home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню











Дееспособна ли Москва?

Давайте начнем с определений и начнем с общесоциального смысла понятия. Дееспособность - это способность рассудительно вести свои дела, соответственно, - недееспособность - это неспособность к рассудительному ведению дел по причине слабоумия. Слабоумие может быть как следствием молодого возраста, так и следствием психического заболевания. Нынешний Гражданский кодекс трактует недееспособность гражданина чуть конкретнее: это человек, который «не может понимать значение своих действий или руководить ими». А я бы уточнил: недееспособный - это человек, который постоянно или время от времени, или в определенных вопросах не соображает, что он делает. Это важное уточнение, но о нем позже.

Я, наверное, надоел с этим примером, но он ведь вопиющ. И сколько я его ни привожу, но не получил ни одного возражения либо попыток объяснить ситуацию как-то по-другому.

Итак, Москва - столица СССР, основная масса народу в ней (ученые, преподаватели, чиновники, журналисты и т.д.) обслуживает триста миллионов граждан СССР, все эти граждане, грубо говоря, платят налоги, и на эти налоги живут москвичи. Совершенно ясные и понятные исходные данные - чем больше будет страна у столичных жителей, тем лучше и богаче эти жители будут жить. Совершенно очевидно, что если СССР расколоть и оставить москвичам только 140 миллионов человек, т.е. половину населения, то москвичи материально будут в среднем жить в два раза хуже.

И вот, априори полагая, что москвичи в среднем могут понимать значение своих действий и могут ими руководить, в 1991 году им предлагают совершить несложное действие, направленное к обеспечению собственной выгоды москвичей, - проголосовать на референдуме по сохранению СССР. И в результате три четверти москвичей голосуют против СССР!

Вопрос тут выглядит даже хуже, чем просто вопрос о дееспособности москвичей.

Есть анекдот: идет геолог по тайге и видит, что на ветке дерева сидит чукча - пилит её. «Ты же упадешь!» - предупреждает геолог, но чукча на него только презрительно взглянул. Геолог пошёл дальше, чукча падает, отряхивается и, восхищенно глядя вслед геологу, восклицает: «Шаман, однако!». На сегодня в Москве закрыты когда-то славные КБ, НИИ, жалко состояние тех, кто еще работает: миллионы москвичей, бывших ученых, заняты оскорбительной работой обслуги, и что - они восхищенно смотрят на ту четверть москвичей, которая голосовала за СССР? Отнюдь, они уверены, что лично они всегда голосовали и всегда всё делали умно и правильно, а то, что сегодня всё как-то не так, так это никакой связи с их действиями не имеет. Три четверти москвичей - это масса, это «средний москвич», это и есть Москва, и как же тут не поставить вопрос, дееспособна ли она? Соображает ли, что делает?

Давайте рассмотрим и значение того факта, что средний москвич избегает заниматься производительным трудом и, я бы сказал шире, - любым трудом, в ходе которого надо принимать самостоятельные решения. Вот сидит москвич на вахте, ему объяснили, что если у посетителя есть пропуск, то его нужно пропустить, если нет пропуска, то пропускать нельзя. Москвич с этой работой справляется прекрасно. Аналоги этой работы - работа в различных контрах и учреждениях, где работа расписана в инструкциях: прими заказ у клиента и передай его в сбыт; возьми этот чертеж и перерисуй его, увеличив размеры; составь слова в предложения, которые хвалили бы кого-то, и т.д. и т.п. Если не знаешь, как это сделать, то спроси у начальника и сделай, как он скажет.

Но вот другая работа. Я хожу на рынок за покупкой овощей и фруктов в воскресенье к концу торгового дня. Впереди несколько малоактивных торговых дней, и у продавцов проблема: что делать со скоропортящимися овощами и фруктами - попробовать сохранить их до нового наплыва покупателей либо сбросить цену? И тут уйма вопросов, ответ на которые должен найти сам продавец: есть ли холодильник, сколько он стоит, какой вид будет иметь твоя клубника через три дня, за сколько ее потом сможешь продать и т.д. и т.п. За каждый неправильный ответ немедленно расплатишься своими деньгами и нет начальника, который возьмет на себя ответственность за эту ошибку.

