home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава пятая

Они вышли из пансионата сразу после завтрака. Аделина Петровна выглядела хмурой, Наташе даже показалось, что она избегает смотреть на нее. И девушка решила принять правила игры и не попадаться ей на глаза. Глеб утром заглянул к ней и сообщил, что сегодня проведет день у знакомых отца, которые живут в одном из предместий Лондона. Наташа немного удивилась, что он решил поставить ее в известность, но особо ничего не комментировала.

– Веди себя хорошо, – с улыбкой сказал Глеб на прощанье. – И больше не бросайся на незнакомых молодых людей.

У Наташи чуть не сорвалось с языка грубое слово, но она сдержалась и пожелала ему весело провести время. После его ухода она пару минут постояла возле шкафа, затем решила не мучиться выбором и надела белую блузку и черные брюки, подумав, что такое классическое сочетание будет везде уместно. Когда она спустилась вниз на завтрак и увидела, что Лена все-таки нарядилась в короткое блестящее платье и сапожки на высоких шпильках, то тень сомнения немного испортила ей настроение. Кожаная короткая курточка и намотанный на шею разноцветный шарф довершали облик Лены. Но Аделина Петровна резко отрицательно отнеслась к такому виду «подопечной» и даже посоветовала ей переодеться.

– Весь день на ногах, – стараясь говорить любезно, заметила она, изучая стройные ноги Лены, которая стояла перед ней. – Ты просто устанешь на таких шпильках. О тебе же забочусь!

– Ничего, я молода, так что не устану, – с вызовом ответила Лена и вздернула подбородок.

Аделина Петровна моргнула, как испуганная птица, и больше замечаний не делала.

Они поехали на метро и на станции Barbican вышли на поверхность. Аделина Петровна сразу достала путеводитель и начала монотонно рассказывать:

– Строительство этого громадного комплекса, состоящего из концертных залов, кинотеатров, кафе, библиотек, офисов и жилых домов, началось еще в тысяча девятьсот шестьдесят втором году, но закончено было лишь через двадцать лет…

– Ну завелась, – прошептала Лена на ухо Наташе, пристроившись к ней и подхватив под локоть. – Лучше бы просто отпустила нас погулять. Вижу, тут клево. Смотри, какие высотки-башни! Будто в другой город попали!

– Да, тут интересно, – рассеянно ответила Наташа, оглядываясь по сторонам.

Они шли довольно быстро, Аделина Петровна ни на минуту не замолкала, ребята только успевали вертеть головами. Она подвела их к остаткам древней городской стены.

– Слово «Барбикан» означает «Защитная башня над воротами», и, видимо, поэтому архитекторы попытались создать атмосферу уединения и защищенности от внешнего мира, – пояснила она и махнула рукой в сторону какого-то здания. – А это Музей Лондона, экспозиция наглядно показывает нам историю города. И сейчас мы отправимся туда.

– О, господи! – простонала Лена. – Музеи терпеть не могу!

– Можно подумать, в твоем городишке их так много! – прошипела Аделина Петровна. – И хватит ныть! Или уже ноги устали? А ведь мы только начали нашу экскурсию! И я тебя предупреждала, что мы проведем в Барбикане весь день!

Когда они вышли из музея, ребята хором заявили, что неплохо бы перекусить, а то от обилия информации очень разыгрался аппетит. И Аделина Петровна повела их в кафе. Особенность этого района – то, что пешеходные дорожки подняты высоко над уровнем улиц и получается настоящий лабиринт высотных переходов. Хорошо, что на асфальте были везде желтые путеводные линии. Аделина Петровна привела их в очень уютное кафе. Из окон открывался вид на настоящее озеро с водоплавающими птицами. Ребята взяли горячие сэндвичи, кофе и с аппетитом принялись за еду. Наташа сидела за столиком с Леной и Толей.

– Сейчас она потащит нас в картинную галерею, – ныла Лена, вытянув под столом ноги. – Лучше бы отпустила погулять по магазинам. Их тут несметное количество. Да, Толик?

– Наверное, – вяло ответил он.

– Но и картины посмотреть хочется, – заметила Наташа. – Когда мы еще сможем приобщиться к искусству?

– А ты прямо так жаждешь? – засмеялась Лена. – Я вот хочу приобщиться к миру лондонской моды! Накуплю шмоток и буду потрясать воображение всех модниц нашей школы. И стану самой популярной девушкой, вот!

– Достойная цель, – пробормотала Наташа. – Но вообще я бы тоже хотела купить что-нибудь себе из одежды, – задумчиво добавила она, отчего-то вспомнив серый свитер Геры и его полупальто.

