home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Дело государства

Нельзя менять какие-либо детали, не понимая сути целого, например, никто не будет менять колесо у автомобиля на поплавки или лыжи, не понимая устройства автомобиля. Нельзя реорганизовывать государство, не понимая его цели - его Дела. Но, как это ни грустно, народы на Земле столетиями реорганизуют государства, не утруждая себя ответом на вопрос: зачем они вообще им нужны? Займемся целью государства, его Делом.

Неужели мы радуемся, когда платим налоги? Или, не будь Ельцина, телевидению не удалось бы показать нам другого дирижера духового оркестра, а не будь Путина - другого горнолыжника? И неужели мы испытываем чувство глубокого удовлетворения, когда свободно проехав на красный свет, вдруг упираемся в государство в лице милиционера, достающего квитанции для штрафов? Попытаемся ответить на вопрос: зачем нам, рядовым людям, необходимо наше государство?

Мысленно представим себе, что мы ничего о государстве не знаем. Живем, работаем, а государства у нас нет, нет ни милиции, ни армии, ни налоговой инспекции, ни президента, ни парламента. Ничего. Стерильная чистота в отношении любых признаков государства.

Как мы будем себя чувствовать? Радоваться, что не надо никого слушаться, не надо платить налоги...? Вряд ли!

Во-первых, окажется, что хотя мы лично и исповедуем христианские заповеди "не убий", "не укради", но не все жители нашей страны ими руководствуются. Мы строим дом, работаем, приобретаем имущество, а кто-то приходит и все у нас отнимает и даже убивает. Конечно, мы, объединившись с ближайшими соседями, попробуем сообща защититься, но наша община бессильна против большой банды, и ворам удается удрать с награбленным так далеко, что мы не в силах догнать. Во-вторых, мы увидим, что беспомощны при насилии со стороны соседних государств и вторгнувшиеся войска могут нас уничтожить- Мы не сможем передвигаться по своей стране, так как в разных местах действуют неясные нам правила поведения люд ей, нет единых денег, даже правила дорожного движения везде разные, и поэтому мы гибнем на дорогах. Если стихийное бедствие уничтожило жилье у соседей, им бы надо помочь, но мы не знаем, а окажут ли нам помощь, случись такое с нами. Мы видим, что беззащитны без государства. Причем мы все будем понимать: нас так много, что если действовать вместе, то не будут страшны ни уголовники, ни внешние враги, ни любые стихийные бедствия. Но понимать мало, нужно что-то сделать, чтобы действовать сообща.

И мы начнем создавать государство.

Прежде всего сформулируем цель его создания, определим ту услугу должностных лиц государства, за которую мы согласимся добровольно заплатить. Этой целью является организация нас самих для нашей же защиты в случаях, когда мы в одиночку или общинами не можем себя защитить. У государства нет другой более полезной для народа цели.

Присмотримся к этой цели.

Во-первых, делом государства является организация нас для нашей защиты, а не наша защита как таковая. Никакое государство своих граждан не защищает, защищают себя сами граждане. Как защищают: прямо или нанимая специалистов на свои деньги - это другой вопрос, но защищаются они сами. Просто без государства, без его организационных действий коллективная самозащита граждан невозможна.

Во-вторых, виды защиты, которые граждане хотят себе обеспечить, должны быть уточнены в договоре между гражданами и должностными лицами будущего государства - в Конституции страны. Заметим что в этом плане все государства разные: граждане одного могут поручить своему государству организовать защиту права на труд, а другого гордиться тем, что они принципиально не защищают это право.

В-третьих, народ является в стране хозяином - сувереном, единоличной и полной властью. Должностные лица государственных органов - исполнительных, законодательных, судебных - нанятые на службу вассалы.

Обычно это всем понятно и всеми декларируется, но в жизни быстро забывается, и создаются государства-монстры, хозяином которых является государственная бюрократия, причем она и чувствует себя хозяином, а к народу у нее такое отношение, как будто она его едва терпит, да и то только потому, что тот платит налоги.