То есть, торговать скоропортящимся товаром под свою ответственность способен только тот, кто понимает значение своих действий, т.е. безусловно дееспособный человек.

Москвичи завидуют базарным торговцам, считают, что они гребут деньги лопатой, но много ли вы видели москвичей среди продавцов на рынках?

Для работы таксистом нужно запомнить улицы Москвы и правила дорожного движения, т.е. тут нужна только память. Средний москвич с этим элементарно справляется, и я встречал таксистов-москвичей, и даже бывших «ученых». Но вот в эту зиму в самый мороз у меня прорвало хренов импортный алюминиевый радиатор, а из-за того, что горячая вода по стояку шла через него, аварию пришлось ликвидировать в три приема. Часть решений, которые принимали слесаря, были, конечно, ими уже наработаны. Но вот возникла проблема - старые крепления  не выдерживали веса нового чугунного радиатора. Возникла дилемма: либо я немедленно найду в квартире что-то аналогичное толстому стальному пруту, либо они прерывают работу, делают крепления у себя в слесарке и придут ко мне снова, когда у них возникнет «окно» между непрерывными авариями и вызовами. Я предложил им забить в стену ручное слесарное зубило, а оно, как известно, хотя и мощное, но плоское. Без сомнения, раньше им не приходилось вбивать в бетонную стену зубило, но слесаря немного посовещались и вбили его достаточно точно и аккуратно. Надо сказать, что запросили они много, ссылаясь и на свои расходы, и на необходимость «отстегивать». Я прикинул, что эта зима, судя по количеству вызовов, дала им хорошо заработать. Старший оказался армянином, бывшим инженером из Еревана, ныне российским гражданином, жителем Ростова. Молодые были: один чуваш, а второй оказался костромичем. Все работали в Москве по временной регистрации, и я спросил, есть ли среди слесарей их участка москвичи? Сами понимаете: у слесарей-сантехников та работа, которая требует понимания значения своих действий - посему москвичей среди них не было.

Мысль о том, что средний москвич брезгует быть рабочим, определенный смысл, конечно, имеет, но присмотритесь к объявлениям, которые вывешивают те немногочисленные предприятия, которые еще работают в Москве, - ведь туда требуются и инженеры, и начальники. Так что можно, конечно, сказать, что средний москвич не любит работу рабочего, а можно сказать и так: средний москвич из-за своей недееспособности не в состоянии её делать, а посему её и не любит - она для него слишком сложна, она ему не по уму.

Следует сказать, что слабоумие среднего москвича это не болезнь, не психическое расстройство, это, на мой взгляд, благоприобретенное свойство. Слабоумие среднего москвича вызвано окружающей его средой - тем, что он руководствуется принятыми в этой среде догмами, которые средний москвич считает истиной. Вот мой оппонент, к примеру, думает, что диплом об окончании МГУ и ум - это одно и то же, а благодаря свойствам своего ума вряд ли поймет разницу. Но я и сделаю все, чтобы эту разницу объяснить.

Из-за своей благоприобретенности, слабоумие среднего москвича не докажешь ни в каком суде. Средний москвич имеет хорошую память и запоминает все, что от него требуют на работе, и всё, что считает умным. То есть в быту, на работе, и особенно в болтовне, он вполне адекватен, поскольку его мозг воспроизводит готовые штампы, работает по заученным алгоритмам. Беда начинается, когда он выходит за рамки заученного, когда ему надо самому проанализировать ситуацию и найти решение, когда в памяти нет готового штампа или инструкции.

Я 10 лет живу в Москве, но специфика моей работы такова, что общаюсь в основном с той четвертью москвичей, которые отличаются от среднего москвича. Однако даже в этой среде определенно дееспособных людей вдруг натыкаешься на синдром «среднего москвича».

