home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Из первоисточника

Какой уровень мотивации у тех же футболистов, которые играют? У них уровень мотивации — достижение результата. Приходят новые футболисты, у них уровень мотивации — стать конкурентоспособными известным футболистам. Есть тренеры, так называемые тренеры-пожарники, — они приходят и спасают команду в трех-четырех играх — вот это мотивация. А дальше все постепенно становится на свои места. Приходит следующий тренер, опять на какое-то время появляется новый уровень мотивации. Да, этот новый уровень будет иметь место некоторое время, но в дальнейшем все зависит от идей этого тренера, от постановки тренировочного процесса, от его требований — вот самое главное. Тогда будет определенная стабильность. При этом будут спады и подъемы, но это нормальная вещь. В футболе никто еще пока не создал команду, которая все время выигрывает у других…

Валерий Лобановский (из интервью телеканалу НТВ)

Мотивация! Когда человек не только может, но и хочет. Именно здесь, на наш взгляд, кроется разгадка триумфа и трагедии Лобановского, да простится нам столь банальное выражение. Для выхода игрока на новый уровень нужно было многократно повысить интенсивность физических нагрузок; люди роптали, могли даже тихо возмущаться, но терпели, понимая, что если пересилить себя, перетерпеть, то результаты проделанной работы обязательно скажутся (хотя иногда и дорогой ценой — по признанию Стефана Решко, у некоторых футболистов происходили патологические изменения в организме…).

Многих футболистов «Динамо» разных лет встреча с Лобановским заставила взглянуть на футбол как на главное дело в их жизни. Александр Заваров, например, считал, что только в «Динамо» и только у Лобановского он понял: если сильно захотеть, то можно добиться многого, если не всего.

Лобановский терпеливо объяснял, рисовал перспективы, не гарантируя при этом быстрых успехов. И если ему удавалось достучаться до самых глубин подсознания подопечных — почти немедленно возникали «Динамо»-75, «Динамо»-86, «Динамо»-98…

И наступало время очередного триумфа!

В этом и заключалось искусство Лобановского, наука Лобановского, футбол Лобановского, гений Лобановского!

Ведь действительно, в команде оставались те же люди, что были и били до него: Шовковский в воротах, защита справа налево — Лужный, Ващук с Головко, Дмитрулин, в середине — Гусин, Косовский, Калитвинцев и Максимов (белорусские полузащитники Белькевич и Хацкевич, а также Каладзе тогда еще не считались основными, их время наступит чуть позже), в нападении — Шевченко и Ребров.

Практически все они тогда — молодые и горячие, жаждущие побед….

Капитан команды Александр Головко, за которым после грядущих триумфальных побед в Лиге чемпионов начнут охотиться ведущие европейские клубы, полагал, что после прихода ВВЛ «изменилось прежде всего отношение к работе. Мы приняли все его нагрузки, мы три года ловили каждое слово, каждый жест Лобановского, пропуская их через себя и усердно работая на тренировках. Мы хотели доказать, что можем чего-то добиться не только на внутренней арене, но и в Европе».

Даже самый ярый противник Лобановского, самый ярый скептик не сможет отрицать: с его приходом «Динамо» чудесным образом преобразилось. Уж простите за штамп, но именно чудесным! Так и только так это тогда воспринималось болельщиками.

Столь же внезапно воскресла и вера в команду, основательно подорванная годами пребывания в европейском болоте. И пошли сенсационные победы: первое место в группе Лиги чемпионов, основательно сдобренное двумя сокрушительными поражениями, нанесенными «Барселоне» — 3:0 дома и 4:0 в гостях! После упущенной победы в игре с «Ньюкаслом» (2:2, хотя по ходу встречи динамовцы вели 2:0) Лобановский, явно желая, чтобы от него отвязались огорченные журналисты, буркнул: «А что «Барселона»? Посредственная команда, справимся и с ней…»

Любопытная черта человеческой психики — до чего же быстро мы привыкаем к хорошему и забываем, что когда-то могло быть и было иначе! Весной девяносто восьмого, в четвертьфинале Лиги чемпионов, народ уже чуть ли не требовал от «Динамо» победы над «Ювентусом». Особенно после гостевой игры, завершившейся вничью — 1:1 (Гусин открыл счет, воспользовавшись подарком Дешама. А потом был эпизод, заставивший возненавидеть английского судью Пола Даркина: Биринделли сбил выходившего один на один Реброва, но пенальти не последовал…).