Совершенно ясно, что для организации защиты надо, чтобы все люди в стране подчинялись единым правилам поведения. Если мы постановим, что каждый должен платить налог, значит, каждый обязан и платить. Если мы введем правило, согласно которому в случае войны все мужчины призывного возраста обязаны явиться к армейским начальникам, значит, каждый из них обязан явиться. Если мы запретим убивать, воровать, насиловать и прочее, значит, никто не имеет на это права.

Ясно, что все правила должны поступать из одного источника, иначе они не будут одинаковыми для всей страны и не будет единого народа. Это очевидно. Но очевидно, что вряд ли мы, народ, сможем быть таким источником во всех случаях. Жизнь идет, меняются ее условия, в соответствии с этим необходимо корректировать правила поведения, например норму налогообложения. Однако мы не сможем все время обсуждать эти изменения, получать для этого массу специальной информации, в том числе секретной. Мы, 100 миллионов избирателей, не сможем выслушать друг друга. Следовательно, необходим некий центр, некий Законодатель. Этот центр будет устанавливать от нашего имени правила поведения всех в стране - законы, и эти правила будут едины для всех.

Итак, для своей защиты мы, народ, создаем государство, Делом которого является организация нас при необходимости самозащиты. С этой целью мы даем государству Законодателя (Собор, парламент, Думу, Вече, и т. и т.п.), который от нашего имени определяет правила поведения всех граждан страны и в первую очередь правила поведения нас самих - народа. Так, государство получило инструмент, с помощью которого оно может организовать нас (хотя пока еще нет того, кто бы мог на деле осуществить эту нашу организацию, - нет исполнительной власти). Мы уже предоставили Законодателю огромные права - выражать нашу суверенную волю, обрисовали ему его задачу, но пока не указали, какую защиту и в каких случаях мы хотим для себя получить от самих себя. Выражаясь образно, мы, суверен, наняли слугу-главнокомандующего, дали ему власть над всеми, в том числе над каждым отдельным членом народа, но еще не дали главнокомандующему офицеров-исполнителей и не объяснили, кто наш враг.

Народ, оговаривает со своим слугой - с законодателем, какую защиту он хочет получить и что он для этого Законодателю разрешает иметь, в специальном договоре-приказе, который называет Конституцией государства, его основой. Как и в любом договоре, с Законодателем оговариваются его и свои обязанности, его и свои права (которые следуют из наших обязанностей), в соответствии с обычным для договоров принципом: моя обязанность - его право, его обязанность - мое право.

Развивая упомянутый образ, скажем: у главнокомандующего уже есть задача, есть наше обязательство ему подчиняться - быть рядовыми солдатами. Теперь нужны офицеры, которые непосредственно поведут нас в бой. В государстве эта роль принадлежит исполнительной власти - профессионалам-специалистам, способным организовать народ на свою защиту. Пока не будем уточнять, откуда эта власть возьмется, оставим это на потом. Просто запомним, что исполнительную власть должны реализовывать профессионалы. Так, если во время войны командующим армией будет человек, не знающий, как организовать этот вид защиты, то это обречет нас на верную смерть, потому что нам предстоит быть солдатами этой армии. Мы, народ, должны твердо знать, что исполнительная власть - не предмет политических интриг, ее должны составлять люди, отобранные по единственному признаку - профессионализму.

И еще одно замечание относительно исполнительной власти. Целью исполнительной власти являются те виды нашей защиты, которые указываются в Конституции, и ничто другое: указано, что речь идет о защите от внешнего врага, Исполнитель организует нас на это, укажем, что это защита от безработицы, организует и на это.

Итак, народ создает Законодателя и заключили с ним договор (Конституцию) об организации собственной защиты, в котором обязались слушаться его законов и указывает, какие виды защиты Законодатель обязан организовать, для чего отдали ему в подчинение себя и исполнительную власть.

Исполнитель организовывает народ с целью обеспечить конституционные виды защиты, для этого в своих приказах он разделит Дело защиты народа на Дела для всех. Каждый человек обязан слушаться Исполнителя, иначе Дело не будет сделано.