– Так в чем же дело? – сразу воодушевилась Лена. – Толик терпеть не может шопинг! Уж лучше мы с тобой побегаем по местным бутикам!

– Дело в деньгах, – честно ответила Наташа.

– Ну понятно, что мы не дети миллионеров, – засмеялась та. – Но хоть что-то ты же можешь себе позволить! И потом наверняка можно найти какие-нибудь крутейшие распродажи. Как бы нам отпроситься у Адели? Если только сказать, что я больше не могу ходить на шпильках и собираюсь вернуться в пансионат, чтобы переодеться…

– Придумала! – засмеялась Наташа. – Да она в жизни нас не отпустит! Она же за нас отвечает!

– Закончили? – раздался возле них голос Аделина Петровны. – А сейчас все за мной на выставку!

– Мы устали! – капризным тоном заявила Лена.

– Да! – неожиданно поддержал ее Толик. – После еды лучше немного передохнуть, а то мозг совсем ничего не усваивает.

– Дайте нам хотя бы час свободного времени, – сказала Наташа и увидела, как расплылась в улыбке Лена.

– Ну… даже не знаю… – растерянно протянула Аделина Петровна. – Здесь на верхнем этаже имеется прекрасный зимний сад. Если только там погулять.

– А что! Хорошая мысль! – обрадовалась Лена и подмигнула Наташе. – А потом можно и на выставку! Она же от нас никуда не убежит!

Подошедшие к их столику ребята одобрили эту идею. Мало того, они настойчиво отправляли руководительницу «отдохнуть».

– У вас уже усталый вид, – притворно озабоченным тоном проговорила Лена. – Мы наверняка вам надоели. А давайте встретимся возле этого кафе… скажем, через два часа. Что скажете?

Ребята дружно ее поддержали. Всем явно хотелось провести это время на свое усмотрение.

– Хорошо, – окончательно растерялась Аделина Петровна. – Только прошу не опаздывать! Не забывайте, что мы вечером идем на представление! Так что хотелось бы успеть и на выставку! Лоран Перселье – замечательный современный художник!

– Кто это? – тихо спросила Лена, повернувшись к Наташе, и округлила глаза.

Та молча пожала плечами.

Часть ребят все-таки отправились с Аделиной Петровной в зимний сад, но Лена подхватила под руки Толю и Наташу и потащила их в сторону магазина одежды. Вся ее притворная усталость мгновенно исчезла, как только они вошли в магазин.

– Вау! Вот это юбки! – возбужденно заговорила она и ринулась к вешалкам. – Всегда мечтала о такой модели «карандаш». Она так обтягивает бедра!

Лена сняла ядовито-синюю юбку и приложила ее к себе. Толя глянул на подругу, вздохнул и уселся в мягкое кресло возле окна.

– Как тебе? – спрашивала Лена и вертелась перед Наташей. – Сейчас подберу к ней топ и пойду примерять. Цены тут вполне демократичные! А ты чего стоишь? Выбери себе что-нибудь! Может, сейчас тебя и переоденем! А то ты в этой белой скучной блузке напоминаешь училку младших классов!

Наташа улыбнулась и начала перебирать вешалки. Ей понравилась трикотажная двойка цвета припыленной розы. Она состояла из топика на тонких лямках и чего-то типа кардигана с неровными полочками, завязывающимися в бант на боку. Ткань была струящейся и приятной на ощупь. Цена показалась Наташе высоковатой, но она все-таки решила примерить. Когда зашла в кабинку и надела комплект, то увидела, что он ей очень идет. Особенно цвет. Он выгодно подчеркивал ее белую кожу и черные волосы. Даже ее классические черные брюки вполне сочетались с этой двойкой. К тому же кардиган был своего рода трасформером, его можно было или завязывать, или носить свободным и открывающим топ.

– Вау! Супер! – одобрила Лена, заглянув в примерочную. – Тебе идет, хотя несколько возрастной комплектик, мне кажется. Почем? – деловито осведомилась она и подняла болтающуюся на рукаве этикету. – Слушай, не так и дорого! Возьмешь?

– Не знаю, – ответила Наташа, задумчиво изучая себя в зеркале.

– А чего тут думать? – весело заявила Лена. – Тут и переоденешься! И в театр так и пойдешь! Нарядно! К тому же можно купить какие-нибудь недорогие аксессуары, цепочку там… или бусы в цвет.

– Думаешь? – улыбнулась Наташа. – А и правда! Вещь добротная и не какая-нибудь супервызывающая! Всегда пригодится!