Такой, к примеру, случай. Много лет назад один политизированный на левом фланге москвич, интеллигент, технарь, прекрасно справляющийся с работой в своей профессии, легко поддерживающий любые разговоры о политике, общественной жизни и искусстве, предложил мне выпустить календарь с картинками из «Дуэли». У меня не было на это времени, и я предложил ему оплатить все издательско-типографские расходы, но чтобы он сам организовал изготовление этого календаря, сам реализовал тираж, вернул мне вложенные мною деньги, а себе оставил все остальное. Прибыль была ощутима, и он охотно взялся за это дело, но начал он с того, что стал ходить ко мне и спрашивать, что ему делать: где найти издательство, где найти типографию, как то, как сё - короче, я понял, что сам справился бы с этим делом с меньшими затратами времени. Добил он меня таким вопросом. В издательстве у него попросили не только картинки к календарю, но и числа самого календаря на будущий год. Он пришел ко мне, чтобы я ему их написал. Он без проблем мог сам определить, на какое число будет приходиться тот или иной день недели в будущем году, он мог купить любой другой календарь и просто переписать эти числа, но даже в этой простой, но незнакомой ему работе он не способен был на самостоятельное действие, он искал авторитет, указаниям которого он бы последовал и на которого можно было бы свалить вину за возможные ошибки.

У меня есть знакомые бизнесмены, переехавшие в Москву, и они тоже подтверждают этот вывод: с клерками, сидящими у компьютера и перебрасывающими цифры из одной графы в другую, проблем нет, но найти москвича, которому можно было бы поручить самостоятельное дело с элементами новизны, очень непросто.

Я рассмотрю ещё одну из причин недееспособности Москвы, которая, в общем-то, тоже так или иначе, но неуклонно распространяется на всю Россию. Но сначала немного в общем.

На мой взгляд, система нашего высшего образования крайне неэффективна и требует коренного изменения, а неэффективность её заключена в крайне низком выходе полезной продукции - инженеров, юристов, учителей и прочих. Людей с дипломами о высшем образовании море, а тех, кто действительно является специалистом, соответствующим, к примеру, званию инженера или юриста, капля в море, ну, может быть, десять капель. Уже в моё время не только в Москве, но и в провинции в вузы косяками ломились детки с единственной целью - сделать всё, чтобы во взрослой жизни не работать руками. В стране победившего пролетариата пролетарский труд вызывал ненависть и презрение пролетарской интеллигенции, а поскольку именно эта интеллигенция оккупировала СМИ по велению ЦК КПСС, то вслед за интеллигенцией презирать работу руками стал чуть ли не весь народ. В вуз поступали, чтобы потом не стоять у станка, в принципе, этого и не скрывали: родители не стеснялись напутствовать детей словами: «Учись сынок, а то работать придётся». И получение высшего образования становилось способом «не работать», соответственно, миллионам людей диплом дал возможность не работать, но при этом не сделал их счастливее ни на копейку. Вместо того чтобы работать и получить счастье человека-творца, они прозябали с 9-00 до 18-00 как животные. Немудрено, что движущей силой перестройки явились люди с «верхним» образованием: диплом дал им непомерные амбиции, глупость дала уверенность в том, что они умные, а умишко при отсутствии труда остался детским.

Но вот если вы обратите на это внимание, то в народной молве, предельно откровенно озвученный моим оппонентом, каким-то особенно большим умом обладают ученые. Сплошь и рядом именно их суждения и заключения тиражируются средствами массовой информации, но как быть с действительным умом ученых и с их «компетентными» заключениями? Насколько им можно верить?

Во-первых, если вы присмотритесь внимательно, то собственно об уме ученых (т.е. о том, действительно ли они умны) и речи никогда не идет, поскольку у нас в обществе царит глупейшая в своей основе догма - у нас умным считается тот, кто имеет много авторитетных дипломов о неком образовании, если уточнить, то много раз сдавал некие экзамены или их аналоги (скажем, защищал диссертации). Мы реальный ум, реальные знания и, главное, умение пользоваться этими знаниями, т.е. умение дать действительно компетентный совет, по своей глупости путаем с количеством экзаменов, которые этот человек сдал.