Слушаться - значит следовать определенным правилам поведения. Но Исполнитель ни себе, ни народу не имеет права задать эти правила (не имеет права сам издавать законы - все распоряжения исполнителя должны быть строго в рамках). Поскольку народ только сам задает правила и своего поведения, и поведения своего государства, а то, что это осуществляется через Законодателя, так это потому, что иначе трудно. Народ - хозяин, суверен и не можем позволить командовать собой.

Поэтому, если Исполнителю требуется от народа что-то необычное, не предусмотренное ранее законом, он обязан обратиться к Законодателю, к представителю народа. Если Законодатель, а значит, народ, сочтет требование Исполнителя разумным, то Законодатель издаст закон, исполняя который, народ будет следовать тем правилам поведения, которое от народа требует Исполнитель для организации его же защиты. А Исполнителю разрешит следовать тем правилам поведения, которые помогают ему делать свое дело. К примеру, он возьмется за организацию безопасности народа. В этом случае он обратится к Законодателю, чтобы тот издал закон, запрещающий убивать, воровать и тому подобное, то есть определил правила поведения народа. Одновременно следует определить и нормы поведения Исполнителя - арестовывать и, по приговору суда, карать преступников - тех, кто не следует правилам поведения, заданным законом. В случае нападения внешнего врага Исполнитель, дело которого теперь организация нашей защиты от внешнего врага, потребует изменения правил поведения народа: одни должны будут взять в руки оружие, другим надо будет работать не по 8, а по 10 часов; третьи примут в свои дома беженцев.

Тут всё просто, для этого все народы и организуют свои государства, но его основа - договор между народом-сувереном и Законодателем-слугой - Конституция.

Но для действия любого договора нужны санкции - возможность народа наказать Законодателя и вообще тех, кого народ прямо избирает для управления государством. Раз нанял слугу, значит, в левой руке нужно держать для слуги пряник, а в правой - кнут. И вот тут в дело вступают "отцы-написатели" конституций. Они, как правило,уже пригрели себе местечко в государстве, вид кнута в руках народа их не радует, и они про кнут как-то "забывают" написать.

И тогда сразу, или со временем, вместо такого государства получается маразм - стая бесполезных и вредных паразитов на шее народа.

За что налоги платим?

Если прочесть Конституцию сегодняшней России (согласованной в США) и задать себе вопрос: а руководит Россией кто? — то придется ответить честно — конь в пальто! Оно, конечно, когда нами в СССР руководил пятнистый олень, руководства тоже было не сильно лучше, но тогда, по крайней мере, Горбачеву можно было предъявить претензии хотя бы теоретически — указать, что государство под его руководством не исполняет твоих конституционных задач. Ведь государство — весь этот содержащийся на налоги многомиллионный аппарат — создается не с целью обожрать народ, а для того, за что народ (потребитель труда всех этих своих слуг, от президента до милиционера) соглашается платить налоги. Надо сказать, что в конституциях всех цивилизованных стран Дело государству, разумеется, указывается — текст любой конституции начинается с преамбулы, в которой от имени народа государству указывается его цель, его задача, его Дело.

Само собой, что и в преамбуле Конституции цивилизованного СССР государству было записано Дело:

«Высшая цель Советского государства — построение бесклассового коммунистического общества, в котором получит развитие общественное коммунистическое самоуправление. Главные задачи социалистического общенародного государства: создание материальнотехнической базы коммунизма, совершенствование социалистических общественных отношений и их преобразование в коммунистические, воспитание человека коммунистического общества, повышение материального и культурного уровня жизни трудящихся, обеспечение безопасности страны, содействие укреплению мира и развитию международного сотрудничества».

Мне такая цель, как коммунизм, нравится, вам она может не нравиться или быть безразличной, но разве повышение материального и культурного уровня жизни народа народу-антикоммунисту не требуется или он собрался защищать себя от бандита и внешнего врага сам — без милиции и армии? Неужели антикоммунисты в умственном смысле деградировали до такой степени, что на милицию и армию налоги платить согласны, а взамен от государства даже этой защиты требовать не хотят??