После матча нападающий туринцев Алессандро Дель Пьеро не мог скрыть своей растерянности, заявив, что он уже давно не сталкивался с такой защитой, как у киевлян. «То, что продемонстрировало «Динамо», — сказал он, — даже не «каттеначио», это «суперкаттеначио». Мяч просто-напросто не хотел идти в ворота…»

Спустя две недели в Киеве «Ювентус» уверенно и в то же время непринужденно поставил все на свои места и разгромил «Динамо», как раз накануне игры удивительным образом наплевавшее на суеверия и перебравшееся в новое здание базы в Конча-Заспе — 4:1.

Как выяснилось, урок не пропал даром. Уже в следующем сезоне «Динамо» покорилась новая вершина: в третий раз в своей истории оно добралось до полуфинала Кубка чемпионов. Но на каком же волоске все это висело — вспомнить страшно! В квалификационном раунде Лиги нам встретилась на пути пражская «Спарта» — клуб, который и в лучшие времена в грандах не числился, но зубки у него были крепенькие, можно даже сказать, железные, что чехи и продемонстрировали, обыграв «Динамо» в Киеве — 1:0. Тогда же у Хацкевича взыграло ретивое, он заработал красную карточку и пять матчей дисквалификации…

Игра нервов продолжилась и в столице Чехии — стопроцентный пенальти за снос Дмитрулина судья ставить отказался, и лишь на 88-й минуте Шевченко наконец улучил момент и выскочил к воротам. Его удар вратарь парировал, и счастливый момент уже казался безвозвратно и безнадежно утраченным… Но под мяч подставился чешский защитник с музыкальным именем Петер Габриэль, и счет по итогам двух матчей сравнялся. А потом была чудовищно напряженная, «валидольно-корвалольная» серия пенальти, когда динамовцы промахнулись дважды, но героический Шовковский взял целых три пенальти и наконец Юрий Дмитрулин вколотил решающий мяч (любимый игрок Лобановского с тех пор стал прозываться Боссом)!

После выхода в групповой турнир легче не стало. После гостевого поражения от греческого «Панатинаикоса» (того самого, с которым была связана дисквалификация «Динамо» несколькими годами ранее. Победу «Динамо» со счетом 1:0 и гол Косовского тогда отменили из-за «дела о шубах»… Три года спустя киевляне отменно начали матч с тем же соперником, забили гол и вели игру, но вдруг провалились во втором тайме). После домашней ничьей с «Лансом» (на гол Шевченко после подачи углового французскому чемпиону нашлось чем ответить, несмотря на подавляющий перевес наших футболистов) шансы на выход из группы казались минимальными… А когда еще и в Лондоне «Динамо» проигрывало «Арсеналу»!!! До последней минуты, когда пас Валентина Белькевича обманул английских защитников, создававших искусственное «вне игры», и Сергей Ребров сравнял счет.

Но вот что бросалось в глаза — «Динамо», за исключением второго тайма с греками, играло вдохновенно и мощно. Оставалось лишь реализовать перевес. И это было сделано — следующие три матча «Динамо» выиграло более чем уверенно (если не считать упорнейшей ответной игры с греками в Киеве, когда все решил мяч, пробитый Сергеем Федоровым и затолканный в ворота «Панатинаикоса» после нелепого двойного рикошета). В том числе и последний — на поле французского чемпиона — «Ланса», клуба из крохотного шахтерского городишки, где вместимость стадиона существенно превышала численность населения.