Вот на память приходит случай из времени моей учебы в Днепропетровском металлургическом институте в конце 60-х годов прошлого века. Одно время был у нас в группе «вечный» студент. Он подошёл к нашей группе 1 сентября, когда мы начинали второй курс, познакомился. Мы все пошли на «кафедру автоматики» - в пивбар отмечать встречу и начало учебного года, по ходу знакомства выяснилось, что он учился уже чуть ли не 6 лет и чуть ли не во всех вузах города, к нам он попал, по-моему, из Днепропетровского института инженеров транспорта. Учился 2-3 года, а потом переходил в другое учебное заведение. Странный был парень, думаю, что он чем-то промышлял, а учёба в институте для него была вроде «крыши», и, надо полагать, у него был и какой-то блат, иначе я не представляю, как так можно было «учиться». Попив с нами пива, он пропал и появился в разгар зачётной недели, выпрашивая конспекты и спрашивая, что, где и кому надо сдать. Как ни странно, но он сдал кое-какие зачёты и начал сдавать сессию, но, конечно, не по графику группы, а самостоятельно, являясь к нашим преподавателям, принимавшим экзамены у других групп. Иногда мы с ним сталкивались в коридорах, и тут он рассказал, как сдал сопромат самому Павленко - чрезвычайно строгому преподавателю.

Он пришёл на кафедру сопромата, когда Павленко принимал этот экзамен, как потом оказалось, у какой-то группы третьего курса - у тех, у кого его преподавание шло не как у нас - два семестра второго курса - а начиналось со второго семестра второго курса и заканчивалось в первом семестре третьего. Зашёл, взял билет, сел, вынул под партой учебник, нашёл по оглавлению темы билета, нашёл нужные страницы, послюнявил их у корешка, чтобы не трещали при отрыве (я о таком способе впервые услышал от него), положил их на парту, переписал и пошёл сдавать. Что-то отрапортовал Павленко, ни на один дополнительный вопрос, естественно, не ответил, но Павленко был в благодушном настроении, открыл его зачётку и вписал в неё «уд.». А потом упрекает.

- Сессия уже заканчивается, а у тебя только первый сданный экзамен.

- Почему первый? У меня ещё и философия сдана, - не догадался промолчать «вечный» студент.

- Какая философия? - удивился Павленко. - А вы на каком курсе?

- На втором.

Павленко начал листать зачётную книжку назад и понял, что он у второкурсника принял экзамен за третий курс. Тут дед рассвирепел, поднялся и выбросил зачётную книжку в форточку.

Если вы меня не поняли, то поверьте, что сдать экзамен, защитить диплом или диссертацию можно, не только ничего не соображая в предмете, но и будучи от природы кретином. Как, к примеру, кретины, которых вы часто видите на экранах телевизора и которые олицетворяют в России интеллектуальные способности так называемых «правых сил», в числе которых особенно ярко блистают такие экономические интеллектуалы, как Гайдар, Немцов, Кириенко или Хакамада и «несть им числа». Разве что для подготовки и защиты диссертаций страниц в учебниках нужно слюнявить больше, но и только. О перечисленных выше лицах московской национальности напомню, что к выборам 1999 года возглавляемому им «Союзу правых сил» прислали из США предвыборную экономическую программу - «спасение России». Прислали на английском языке, а переводчик был неопытен и перевел её на русский с глупейшими ошибками именно в области экономики, но эти экономические кретины (все доктора и кандидаты экономических наук) опубликовали эту программу со всеми идиотизмами вроде «плоская шкала налога» вместо общеизвестного «фиксированная ставка».

Не все студенты сдают экзамены так, как вышеописанный «вечный студент», не все наши ученые такие, как Гайдар и Кириенко, но что это меняет? Для народа, для толпы они все «ученые».

Я понимаю, что у многих читателей остается недоверие к проводимой мною мысли, что стать ученым, а в понимании обывателя - получить ученую степень или даже членство в Академии Наук, может любой слабоумный. Я уточню: конечно, не любой, а «с возможностями», например, с деньгами, связями или с властными полномочиями, которые тоже легко превращаются в деньги.

Тут важна суть, а по сути в советской науке личный доход, давал не поиск научных истин (чем занимались лишь немногие фанаты), а собственно ученые звания и должности. А когда есть спрос на эти должности и звания, то есть и предложение, и быстро находятся наработанные пути, как удовлетворить этот спрос. К примеру, еще до войны еврейская мафия в советской науке начала компилировать исследования западных ученых, т.е. повторять эти исследования, выдавая за свои (Запад, кстати, это понял, и стал подбрасывать, часто через советских же разведчиков, типа генерала Калугина, сведения о якобы «перспективных разработках», а наши ученые тупо повторяли эти исследования, надеясь на результат, и в результате бессмысленно тратили огромные деньги). В последствии способы получения ученых званий «быстрым путем» разнообразились, и настоящие ученые (фанаты) оказались в окружении серой толпы алчных проходимцев. И советскому ученому нужно было иметь настоящий фанатизм, чтобы остаться ученым, а не броситься за деньгами в науке вместе с серой толпой. Настоящие ученые у нас, конечно, есть, но вопрос в том, сколько их и имеют ли они хоть какие-нибудь ученые звания?