И главе СССР Горбачеву, безусловно, можно предъявить претензии за неисполнение им цели, указанной Конституцией СССР, — за ухудшение материального и культурного уровня граждан СССР и резкое ухудшение их безопасности А вот покойному с 1996 года Б.Н.Ельцину, ныне вроде здравствующему В.В.Путину и депутатам Госдумы России всех созывов такие претензии технически предъявить невозможно, поскольку в Конституции нынешней России государственному аппарату никакой нужной народу задачи не ставится — никакого Дела не дается. Вот вся преамбула этой Конституции, принять которую постыдились бы принять и папуасы:

«Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, соединяя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, возрождая суверенную государственность России и утверждая незыблемость ее демократической основы, стремясь обеспечить благопоучие и процветание России, исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями, сознавая себя частью мирового сообщества, принимаем КОНСТИТУЦИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ».

Ну и где здесь цель государства, где здесь то, зачем народ-антикоммунист его создал? В память предков? Так они в гробах вертятся от такого идиотизма. Ведь этому государству не только не ставится в задачу элементарное благополучие народа (государство к нему обещает только стремиться), но даже безопасность не обещается! Естественно, раз цели нет, то не нужны и руководители, которые должны организовать ее достижение, соответственно вы из этой Конституции и не поймете, кто Россией руководит, кроме деда Пихто и коня в пальто.

Но раз у государства нет цели, полезной народу, то значит эта организация народу и не нужна, а ее настоящей целью становится функционирование, как самоцель. Иными словами, «мы, многонациональный народ Российской Федерации», создали государство, чтобы его должностные лица имели возможность сожрать собираемые с народа налоги. Вот и вся задача «государства российского». И оно только с этой задачей прекрасно и справляется, а что касается остальных задач — то это «как получится» и «от щедрот душевных», поскольку решения остальных задач мы от государства в Конституции не потребовали.

Если кто-то помнит СССР, то в нем сбор Верховного Совета на сессию начинался отчетом главы страны (главы исполнительной власти) о том, как он решает конституционные задачи государства. А сейчас об отчете главы страны народу никто и не спрашивает: за решение каких конституционных задач должен отчитываться Путин, если перед ним Конституция никаких задач не ставит? Сейчас даже вопрос об этом расценивается, как святотатство. Например, глава администрации Президента, экс-губернатор Тюменской области Сергей Собянин возмущается («Эксперт — Урал», №44 (214) от 27.11.05.):

«Если мы постоянно вырабатываем у человека такое требовательное отношение к государству и внушаем, что ему государство обязано, мы воспитаем этим некую инфантильность. Люди же живут не при коммунизме, не при социализме, и государство им уже ничего не обязано (выделено мной. — ЮМ.). Оно обязано дать тот социальный минимум, который на сегодняшний день прописан законом. Все остальное человек должен сам зарабатывать: строить жилье, строить свою жизнь. А мы ему внушаем, что да, государство такое-сякое, оно тебе все обязано. Это очень опасно».

Народу опасно, если содержащееся на его налоги государство «ему обязано»?

При этом уверяют, что эта Конституция создана по подобию американской. Чушь! Конечно, отцы-основатели США тоже были изрядными прохиндеями, думавшими в 1787 году в первую очередь о том, как удобнее усесться на шее американцев, тем не менее до маразма тех, кто писал и кто принимал Конституцию России в 1993 году, они не опустились. Преамбула Конституции США звучит так:

«Мы, народ Соединенных Штатов, дабы образовать более совершенный Союз, установить правосудие, гарантировать внутреннее спокойствие, обеспечить совместную оборону, содействовать всеобщему благоденствию и закрепить блага свободы за нами и потомством нашим, торжественно провозглашаем и устанавливаем настоящую Конституцию для Соединенных Штатов Америки».

