home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Объем сыпучих тел

Сами понимаете, что точным подсчетом речного песка в те годы никто заниматься не стал бы, если такой подсчет и требовался, то считали песок возами. Точно нужно было считать только зерно, и все русские меры объемов сыпучих тел — это хлебные меры.

Что было истинным эталоном хлебной емкости, я нигде не нашел, но, судя по тому, как делятся хлебные меры, эталонным объемом был ласт (2519 литров). Этот объем делился на 12 четвертей (209,9 л), четверть на 2 осьмины (105 л), осьмины на 4 четверика (26,24 л). Четверик назывался также мерой, что прямо указывает на то, что существовала емкость вместимостью в четверик и этой емкостью перемеряли объемы зерна. Четверик делился на 8 гарнцев (3,28 л) и 16 полугарнцев (1,64 л). То, что меньшие единицы получены путем деления ласта, говорит о том, что этот объем был чем-то, что имело практический смысл и было тесно связано с жизнью наших предков. Ласт огромен, заполненный рожью, он весит 111 пудов (около 1,8 т), этот объем в своей целости нетранспортабелен и неподъемен. В те времена ласт чаще всего представлялся в виде 24 мешков с зерном, но, как видите, был важен нашим предкам именно как единица веса. Что для наших предков эта единица значила?

У англичан тоже был ласт, но они люди морские и торговые, их ласт — это единица загрузки объема судна, и равен он 200 кубическим футам. То есть их ласт произошел от более мелкой, да еще и линейной единицы. Если бы наш крестьянский ласт пришел из Англии, то по реальному объему он был бы согласован с английским, как согласовали фут, сажень и аршин. Это нетрудно было сделать, нужно было считать в ласте не 12, а 14 четвертей, тогда в русском ласте было бы 2938,8 литра, а в английском — 2907,8 литра, разница всего 1%. Но подобного не было, просто русские купцы ввели свой ласт загрузки судов как единицу веса — 120 пудов. А это говорит, что крестьянский зерновой ласт самостоятелен и с английским никак не был связан.

А.П. Паршев доказательством того, что варяги — это франки, считает и согласование еще одной старинной единицы меры франков и русских: франкский модий (зерновая мера) равен русской полуосмине — обе эти емкости — примерно 52 литра. Но, во-первых, я эту по-луосмину едва нашел, ее даже у Даля нет, то есть к концу пользования своими системами мер русские полуосми-ной не пользовались вовсе. Действительно, это мера, как говорят, «ни два ни полтора». Отмерять ею хлеб трудно, так как это приличный бочонок и вертеть его в руках будет тяжело (ржи в него входило почти 40 кг), а реально это всего полмешка. Отмерить полуосмину муки каравану купцов или ватаге варягов как питание на несколько дней пути можно, а для серьезных продаж или закладки на хранение (для счета) — мало. Кроме этого, если бы в основе русских мер был положен франкский модий, то тогда крупные единицы образовывались бы путем умножения на 10 или на 100. На что уж англичане привержены дюжине, но и у них 100 кубических футов составляют объемную тонну, а 2 тонны — их ласт. А у нас все объемные единицы получены путем простого (на 2 и 3) деления, следовательно, эталоном был все же сам ласт.

К началу XX века и у нас ластом мало кто пользовался, нет его, к примеру, в разделе «Метрология русская» у Брокгауза и Эфрона, в «Настольной книге» он упомянут только в справочном метрологическом отделе, поэтому есть основания считать, что раньше ласт нашим предкам был важен, а затем существовал уже по традиции. Что же это все-таки за объем такой?


предыдущая глава | Продажная девка Генетика | Пропустим меры через себя