– Вот-вот! – обрадовалась Лена.

Она вытащила подругу из кабинки и начала вертеться перед ней, показывая юбку и кофточку. Наташа заметила, что ее наряд смотрится чересчур вызывающе, но Лену это только подстегнуло.

Они вышли из магазина очень довольные. Наташа поддалась уговорам и надела обновку. В следующем магазине она купила тонкую, как нитка, цепочку с нанизанными на нее стеклянными розовыми и белыми цветочками. Это была дешевая бижутерия, но, как ни странно, она отлично смотрелась именно с этим комплектом. Время пролетело незаметно. Они едва успели к назначенному сроку. Аделина Петровна стояла возле кафе с весьма суровым видом в окружении остальных ребят. Наташа шла в куртке нараспашку.

– Вижу, ты сменила имидж, – недовольно заметила Аделина Петровна, окинув ее взглядом с ног до головы.

– Суперски, да? – встряла Лена. – И подходяще для предстоящих мероприятий.

Аделина Петровна поморщилась, но промолчала.

Они отправились в выставочный зал. Наташу сразу привлекли необычайно яркие картины. Краски были сочными.

– Кислотный художник! – заметила Лена, изучая полотна. – Вообще супер!

– Лоран Перселье считается продолжателем импрессионизма, – начала Аделина Петровна, – он наш современник, живет во Франции. И, как мы видим, очень любит рисовать именно юг Франции.

– А я думала, это Италия! – встряла Лена и прижалась к Толику. – Вот бы туда поехать!

– Прованс – один из любимых регионов Перселье, – не ответив на ее замечание, продолжила Аделина Петровна, – и именно там он черпал вдохновение…

Наташа быстро устала от голоса «экскурсовода», к тому же Аделина Петровна отчего-то говорила на повышенных тонах, словно рядом находились глухие. Девушка медленно двинулась вдоль стены, изучая картины. Ей очень нравились яркие морские пейзажи, виды домов в окружении заросших пышных садов, какие-то терраски с уютными столиками под навесами, узкие улочки с нависающими гирляндами цветов. Это был солнечный живой мир, и Наташа ощутила, как картины будто затягивают ее внутрь этого сияющего пространства.

Но неожиданно она почувствовала беспокойство, словно кто-то пристально на нее смотрел. Она резко повернула голову и заметила удаляющегося мужчину. Его квадратные плечи, высокий рост и стриженый затылок мгновенно напомнили Степана Андреевича. Наташа замерла, не зная, что ей делать. Ей хотелось догнать мужчину, чтобы убедиться, что она ошиблась, но он уже скрылся в другом зале, выход в который терялся вдали.

«Показалось, – строго сказала она самой себе. – Мало ли мужчин подобной комплекции!»

Но какое-то тревожное ощущение не давало ей покоя. Она вернулась к ребятам и попыталась сосредоточиться на лекции Аделины Петровны. Та вела их от картины к картине и не умолкала ни на минуту. Видно было, что она сама любит творчество этого художника и искренне радуется, что смогла побывать на его выставке. На выходе из зала продавался набор открыток с репродукциями Перселье, и Аделина Петровна, видимо, на радостях приобрела их не только для себя, но и в подарок всем ребятам. Наташа с удовольствием взяла открытки, поблагодарила раскрасневшуюся руководительницу и уложила их в сумочку. Она уже начала успокаиваться, уверив себя, что это был не Степан.

После легкого ужина в японском ресторанчике группа отправилась в концертный зал Барбикан. Сдав верхнюю одежду в гардероб, ребята разбрелись по большому фойе. Лена предложила Наташе посетить «дамскую комнату». Они привели себя в порядок, Лена подкрасила губы и взбила волосы в пышную прическу.

– И чего ты всегда без косметики? – заметила она и протянула Наташе пудру и блеск для губ.

– Не люблю я мазаться, – ответила Наташа. – И так хороша! – добавила она и засмеялась.

Ее настроение было на высоте. День оказался чрезвычайно насыщенным, она уже почти не вспоминала Геру, а про Глеба и думать забыла.

Когда они покинули «дамскую комнату» и вышли в фойе, Лена сразу начала вертеть головой в поисках Толи. Она потащила подругу в сторону буфета и вдруг остановилась.

– Вау! Какой парень! – возбужденно проговорила она и дернула Наташу за рукав кардигана. – Ты только посмотри! Ну просто принц! И коктейльный бархатный пиджак! Это в тренде сезона!

– Бархатный? – засмеялась Наташа и посмотрела в ту сторону, куда указывала Лена.

