home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Встреча во дворце

Ривера

В городском гараже они сменили свой бурый «форд» на другую бурую машину — но с плексигласовой перегородкой между передними и задним сиденьями. Коленями Кавуто теперь упирался в бардачок, потому что кресло не сдвинешь, но обмен шила на мыло того стоил. Выяснилось, что от натуральных собачьих галет, которые купил Ривера, у Марвина газы. И теперь пес-труполов сидел в собственном пластиковом отсеке, где мог свободно наслаждаться выхлопами, а следователи пили кофе, относительно лишенный собачьей вони.

— Скверно я днем сплю, — промолвил Кавуто.

— Есть контакт, — отозвался Ривера. — У меня чувство, что я уже неделю не ложился. — Он набрал код голосовой почты и посмотрел на своего напарника: — Пятнадцать невоспроизведенных сообщений? Мы что, вне зоны доступа или как?

— Ты сам отключил оповещалку, когда мы подкрадывались к тому помету опасных котят.

Ривера попробовал пить кофе, одновременно разбираясь с телефоном, и в итоге съехал все же на обочину.

— Все от Императора. Что-то про судно у Пирса 9, на котором якобы полно старых вампиров.

— Нет, — ответил Кавуто. — Никаких больше вампиров, пока я не выпью две полные чашки кофе и хорошенько не отолью. Таково мое личное правило.

По рации он вызвал диспетчера. Нынче все ведут переговоры по сотовым, но правил никто не отменял. Если ты — наряд на выезде, диспетчер обязан знать, где ты.

— Ривера и Кавуто, — сказал диспетчер. — Вы у меня, ребята, маркированы на случай нападений котов на людей, верно?

— Так точно, диспеч.

— Ну так мечта сбывается, инспектор, нам сообщили о нападении гигантского кота на человека на углу Бейкер и Бич. Наряд с места происшествия не сообщает ничего.

Кавуто посмотрел на Риверу.

— Это Дворец изящных искусств. Марина — новый участок.

— Сейчас там может ничего и не быть. Мундиры же не знают, что искать надо просто пыльную одежду. А я и не хочу, чтоб они это знали. Скажи, что выезжаем.

— Диспеч, реагируем. Передайте наряду на месте, что мы сами займемся. Как раз мы расследуем одного 5150 с его ложными сообщениями. — Кавуто ухмыльнулся, глядя на Риверу.

— Милая импровизация.

— Ага, только мне все равно сдается, Ривера, что этот кот из мешка уже вылез.

— Надеюсь, не совсем.

Они подкатили к огромному классическому куполу якобы из дикого камня — только эта постройка и осталась от Всемирной выставки 1911 года, когда Сан-Франциско пытался доказать всему миру, что он оправился от землетрясения 1906-го. Патруль ждал их на дальней стороне зеркального пруда. Наряд в мундирах топтался у машины. Кавуто махнул им.

— Мы уже здесь, ребята. Спасибо.

А вот кого здесь не было — так это огромного бритого кота-вампира, нападающего на людей.

— Думаешь, розыгрыш? — спросил Кавуто.

— Довольно чудное совпадение, если да.

Кавуто вышел из машины и выпустил Марвина. Тот подождал, когда пристегнут поводок, а затем потащил Кавуто к дереву у самого пруда, пописать. Лебеди уже устроились там на ночь и слегка всполошились. Они до крайности неприязненно покосились на Марвина.

— Тут нет ничего, — доложил Кавуто. — Марвин свой сигнал не подает.

У Риверы зачирикал телефон, и следователь посмотрел на экранчик.

— Это Эллисон Грин, наша жуткая девочка-готка.

— Если про это она сообщала, я ее в детскую комнату сдам на ночевку.

— Ривера, — сказал Ривера в телефон.

— Зажигай солнечные куртки, — раздался голос Эбби. — Не-блядь-медленно, оба, ну?

Ривера глянул на Кавуто.

— Включи светодиоды у себя на куртке, Ник.

— Что?

— Давай. Она не ебет нам мозги. — И Ривера сам стукнул по выключателю в манжете. Свет вспыхнул ослепительно. В нескольких кварталах завопил какой-то мужчина. Марвин гавкнул.

— О, tr`es bon, легавый. Чмоки, — сказала Эбби. И на линии все стихло.

— Это что за хуйня была? — спросил Кавуто.

Рольф

На самом деле Рольфу хотелось кого-нибудь подстрелить. За сотни лет убивать и охотиться надоедает. Они втроем проходили через эпизоды убийства нежеланных элементов украдкой, сквозь фазы неприкрытой бойни в целых деревнях, а также бывали долгие периоды, когда никаких убийств не случалось вообще. Но уже полвека прошло с того раза, когда Рольфу выпало в кого-то действительно стрелять. Сменить шаг было б мило.