Как видите, убогая по сравнению с Конституцией СССР, но все же цель в Конституции США есть: внутренняя и внешняя безопасность, защита личной свободы плюс правосудие. Люди в те годы были поумнее нынешних, посему платить налоги просто так не согласились бы.

Отсутствие цели государства в Конституции России привело к тому, что цель постепенно исчезает и из законов.

Возьмем, к примеру, сидящие на шее народа суды и Уголовный кодекс России. Судьи по Конституции и закону имеют право после некоторой процедуры лишать граждан России свободы и денег. Цель, с которой суды это делают, дана в статье 43 УК РФ:

«Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений».

Вопрос: а зачем нам, народу, надо, чтобы кого-то наказывали? Что лично нам с этого за такая большая польза, чтобы мы судьям платили за чье-то наказание и уж тем более платали за свое собственное наказание? Нет, наказание никак не может быть целью суда!

Но, скажут мне, наказание и не является целью, а целью является то, что дальше в статье 43 перечислено. Хорошо, давайте рассмотрим, что именно перечислено в качестве цели судов России.

Если убийцу гражданина России по приговору суда посадили на шею народу России, чтобы народ этого убийцу пожизненно кормил, то где здесь, покажите мне пальцем, социальная справедливость? И если даже его расстреляют, то что — жертва убийцы встанет из гроба?? Словами «социальная справедливость» в нынешнем УК РФ заменено понятие «месть» — способ, отживший свое еще в Средние века из-за своей неэффективности. Скажем, на Сицилии и в Чечне по сей день существует даже кровная месть, но что от нее толку — ведь это самые криминогенные районы мира. Стал бы настоящий народ России по доброй воле платить судьям за их досредневековые развлечения местью?

Но, опять возразят мне, судьи мстят преступникам «в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений». А предупреждение преступлений это полезная цель!

Ну, так ведь именно судьи нынешней России от этого дела Конституцией и освобождены! Вы слышали когда-нибудь, чтобы Госдума или президент упрекали судей за рост преступности в России?

Это при Сталине, когда конституционной целью государства была защита народа, суды были карательным органом государства, между прочим, при Сталине и отчеты судов назывались отчетами о карательной политике. Вот, к примеру, цитата.

«Карательная политика судебной коллегии Московского городского суда по 1-й инстанции по делам общей подсудности за июль — август 1941 г. была следующей. Из 157 привлеченных к уголовной ответетвенности: осуждено 116 — 73,8%; оправдано 27—17,2%. Прекращено дело в отношении 14 человек— 9%».

Заметьте, что при Сталине судей без стеснения называли так, как их и должно называть, — «карателями», тем не менее даже в условиях прифронтового города эти каратели оправдывали каждого пятого подсудимого и отпускали каждого четвертого. Почему?

Потому, что Конституция и закон не давали судьям развлекаться наказаниями, Уголовный кодекс понятия «наказание» не знал, поскольку оно не может быть целью ни судов, ни государства. В УК РСФСР с изменениями на 1953 год соответствующая норма записана так.

«7. В отношении лиц, совершивших общественно-опасные действия или представляющих опасность по своей связи с преступной средой или по своей прошлой деятельности, применяются меры социальной защиты судебно-исправительного, медицинского либо медико-педагогического характера».

Как видите, когда в стране ясно представляют себе, что является Делом государства и суда, то судьи не наказывают преступников, а защищают от них честных людей — народ. Согласитесь, что за свою защиту каждый согласиться заплатить и государству, и судье. И чтобы судьи не забывались, статья 9 УК РСФСР устанавливала:

«9. Меры социальной защиты применяются в целях:

а)  предупреждения новых преступлений со стороны лиц, совершивших их,

б)  воздействия на других неустойчивых членов общества и

в)  приспособления совершивших преступные действия к условиям общежития государства трудящихся.

Меры социальной защиты не могут иметь целью причинение физического страдания или унижение человеческого достоинства и задачи возмездия и кары себе не ставят».

