home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Борьба паразитов с учеными

Напомню, что формально (для публики) в споре Лысенко и вавиловцев речь шла о различных научных идеях. Генетики-вейсманисты, к которым присобачили и ботаника Вавилова, утверждали, что наследственность организмов изменить нельзя, а генетики-мичуринцы во главе с Лысенко утверждали, что менять ее и можно, и нужно. В научном плане, как вы видели, гениален был Лысенко, он был прав, и его правота даже в самых смелых предположениях была подтверждена уже в наше время. Но не это главное, паразитов наука и истина не волнуют, им лишь бы деньги были. Какая им разница какую теорию исповедовать — вейсманизм или мичури-низм? Почему же они не присосались к Лысенко?

А вот тут была принципиальная разница именно для жидов. Существует два института, два коллектива ученых. Один исповедует вейсманизм: пишет и пишет диссертации по изучению передачи наследственных признаков, расходы на зарплату его сотрудников все время растут, а выхода в практику никакого нет — нет ни новых сортов, ни новых пород. Государство вправе задать вопрос: а почему нет? Как же, отвечают вейсманисты, ведь наследственность изменить нельзя, она меняется только случайно из-за мутаций, вот мы и ждем такого случая, и ты, государство, плати нам деньги и тоже жди, пока произойдут полезные мутации!

А вот институт мичуринцев. Они отговориться тем, что наследственность изменить нельзя, не могут. И они меняют условия жизни организмов и меняют наследственность — выводят новые сорта растений, государство получает от их работы существенный доход.

Паразиты в первом институте тоже не прочь получить новый сорт и дать доход государству, но для этого нужны ум и трудолюбие. А вот этого у паразитов не было, и именно поэтому паразиты от биологии начали утверждать, что их вейсманизм — единственно верное учение, а лысенковцы хотя и дают стране отдачу, но дураки. Лысенко и его последователи со своими практическими результатами были для паразитов-вейсманистов как бельмо в глазу. Так хорошо было без Лысенко — денег навалом, за границу ездишь регулярно, статьи и диссертации пописываешь, и никто тебя не спрашивает, а что ты дал Родине?

Единственным выходом для генетиков-вейсманистов была не идейная, а физическая борьба с Лысенко. Опыты по подтверждению его теории запрещались, на Лысенко и его сторонников непрерывно писали доносы в «компетентные органы».

А в 1948 г. вейсманисты еще раз попробовали растоптать мичуринскую генетику. Партаппаратчики, интригуя против старшего Жданова, надоумили молодого выступить против научных идей Лысенко как бы от имени ЦК. Лысенко оскорбился и попросил у Сталина отставки с поста президента ВАСХНИЛ, на котором он находился бессменно с 1938 г. Однако Сталин не был бы Сталиным, если бы не распорядился провести дискуссию между сторонниками двух точек зрения в генетике. Эта дискуссия прошла на сессии ВАСХНИЛ 31 июля — 7 августа 1948 г.

Вейсманисты, которые бесцеремонно называли генетиками только себя и полагали, что ЦК их поддерживает, «поперли буром» на мичуринцев. Вот, скажем, образец выступления помянутого вейсманиста-менделиста И.А. Рапопорта.

«И.А. Рапопорт. Ламаркизм в той форме, в которой он опровергнут Дарвином и принимается Т.Д. Лысенко, — это концепция, которая ведет к ошибкам. Мы в десятках тысяч точных экспериментов убедились, что переделка животных и растений в результате только нашего желания не может быть достигнута».

Удивляет наглость вейсманистов, ведь Рапопорт «объяснял», что «переделка животных и растений в результате только нашего желания не может быть достигнута» людям, которые именно этим и занимались. Скажем, ученик Лысенко В.Н. Ремесло переделал яровую пшеницу в озимую именно по своему «желанию» и создал известнейший сорт «мироновская 808». Апломб вейсманистам не помог, мичуринцы легко били их научными фактами и доводами, не забывая съязвить по поводу целей генетиков в науке. К примеру:

«Н.В. Турбин. Несколько слов о реплике тов. Рапопорта о том, что цитогенетикам якобы известны и удается искусственно получать полезные мутации. Не знаю, какие факты он имеет в виду. Могу лишь напомнить, что академик Шмальгаузен, обобщая всю литературу по этому вопросу, приходит к выводу, что полезных приспособительных мутаций неизвестно... Говорить о полезных мутациях можно только в одном смыслечто эти мутации полезны для тех, кто их изучает, так как если изучаемые цитогенетиками мутации не являются и не могут являться источником материала для органической эволюции, то они являются вполне надежным источником материала для написания диссертаций и сравнительно легкого получения ученых степеней.

И.А. Рапопорт. Она является лучшей теорией, чем ваша. Обскуранты!

Н.В. Турбин. Toв. Рапопорт, желая упрекнуть мичуринцев, сказал, что нужно растить правдивые кадры, которые открыто смотрят на факты и не лгут ни себе, ни другим. Но те средства, к которым прибегает тов. Рапопорт для защиты генной теории, замалчивание и боязнь фактов, извращенное изложение хорошо известных фактов, оскорбительные реплики и истерические выкрикивсе это говорит о том, что сам тов. Рапопорт не принадлежит к правдивым кадрам».

Разгром паразитов был таким, что тут же на сессии многие вейсманисты стали прилюдно каяться в своих заблуждениях. -


Дворянские паразиты | Продажная девка Генетика | Т.Д. Лысенко