Смех замер на ее губах. В паре метров стоял Гера. Она, правда, не сразу его узнала, так как длинные пышные кудри он гладко зачесал со лба назад. От этого его лицо выглядело строже и взрослее, глаза казались еще больше. И правда, он был в бархатном пиджаке темно-сливового цвета. Но Наташа уже не видела ни цвета его рубашки и брюк, ни фасона пиджака, ни его строгой прически, она зацепилась за его острый взгляд, который был направлен на нее. И смутилась так сильно, что залилась краской. Она попыталась посмотреть в сторону, но тут же приметила высокую фигуру Степана Андреевича, который маячил в паре метров позади Геры.

– Ленка, куда вы пропали? – раздался возмущенный голос, и к ним быстро подошел Толя. – Я хотел чем-нибудь вас угостить!

– В другой раз, – пробормотала Наташа.

– Не хочешь? – искренне удивилась Лена. – А у меня что-то аппетит разыгрался. Ну я тогда пошла? Встретимся в зале!

– Давай, – согласилась Наташа и снова посмотрела на Геру.

Он не сводил с нее напряженного взгляда.

– А на принца не пялься, – прошептала Лена ей на ухо. – Не про нас гусь!

Наташа вздрогнула. Лена засмеялась и быстро пошла к Толе. Как только они скрылись из вида, Гера приблизился. Наташа испуганно оглянулась, но Аделины Петровны, как и ребят из группы, рядом не наблюдалось. Она торопливо двинулась в угол фойе, Гера неотступно следовал за ней, и Наташа, хотя и не оглядывалась, была уверена, что за ними идет и телохранитель. Но ее это уже мало волновало.

– Что ты тут делаешь? – запыхавшись, спросила она, когда они оказались в укромном местечке за гардеробной.

– Хотел тебя увидеть, – ответил Гера. – Привет!

– Ну привет, – тихо произнесла она и перевела дух.

– Все в порядке? – раздался низкий голос, и возле них, будто из воздуха, возник Степан Андреевич.

– Здравствуйте, – со вздохом проговорила Наташа. – Так это вы были в выставочном зале?

– Здравствуйте, – только и сказал он и снова исчез.

– Ты следишь за мной? – насупилась она.

– Можно и так выразиться, – тихо засмеялся Гера. – Ты уж прости, это дурные привычки, от которых довольно трудно отказаться. Я привык, что могу получить все, что захочу. И вот я захотел тебя увидеть! Но ты же сама мне подробно сообщила о сегодняшнем расписании. Так что найти тебя не составило труда. Куда сложнее оказалось купить билеты на это представление. Никогда бы не подумал, что народ интересуется подобными зрелищами. Мне не нравится твоя бижутерия, – не меняя тона, добавил он и приподнял пальцами цепочку со стеклянными цветочками. – Мило, конечно, но уж очень дешево смотрится!

– Так это и есть дешевая бижутерия! – пожала плечами она и хотела вырвать украшение, но схватилась за его пальцы.

Гера чуть побледнел и крепко сжал их. Затем склонился и легко коснулся губами ее руки. Она засмущалась, но в душе все начало таять. И снова Наташа ощутила, как погружается в состояние эйфории. Что-то странное происходило, когда Гера оказывался рядом с ней. Казалось, что мир делится на две составляющие: в одной части были они, словно отделенные прозрачными стенами, в другой – остальная реальность, теряющая свое значение для Наташи. И ей совсем не хотелось покидать мир, где она была вдвоем с Герой.

– Я хочу подарить тебе одну изящную безделицу, – ласково проговорил он. – Я, как только ее увидел, сразу понял, что эта вещица создана исключительно для тебя.

Наташа замерла, наблюдая, как Гера достает из внутреннего кармана плоскую коробочку. Она взяла и с любопытством открыла. Внутренняя ее часть была обтянута белым атласом, и на нем поблескивала цепочка с подвеской, которая была выполнена в виде крохотного ключика. Изделие было серебристо-белым, ключик обсыпала прозрачная, будто стеклянная, крошка. Ключик крепился к цепочке бантиком, похожим на цветочек, обсыпанный камешками розовато-сиреневого цвета. И кончик у ключика тоже был такого же цвета.

– Нравится? – спросил Гера и вынул цепочку из коробочки. – Может, сразу наденешь?

– Да, – кивнула она и стащила с шеи бижутерию.

Гера улыбнулся, явно облегченно, и помог ей надеть украшение.

– Какое счастье, что ты не стала ломаться, – тихо заметил Гера.

