home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава одиннадцатая

Что вы хотели знать о Лобановском, но боялись спросить, а мы немного опасались ответить

С именем Лобановского связана масса всяческих слухов, домыслов и сплетен… А уж версий того или иного его поступка, равно как и высказываний, не счесть! Причем версий порой злобных или просто нелицеприятных… От иконописных жизнеописаний тоже, понятное дело, отбоя нет. Попытаемся внести частичную ясность — попытки добиться ясности полной оставим тем, кто придет за нами.

Состоялся ли бы Лобановский без протекции первого секретаря ЦК Компартии Украины Владимира Щербицкого?

Скажем сразу: безусловно, Лобановский состоялся бы как прекрасный тренер даже без покровительства и личной симпатии Щербицкого. А теперь пару слов о том, кто же таков Владимир Васильевич Щербицкий и какую роль он сыграл в истории киевского клуба.

Высокий покровитель «Динамо» и Лобановского — отрицать подобное было бы просто смешно — Щербицкий возглавлял трехмиллионную компартию второй по масштабам республики в составе СССР больше семнадцати лет и был, пожалуй, одним из лучших хозяйственников страны. В 1985 году, во время официального визита в США, он произвел такое благоприятное впечатление на спикера палаты представителей конгресса О'Нила, что тот уверенно заявил коммунистическому вождю Украины: «У нас, в Америке, вы тоже были бы в числе лидеров!»

Футбол был для Щербицкого настоящей страстью — когда он тяжело болел в конце жизни, то врачи даже запрещали ему смотреть телерепортажи, столь искренне он переживал за свое любимое киевское «Динамо»…

Щербицкий сыграл в успехах динамовцев такую же роль, какую и страстная увлеченность Л.И. Брежнева хоккеем и, в частности, командой ЦСКА. Во время выездных календарных футбольных матчей Щербицкий обычно звонил Якову Погребняку (который, напомним, курировал команду по партийной линии) и интересовался ходом поединка и игрой отдельных футболистов.

Когда «Динамо» играло в Киеве, то все Политбюро ЦК КПУ в полном составе занимало ложу для почетных гостей и азартно переживало малейшие детали сражения на зеленом газоне. Причем часть функционеров наверняка только изображала из себя футбольных фанатов — надо же было угодить первому лицу…

Отдадим должное Владимиру Васильевичу — в дни, когда над головой Лобановского сгущались тучи из-за неудач сборной СССР или «Динамо», Щербицкий проявлял редкостное по нынешним временам терпение. Он не устраивал никаких разносов, не требовал взять на себя обязательства непременно выиграть медали высшей пробы, прекрасно понимая, что в футболе невозможно все время выигрывать. Кредит доверия, который он давал Лобановскому, был очень велик.

Щербицкий мог щедро премировать команду Лобановского, который перед важной игрой просил «поощрить ребят» — зарплаты в те годы были хотя и вполне приличными (семьсот — девятьсот рублей), все же не чета нынешним гонорарам. Лобановский же называл сумму в пять-шесть тысяч рублей — по триста рублей на человека.

Далее события развивались так: Яков Погребняк докладывал вопрос на Политбюро, Щербицкий полушутливо-полусерьезно интересовался у председателя Совмина УССР Ляшко:

— Ну, что, Александр Павлович, найдем деньги?

— А сколько необходимо?

— Лобановский просит по триста на брата.

Ляшко согласно кивал головой:

— Если надо, Владимир Васильевич, то найдем.

Наверное, неслучайно Владимира Васильевича называют сегодня первым профессиональным президентом футбольного клуба в Советском Союзе (правда, некоторые указывают, что все же стоит считать его вторым — после Николая Старостина в московском «Спартаке». Хотя бы по хронологии) …

Однако при всех заслугах Щербицкого в успехах киевского клуба доводить его роль до главенствующей и определяющей, как это любят делать недруги «Динамо», все же не стоит — не он выходил на поле и забивал мячи! Кроме того, в конце девяностых годов, когда «Динамо» блистало в Лиге чемпионов, Щербицкого с нами уже не было — он умер 16 февраля 1990-го…

Играл ли Лобановский «договорные» матчи?

Да, играл! Как играли их, наверное, все команды высшей лиги советского футбола.

Упомянем несколько матчей, о которых у нас есть точные свидетельства. Например, в сезоне семьдесят четвертого года в поединке «Черноморец» — «Динамо» была зафиксирована вполне дружеская ничья — 3:3. Зрители на трибунах хохотали, наблюдая за тем, как аккуратно футболисты обеих команд неумело изображали борьбу и промахивались из выгодных положений, чтобы не дай бог, не оторваться в счете на приличное расстояние.

