home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Эволюция по Великанову

Как мне кажется, прошло уже более двух лет с того момента, когда во время дискуссии о генетике и Лысенко я получил из Ленинграда в ответ от Л.П. Великанова нечто, что можно было бы назвать отчетом о научно-исследовательской работе. Это была работа примерно на 150 страницах машинописного текста, сшитых и переплетенных так, как это обычно делают с отчетами. Вооб-ще-то я и слезно, и с руганью просил читателей не посылать мне ничего подобного, а слать мне только статьи и только для «Дуэли». Но нашему читателю хоть кол на голове теши...

Так вот, прочел я эту работу и поразился: редко приходится читать что-либо более толковое! Надо было обязательно дать это в газете, но тут возникло два затруднения.

Если напечатать весь текст, то в номере «Дуэли» с этим текстом на первой странице останется лишь ее название, а на всех остальных страницах будут только мелкие буковки. Вообще это не велика проблема, поскольку у нас в газете редколлегия делает с газетой все, что сочтет нужным, а редколлегия — это я. И раз мне работа понравилась, то с меня сталось бы и весь номер отдать под Эволюцию по Великанову. Главное было в другом — вся работа Великанова предназначена не обычному человеку, а биологам, в связи с чем она написана на их собачьем жаргоне так грамотно, что даже мне ее читать было очень трудно. Ну вот, к примеру, Великанов доходчиво поясняет, о чем он пишет: «Предлагается рассматривать организм как генотипически гетерогенную клеточную популяцию, а геном отдельной клеткикак «вертикальную» популяцию в онтогенезе клетки возникающих вариаций генома».

Я такими словами не пользуюсь даже при крайнем возбуждении (при том, что «геном твою мать!» — звучит неплохо), поэтому хотя я и знаю их смысл, но мне каждый раз приходится останавливать чтение и вспоминать, к примеру, о какой попе идет речь в слове «популяция». А это трудно, это раздражает, получается не чтение, а мука.

Поэтому я сделал то, чего редакция никогда не делает, — отослал эту работу J1.П. Великанову с убедительнейшей просьбой написать по ней статью человеческим языком для «Дуэли». В ответ — молчание. А мы не храним адресов наших авторов, и я попал в дурацкое положение — не мог послать Великанову повторный запрос. В конце концов я дал сообщение прямо в газете и через какое-то время получил обратно ту же работу и письмо.

«Ятот самый, из Ленинграда, что присылал Вам с год назад рукопись по направленной изменчивости организмов, Великанов Леонид Петрович.

Сожалею, что досадил Вам невыполнением Вашей просьбы написать газетную статью на эту тему. Не смог. А шкурная цель была достигнутанаконец-то удалось поделиться с близким по духу человеком тем, что когда-то глубоко волновало, да еще получить похвалу! И от кого! Однако самой рукописи назад не получал. Правда, и не надеялся.

Пользуясь любезностью моего доброго приятеля Валентина Сергеевича, которому я обязан и первым своим обращением к Вам, посылаю обнаруженный при очередном переезде еще один, правда, подслеповатый, и теперь уже, наверное, окончательно последний экземпляр моего «отчета». Прошу снять с него копию и выслать его мне. Но не почтой, а с оказией. Кто-нибудь от Вас будет в Питере, позвонит мне домой или на работу, я подъеду и заберу. Не ахти что, но у меня будет возможность, наткнувшись в бумагах на рукопись и полистав, согреть душу: «Ай да... сукин сын»!

К «отчету» прилагаю еще суховатую, короткую статью на эту тему, которую мне удалось депонировать, отчаявшись опубликовать сам «отчет». «Отчет» я беру в кавычки, т.к. это не было отчетом, а своего рода импровизацией, криком души от обиды за Ламарка, Мичурина, Лысенко. Недавний Ваш материал про Лысенко-генетика заставил снова дрогнуть сердце. Захотелось покопаться. Все хорошо, все правда, но не вся. Конечно, мои симпатии на стороне Трофима Денисовича, но ведь его образные определения уязвимы. Явный «недочет в понятиях». Навести здесь порядок в Вашем ключе «Что есть что»? («кто есть кто» ? — частный случай) — святое дело. У Вас было удачное определение ДНК, хромосом в предыдущих публикациях. В свете свежих определений многое встанет на место объективно, без наших эмоций. Это бьет вернее, чем самая страстная ненависть. Может быть, и «генетикам» высветится какой-то позитив.

Если случится и у меня какая-никакая «импровизация» на эту тему, конечно же, кинусь с Вами поделиться!»

Ну, вы видели!!!

Оказывается, из-за того, что эти генетики-придурки не обратили внимания на его работу, Великанов обиделся на всех и решил ничего больше не делать. Задепони-ровал в 1982 г. статью (утвердил свой приоритет) и с тех пор пальцем не хочет пошевелить! Вот вам русский Ванька, как на ладони.

Еврей бы уже с отчаяния весь волосяной покров на теле по волоску вырвал, немец бы стены головой бил и с ума сошел, как Земмельвейс. А нашему русскому Ваньке хоть бы хны! Сидит и ждет, пока кто-нибудь на халяву сделает его работу. Вот ведь какой мы народ терпеливый!

А мне еще умники доказывают, что страхом, дескать, не заставишь людей работать, что подчиненных нужно убеждать. Какое «убеждать»! Дрыном их надо, дрыном — и каждый день (для профилактики), иначе работать не будут!

Поскольку подходящего дрына для Великанова у меня нет, то делать нечего — придется мне самому рассказать вам, что открыл Великанов и в чем блеск его открытия.


Т.Д. Лысенко | Продажная девка Генетика | История вопроса в науке