В четвертьфинале жребий выбрал динамовцам «Реал». Как говаривал один журналист, жизнь — не эвклидова геометрия, а потому дайте мне два факта, и я проведу через них сколько угодно прямых. Это мы к тому, что всегда есть возможность испортить радость от победы, поведав миру, что соперник был, может, и с громким именем, но сейчас в таком состоянии, что не надругался бы над ним только ленивый… Так говорили о «Барселоне» — ишь, до чего довели ее травмы и Луи ван Гаал, что Луиса Энрике пришлось правым защитником ставить, а Ривалдо с трех метров по пустым воротам не попал! И забывали, что в промежутке между двумя матчами с «Динамо» «Барса» обыграла в гостях злейшего врага и главного своего испанского соперника — мадридский «Реал»!

Вот и перешли к мадридскому клубу. А он в канун встреч с «Динамо» и в самом деле переживал не лучшие времена, хоть и владел Кубком чемпионов. Немца Юппа Хайнкеса попросили с тренерского мостика «Реала», невзирая на трофей. Пришедший вместо него голландец Гус Хиддинк (тренер «корейской сенсации» на чемпионате мира 2002 года, ныне возглавляющий эйндховенский ПСВ) успешно завалил команду; и незадолго до четвертьфинала в нее вернулся Железный Валлиец Джон Тошак, который соперничал с Лобановским не только габаритами, но и, как видите, прозвищем. А вот как тренер бывший форвард «Ливерпуля», к счастью, Валерию Васильевичу явно проиграл, что и доказали два поединка — в Мадриде и Киеве.

Испанский вояж свелся к роскошному голу Андрея Шевченко в контратаке и ответному удару Миятовича со штрафного, а киевская игра закончилась победой динамовцев со счетом 2:0. Процитируем выражение телекомментатора Владимира Маслаченко — как поезд мимо нищего, промчалось «Динамо» в полуфинал мимо одного из богатейших клубов Европы!

В полуфинале киевляне встретились с давним недругом — мюнхенской «Баварией» (эта команда вообще-то всегда именовалась «Байерн», но как издавна повелось у нас, так и будем называть — во избежание путаницы). Той самой, что противостояла динамовцам в Суперкубке 1975 года, а двумя годами позже была бита в Кубке чемпионов, но взяла реванш в групповом турнире Лиги чемпионов в девяносто четвертом году, обыграв динамовцев и в Мюнхене — 1:0, и в Киеве — 4:1 (именно после этого матча Йожеф Сабо положил перед Суркисом заявление об уходе из клуба).

После первого полуфинального матча с германскими футболистами Лобановский скажет: «Два матча у меня были, когда я так и не понял — что же произошло? Мы должны были обыгрывать Бельгию на чемпионате мира в восемьдесят шестом; мы обязаны были побеждать «Баварию» в девяносто девятом! Более того, во втором случае мы были очень близки к этому, но собственные грубейшие ошибки нам помешали…»

Мы до сих пор вспоминаем и еще долго будем вспоминать момент, когда при счете 3:1 в пользу «Динамо» один на один с вратарем Каном выскочил Виталий Косовский, но мяч подпрыгнул, ударившись о кочку, и удар пришелся в небеса… Потом будет эффектный обводящий удар Эффенберга со штрафного метров с 25-ти — динамовцы пропустят совершенно необязательный мяч. А незадолго до конца матча гости, окончательно придя в себя, выровняют игру, и нападающий Янкер, по прозвищу Отбойный Молоток, сумеет продавить динамовскую защиту. На мгновение избавившись от опеки Головко, он заставит умолкнуть бушевавшие трибуны «Олимпийского» — ничья 3:3.

