на метро! – испугалась она.

– Да? Хотя так точно быстрее будет! – согласился Глеб. – Пошли, я тебя посажу в нужный вагон, а то еще заблудишься!

– Не маленькая! – улыбнулась она. – Если что, спрошу! Людей здесь, как муравьев в муравейнике! Ах да! – спохватилась Наташа и открыла сумочку. – Это мой папа просил передать.

– Что это? – удивился Глеб и взял бумажный пакетик из ее рук.

Он с любопытством открыл его и вынул резную рамочку.

– Очень изысканно! – похвалил он. – Думаю, моя мать будет в полном восторге! У нее спальня в белых тонах. Если не возражаешь, то передам ей. А твой папа настоящий мастер! Такая вещица стоит немалых денег. Спасибо ему огромное!

– Передам, – обрадовалась Наташа.

На душе у нее полегчало, ведь она хотя бы таким образом могла возместить Глебу часть его расходов.

В гостиницу она приехала лишь через полтора часа, но почти не заметила долгого пути, так как читала стихи Уайльда. Когда вошла в номер, то увидела, что Лена сидит на краю кровати и пьет чай.

– И где это ты так долго гуляла? – укоризненно спросила она. – Уже половина десятого! А тут Аделина приезжала, проверила, все ли на месте, да про экскурсии нас расспрашивала.

– Ой! – испугалась Наташа.

– Не волнуйся! – улыбнулась Лена. – Я сказала, что ты вышла подышать свежим воздухом и сидишь на лавочке в скверике возле гостиницы. Она поверила и больше не приставала.

– А долго она тут была? – уточнила Наташа.

– Да нет, с полчаса, потом уехала, сказав, что завтра мы должны быть готовы к девяти утра. Она лично повезет нас на экскурсии.

– Спасибо, что не выдала! – сказала Наташа и вздохнула с облегчением.

– А ты где шаталась-то? – спросила Лена. – Наверное, по магазинам? И без меня! Что купила? Показывай!

– Только книжку, – сообщила Наташа и вынула томик из пакета.

– И все? – разочарованно протянула Лена. – А вот мы с Толиком оторвались по полной!

Она вскочила и открыла шкаф. Наташа села на кровать и растерянно смотрела, как Лена вытаскивает вещи и прикладывает их к себе. Но ее мысли были заняты другим. Глеб вел себя сегодня так приветливо, она не могла не ощутить его ненавязчивое обаяние. И в ее душе словно что-то начало таять при одном воспоминании о его голосе, улыбке и заботе о ней.


Глава первая | Осенний поцелуй Лондона | Глава третья



Loading...