home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Они похоронили нашу мечту

Вы видели нечто подобное в украинской прессе после катастрофы в Дортмунде, когда выяснилось, что национальная сборная в третий раз подряд — просто злой рок! — не в состоянии преодолеть стадию плей-офф? Наоборот, комментарии к матчу не были выдержаны в апокалиптических тонах. Да, сыграли плохо, проиграли безоговорочно, но кто вам казал, что украинцы сильнее германской команды, пусть и в полуразобранном состоянии…

Вспомните, как резко критиковала германская пресса свою национальную сборную, когда та не сумела напрямую выйти из отборочной группы чемпионата мира, уступив первое место родоначальникам футбола! Выражение «болваны нации» было одним из самых мягким, но никто из немецких футболистов во главе с тренером Руди Феллером и не подумал обижаться на прессу, высказывать ей свои претензии, а тем паче затевать уголовные «процессы. Наоборот, германские футболисты, искренне опасавшиеся украинской команды во главе с Шевченко, сумели проявить настоящий профессионализм. Наградой за это им стали не только победа над украинцами, но и звание вице-чемпионов мира полгода спустя.

«Человек, перед которым дрожит вся футбольная Германия!» — такой панический заголовок был в газете «Sport Bild» за несколько дней до первого матча в Украине, а от самой статьи веяло духом обреченности:

«Дважды в течение одного месяца немецкие любители футбола получат возможность увидеть воочию одного из лучших тренеров мира — Валерия Лобановского! Человека, который, на первый взгляд, не обладает темпераментом, однако достиг в футболе настолько многого, что не может не вызывать уважения. Типичный Лобановский — усталый взгляд и усталые глаза, которые видят всё. Свежесть духа и острота мышления… В мире практически нет тренеров с подобным Лобановскому ореолом таинственности. Улыбка? Никто ее не видел. Крик? Тоже отсутствует…

Конечно, Лобановский не всегда молчит. В перерыве матча, он, как правило, приходит в раздевалку через две-три минуты после всех игроков. Виктор Скрипник вспоминает: «Он становится в угол раздевалки и начинает говорить. В комнате сразу тишина. Даже мухи перестают летать. Каждый слушает его. Ты полностью концентрируешься на том, что тебе говорят, и веришь каждому услышанному слову. Он делает все правильно, его голова принимает инстинктивно верные решения. После нескольких слов и указаний он вновь выходит из раздевалки».

А как беспощадно критиковала бельгийская пресса свою национальную команду после двух бесцветных ничьих с японцами и тунисцами на старте чемпионата мира? И таким примерам опять-таки несть числа.

Но вернемся в Украину. Лобановскому припомнили всё или почти всё: две последние Лиги чемпионов, завершившихся невыходом из группы, невнятную игру сборной… Уже никто не вспоминал, что до Лобановского (и, добавим, Суркисов) «Динамо» и его поклонники само попадание в групповой турнир почитали невероятным счастьем, а со сборной он дошел до того же предела, что и его предшественник Йожеф Сабо! Что поделаешь, Лобановский сам выставил планку на уровне полуфинала Лиги чемпионов-98/99. И опустить ее никто не позволил бы. Напротив, болельщики если и ожидали чего-то, то только «поступательного развития успеха»…

А он… Он куда-то пропал месяца на полтора. И только на традиционном предновогоднем турнире «Динамо» (четыре команды — «Динамо», еще раз «Динамо», «Легионеры» и «Молодежь» — играли в один круг в футзал) мы имели счастье повстречаться.

— Спасибо вам, Артем!

— ???

— Вы написали, что «Динамо» укомплектовано посредственными игроками. Это хорошо, чего ж теперь с нас спрашивать? Мне как тренеру будет гораздо легче.

— Валерий Васильевич, я же совсем не это имел в виду. Я писал о том, что лучшие, пусть и молодые зарубежные игроки в любом случае предпочтут какой-нибудь «Аякс», но никак не киевское «Динамо»! Значит, мы вынуждены будем всегда довольствоваться объедками с барского стола.

— Нет, вы именно это и имели в виду. Вы там у себя критикуйте, критикуйте. Тем более повод есть — проиграли Германии. Но зачем людей оскорблять?! На это вы не имеете никакого права.

— Хорошо, постараюсь не делать этого. Вы же понимаете, Валерий Васильевич, что любая наша критика продиктована тем, что мы искренне хотим, как лучше. Пресловутый болельщицкий максимализм: любое поражение любимой команды воспринимается как трагедия. И очень сложно объяснить, почему мы не могли выиграть по определению.

— Вы сами понимаете, что выиграть все нельзя, и должны доносить это до болельщика. Есть же объективные причины, в конце концов, достаточно сравнить бюджет команд.

— Вы сами приучили нас к полуфиналу Лиги чемпионов. Все, что ниже — неудача. И ведь не попали на чемпионат мира!

— Ну, допустим. А могли ли мы выиграть у Германии, которая открыто признавала — непопадание на чемпионат мира станет для страны катастрофой?

— Вряд ли, конечно, немного разные весовые категории. Но, Валерий Васильевич, поток критики был вызван не тем, что проиграли, а тем как проиграли! И тем, что в группе не взяли первое место. Вот в чем неудача!

— Ну конечно, Польша 16 лет не была на чемпионатах мира, так ее исключили из сильных соперников… Ладно. А что вы называете неудачей? Ведь должно быть так — вы, журналисты, ставите нам задачу на сезон и потом спрашиваете за ее выполнение.

— Есть! «Динамо» — выиграть Кубок и чемпионат, а потом в Лиге чемпионов дойти до второго группового турнира.

— Ну что ж, это задача… Во всяком случае, вариант задачи.

— И потом, Валерий Васильевич, вам ведь не простят второй год подряд, когда все поражения будут объясняться вечным: «Команда у нас молодая». Навязло же в зубах! Теперь же время прошло и…

— Что «и»? Игроки не сильно-то и набрались того опыта. Гиоане, к примеру, в команде полгода, остальные — Чернат, Пеев, Гавранчич — чуть больше. О Брушко и Петковиче я вообще не говорю. Так что команда осталась молодой! Все, простите, мне надо работать.

С тем и ушел.


Вечная память | Лобановский. Послесловие | Из первоисточника