После матча Лобановский горько сетовал на то, что его команда не верила: «Баварии» можно было забить не три, а даже шесть-восемь мячей! В этом случае судьба полуфинала уже была бы решена…»

Ответный матч в Германии принес «динамовцам» поражение после единственного удара Марио Баслера — киевляне выбыли из турнира, находясь в шаге от заветной мечты. У многих сложилось тогда впечатление, что наши игроки были надломлены именно неудачей в первом матче, когда они имели все шансы переиграть «Баварию».

Тогда украинская пресса и болельщики почти не сомневались, что уже в следующем сезоне динамовцы достигнут вожделенного финала — ведь налицо было постепенное продвижение к самому заветному трофею европейского клубного футбола.

Но были те, кто понимал — то «Динамо» прошло зенит своей славы.

Летом ушел в «Милан» Андрей Шевченко. Сам ВВЛ настаивал на его контракте с этим клубом, понимая, что Шевченко нельзя было дальше удерживать в киевском «Динамо» — оно уже дало ему все, что могло, и достаточно получило в ответ. За три года работы рядом с Лобановским Шевченко намного перерос уровень чемпионата Украины и теперь, говоря языком ВВЛ, должен был получить новый уровень мотивации. Предложение отправиться в сильнейшую европейскую команду стало тем самым вызовом судьбы, который помог Шеве прогрессировать дальше.

Переход Шевченко в «Милан» получил, мягко говоря, неоднозначную оценку. Так бывает всегда, когда от нас уходят молодые и талантливые… Но давайте задумаемся: а что если бы динамовский форвард остался в родном Киеве? Сумел бы он продолжить выступления на высоком уровне? Вспомним, например, великолепного форварда Виктора Леоненко, который погубил свой несомненный талант не только в силу характера, но и потому, что не перешел вовремя в престижный клуб, не получил новых стимулов!

Здесь необходимо заметить, что команды Лобановского, к великому нашему сожалению, долго не жили — повторить серьезный европейский успех тем же составом с небольшими модификациями уже не удавалось. Вспомните, после триумфального семьдесят пятого последовал кошмар семьдесят шестого, сменившийся небольшим подъемом в семьдесят седьмом (полуфинал Кубка чемпионов) и — все! (Давайте не будем считать чемпионаты СССР. В них «Динамо» действительно доминировало, но вряд ли стоит ограничивать амбиции очередной победой над московскими конкурентами. Как, например, сейчас руководство «Динамо», по большому счету, вполне равнодушно относится к исходу первенства Украины — приелось!) …

Далее: в восемьдесят шестом году — второй Кубок кубков, в следующем сезоне — выход в полуфинал Кубка европейских чемпионов, наконец в восемьдесят восьмом — финал чемпионата Европы. И — до свидания. Ничего не последовало и за взлетом 1999 года. Почему? Рискнем сделать одно предположение, только сразу отложим в сторону версию о том, что в «Динамо» были приняты сверхнагрузки и потому игроки элементарно надорвались, будучи не в состоянии продолжать играть. Было и такое, но, пожалуй, дело все-таки в другом.

Лобановскому действительно удавалось заинтересовать и мотивировать своих подопечных — то ли деньгами (а это фактор немаловажный, сколько бы ни рассказывали о советском патриотизме и бескорыстии. Конечно, все было, однако…), то ли победами, то ли выгодными контрактами за границей (как это было в конце 90-х). Но! Проблема в том, что Лобановский был фанатиком футбола, а большинство его игроков — нет. Он все годы жил исключительно футболом, а они — нет!

Да, на несколько лет — три, четыре, пять — можно было уговорить игроков стать чуть ли не аскетами, можно было их заставить сцепить зубы, шесть дней в неделю проводить в «золотой клетке» на базе, оставить детей без отца, а жену без мужа. Но потом, по истечении этого срока (который у каждого, конечно, был свой), действие мотивации заканчивалось, причем независимо от того, удалось команде какое-то серьезное достижение или же она ограничилась серией побед в национальном чемпионате.

