home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Из первоисточника

Раньше мы несли ответственность перед трудящимися. Мы играли для зрителей — семьдесят-восемьдесят тысяч было на каждом матче. Но мы не несем никакой ответственности перед двумя-тремя тысячами зрителей, которые сегодня приходят на футбол! Никакой! Какая ответственность может быть перед людьми, которые не ходят на футбол, а только читают, что происходит? Люди должны ходить на стадион, театры не могут быть пустыми. Не могут артисты играть в пустом театре — для кого они играют? Поэтому те, кто не ходит на стадион, с моей точки зрения, не имеют права говорить о футболе. В Англии команда идет на пустом месте — полный стадион. И в Англии, уходя со стадиона, зрители не кричат футболистам: «Ганьба!»

В. Лобановский (из выступления на пресс-конференции)

Действительно, в Англии стадионы всегда переполнены, и зрители щедро аплодируют своей команде, если они видят, что, несмотря на проигрыш, она без остатка отдала игре все силы. Но… Давайте же, наконец, признаем, что наши футболисты живут и играют в тепличных, по сравнению с западными, условиях, и это же относится к функционерам. У нас не принято размалевывать виллы президента клуба оскорбительными надписями, а потом поджигать их, не принято бить футболистов и переворачивать их автомобили, как в Италии (достаточно вспомнить историю с «Фиорентиной» в конце сезона 2001/2002 или пострадавшего от фанов «Лацио» игрока «Ромы»…) или в Бразилии. У нас не избивают футболистов за переход в другую команду, как это произошло, например, с полузащитником сборной Англии Полом Инсом, когда тот посмел покинуть «Вест Хэм»… Таких примеров можно привести сотни, если не тысячи!

Мы уверены, что наш болельщик, наверное, самый терпеливый в мире. Единственная форма его протеста — просто не прийти на стадион. Наш фанат приучен ждать: лучшей жизни, очереди на квартиру, машину, более престижной работы. И он готов так же терпеливо надеяться на грядущие успехи своей обожаемой команды. Но с ним, родимым, нелишне хоть иногда объясняться, анализируя причины побед или поражений.

То же самое и журналисты — они пишут статьи в газеты, которые покупают болельщики, надеясь прочитать аргументированный разбор вчерашней игры. Справедливости ради еще раз отметим, что уровень спортивной журналистки за годы после развала СССР упал так же катастрофически, как и уровень жизни людей во многих постсоветских республиках. Такие легендарные фигуры, каким был, например, тот же Лев Филатов, уже практически не встретишь (сколько бы ни твердил ВВЛ, что Филатов, ничего не понимая в футболе, уничтожал его «под заказ»). Поэтому Лобановский откровенно говорил журналистам перед началом беседы: «Продолжительность нашей беседы будет зависеть от качества ваших вопросов…»

Кстати, в девяносто восьмом году Лобановскому хватило мудрости, мужества, чтобы объясниться с болельщиками и спортивной прессой. Домашнее поражение от «Ювентуса» в четвертьфинале Лиги чемпионов — 1:4 — было воспринято людьми чуть ли не как крушение всех надежд. Только многие воспрянули духом после побед над ПСВ и «Барселоной», как такое… А тут добавился и переезд на новую базу накануне игры (против всех суеверий! Что бы кто ни говорил, практически все футболисты — народ очень суеверный и к приметам доверчивый, только многие из них это почему-то скрывают) и какой-то непонятный конфликт с капитаном «Динамо» Юрием Калитвинцевым. Удручал и сам крупный счет в матче против итальянцев: европейский гранд ногами Зидана, Давидса и Индзаги просто растоптал «Динамо».

И Лобановский решил созвать пресс-конференцию. Он говорил четко и веско: «Мы еще не дозрели. Если бы «Динамо» выиграло, это нанесло бы удар футболу — «Ювентус» играет в куда более современный футбол».

ВВЛ называл цифры — сколько тактико-технических действий сделал Зидан, сколько Давиде (оба — более 120-ти), с какой эффективностью, сожалел, что нашим футболистам до этого еще расти и расти…

Увы, он лишь дважды за всю свою жизнь нашел силы для столь откровенного разговора — разговора полезного и долгожданного. Подобное, как мы уже описывали выше, четырнадцатью годами ранее, после провального сезона «Динамо», когда отставка Лобановского обрисовалась на горизонте более чем угрожающе. Тогда ВВЛ тоже нашел в себе силы объясниться и с командой, и с прессой.

А в девяносто восьмом как-то враз, в одночасье успокоились все. Убедились, что работа идет и, видимо, в правильном направлении. Она действительно шла, потому уже через год был успех, выдающийся успех, который кажется в наши дни чем-то невероятным и непостижимым — полуфинал Лиги чемпионов и финал, который мы почти потрогали руками… Последний наш крупный успех. Год 1999-й надолго останется в памяти как самый оптимистический в футболе Украины. Именно тогда мы уверовали, что нам по плечу все.

Игорь Суркис (он был наиболее близок с Лобановским в последние пять лет его работы в «Динамо») дает высокую оценку европейским успехам киевлян: «При очень слабом чемпионате Украины дойти до четвертьфинала и полуфинала Лиги чемпионов… Это я оцениваю даже выше, чем выигрыш Кубка кубков в семьдесят пятом и восемьдесят шестом годах. Согласитесь, что уровень команд, которых преодолело «Динамо» в девяносто восьмом и девяносто девятом, значительно выше, чем тех, что стояли на пути к победам в Кубке кубков!»

После поражения от Германии, перечеркнувшего всё своей безысходностью, пресловутая общественность и главный выразитель ее умонастроений — пресса — сорвались с цепи. Хотя, по сравнению, например, с российскими коллегами, украинские журналисты весьма толерантны — вспомните, какой критике подвергся тренер российской сборной Олег Романцев после оглушительного провала на чемпионате мира в Японии и Корее. Заголовки ведущих спортивных газет упрекали наставника в трусливой тактике, неспособности привести команду к решающим матчам в надлежащей спортивной форме, что только Старик Хоттабыч мог сказать «Трах-тиби-дох-тиби-дох» и помочь команде достойно выступить на мировом первенстве. А после поражения от бельгийцев и невыхода из группы московская газета «Жизнь» опубликовала на первой полосе фотографию Романцева в виде овала на могильной доске, где чуть ниже курсивом был перечислен полный состав российской сборной с подзаголовком:


«Нас можно обыграть, но нельзя поссорить | Лобановский. Послесловие | 14.06.2002