– Но мне так понравился этот милый ключик! – искренне сказала Наташа и потрогала подвеску, с удовольствием ощущая ее прохладную неровную поверхность. – Надеюсь, это не очень дорого? – спохватилась она.

– Не волнуйся, сущие пустяки! – ответил Гера. – Носи и помни меня!

Последние слова он произнес с легкой грустью, ее сердце сжалось. Разум настойчиво говорил ей, что ничего серьезного у них быть не может, поэтому лучше держать себя в руках и не увлекаться этим молодым человеком.

– Я тебя никогда не забуду…. мой Дориан, – прошептала она и легко коснулась губами его щеки.

У нее рвалось с языка замечание, что он подарил ей ключик от своего сердца, но от смущения она промолчала.

Гера взял ее за плечи, его глаза были так близко, его губы приоткрылись… Наташа закрыла глаза, словно они были одни в мире и он мог делать все, что захочет. Ей нестерпимо хотелось поцелуя, настоящего, в губы.

– Георгий Юрьевич, – раздалось возле них.

Наташа вздрогнула и пришла в себя. Она отстранилась. Гера недовольно посмотрел на возникшего возле них телохранителя.

– Чего вам? – хмуро спросил он.

– Так третий звонок, вы будто не слышите! – ответил Степан Андреевич с непроницаемым выражением лица.

– Ой! – испугалась Наташа. – В зал надо!

Она развернулась и быстро направилась к открытым дверям.

Представление прошло мимо ее сознания. Они сидели на балконе, зал был огромным, и Наташа смотрела больше не на сцену, а изучала ряды кресел, пытаясь обнаружить, где сидит Гера. Но она его не видела, и это обстоятельство чуть ли не вызывало слезы на ее глазах. В антракте она бродила в компании Лены и Толи по фойе и по-прежнему искала глазами Геру.

– Ты чего-то шибко задумчивая, – заметила Лена, когда Толя решил «отлучиться на пару минут». – Ой, а это что?!

Глаза Лены так сильно округлились, что Наташа мгновенно пришла в себя. Подруга, не мигая, смотрела на ее шею.

– Это откуда? – продолжила Лена. – Мы же тебе другую бижутерию купили! А это…

Наташа машинально прикрыла ладонью подвеску. Но подруга отвела ее руку. Наташу начало раздражать такое пристальное внимание к подарку Геры, это был только ее мир, и чужим доступа в него не было. Она спокойно сняла цепочку и спрятала ее в сумочку, затем достала бижутерию и повесила на шею.

– Так лучше? – спросила она.

– Не знаю даже… – растерянно ответила Лена. – А что это вообще было? Покажи!

– Не хочу, – упрямо проговорила Наташа.

– Тайна? – снова округлила глаза Лена. – Ключик от сердца любимого? Ну ты и скрытная! Ты же мне говорила, что у тебя и парня никогда не было.

Лгать даже по мелочам нехорошо, это внушалось Наташе с раннего детства, но сейчас она четко поняла, что иногда это просто необходимо.

– Это украшение моей мамы, – спокойно сказала она. – Я редко его надеваю. А вот тут что-то захотелось… Я и сняла бижутерию.

И она настороженно посмотрела на Лену. Но как раз такое объяснение показалось той весьма логичным.

– И правильно! – одобрила она. – Именно в таких местах и нужно показывать себя во всей красе! Где ж еще? А этот ключик обсыпан крошкой из драгоценных камней? Или просто горный хрусталь?

– Горный хрусталь и серебро, – твердо проговорила Наташа.

«А правда, из чего это сделано? – мелькнула мысль. – Даже не спросила у Геры! Но ведь он сам сказал, что это просто милая безделица. Так что Ленка наверняка правильно определила, уж она-то должна знать толк во всех этих женских штучках. Только о моде и щебечет целыми днями!»

– А-а-а, – явно разочаровалась та, – обычные камушки! Но уж очень здоровски смотрится! Так стильно! Надень, чего ты?

– Охота пропала, – ответила Наташа. – К тому же вдруг потеряю?

В этот момент вернулся Толя, и они отправились в зал. Геру она так больше и не увидела.

Вернулись в пансионат они очень поздно. Все, даже Аделина Петровна, были молчаливы от усталости и сразу разошлись по своим номерам. Наташа первым делом закрыла дверь на ключ, затем переоделась, понюхала розы, поцеловала их, мечтательно улыбаясь, и упала в кровать. Ее разбудил телефонный звонок. Наташа увидела, что спит, даже не выключив свет. Она потянулась за телефоном, валяющимся возле кровати. Это был Гера, и она мгновенно проснулась.

– Привет, – прошептала в трубку. – А который час?