Разумеется, это грязное дело — тела, порча годной крови, но уж гораздо лучше, чем полицейские, которые станут везде бегать и всем про них рассказывать. В какие бы тяжкие ни пускались они за минувшие годы — а таких тяжких было много, и они тоже накатывали фазами, — единственным правилом, за которое они держались, было: «не высовываться». А чтобы не высовываться, нельзя позволять себе скучать до того, чтобы становилось плевать на жизнь. Ладно — на выживание.

Может, там этих полицейских со вчерашней ночи всего двое. Илия в редкий свой миг здравомыслия признался наконец, что ему известны лишь двое таких полицейских, а раз они взяли себе часть денег от продажи коллекции шедевров старого вампира, им вряд ли захочется, чтобы секрет вышел наружу. Но явно, что коты им теперь — не по зубам.

С мелкими котами они с Беллой разобрались быстро. Использовали дробовые автоматы — почти бесшумные, стреляют пульками с жидкостью, при соприкосновении уничтожающей вампирскую плоть. Какой-то адский травяной отвар, его сто лет назад изобрел кто-то в Китае. Слабый ультрафиолетовый маячок на конце ствола такого автомата держал животных в плотской форме ровно столько, сколько требовалось пульке до них долететь. Человеческого вампира такая дробь могла просто покалечить, а вот кошек уничтожала подчистую. К тому же китайцы почему-то и разработали ее специально для котов. Испокон веку ею отражали вампирские налеты. Рольф помнил, как ею палили еще из арбалетов.

Он набрал экстренный номер на сотовом и сообщил, что на человека напал гигантский кот. После чего установил сошку для винтовки, направил двадцатикратный оптический прицел на какого-то лебедя под эвкалиптом и приготовился ждать.

Через семь минут подъехал патрульный крейсер. Два свежих молодых человека, у обоих — ярко-розовые ореолы жизни. Со своей крыши в четырех кварталах оттуда Рольф слышал, как вякают у них рации. Они ничего не знали. Помахали фонариками, освещая под кустами вокруг пруда, покачали друг другу головами.

Через семнадцать минут после его звонка подъехала коричневая машина без опознавательной маркировки, и Рольф расслабился и принял позу для стрельбы. На сей раз — двое с прошлой ночи. Большая рыжая собака. Пес посмотрел в его сторону, но кратко — и потащил большого полицейского к дереву у пруда.

Рольф подвел перекрестье волосков прицела к лицу худого полицейского. Но нет, выстрел в голову — слишком нагло. Надо сделать по два выстрела, и очень быстро, поэтому целить лучше в корпус. Сначала свалить худого, после него заняться большим. Эта мишень полегче будет. Если даже не убьет с первого выстрела, подстрелит наверняка.

Он ждал — ждал, когда они отойдут от машины, выйдут из-под прикрытия. Худой полицейский шел ко второму, но вдруг остановился и поднес к уху телефон. Рольф навел перекрестье прицела ему на область сердца и начал мягко нажимать на спуск.

И тут целая половина головы у него, казалось, взорвалась от боли. Он завопил и стал хватать руками языки пламени, что вырывались из его пустой глазницы.

Томми

— Мы все правильно делаем? — спросил Томми. Они шли в нескольких кварталах за Рольфом, который перемещался по всему району Марины так плавно и легко, что Томми мог бы решить, будто он тут живет не первый год и теперь вышел на обычную вечернюю прогулку. Вот только в Марине никто не носит черные пыльники. Тут скорее выйдут либо в кашемире, либо в гортексе — бизнес либо фитнес. Марина — богатый и подтянутый район.

— Мы за ним следим, — ответила Эбби. — У тебя сколько способов это делать?

Их вела Джоди. Вот она подняла руку, и все замерли. Светловолосый вампир остановился на углу четырехэтажного жилого дома и кинулся по стене наверх, цепляясь только за щели между кирпичей.

Томми огляделся и заметил в глубине переулка дом с плоской крышей.

— Там есть пожарная лестница. Мы будем выше, сможем за ним наблюдать.

— Мне кажется, наблюдать — недостаточно, — ответила Джоди.

— Выглядит он подонисто, — заметила Эбби.

— Он наблюдает за теми легавыми у Дворца.

— Не станет же он просто стрелять в полицейского, — промолвил Томми. — Зачем ему стрелять в полицейских?

— Подъехал наряд в штатском, — сообщила Джоди. — Это Ривера и Кавуто.

— И Марвин, — добавила Эбби.

— Он знает, что они знают, — сообразил Томми.

— Надо идти, — сказала Джоди. — Эбби, у тебя есть номер Риверы?

— Ага.

— Позвони ему. Дай-ка мне эту лазерную указку.