Для примера того, как просто стать ученым, приведу часть статьи Дэвида Сэнда в газете «Вашингтон таймс» о довольно известном у нас ученом.

«Вашингтонские исследователи вчера заявили, что большие куски написанной Путиным в середине 1990-х годов экономической диссертации о планировании в секторе природных ресурсов были взяты прямо из статьи по проблемам управления, написанной двумя учеными Питтсбургского университета почти 20 годами ранее.

Как утверждает старший исследователь Брукингского института Клиффорд Гэдди (Clifford G. Gaddy), шесть схем и таблиц из путинской 218-страничной диссертации тоже копируют по форме и содержанию аналогичные схемы из работы американцев в русском переводе.

«Это все свидетельствует о плагиате, - сказал он. - Даже если вести речь о студенческом курсовом проекте, не говоря уже о формальной диссертации, у меня нет абсолютно никаких сомнений в том, что это было бы плагиатом».

В полуавтобиографической серии интервью, опубликованных вскоре после того, как он в 2000 году стал президентом России, г-н Путин даже не упоминает эту диссертацию, вместо этого сообщая, что он в 1990 году, все еще служа в КГБ, занимался подготовкой другой кандидатской диссертации по международному праву в тогда еще Ленинградском государственному университете.

Что известно, как отмечают г-н Гэдди и его коллега-исследователь из Брукингского института Игорь Данченко, так это то, что большие куски главного аргумента этой диссертации были почти дословно списаны с опубликованной в 1978 году статьи по проблемам управления «Strategic Planning and Policy» (Стратегическое планирование и политика), которую написали профессора Питтсбургского университета Уильям Кинг (William R. King) и Дэвид Клеланд (David I. Cleland).

Г-н Гэдди сказал, что из 20-страничного введения в ключевой второй раздел диссертации 16 страниц были взяты из американской работы дословно или с минимальными изменениями. Эта статья была переведена на русский язык одним имевшим отношение к КГБ институтом в начале 1990-х годов.

«Кто-то пытался «срезать углы», - сказал г-н Гэдди. - Сам ли г-н Путин или кто-то еще подготовил для него диссертацию методом вырезания и наклеивания кусков текста».

Западные исследователи сообщают о том, что с тех пор, как г-н Путин стал президентом, им постоянно препятствовали в получении копии его диссертации. Г-н Данченко сказал, что исследователи из Брукингского института узнали, что в Московской технической библиотеке хранится электронный текст этой работы.

Один приятель записался в библиотеку и сумел получить копию диссертации, сообщил он.

Старший исследователь Совета США по внешней политике (American Foreign Policy Council) Уэйн Мерри (E. Wayne Merry) сказал, что создание сомнительной научной карьеры было характерно для Восточной Европы: «В действительности было очень распространено явление, когда рвущиеся наверх аппаратчики добывали неизвестно кем написанные диссертации, чтобы получить ученую степень. Возможно, остается открытым вопрос, читал ли вообще г-н Путин свою диссертацию, кроме как накануне того момента, когда ему нужно было ее защищать».

А ректор санкт-петербургского Горного института Владимир Литвиненко, который присвоил г-ну Путину степень кандидата наук, остается в близких отношениях со своим бывшим студентом и сам является восходящей звездой на иерархической лестнице: г-н Литвиненко - главный советник президента по энергетической политике и упоминался как возможный будущий глава российского энергетического гиганта «Газпром»».

Судя по тому, что именно написал мой оппонент, сам он москвич, ученый и имеет первоклассное образование в его понимании. Думаю, что сам он уверен, что в этой статье он сделал «анализ». Но для анализа в работе нужно приводить не только переменные величины (в данном случае, «наличие формального образования у руководителей страны»), а и саму функцию (т.е., что дает стране это формальное образование ее руководителей), поскольку всегда анализируется функция, а без неё все таблицы и числа моего оппонента - груда бессмысленных данных. Но Галковский даже не пытается соединить воедино аргумент и функцию, однако как ему предъявить претензии за это? Претензии предъявляют дееспособным гражданам, а претензии к слабоумным ни один суд не примет.