– Второй… прости, я тебя разбудил? – нежно проговорил он.

– Типа того, – ответила она. – Но это даже лучше! Я так устала, что уснула и даже свет не выключила.

– Поздно вернулись? – уточнил он.

– Просто весь день в этом Барбикане, столько всего посмотрели, послушали. А ты куда исчез?

– Знаешь, я не стал смотреть представление и уехал домой. Ведь главное, что я увидел тебя!

Наташа села и прислонилась спиной к изголовью кровати. Улыбка приподняла уголки ее губ.

– На завтра какая программа? – после паузы продолжил он.

– Снова будешь следовать за мной? – тихо засмеялась она. – Но у нас автобусная экскурсия.

– Hop-on Hop? [20]– уточнил Гера.

– Наверное, – растерянно ответила Наташа, так как не знала, что это такое.

– Тогда вы будете кататься весь день, – задумчиво проговорил Гера.

– Это почему? – удивилась она.

– Билет на такой тур действует 24 часа, – пояснил он. – Но вообще это удобно. Надеюсь, вы выберете автобус с закрытой крышей, а то и дождь может пойти.

– В смысле закрытой?

– Экскурсионные автобусы двухэтажные, – ответил Гера. – Тебе понравится! Просто они есть открытые и закрытые сверху.

– Аделина сказала, что мы осмотрим много достопримечательностей, ну там Трафальгарскую площадь, Вестминстерское аббатство и так далее… по списку… Но начнем, конечно, с Челси. Если честно, я уже как-то устала от обилия информации!

– А ты пропусти экскурсию, лучше приезжай ко мне в гости! – неожиданно предложил Гера.

– Как это? – заволновалась Наташа. – Кто ж меня отпустит! Да и что я скажу?

– А я мечтал, что мы весь день проведем вместе, – после паузы тихо сказал он. – Мачеха уехала сегодня вечером, вернется лишь завтра, весь дом в моем распоряжении! Такой случай! Придумай что-нибудь!

– Гера… – начала она, но замолчала, так как язык не поворачивался заводить с ним сейчас серьезные разговоры.

Разум настойчиво указывал ей на невозможность продолжения подобного знакомства, в минуты просветления она жалела, что приняла от него подарок, через несколько дней ей улетать обратно в Москву, а затем возвращаться в родной город. Но противостоять своим эмоциям Наташа все еще не могла. Печаль от близкой разлуки туманила ее сердце, ей хотелось все оставшиеся до отъезда дни проводить только с Герой, смотреть в его глубокие голубые глаза, гладить золотистые кудри, слышать его красивый голос и ни о чем не думать. Вообще ни о чем. А просто наслаждаться его присутствием рядом.

– Целый день с тобой! – прошептала она. – Как это было бы замечательно! Так странно все… я совсем тебя не знаю, а кажется, что ты так близок…

– И ты… – тихо ответил он. – И правда, странно…

Они замолчали. Пауза затянулась. Но Наташе казалось, она слышит его дыхание, и от этого создавалось полное ощущение, что Гера рядом. Ее веки отяжелели, губы приоткрылись. Она будто чувствовала мягкие, едва ощутимые поцелуи на своих губах, и от этого замирало сердце и сбивалось дыхание. Ее рука поднялась, словно имела собственную волю, подушечки пальцев коснулись пересохших губ и медленно заскользили по ним. И Наташа практически поверила, что это Гера касается ее поцелуями.

– Милый, – прошептала она, изнывая от нахлынувшей нежности.

– Солнышко, – раздался шепот в ответ.

Она не могла больше выносить томления и все возрастающего напряжения и положила трубку. Гера перезванивать не стал. Она какое-то время смотрела на телефон, лежащий в ее ладони, словно заснувшая безмолвная птичка, затем положила его на столик и выключила лампу.

Утро принесло ей одни сомнения. Наташа все не могла забыть их странный разговор, и хотя Гера ничего такого ей не сказал, но ощущение признаний оставалось.

«Я фантазирую, – убеждала она саму себя. – Мы симпатизируем друг другу, только и всего! Гере здесь, я уверена, очень одиноко! Семья – главное для человека! После смерти мамы я это очень хорошо поняла. Но его отец, судя по всему, постоянно занят и почти не видится с сыном. Мачеха? Гера ее явно недолюбливает, и его можно понять! Она так быстро заняла место его матери. А кому такое понравится? Друзей у него тоже нет из-за его особого положения. И тут я его понимаю! Представляю, если бы за мной день и ночь ходил такой громила! И как тут с кем-то дружить? И вдруг появляюсь я! Как он сказал? «… появилась словно солнышко…»

Наташа при воспоминании о его словах заулыбалась и зажмурилась, представляя его красивое и часто грустное лицо.