— Света от курток, усиленных его оптикой, хватит, — сказал Томми.

— Вперед. — Джоди подбежала к краю крыши и остановилась.

Эбби заскакала на цыпочках.

— Отчеловекпаучьте, Графиня.

— Ну уж, блядь, дудки, — ответила Джоди, глядя вниз. Но в тот же миг Томми пробежал мимо нее и перескочил на крышу напротив.

Они пересекали крышу дома за квартал от вампира, когда увидели, как у него вспыхнула половина головы, и услышали его вопль. Вампир откатился от винтовки, хватаясь за лицо.

— Слишком далеко, — сказала Джоди. Последний провал между крышами был шириной в улицу, не в переулок, и они находились этажом ниже вампира. — Вниз.

Не думая, Томми прыгнул — и тут же сказал:

— Я что за хуйню только что отколол?

Он приземлился на пятки и присел по инерции, вовремя поймав равновесие, чтобы не вогнать колено в бетон. И поднял голову. Джоди по-прежнему стояла на крыше.

— Давай, Рыжая, не полезу же я туда один.

— Блядь, блядь, блядь, блядь, блядь, — сказала она — и тут же приземлилась рядом и перекатилась по мостовой.

Убедившись, что она не ранена, Томми заметил:

— Изящно.

— Он встает. — Джоди показала на соседнее здание.

Томми понимал, что если задумается — никогда ничего не сделает, поэтому просто взял и полез по углу здания, как мог быстро. Такое он уже проделывал. Сам этого не помнил — помнило его тело. Лезть по стене, как кошка. Джоди не отставала. Добравшись до верха стены, он замер и глянул вниз.

— Очки, — прошептал он до того тихо, что разобрал бы лишь вампирский слух.

Правую руку он втиснул между кирпичами, а левой полез в карман рубашки, выудил очки, раскрыл их и нацепил. Но с лазером в руке взобраться на крышу не удалось бы все равно. Сначала придется перевалиться через край, а потом выхватить оружие из кармана штанов.

Джоди тоже надела очки. И кивнула ему — вперед, мол.

Томми сжался пружиной и бросил себя через край крыши, но в полете у него в голове вспыхнул яркий свет, и он понял, что вертится вокруг своей оси. И — сокрушительный для костей удар оземь. Что-то его ударило, вероятно — приклад винтовки. Томми перекатился и посмотрел наверх.

Джоди еще висела у самой крыши, в шести футах от кромки. Винтовкой до нее не достать. Поэтому светловолосый вампир с обугленной половиной головы переворачивал оружие, возился с затвором. Он собирался выстрелить ей прямо в лицо.

— Джоди!

Томми заметил, как она отцепила от кирпича одну руку, потянулась ею к пояснице — и еще одна ослепительная вспышка. С него темные очки слетели при падении. Что-то шлепнулось с ним рядом на мостовую. Он чуял запах горелой плоти, аромат крови.

— Ты как? — спросила Джоди.

Его лица коснулась ладонь.

— Как бы ослеп. И у меня, по-моему, пара ребер сломана. — Томми сморгнул с глаз кровавые слезы и различил на мостовой что-то темное и круглое. — Это что?

— Верхняя половина его черепа, — ответила Джоди.

Шаги — подбежала Эбби.

— Это было круто. Тошнотно и все-таки круто. Вы потрясны, Графиня.

— Мне что-то совсем не потрясно.

— Наверно, крови надо выпить, Томми. Тебе тут как бы пиздец.

Он принял у нее из рук пластиковый пакет и прокусил его. Почти всю пинту выпил за пару секунд — и тут же почувствовал, как в нем срастаются кости. Эбби выхватила у него тару и присосалась к пакету сама.

— Я как тост со смертью. Наверно, не надо было мне есть того голубя.

Марвин

Марвин гавкнул очередью три раза:

— Галету, галету, галету. — Потом, затащив Кавуто за угол и унюхав четвертого, гавкнул еще раз: — Еще галету. — Миссия выполнена. Он сел.

— Марвин! — воскликнула Эбби. Она выронила пустой пакет из-под крови и кинулась чесать ему за ушами, а потом скормила «мармеладного мишку».

Ривера вырулил из-за угла с «глоком» на боевом взводе. Джоди выпрямилась, протянула руку мимо пистолета и выхватила из внутреннего кармана полицейского батарейку. Эбби то же самое проделала с Кавуто, который направил на нее большой оранжевый водяной пистолет.

— Правда, Полный Мишка? — осведомилась она и уточнила на всякий случай еще раз: — Не шутишь? — Пистик моментально оказался у нее в руке, и она подачей назад зашвырнула его за квартал, где он и разбился.

— Вы у меня на прицеле, мисс, — промолвил Ривера.

