home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

Томодзо ни жив ни мертв лежал на огороде, а когда привидения исчезли из виду, он кое-как поднялся на ноги, весь дрожа, покрытый грязью, прибежал домой и крикнул:

— О-Минэ, где ты там? Выходи!

О-Минэ выбралась из шкафа.

— Ну как там? — спросила она. — Я от жары не знала куда деться. Вся мокрая от пота, едва вытерпела…

— Ты вот от жары потела, а я холодным потом обливался, — сердито сказал Томодзо. — Привидения вошли в дом через окошко, что на заднем дворе. Убьют они господина Хагивару, как ты думаешь?

— А я думаю, что не убьют, — сказала О-Минэ. — Они ведь явились к нему с любовью, а не из ненависти… Приходят, а войти нельзя, ярлыки наклеены. Тут и живой человек стал бы плакать и жаловаться… Узнать бы, что у них там сейчас происходит? Сходил бы посмотреть.

— Не болтай глупости.

— Да ты потихонечку. Зайди со стороны переднего входа и загляни.

Томодзо на цыпочках вышел во двор и через некоторое время вернулся.

— Как ты долго, — сказала О-Минэ. — Ну, что там?

— А ты, пожалуй, права, — проговорил Томодзо. — Слышно было, как они о чем-то разговаривают. Заглянул я, да ничего не видать из-за полога от комаров. Тогда я пошел на задний двор, но, пока ходил, разговаривать перестали. Видать, помирились все-таки и он со своим привидением завалился в постель…

— Срам слушать, что ты болтаешь, бесстыдник…

Пока они так беседовали, ночь пришла к концу.

— Гляди, О-Минэ, — сказал Томодзо. — Уже рассвело! Пошли к господину Хагиваре вместе, зайдем и посмотрим!

— Ну нет, — возразила О-Минэ. — Мне все равно страшно…

— Пойдем, пойдем…

Томодзо вытащил жену во двор, и они пошли к дому Хагивары.

— Открывай дверь, О-Минэ, — приказал Томодзо.

— Нет-нет, мне страшно…

— Ничего не страшно. Ты эту дверь каждое утро открываешь. Открывай, ну?

— Открой сам. Просунь руку в щель и надави, там засов упадет…

— Ты ведь каждое утро приходишь сюда готовить завтрак. Просовывай руку и сбрось засов, тебе говорят…

— Ни за что не стану!

— Беда с тобой, — проворчал Томодзо.

Он просунул в щель руку, сбросил засов и отворил дверь.

— Господин! — позвал он. — Простите, господин, уже рассвело!.. Господин! Слушай, О-Минэ, он не отвечает…

— Потому-то я и не хотела…

— Проходи вперед, — сказал Томодзо. — Ты в этом доме все равно что своя, все комнаты знаешь.

— Что ты, ничего я не знаю, у меня от страха все из головы вылетело…

— Господин, позвольте войти!.. Слушай, чего ты боишься? Ведь уже рассвело. Никаких привидений при солнце не бывает, они его пуще всего боятся… Нет, страшно все-таки, правда, О-Минэ? Ничего нет на свете страшнее!

— Ой, замолчи ты! — вскрикнула О-Минэ.

Бормоча себе что-то под нос, Томодзо раздвинул сёдзи. В покоях было совершенно темно.

— Господин! — окликнул Томодзо, вглядываясь. — Надо же, как разоспался… Все хорошо, О-Минэ, он спит без задних ног.

— Правда?.. Господин, уже утро, разрешите котел растопить.

— Позвольте двери раскрыть, господин…

Томодзо наклонился над постелью и вдруг с воплем шарахнулся назад. О-Минэ завизжала и выскочила в прихожую.

— В жизни ничего страшнее не видывал, — проговорил Томодзо, выскочив вслед за нею. — И ты еще кричишь, совсем меня перепугала…

— Что там стряслось?

— Стряслось такое, что и сказать нельзя. Страшное дело. За то одно, что мы здесь были и все видели, нас могут запутать в эту историю, и тогда нам плохо придется… Надо сходить за стариком Хакуодо, пусть будет свидетелем…

Томодзо побежал к Хакуодо Юсаю и забарабанил кулаками в его дверь.

— Сэнсэй! — кричал он. — Откройте, сэнсэй! Это я, Томодзо!

— Перестань стучать! — откликнулся Хакуодо. — Я же не сплю, я давно уже проснулся!.. Не стучи, ты же дверь сломаешь! Погоди, сейчас открою… Ай, что же ты меня по голове бьешь?

— Простите, сэнсэй, это я от поспешности… Сэнсэй, идите скорее к господину Хагиваре, там беда с ним приключилась!

— Что такое? Какая беда?

— Страшная беда, не спрашивайте! Мы сейчас с О-Минэ увидели и так перепугались… Ступайте скорей, сэнсэй, будьте свидетелем!

Встревоженный Юсай схватил свою палку и заковылял за Томодзо. У дверей Хагивары они остановились.

— Иди вперед, Томодзо, — сказал Хакуодо.

— Не хочу, боюсь…

— Тогда ты, О-Минэ!

— Нет! Ни за что, я и так от страха без памяти…

— Ладно, — сказал Хакуодо и решительно шагнул в дом. В темноте ничего не было видно. — О-Минэ, раздвинь-ка сёдзи… Ну что, господин Хагивара, вы плохо себя чувствуете? Что с вами?

С этими словами Хакуодо подошел к постели, взглянул и, задрожав, отпрянул.


Глава 13 | Пионовый фонарь. Японская фантастическая проза | Глава 15