Что значит, «задачи возмездия и кары себе не ставят»? Вот в качестве примера статья о шпионаже из «страшного» сталинского Уголовного кодекса: «58-6 Шпионаж, т, е. передача, похищение или собирание с целью передачи сведений, являющихся по своему содержанию специально охраняемой государственной тайной, иностранным государствам, контрреволюционным организациям или частным лицам, влечет за собой — лишение свободы на срок не ниже трех лет, с конфискацией всего или части имущества, а в тех случаях, когда шпионаж вызвал или мог вызвать особо тяжелые последствия для интересов Союза ССР,— высшую меру социальной защиты — расстрел или объявление врагом трудящихся, с лишением гражданства союзной республики и тем самым гражданства Союза ССР и изгнанием из пределов Союза ССР навсегда, с конфискацией имущества».

Как видите, преступник Закону был не интересен, поскольку Закон защищал честных граждан от преступников, и что там с преступником произойдет — сдохнет он от пули палача или будет на Западе изображать из себя жертву сталинизма, — для Закона это дело десятое. Если обстановка была такая, что этот преступник на Западе особого вреда СССР не принесет, то зачем на него пулю тратить — пусть уматывает! Лишь бы освободить от его присутствия честных граждан и этим защитить их от него.

Да какая разница? — скажут мне умудренные неосмысленным опытом читатели. Так напиши в законе или этак, а чиновники все равно будут лихоимствовать и злоупотреблять!

Не скажите! Случай, когда чиновнику в законе прямо запрещено злоупотреблять и прямо указано, чего нужно добиться, и случай, когда в законе об этом не сказано — это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Вот давайте повторимся и сравним результаты работы сталинских судей, целью которых была защита народа от преступников, и нынешних судей, которые развлекают себя наказанием подсудимых. Возьмем числа за несколько другие периоды.

В 1940 году при численности населения в 190 млн. человек в СССР было всего 6549 убийств, а в 1998 г. в России с около 140 млн. населения в результате преступлений погибло 64 545 человек и 81 565 ранено. Через три года генерал-полковник Л. Ивашов сообщил:

«...в минувшем, 2001 году в результате убийств погибли 83 тыс. человек, десятки тысяч скончались позже в больницах после покушений на их жизнь, около 70 тысяч сгинули без вести».

Как говорится в надоевшей рекламе, почувствуйте разницу!

Главное, что все это было видно заранее, то есть заранее можно было предсказать, к чему поведет изменение Конституции с самоустранением государства от обязанности защищать народ. Советский Союз с подачи государственной пропаганды США был назван империей зла и всегда считался нашими дегенератами и на Западе огромным концентрационным лагерем, где людей за малейшую провинность или не то слово отправляли жить на архипелаг ГУЛАГ. «Российская» интеллигенция все это охотно повторяет до сих пор. Но сравним некоторые цифры. К моменту уничтожения СССР в его тюрьмах и лагерях содержалось 0,8 млн. заключенных, грубо, около 28 человек на 10 000 жителей, а в США, «свободной стране США», по разным данным насчитывалось в начале 90-х от 1,3 до 2,4 млн. заключенных, то есть от 54 до 100 человек на 10 000 жителей. В этой «свободной стране» в тюрьмах сидело, по меньшей мере, вдвое больше граждан, чем в «империи зла», а они нам сочиняли Конституцию?! Чему же удивляться, что тюрьмы и лагеря, оставшиеся от СССР, уже не вмещают заключенных нынешней «свободной России» и в них кровати заменены на трехэтажные нары.

Как видите, то, что в СССР и России слуги народа почувствовали свою полную безнаказанность от хозяина, со временем привело к тому , что они видоизменили государство исключительно для своего удобства - для удобства прожирания собираемых с народа налогов. А чему удивлятся? Вора делает вором случай, гласит народная поговорка. И раз мы не предусматрели кнут для наших слуг, то слугам оказалось трудным упустить такой удобный случай.

Так как выглядит этот кнут?


Простые вещи | Кнут народа | Ты избрал - тебе судить!