Спустя год «Динамо», уже будучи в ранге чемпиона, с треском проиграло в Ташкенте «Пахтакору» — 0:5. Катастрофа была тем оглушительнее, что киевляне только что завоевали Кубок кубков! Что случилось, как такое могло произойти?

Буквально на следующий день все Политбюро ЦК Компартии Украины напоминало растревоженный улей. Лобановского затребовали на ковер для дачи объяснений. По свидетельству участников того заседания, ВВЛ приехал с базы в ЦК несколько встревоженный, но уверенный в себе. В беседе с большими товарищами он пояснил, что «Динамо» проиграло умышленно.

Дело в том, что «Пахтакор» тренировал Вячеслав Соловьев — тот самый, что привел «Динамо» (и Лобановского на его левом краю) к первому чемпионскому золоту в истории прославленной команды. Вот и расслабились динамовцы, умышленно дали ташкентцам выиграть — те стояли на вылет из высшей лиги. Несмотря на уже выделенные премиальные в случае победы над командой из среднеазиатской республики, «Динамо» фактически выбросило перед матчем белый флаг — Валерий Васильевич не захотел добивать «Пахтакор» во главе со своим бывшим учителем.

Еще один случай — матч «Металлист» (Харьков) — «Динамо» в чемпионате страны 1985 года. Тот самый матч, в котором Олег Блохин сделал дубль (до того «Металл» вел 2:0) и достиг исторической отметки — двести голов в первенствах Союза. До того Блохин попал в безголевую «засуху» и не мог поразить ворота противника на протяжении нескольких матчей подряд — так частенько бывает…

Матч тот, завершившийся «боевой» ничьей 2:2, до сих пор без улыбки вспоминать невозможно. Интересно, много ли было тогда болельщиков, которые восприняли харьковский спектакль всерьез?! В лучшем случае та игра заслуживала снисходительного: «Классно, что Олег забил свои заслуженные не где-то, а в Харькове, в родной Украине! Давно пора было…»

Арбитр Юрий Савченко долго вспоминал матч сезона 1986 года в Донецке между «Шахтером» и «Динамо». К 80-й минуте игры киевляне уверенно выигрывали со счетом 3:1. «И вдруг в последние десять минут стало происходить что-то непонятное. Киевская защита просто остановилась, и «Шахтер» делал у динамовских ворот, что хотел. Вот счет уже 2:3, чувствую — будет еще гол. Но мяч никак не идет в ворота, хотя возможностей предостаточно. И вот минуты за полторы до конца матча кто-то из киевлян дрогнул и «подрубил» соперника в своей штрафной площадке. Пенальти — гол — ничья. Иду в судейскую комнату, обуреваемый сомнениями. Развеял их… Лобановский, от которого мне часто доставалось. Радостный, улыбающийся, жмет мне руку со словами: «Вот так и надо судить».

А ведь только что, на исходе матча, я лишил его команду победы, назначив пенальти. У меня создалось впечатление, что именно за этот пенальти он меня и благодарил!»

Помнится, Лобановского как минимум дважды предупреждали на самом высоком уровне. Да, доходило и до такого. Другой вопрос, что «наезды» эти, в основном, были вызваны не столько заботой об отечественном футболе, сколько неприязнью к киевским «выскочкам», диктовавшим футбольную моду, искренним «болением» за другие, как правило, московские команды и неприязнью лично к ВВЛ.

Все годы работы Лобановского при Союзе его с завидной регулярностью обвиняли в расписывании выездных ничьих. Как пошло это, еще когда ВВЛ тренировал «Днепр», так, дескать, и тянулось все годы — очко в гостях, трудовая победа дома… Штаб «Динамо» на все эти обвинения либо отмалчивался, либо говорил о «выездной модели», о том, что играть с полной выкладкой всегда невозможно, что расслабление позволяют себе все клубы мира…

Довелось беседовать и с людьми, которые с улыбкой вспоминали «кондуит», в который Лобановский заносил подобные результаты. Скажем так: Лобановский был подвижником в том, что касалось его личного отношения к футболу. Без футбола и без стремления к его вершинам жизнь для ВВЛ не имела особого смысла. Но это не означает, что он был подвижником или святым в других областях, как говорится, человеческой деятельности. И не стоит осуждать его за это.

