home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Зачем она нужна

Но прежде отвлечемся на следующие рассуждения. В пору своего наивысшего расцвета генетика могла предсказать, какова вероятность появления в поколениях того или иного наследственного признака. Допустим, у вас сахарный диабет, и генетик, если он знает, на ком женаты вы и на ком в будущем женятся ваши дети, может предсказать, какова вероятность заболеть сахарным диабетом у ваших внуков. Вам это очень надо? То, что сахарный диабет — это наследственная болезнь, знали и без генетиков. Какая вам радость от того, что генетик вам объявит, что вероятность болезни у внуков равна 25%? Что вам толку с этих 25%?

Поскольку, как ученый, этот генетик живет на ваши деньги, то вы, наверное, предпочли бы, чтобы он, как ученый, занялся не дурацкими предсказаниями наследования признаков, от которых нет толку, а лучше бы искал способы, как вылечить сахарный диабет.

Материально улучшают нашу жизнь биологи-селекционеры. Они дают нам новые продуктивные породы животных и сорта растений. Уже в 80-х годах даже не генетики, а молекулярные биологи расспрашивали самых известных американских селекционеров, что дала им генетика. Выяснилось — ничего! Они используют старые способы своей работы не потому, что они ретрограды. А что им может дать предсказание признаков? Им ведь нужна не вероятность того, получится или нет нужная порода животного, а высокопродуктивные животные в любом случае. Им это баловство с процентами вероятности совершенно ни к чему.

Заметьте, я ведь говорю не об ошибках или недостатках науки о наследственности (Лысенко уточнял, что генетика — это наука о развитии), пусть генетика всегда права и ни в чем не ошибается, но сама-то она кому нужна? Что полезное для людей можно сделать с помощью предсказаний наследственности?

Нет, скажете вы, если генетика возникла, значит, была кому-то нужна, а не только ученым, зарабатывающим на ней хлеб. А вы вспомните — генетика возникла на рубеже веков, когда чернь стала отнимать власть у голубой крови.

У праотца Ноя было три сына: Иафет, Сим и Хам. Не знаю, есть ли это в Библии, но в народе это есть — считается, что от Хама произошла чернь, от Сима — жрецы, умные люди, а от Иафета — цари властвующие. «Хам пшеницу сеет, Сим молитву деет, Иафет власть имеет». И генетика «научно» утверждала, что потомки Хама имеют наследственность, которая не зависит от тела, то есть воспитания и образования. К власти или к жреческой, научной деятельности их допускать нельзя.

Кроме этого существовал и существует расизм. Еврейский, с его богоизбранностью и уверенностью в превосходстве еврейского ума. Наследственном превосходстве. Арийский расизм, который всем известен, и англосаксонский расизм, на который не принято обращать внимание. А ведь таблички «Только для белых» в США стали снимать лишь в 60-х, а в ЮАР — в начале 90-х.

Американцу Т. Моргану, заметившему, что наследственные признаки собираются в количество групп, равное количеству хромосом в половой клетке, оставалось сделать полшага, чтобы сделать более-менее точный вывод — за наследственность отвечают не гены, а участки хромосом. Но тогда за наследственность отвечало бы все тело, тогда, изменяя тело, можно изменить и наследственность. Ни в классовые, ни в расистские рамки это не укладывалось, и Морган упорно утверждал, что гены хотя и располагаются на хромосомах, но это отдельная от тела зародышевая плазма.

Без идей Вейсмана было бы трудно пристраивать по блату в институты деток определенной национальности или платить за ту же работу черному вдвое меньше, чем белому.


«Чайникам» от «чайника» о генетике | Продажная девка Генетика | Эталон подлости ученых