home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава девятая

Возвращение в рай

Остался последний вопрос: чем брал «колдун» Лобановский мастеров, с которыми то побеждал, то проваливался? Я не уверен, что все, с кем он ходил походами, давали себе ясный отчет в том, что написано на знаменах, какого они цвета, каков устав службы. Не раз мне приходилось слышать от ветеранов ругательства, слова осуждения, протеста… а другие стояли за него: горой превозносили. И все-таки несомненно, что он владел душами… Редкостная, старообрядческая, гугенотская целеустремленность покоряла.

Лев Филатов (из статьи «Валерий Лобановский: за и против»)

Находясь в Кувейте, Валерий Васильевич пристально следил за киевским «Динамо». Он знал каждого футболиста (разумеется, пока не лично), игравшего в составе команды, в которой провел столько лет в качестве футболиста и тренера.

В те годы «Динамо» тренировал Йожеф Сабо — один из лучших игроков команды за всю ее историю. Сверхтемпераментный, неуемный и чрезвычайно жесткий в прошлом полузащитник превратился в весьма достойного тренера команды, которая выигрывала один за другим звания чемпионов Украины, но не могла добиться значительных результатов на международной арене. Тем не менее, киевское «Динамо» оставалось одной из лучших команд Восточной Европы, соперничая с извечным противником — московским «Спартаком» — за право называться лучшей командой постсоветского пространства. Это уже было значительным результатом, особенно если вспомнить, в какой кризис угодили после развала империи такие прославленные клубы, как обладатель Кубка кубков «Динамо» (Тбилиси), «Жальгирис», «Арарат», «Динамо» (Минск) …

В этом печальном ряду вполне могла оказаться и самая знаменитая команда бывшего СССР — киевское «Динамо».

Если бы у руля команды не встал Григорий Суркис.

Приняв, а точнее, выхватив команду у прежнего руководства, которое, распродав ведущих игроков, умудрилось довести клуб чуть ли не до банкротства, Суркис энергично взялся за наведение порядка в команде, которую он боготворил с юношеских лет. Добавим, что Григорий Михайлович не был чужд футболу и как игрок — ему довелось поиграть в рамке на весьма приличном уровне, но по разным причинам стезю он выбрал все же иную, не футбольную.

Удачливый и видящий далеко вперед бизнесмен (а впоследствии еще и политик) стал одной из самых заметных фигур в Украине 90-х. Без него мы, возможно и очень вероятно, так и не стали бы свидетелями возвращения Лобановского в Киев и создания им третьей «команды-мечты» (после триумфов семьдесят пятого и восемьдесят шестого годов).

Новый президент не только избавился от «наследных» долгов, но и решил материально-житейские проблемы футболистов: обеспечил их прекрасными квартирами и машинами, предложил весьма приличные зарплаты, требуя взамен только одного — полной самоотдачи как непременного условия превращения «Динамо» в команду европейского уровня.

Еще в девяносто четвертом году Григорий Суркис вместе со своим братом Игорем попытался сделать предложение Лобановскому, который продолжал работу в Персидском заливе. Лобановский отказался — он был связан контрактом и, к тому же, наверняка хотел получше узнать новое руководство «Динамо». Именно такую причину обычно называют в официальных летописях, на самом же деле достаточно хорошо известно, что окружение Лобановского настроило ВВЛ против нового клубного руководства.

«Я пока еще не созрел принять ваше предложение», — вежливо сообщил Валерий Васильевич братьям Суркисам.

Хотя, думается, уже тогда Лобановского не могла не подкупить столь горячая заинтересованность в его возвращении, а также готовностью руководства «Динамо» на выплату крупного штрафа его аравийским работодателям.

И здесь надо отдать должное Григорию Суркису, который, пытаясь склонить ВВЛ к возвращению, проявил завидную настойчивость и последовательность:

«Нас не покидало ощущение того, что если мы не вернем Лобановского, то нам будут говорить — да нет, только Валерий Васильевич мог создать классную команду.

Многие не верили в него, многие сомневались, что он будет в состоянии создать ту команду, которой будет под силу многое в Европе. Но мы понимали, что если даже придет Лобановский и не сумеет сделать того, чего жаждет от него многомиллионная армия поклонников «Динамо», то все равно этот этап нужно пройти. Потому что если этого этапа не будет, то мы все равно мыслями обязательно будем возвращаться: а вот если бы был Лобановский, то он обязательно создал бы суперкоманду!»

Даже сегодня Григорий Суркис помнит каждую деталь, каждый телефонный разговор, каждую встречу с Лобановским на протяжении всех лет, когда они работали вместе…

Наконец, в ноябре девяносто шестого года, после нескольких дней (да что там дней — лет!) напряженных переговоров долгожданный контракт был подписан. Лобановский в третий раз возвращался в киевское «Динамо»!

Григорий Суркис вспоминает: «Допустил я одну ошибку, о которой до сих пор так жалею!.. Уже когда договорились обо всем, я вдруг взял и сказал: мол, Васильич, нужно взять и доказать всем… Через секунду я осознал, какую глупость сморозил! Лобановский посуровел, глянул исподлобья и промолвил мрачно: «А зачем? Я уже все всем давно доказал!»

И тем не менее, Лобановский принялся доказывать. Он почти не привлекал новых игроков — все они уже были в клубе. Единственная бросившаяся в глаза перемена, которую произвел ВВЛ, — вместо Дмитрия Михайленко он поставил на позицию опорного полузащитника Андрея Гусина, отобранного из второй динамовской команды. Гусину, уже было собиравшемуся за кордон вследствие постоянного прозябания на скамейке запасных, удалось в одном из матчей забить сумасшедший по красоте гол. Лобановский, внимательно следивший за ходом матча, сказал окружающим: «А вот и готовый опорный полузащитник для основной команды!»

Андрей, для которого приход Лобановского в команду коренным образом изменил его судьбу, не мог скрыть удивления: «После прихода нового тренера мы три месяца барабанили на сборах. И потом команда вроде бы с теми же игроками ка-ак стрельнула в Лиге чемпионов! И на протяжении нескольких лет достигала хороших результатом с огромной мотивацией».

Мотивация! Слово, которое Лобановский употреблял очень часто и которым объяснял многое, очень многое. Мотивация — то есть то, что побуждает человека к действию — не обязательно должна быть выражена в пачках зеленоватых купюр, она складывается из многих вещей: командного духа, уверенности в завтрашнем дне, жажды успеха, амбиций… Да можно ли перечислить все эти факторы — их десятки! Именно мотивация и последующее создание из совокупности рвущихся в бой, заинтересованных игроков коллектива пресловутой команды-звезды — вот главная характеристика методики Лобановского. Остальное — научный анализ, подсчет ТТД, универсализация, тотальный, он же современный, футбол — принято почти повсеместно и давно уже никаким ноу-хау не является.


Из первоисточника | Лобановский. Послесловие | Из первоисточника