home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


За и против

Давайте зададим себе вопрос — как могли воспринять слух о новом руководителе ВКП(б) «политики» и «хозяйственники»?

Хозяйственники — безусловно, с радостью. Вождь освобождался для работы с ними. Возьмем Берию, ведь он был хозяйственником — на нем лежало осуществление атомных проектов. Как зампредсовмина он руководил многими отраслями промышленности, но в то время его главной головной болью была бомба. Да, он создал и атомную, и водородную бомбы и даже получил за это уникальную награду: он единственный за всю историю стал «Почетным гражданином СССР». Но ведь создал с опозданием. Атомную бомбу должен был создать в 1948 г., а она была взорвана лишь в 1949 г. И, может быть, потому, что проекты решения правительства по вопросам атомного проекта неделями лежали неподписанные у Сталина. А освободись Сталин от рутины ВКП(б), он становился для правительства (и для Берии) доступнее.

А как могли воспринять слухи о Жданове политики? Только с ужасом. Почему? С уходом вождя вес партии в стране резко падал, и, следовательно, падал вес каждого партийного чиновника. А с этим весом падали и льготы, и привилегии.

Представьте, пока вождь в партии, секретарь обкома мог решить любой вопрос из любой отрасли — хоть экономической, хоть военной. Секретарь обкома обращался в ЦК, и вопрос доходил до Сталина, на котором замыкалось в стране все. А что мог Жданов? Он бы просто не принимал вопросов, адресуя их в правительство. Уровень партии снижался до уровня парткома на предприятии в лучшем случае. А в худшем случае — до состояния в свое время правящей, а ныне забытой партии «Наш дом — Россия». Ее лидеры возглавляли правительство, но кому нужна сама эта партия, кто о ней знал, а ныне помнит?

Политики отпустить от себя вождя не могли ни в каком случае. В 1952 г., когда XIX съезд формировал руководящие органы, Сталин поставил вопрос о своем освобождении, хотя Жданова уже не было в живых: «Зачем нужно избирать меня секретарем ? Мне тяжело: и Совнарком, и секретарь... Годы... Какой это секретарь, у которого сил не хватает отчетный доклад сделать?» Но единодушное мнение 150 членов ЦК озвучил Маленков: «Я думаю, что нет необходимости доказывать, что так нужно. Иначе не может быть. Всем все понятно». Думаю, что все понятно было и Сталину.

Но кроме этой причины и кроме того, что Жданов был умен, против него работал и ряд других обстоятельств.

Жданов ведь был не один, нет сомнений, что и другие многочисленные функционеры партии не видели оснований, чтобы не быть Генеральным секретарем. Чем плох Хрущев? Правда, писать не умеет и даже в краткой резолюции на документе делает по три ошибки в каждом слове, но ведь для этого есть помощники. Они напишут, а читать Хрущев умеет. Да и говорит Никита Сергеевич сочно, образно, народно. Чем не Генеральный секретарь?

Кстати, ум Жданова по тем временам пугать политиков не мог — все же Жданов был не умнее Сталина, но и радости политикам от этого обстоятельства не было никакой.

И еще одно, о чем не принято говорить.

У нас в МИДе работает или работал чиновник, который под псевдонимом В. Похлебкин написал целую серию интереснейших книг по кулинарии. А в «Огоньке» он написал цикл статей о том, что ели вожди нашей страны, и судя по тому, что он написал, человек он очень информированный о подробностях частной жизни верхних эшелонов власти в СССР.

Похлебкин так описывал пристрастия Брежнева к еврейской кухне: «Жена, Виктория Петровна, по национальности еврейка, с первых же дней совместной жизни наладила домашнее столование. Надо сказать, что многие партработники и ответственные совслужащие выбирали в 30-е годы в жены евреек. Кулинарные навыки были у них гораздо лучше, чем у русских деревенских девушек, дай относились они к семейным обязанностям более добросовестно». Простим Похлебкину отсутствие соответствующего опыта в том, какие хозяйки лучше, и остановимся на другом. Ведь люди женятся в ранней молодости, и, кстати, не потому, что хотят хорошо покушать, а несколько с другими целями, о которых Похлебкин, по старости, видимо, забыл. И в плане реализации этих других целей сотни тысяч комсомольцев, секретарей ячеек и прочих потенциальных членов ЦК КПСС в 30-е годы женились на девушках самых разных национальностей. Если брать чисто среднестатистически, то тех, кто женился на еврейках, должно быть менее 1%, так как еврейки все же чаще выходят замуж за евреев. И тем не менее именно те неевреи, кто женился на еврейках, действительно чаще всего в своей карьере становились крупными партийными работниками. Чудеса?!

Так вот, об А.А. Жданове говорят, что он в чудеса не верил, еврейский блат не уважал, к космополитам безродным и к их неформальной организации относился без энтузиазма, людей к работе привлекал по деловым качествам, а не по знакомству или национальным признакам.

Я думаю, что и это не последняя причина того, почему в широких слоях партноменклатурных мужей еврейских жен идея о Жданове, как о Генеральном секретаре ЦК ВКП(б), не могла встретить широкого одобрения.

Но пора, пожалуй, поговорить и о генетике.


Хозяин | Продажная девка Генетика | Точный удар