Поясню о чем речь. Мой оппонент, скорее всего, сам того не подозревая, дал необходимые данные для исследования зависимости «уровень образования - успехи правительства», причем данные годятся  для исследования функции на граничных пределах - тогда, когда аргумент приравнивается к нулю или бесконечности. У него получилось, что когда страной руководят люди вообще не имеющие высшего образования (с 1920 по 1950 годы), т.е. когда аргумент равен нулю, страна добивается невиданных успехов. К примеру, СССР, при таких руководителях победил в нескольких тяжелейших войнах и при этом имел темпы роста национального дохода такие, какие ни до, ни после никем в мире достигнуты не были. При этом большевики сменили царское правительство, которое имело образование почти равное бесконечности («английского типа»), но это правительство обгадилось в войне с численно более слабым противником при неограниченном числе союзников (даже Япония поставляла России оружие), развалило Российскую империю, передав власть кучке революционеров, которые и базы-то настоящей в России не имели.

Сначала о том, является ли эта ситуация парадоксом на грани курьеза, присущим только России, или эта закономерность имеет мировые аналоги? Такой вот пример. С 1937 года Великобританией  руководил премьер министр Невил Чемберлен. Сын богатейшего аристократа, окончил привилегированную школу в г. Регби, привилегированный колледж в Бирмингеме - образование «дальше некуда», поскольку в Англии никакого другого более высокого образования просто не было. За 4 года премьер Чемберлен, оставляя Великобританию практически безоружной и предавая своих союзников, помог до зубов вооружиться Германии и, когда немцы довели число своих боеготовых дивизий до 108, он объявил им войну, имея для нее всего 5 британских дивизий. Идиотизм Чемберлена был таков, что британцы потребовали заменить его Черчиллем, самым большим учебным подвигом которого являлось окончание им кавалерийской школы, в которую тот поступил только потому, что в пехотные училища был большой конкурс и он бы туда не сумел сдать экзамены. И, само собой, не имеющий высшего образования Черчилль привел Великобританию к победе во Второй мировой. Вот и судите сами, что дает «верхнее» образование руководителю.

Галковский постеснялся нам сообщить, каково же было образование последних руководителей СССР, которые по аналогии с последним царским правительством (и даже не ведя ни с кем войны) развалили Советскую империю, передав власть еще меньшей кучке «революционеров», не имевших никакой базы в народе? Поэтому давайте вспомним и тех «членов» - членов Политбюро.

М. Горбачев имел два высших образования, одно из которых «первоклассное» - юрфак МГУ. А. Яковлев - три высших образования, одно из которых Колумбийский университет (США), кроме того, он «маститый ученый» - доктор наук и член Академии АН СССР. Член ПБ А. Лукьянов окончил юрфак МГУ, доктор юридических наук, подпольный поэт. Член ПБ В. Медведев окончил ЛГУ, доктор экономических наук, член-корреспондент АН СССР. Последний председатель Совета министров СССР В. Павлов - потомственный москвич, окончил Московский финансовый институт, доктор экономических наук. И все остальные дегенераты ПБ имели минимум одно, а чаще - два высших образования. Последствия этого образования для СССР известны.

Мой оппонент сегодня презрительно отзывается о Ельцине, но дело в том, что и в те годы о нем презрительно отзывались во всем СССР, но ведь не в Москве. Здесь он был даже не лидером, а кумиром всех слабоумных, но особенно - московских ученых. Давайте вспоминать.

Его братом по уму, совести и чести был академик А. Сахаров. Москвич, потомственный интеллигент, окончил физфак МГУ, академик АН СССР, о «государственных» идеях которого сейчас предпочитают молчать и немудрено - это такой маразм, что его не объяснишь и тем, что злая Ленка Боннер любила бить Сахарова сковородой по голове, что, конечно, не может не вызвать сочувствия к сковороде. Немного подробнее.