Один наш знаменитый футболист, попав за рубеж, изумлялся: «Надо же — оказывается, можно тренироваться один раз в день, жить полнокровной жизнью и при этом неплохо играть в футбол! Да что неплохо — на самом высоком уровне!» А как вам диалог Юрия Максимова с его партнером по бременскому «Вердеру» Дитером Айльтсом, ветераном из ветеранов, чемпионом Европы-96: «Слушай, Юра, чего это мне уже тридцать шесть, а я здоров, как бык, и никаких травм, а ты все время хромаешь?» — «Побегал бы ты кроссы в Ялте по галечке, так небось и до тридцати не доиграл бы…»

Теперь попытайтесь вбить в головы нормальных молодых парней со здоровыми инстинктами и желаниями, что они должны лучшие годы посвятить даже не столько зарабатыванию денег, сколько удовлетворению амбиций, которые, между прочим, далеко не у всякого в достаточном количестве имеются! Как убежденно говорил югославский тренер Вуядин Бошков: «Легионер из Союза поимел свой первый миллион и тут же принялся его тратить. Легионер же с Запада стремится заработать второй…»

Когда пришло приглашение из сан-себастьянского «Реала Сосьедад» нападающему Георгию Деметрадзе, Валерий Лобановский пригласил грузинского форварда на индивидуальную беседу:

— Вот если бы пришел факс из Испании, — спросил тренер, который еще год назад произнес фразу после перехода Георгия из «Алании»: «Вот это действительно нападающий! Это игрок!», — ты бы поехал или же решил доказать, что второй сезон ты можешь провести в команде значительно лучше, нежели первый?

Деметрадзе задумался и спросил:

— А что за команда, Валерий Васильевич?

— Хочу предупредить, — ответил ВВЛ, — что команда малоизвестная.

— А что за финансовые условия?

— Значит, получать будешь незначительно больше, чем у нас, а может быть, даже и меньше.

Поколебавшись, нападающий пробормотал:

— Я, пожалуй, поехал бы.

— Спасибо за честность, — ответил Лобановский и, как только Деметрадзе вышел из комнаты, немедленно перезвонил Игорю Суркису.

— Отправляйте Деметрадзе, — сказал тренер. — Мне он больше не нужен.

Эту историю нам поведал сам Игорь Суркис. Нынешний президент «Динамо» всегда был уверен: «Для Лобановского самым страшным являлось предательство. Если команда не была заряжена одной целью, то он чувствовал это и пытался с такими людьми расстаться. Может быть, он даже раньше времени расстался с Юрой Калитвинцевым, но, несмотря на то, что у них оставались прекрасные личные отношения, Лобановский понимал — у игрока уже нет прежней мотивации…»

Тем не менее, по инерции «Динамо» еще играло. Преодолев со скрипом первый групповой турнир Лиги благодаря эффектной победе над леверкузенским «Байером», вторую стадию киевляне уже не смогли пройти. «Реал» и «Бавария» оказались круче, а норвежский «Русенборг» — гораздо уступчивее «Марибора» — соперника киевлян на предыдущем этапе. Хотя Сергей Ребров тогда блистал, и был момент, когда казалось, что близко новое счастье… Но нет.

И началась неуклонная сдача завоеванных позиций под лозунгом строительства новой команды. И проблема заключалась отнюдь не только в «Динамо». Весь украинский футбол вступил в черную полосу — полосу, которая неизвестно сколько протянется и которую можно было предвидеть. Мы начали расплачиваться за те годы, когда с наступлением независимости был нанесен страшный удар в самое основание футбольной пирамиды — фактически погибли детско-юношеские школы, готовившие новых футболистов.

Поколение Шевченко, Реброва, Ващука и иже с ними оказалось последним, начавшим занятия еще при СССР — а за ними пока нет ничего. Четыре года в стране не могли найти для сборной атакующего полузащитника приличного международного уровня! Четыре года! И деваться от этой горькой истины некуда. Здесь уже и Лобановский был бессилен…


Глава девятая Возвращение в рай | Лобановский. Послесловие | Из первоисточника