— Галету, — гавкнул Марвин. Здесь же явно трое мертвых и кусок четвертого, за это полагаются галеты.

Джоди выхватила у Риверы «глок» так быстро, что он еще был нацелен на Эбби, когда из него выпала обойма. Кавуто полез было за «орлом пустыни», но Эбби перехватила его руку и чуть не прижалась к нему.

— Ниндзя, умоляю. Если он тебе не нужен покончить с собой от унижения после водяного пистолета, пусть лежит, где лежит. — Она обернулась к Томми — тот сидел, раскинув ноги, на тротуаре, и держался за ребра. — Эти неебические вамповские силы потрясают мою тьму до самых глубин. — И снова Кавуто: — Я б тебя отшлепала, но меня немножко тошнит.

— Ага, — сказал Кавуто. — Это я понял. Я обычно так и понимаю, что ты где-то рядом.

— Так вы все трое, э-э, — они, — произнес Ривера.

— Не вполне они они, — ответил Томми. — У одного из них них Джоди только что снесла полголовы. — И он показал на обугленный котелок.

— Он собирался снять вас из снайперской винтовки, — объяснила Эбби. — Потому я и позвонила. Спасибо, что сделали, что я сказала, и сильно не воняли, кстати.

— Остаток его вместе с винтовкой — на крыше, — сказала Джоди.

— Так вот кто сообщил о нападении кота-вампира? — сообразил Кавуто.

Томми кивнул.

— Их по меньшей мере трое. Теперь, может, двое. Очень старые. Приплыли на той черной яхте, что стоит у Пирса 9. Должно быть, знали, что вы охотитесь на Чета и котов-вампиров.

— Он, наверное, видел нас вчера ночью с Животными. Мы считали, что Барри забрали коты.

Томми поднялся с тротуара.

— Так Барри умер?

— Прости, — сказал Ривера. — Значит, про Животных они тоже знают?

Томми сказал:

— Животные забрали коллекцию Илии и взорвали его яхту. Само собой, они знают про Животных.

— Нам надо туда, — сказал Ривера. — И на Императора они будут охотиться тоже. Он весь день звонил и рассказывал про черный корабль. Я решил, что у него это новый пунктик. Я даже не знаю, где его теперь искать.

Джоди вернула Ривере пистолет и батарею для косухи.

— Зарядите от машины. Будет работать.

Марвин выпустил целую артподготовку лая, которая с собачьего переводилась: «Я нашел мертвых людей и теперь буду очень возмущаться, если мне не дадут галету, а девочка, которая чешет за ушами, — и мертвая, и больная».

— Полегче давай, Марвин, — ответила ему Эбби. Она оперлась о большую собаку, и Кавуто успел поймать ее за руку, чтоб не упала совсем. — Что-то мне вовсе не отлично. — И Эбби все-таки рухнула на тротуар. Томми успел поймать ее за голову, чтобы не ударилась о бетон. — У меня как бы хвостик болит.

Джоди снова выхватила пистолет из рук Риверы.

— Отдайте Томми ключи от машины.

— Что? Еще чего!

Джоди стукнула инспектора по косухе, услышала звяк, залезла в карман и сама их взяла. Ривера стоял, как пятилетний, которого одевает мама. Джоди кинула ключи Томми.

— Отвези ее в студию. Фу еще там. Может, успеет сделать из нее человека.

— А ты куда? — спросил Томми.

— На судно. Может, кого-то из них удастся там перехватить. Они направятся в студию, так что будь готов.

— Не так быстро, Рыжая, — произнес Кавуто.

— А ты сейчас нахуй заткнешься! — рявкнула Джоди. — Вы в шести кварталах от «Безопасного способа». Животные сейчас на работе — или явятся туда через несколько минут. Когда мне нужно было их найти, я шла туда — туда явятся и эти вампиры. Так что тащите в магаз свои задницы и предупредите их. По дороге подцепите к курткам батареи, иначе вами закусят на обед. Вызовите себе другую, если надо, а мы только что спасли вам жизни, и ваша машина — теперь наша.

Ривера улыбнулся:

— Меня устраивает.

Кавуто переспросил:

— Правда?

Томми подобрал Эбби и придерживал ее одной рукой, а другую сунул ей в сумку, нащупал телефон и протянул Джоди.

— Набери Фу, скажи, что мы едем.

— Наберу. Будь осторожней. — Она поцеловала его. — Спаси нашего клеврета.

— Бу-сделано, — ответил Томми.

Марвин заскулил им вслед. С собачьего это переводилось: «Я волнуюсь за девочку с „мармеладными мишками“, которая чешет за ушами».


Где представлены хроники Эбби Нормал: Унылая моносексуальность трупа красотки-изгоя | Выкуси | Засада в бумажном отделе



Loading...