На Первом Съезде народных депутатов засияла звезда академика Сахарова - апостола «демократии», её святого. Под занавес он залез на трибуну со своим «Декретом о власти». Горбачев, его брат по разуму, прочесть декрет не дал. Тем не менее, декрет был опубликован, его можно было прочитать, если, конечно, человек хотел этого. Ведь святой все-таки, апостол, а апостолов надо изучать, тем более что сам Сахаров просил депутатов внимательно изучить текст декрета.

Нет нужды цитировать его весь, достаточно первых двух пунктов. Вернее - второго.

«Декрет о власти. Исходя из принципов народовластия, Съезд народных депутатов заявляет:

1. Статья 6 Конституции отменяется.

2. Принятие Законов СССР является исключительным правом Съезда народных депутатов СССР. На территории союзной республики Законы СССР приобретают юридическую силу после утверждения высшим законодательным органом союзной республики».

Заметьте, утвердить или не утвердить может только старший младшему, начальник подчиненному и никогда, повторяю, - никогда наоборот. Если союзные республики получают право утверждать Законы СССР, то, значит, самого СССР уже нет, а они старшие в Союзе. При этом не только депутат Сахаров, но и все депутаты Съезда превращаются в пустопорожних болтунов, чья болтовня союзным республикам абсолютно не нужна. Более того, они автоматически перестают быть союзными, так как союз - это единство действий, а его обеспечивали единые союзные законы. Между тем Сахаров хотел сохранить СССР и себя в качестве депутата.

Обычный человек, но знающий жизнь, например, кухарка, такой декрет предложить не мог. Подобное мог предложить только слабоумный, не имеющий представлений даже об элементах общественной жизни, государственного устройства и политике. Почему я и сочувствую сковороде.

Толкала Ельцина во власть так называемая Межрегиональная группа, наиболее болтливым сопредседателем которой был Г. Попов. Москвич, окончил экономический факультет МГУ, доктор экономических наук.

Этот вождь русской «демократии», будучи депутатом, на Первом Съезде народных депутатов СССР удачно рассказал залу примитивную хохму про курочек и яйца. Она очень понравилась московской слабоумной «интеллигенции», и все газеты заполнились хвалебными статьями Г. Попову, ему тут же была выдана кличка «интеллектуал», «профессионал-экономист».

Между тем Г. Попов уровня своего умственного развития никогда не скрывал, так как писал статьи и книги, и поэтому не виноват, что «интеллектуалы» их не читали, а если читали, то не могли понять глубину глупости идей Гавриила Харитоновича, его элементарную безграмотность. Перед выборами в ВС России, тот самый ВС, что и довел Россию «до ручки», он в тогда многотиражном «Огоньке» (N10, 1990 г.) опубликовал длинную статью: «За что голосует Россия». Поскольку Москва проголосовали именно за него и его сторонников, давайте вспомним, на каких идеях он демонстрировал избирателям и их пастырям свой интеллект.

В этом опусе есть вещи, которые, наверное, будут смешны только для специалистов. Например, он пишет: «Как экономист, я не понял, что значит фигурирующая в платформе (патриотов. - Ю.М.) «хозрасчетная цена». Ведь до сих пор в экономике было две цены: подлинная цена, цена свободного рынка и волевая цена бюрократии, устанавливаемая государством». Смысл этой фразы для специалиста примерно таков: «Как шофер, я не понял, что значит автомобиль. Ведь до сих пор имеются только два средства передвижения: волы и лошади». Дело в том, что цены в СССР были хозрасчетными: рассчитывалась себестоимость производства товара и к ней добавлялась 20% прибыли - «плановых накоплений».

Но и неспециалистам, а просто людям со средним образованием есть чему удивиться. Например, Попов вопрошает: «Может ли стать свободным крестьянин без свободного рынка?» - не замечая, что это звучит так же, как и вопрос: «Может ли в огороде расти бузина, если в Киеве живет дядька?» Естественно, что на идиотский вопрос обязан быть и идиотский ответ. Он есть у Г. Попова: «Если крестьянин не будет иметь права свободно торговать на свободном рынке по устанавливающимся там в ходе конкуренции ценам, то никакого «свободолюбивого российского крестьянства» не будет. А будет традиционный российский крепостной - помещичий ли, государственный ли, удельный или колхозный. Он будет в полной зависимости от тех российских бюрократов, которые, естественно «во имя общенародных интересов», будут диктовать ему, что и когда сеять, кому и за сколько продавать».