Она так размечталась, что совсем забыла о времени. И когда Лена постучала к ней, а затем и вошла, то она заволновалась, что все еще не одета.

– Ты спишь, что ли? – с порога начала возмущаться Лена. – Сейчас завтрак, а потом сразу на экскурсию! Адель еще к тебе не заходила?

– Нет, – удивилась Наташа и распахнула шкаф.

– Она уже по всем номерам пробежалась, нервная какая-то… всех торопила. Странно, что твой номер обошла стороной!

– Непонятно, – согласилась Наташа.

Она уже натянула джинсы и взяла теплый свитерок.

– Свитер с горлом нацепишь? – возмутилась Лена, наблюдая за ней. – Ты прямо как в Сибирь приехала! На улице же плюсовая температура! Разве не обратила внимания, как местная молодежь ходит?

– Кто в чем, – ответила Наташа, но свитер отложила. – Мы ведь весь день в автобусах да на уличных экскурсиях проведем, – заметила она.

– И что? – засмеялась Лена. – Надень яркую футболку, сверху хоть вот эту кофточку в полоску!

– Тут низкий вырез, – возразила Наташа.

– Так футболка же снизу! И шарф намотай! С курткой будет стильно, – посоветовала Лена. – И не забудь эту твою мамину цепочку. Суперская вещь! Даже не пойму, отчего она такая красивая. Вроде простая на вид. Но уж очень как-то по-современному смотрится!

Наташа вздрогнула, так как подруга уже взяла подарок Геры с прикроватной тумбочки и внимательно изучала «ключик».

– Отдай! – нервно сказала Наташа.

Вообще она не собиралась надевать эту вещь сегодня. Но, забрав цепочку у Лены, застегнула перед зеркалом замочек и поправила подвеску. При свете дня цвета камушков были чистыми и яркими.

– Красота! – восхитилась Лена. – И чего ты раньше не носила? Надо бы и мне присмотреть что-нибудь в этом роде. Волшебно смотрится! И когда только у нас будет свободное время! Просто мечтаю отправиться на блошиный рынок! Уж там-то можно и не такое найти! Нет, Аделина взялась таскать нас по экскурсиям!

Наташа ничего не ответила, она уже поняла, что подругу интересуют только модные вещи, но не видела в этом ничего ужасного. После знакомства с Герой она сама частенько стала задумываться о своем внешнем виде и даже решила, что и ей не мешало бы купить парочку «шикарных» туалетов. Впервые в Наташе проснулся интерес к нарядам. Обычно она довольствовалась джинсами и футболками или удобными спортивными кофточками.

Они спустились на завтрак. Аделина Петровна уже сидела за столом и что-то возбужденно шептала на ухо Глебу. Когда девушки вошли в столовую, она сразу замолчала и покраснела. Глеб отодвинулся от нее и пристально посмотрел на Наташу, словно видел ее впервые.

«Что происходит? – занервничала та. – Чего у них лица такие? Вроде я ничего такого не сделала. И вчера меня никто не видел с Герой в театре. Слава богу, что Глеба с нами не было. Думаю, он был бы неприятно удивлен, поняв, что я продолжаю общаться с «уличным знакомым».

Когда все закончили завтракать, Аделина Петровна предложила идти на выход. Она по-прежнему как-то странно смотрела на Наташу, но никаких замечаний ей не делала. На улице все сгруппировались и отправились к ближайшей остановке экскурсионного автобуса нужного им маршрута. Туман рассеялся, и когда они уже устроились на втором этаже автобуса, неожиданно выглянуло солнце.

– Вот и отлично! – заметил Глеб и уселся рядом с Наташей.

Она вздрогнула, но возражать не стала.

– Как съездил в гости? – стараясь говорить непринужденно, поинтересовалась она.

– Прекрасно, – ответил он. – Время прошло незаметно, потому что меня встретили как родного. Мы даже прогулялись на катере по Темзе, хотя я сразу заявил, что экскурсий мне и с группой хватает. Но мы очень мило провели время, хорошо, что все еще тепло.

– А сегодня, как никогда! – оживленно произнесла Наташа и подняла лицо к солнцу.

Небо окончательно расчистилось, и лучи даже припекали, несмотря на ноябрь. Краски улиц стали значительно насыщеннее при таком освещении. Особенно яркими казались красные телефонные будки и красные экскурсионные автобусы. Наташа смотрела на проплывающие мимо дома, церкви, людей, ее настроение становилось все лучше. А солнце припекало все сильнее, и она даже расстегнула куртку и размотала шарф. Его концы свесились, обнажив шею.

