home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Что выращивать

«Теперь два слова о Деле — о вопросе, связанном с наукой, но выходящем за ее рамки. Общий пафос Ю.И. Мухина таков: надо Дело делать, а не заниматься всякой ерундой — языком, мухой дрозофилой и т.п. В качестве примерного идиота он приводит Хрущева, который не слушался делового Лысенко. Но даже в описании самого Ю.И. Мухина Хрущев предстает законченным выразителем идеи «Дело делать, а не рассуждать». А проблема в том, что, приступая к Делу, очень трудно определить, что будет успехом, а что — провалом. Для этого как раз надо рассуждать и изучать дрозофилу. Более того, оценить баланс успехов и неудач бывает трудно даже много лет спустя после завершения проекта. Ю.И. Мухин, лихо расставляя оценки («идиотизм Маркса», «идиотизм Хрущева» и т.д.), подает плохой пример читателю.

Ю.И. Мухин утверждает: подъем целины — авантюра и идиотизм. Если бы это было делом его веры, куда ни шло. Сегодня всяких верующих хоть пруд пруди. Но он берется доказывать логически, а тут уж нужен минимум строгости, если не хочешь повысить общий уровень шизофрении.

Откуда видно, например, что, вложив средства в Центральную Россию, в сложившуюся и инерционную культуру хозяйства, СССР получил бы более быструю отдачу в виде зерна, чем создав крупные механизированные фермы с новым укладом хозяйства на новом месте? Ниоткуда это не видно, это умозрительное предположение (для меня, по меньшей мере, сомнительное). Сомнения нарастают, когда вдумаешься в «количественные аргументы» Ю.И. Мухина. Судите сами.

Он пишет: «С 1947 по 1955 г. валовая продукция сельского хозяйства (с Лысенко, но без целины) возросла на 65%, а с 1958 по 1965 (с целиной) лишь на 10%».

Во-первых, надо говорить не о «валовой продукции», которая выражается в искусственных показателях, а о «натуральных» цифрахпроизводстве зерновых. Целина ведь поднималась исключительно ради зерна. Во-вторых, сравнивать надо хотя бы одинаковые периоды. В-третьих, относительные показатели (проценты) в данном случае вообще врут, ибо 1947 год — это тяжелый неурожай, наложившийся на тяжелую военную разруху».

Ну и добавили бы — в связи с тяжелым неурожаем, наложившимся на разруху, в декабре 1947 г. были отменены карточки на продукты.

Говорить о «производстве зерновых» как о результате эффективности сельского хозяйства — это вопиющая безграмотность, и ее оправдывает только то, что в мозги советских ученых этот показатель вписал Запад — Ваше «мировое правительство», Сергей Георгиевич.

Зерна для хлеба всему населению СССР до его развала нужно было всего 45 млн. т. Остальное зерно — это сырье для производства мяса, молока, яиц и т.д. Причем кормить коров и овец зерном — дикость. Их желудки не приспособлены к его переработке.

А на целине была трава, и неплохая. Ее ел скот местных пород — лошади, коровы, овцы. Причем на подножном корме этот скот мог быть круглый год. И вот скот со степи согнали, траву распахали, чтобы вырастить зерно, чтобы кормить им скот. Почему вавиловцы и Вы, Сергей Георгиевич, не хотели по этому поводу порассуждать? Ведь Вы к этому призываете. -

Когда в 1973 г. я приехал на Целину, там еще свирепствовали пыльные бури, которые прекратились, когда начали пахать безотвальным плугом, оставляя стерню — так, как и предлагал Т.Д. Лысенко. В том году в Ерма-ковском районе был рекордный урожай — район дал 11,7 центнера с гектара, выполнив 3,7 плана. То есть план был 3,2 центнера с гектара — едва «сам три». Как в прошлом веке. Это и .есть практические чудеса Ваших менделистов, Сергей Георгиевич, итог «мощной промышленности» генной инженерии.


Банк генов | Продажная девка Генетика | О зерне