Исходя из этих перлов, кажется, что Г. Попов специально издевается над тупостью московских «интеллектуалов». Ведь человеку, изучавшему даже не экономику, а просто историю в начальной школе, известно, что все крепостные жили в условиях именно того свободного рынка, о котором мечтает Попов, торговали там по ценам, устанавливающимся в ходе конкуренции, и никто и никогда не указывал крепостным, что и когда сеять, кому и за сколько продавать. Эти сентенции Попова - умствование слабоумного для слабоумных.

Впечатление такое, что хохма с яйцами совсем истощила умственные возможности Г. Попова к моменту написания статьи. Он глубокомысленно вопрошает: «Может ли быть «негосударственной» общественная собственность?» Любой, не причисляющий себя к «интеллектуальной элите» России, сразу же ответит, что столетиями в России существовала общинная собственность на землю, до которой государству не было никакого дела. Это любой, но не Гавриил Харитоныч. Разберем его ответ по предложениям, так как здесь он бросился бороться с философской мыслью.

«Как человек, изучавший марксизм, я был уверен, что ничьи козни не могут изменить объективность отношений собственности. Напротив, они сами все определяют». Понятно, что это грек писал, но, судя по всему, «они» относится не к «козням», а к «отношениям». Следовательно, Г. Попов был уверен, что факт принадлежности собственности частному лицу, обществу или государству определяет «все». Написав эти два предложения, Г. Попов ни с того ни с сего вдруг пишет третье: «А зависят они не от людей, а от уровня развития производительных сил». Так ведь только что писал, что отношения собственности все определяют, что никакие козни... и вдруг пи?шет, что они уже зависят! Кроме этого, производительные силы - это люди и средства производства; получается, что отношения собственности зависят не от людей, а от людей со средствами производства. Согласно мысли в третьем предложении, если люди образованны и работают на высокопроизводительных средствах производства, то отношения собственности должны измениться, скажем, обладание средствами производства перейдет от частных лиц к государству. Ладно, двигаемся к четвертому предложению: «Если какая-то форма собственности не соответствует, производство или хиреет, или проигрывает в соревновании с другими видами собственности». То есть снова «на круги своя». Опять «отношения собственности» определяют все. Только что производительные силы все определяли, а теперь снова «их определяют».

Итак, философ Г. Попов при помощи всего четырех коротких предложений сумел дважды изменить точку зрения на противоположную. Это для книги Гиннесса. Устав от трудов, он подытожил: «С этой точки зрения (с какой? - Ю.М.) наши экономические беды я связываю прежде всего с всеобщим огосударствлением на базе государственной собственности». Ну, это знакомо - всеобщая механизация на базе механизмов, экономика должна быть экономной и т.д.

И заметьте - это не записки из сумасшедшего дома, это идеи лидера, за которого, радостно блея, проголосовала Москва. Сколько же в ней людей, которые читать умеют? Ведь Г. Попов ничего не скрывает, его ум как на ладони. Он ясно пишет: «Если у гражданина будет уверенность, что он сможет жить в обществе совершенно независимо от государства, то такое государство никогда не сможет быть тоталитарным и такой гражданин никогда не будет винтиком».

Но гражданин - это человек, который служит государству и находится под его защитой. Государство защищает граждан руками и жизнью своих граждан, и для этого они должны быть зависимы от него. Если граждане независимы от государства, то нет ни граждан, ни государства. Останется только человеческое стадо, и только стадо и могло проголосовать за вождя с такими идеями. Москва есть Москва.

На посту мэра Москвы Попов показал свою полную недееспособность, но зато явил миру экономическое открытие - оказывается, чиновникам надо разрешить брать взятки! Однако, не получил Нобелевскую премию за это только потому, что сказывался не евреем, а греком, зато АН СССР наградила его премией им. Ломоносова.

Об остальных москвичах и ученых, обсевших Ельцина, как мухи лампочку в свинарнике, даже вспоминать страшно - начнешь, не кончишь.


ОБРАЗОВАНЦЫ | Кнут народа | МГУ - это да!