– Откуда такая вещь? – услышала она голос Глеба и повернулась к нему.

Он пристально смотрел на ее новое украшение.

– На солнце-то как сверкает! – встряла Лена, которая сидела напротив них. – Супер просто! Я вот тоже решила купить себе горный хрусталь!

– А ты думаешь, что это горный хрусталь? – засмеялся Глеб.

– Конечно! – ответила Лена. – Это же украшение, которое досталось Наташке от мамы. А ты чего молчишь? – обратилась она к подруге.

Но та уже наматывала шарф, стремясь скрыть от любопытных взглядов цепочку с подвеской.

– Так ты же сама все за меня объяснила, – тихо ответила Наташа.

– Значит, наследство? – уточнил Глеб и посмотрел на нее с непонятным выражением.

Она молча кивнула.

– Ну-ну, – пробормотал он.

– Это же Кингз-роуд? – спросила Наташа, стараясь перевести разговор на другую тему. – Мы сейчас едем именно по ней?

– Ага, – пренебрежительно ответил Глеб и снова глубоко глянул ей в глаза, словно хотел что-то там прочитать.

– Кингз-роуд, королевская дорога, которая существует со времен Тюдоров: Генрих Восьмой велел проложить ее к своим любимым охотничьим угодьям в Херлингеме и к дворцу Хэмптон-Корт, – громко проговорила Аделина Петровна, которая сидела от них через сиденье и явно прислушивалась к разговору.

– Завелась, – недовольно прошептала Лена и положила голову на плечо Толика, сидевшего рядом с ней.

– Но сейчас это улица дорогих магазинов и громких имен мира моды, а также знаменитых баров, – немного тише продолжила Аделина Петровна.

– Вот-вот, тут столько магазинов, а мы мимо едем! – встряла Лена.

– Тебе, детка, эти бутики не по карману, – ехидно заметил Глеб.

– Мы выйдем на Слоан-сквер, главной площади Челси, – сообщила Аделина Петровна.

– И что там смотреть? – без особого энтузиазма спросила Лена.

– Прекрасное здание театра Ройял Корт, в котором состоялись премьеры пьес Бернарда Шоу и Джона Осборна, если тебе эти имена о чем-то говорят, – четко проговорила Аделина Петровна. – Но лично для тебя сообщаю, что прямо напротив театра имеется огромный супермаркет «Питер Джонс».

– Вот здорово! – оживилась Лена. – И мы туда сходим?

– Дам вам часок, – сухо ответила Аделина Петровна.

Экскурсия шла своим ходом, но настроение Наташи отчего-то становилось все хуже. Ей все еще казалось, что и Аделина Петровна и Глеб смотрят на нее как-то не так, будто что-то знают и молча осуждают ее. К тому же через пару часов солнце снова закрыли низкие серые тучи и город для Наташи стал мрачным. Она старалась не думать о Гере и сосредоточиться на рассказах руководительницы об осматриваемых ими достопримечательностях, но ее внимание было рассеянным. Она чувствовала себя неуютно, город вдруг показался ей враждебным, и впервые за время поездки ей захотелось оказаться дома. К тому же раздражали и пугали колючие взгляды Глеба и Аделины Петровны. И Наташа решила при первом удобном случае подойти к руководительнице и напрямую спросить, в чем, собственно, дело.

Но получилось так, что группа вернулась в пансионат около пяти вечера. Неожиданно начался сильный дождь, гулять стало невозможно, и было принято решение прервать автобусную экскурсию.

– У нас билеты до полудня завтрашнего дня, – сообщила Аделина Петровна, – так что завтра с утра можем докатать оставшееся время.

Ребята дружно поддержали ее решение, так как почти все уже промокли и замерзли. Только Лене не был страшен ни дождь, ни ветер, она раскрыла зонт, подхватила Толика под руку и, несмотря на его явное нежелание, потащила по магазинам.

Когда зашли в пансионат, то все быстро разбежались по своим номерам. Наташа поднялась по лестнице, но в номер войти не успела, так как в коридоре ее ждал Глеб.

– Адель хочет поговорить с тобой, – сказал он.

– Сейчас? – устало спросила она. – Дай хоть переоденусь.

– Пошли! – строго произнес он.

Она пожала плечами и последовала за ним, вытирая капли дождевой влаги с куртки.


Глава четвертая | Осенний поцелуй Лондона | Глава шестая



Loading...