«Кто без греха, пусть первым бросит в Лобановского камень». Ну-ка, сколько рук с булыжниками поднялось?! И чтоб совсем снять вопрос с повестки дня, приведем куда более показательный пример, рассказанный нам Стефаном Решко.

Московский «Спартак», вылетавший в 1976 году из высшей лиги, мог зацепиться за «вышку» в случае ничьей в матче с киевлянами. Столичные функционеры всячески увещевали динамовцев «не ломаться» и подарить вожделенное очко. Лобановский же на установке перед матчем кратко изложил суть проблемы, закончив словами: «Значит, нам часто ставят в пример «спартаковский» футбол с его стеночками и забеганиями. Я прошу вас показать сегодня, чей футбол лучше и эффективнее».

Киевляне блестяще провели тот матч, уверенно победив 3:1 и заставив «Спартак» на год отправиться в первую лигу. Некоторые журналисты попытались было робко пожаловаться на жизнь — дескать, вот попади в подобное положение «Динамо»… но их выступления были решительно пресечены Николаем Старостиным: «Проиграли? Вылетели! Какие тут разговоры?!»

Считается, что именно с того момента отношения между болельщиками «Динамо» и «Спартака» стали откровенно враждебными. Каковыми и остаются по сей день, несмотря на появление государственных границ…

Небольшая справка на тему: «А как у них?» В итальянской серии «А» скандалы с договорными матчами вспыхивали в восьмидесятые годы достаточно часто. Один из лучших нападающих в истории итальянского футбола — Паоло Росси — стал чемпионом мира в 1982 году непосредственно со скамьи подсудимых. Вместе с четырнадцатью игроками и целым рядом высокопоставленных футбольных чиновников Росси был обвинен в обеспечении результатов игр в угоду организаторам нелегального тотализатора — «тотонеро». И хотя суд не отправил Росси за решетку, футболист был дисквалифицирован практически до самого триумфального мундиаля, на котором он стал лучшим бомбардиром, а итальянцы одержали победу.

Всего лишь через месяц после выигрыша Кубка чемпионов в мае 1993-го (напомним, со счетом 1:0 был повержен «Милан») марсельский «Олимпик» был вовлечен в скандал с договорными поединками. Команда Бернара Тапи покупала матчи во французском первенстве, за что была с позором изгнана из высшего дивизиона и лишена возможности защищать завоеванный титул обладателя Кубка чемпионов.

В разное время подобные скандалы сотрясали и Германию (дисквалификация Клауса Фишера), и Англию (дело Гроббелаара — Зегерса — Фашану) … Можно легко привести примеры договорных матчей и в российском чемпионате. Вернее, не столько договорных (попробуй доказать!), сколько подозрительных… Ни одна букмекерская контора не будет принимать ставки на исход матчей последнего тура первенства! По оценке российской газеты «Верста», в 2000 году «странные» матчи в высшем дивизионе составляли тридцать-сорок процентов от общего количества… В процессе купли-продажи участвовали рефери, многие игроки, тренеры, президенты клубов, чиновники…

Вне всякого сомнения, договорные матчи — зло современного футбола, которое надо всячески искоренять. Однако все упирается в то, что факт сговора доказать невероятно сложно, и потому, какие законы ни принимай, бороться с футбольной коррупцией на практике малореально. Первая ласточка полетела — в 2002 году Федерация футбола Украины признала, что в одном из матчей первой лиги не было спортивной борьбы и строго наказала участников представления…

Вправе ли мы называть Лобановского великим тренером?

Лобановский является величайшим футбольным тренером Советского Союза и постсоветского пространства даже просто по сумме спортивных достижений. Восемь триумфов в чемпионатах СССР, шесть кубковых вершин, два Кубка кубков и Суперкубок Европы. Добавьте к этому олимпийскую «бронзу» семьдесят шестого, официально считавшуюся по тем временам провалом (!), и «серебро» чемпионата Европы в восемьдесят шестом со сборной Союза, бывшей в те годы синонимом киевского «Динамо»!!!

Авторитет ВВЛ был признан во всем мире, многие ведущие европейские тренеры прямо заявляли, что они многому научились именно у Лобановского. И сколько ни твердили скептики, что по составу участников Кубок обладателей кубков был самым неровным изо всех еврокубков, что Суперкубок не был вожделенным призом для многих команд, его оспаривавших, что в семьдесят пятом году «Бавария» переживала свои не лучшие времена — таких «аргументов» можно привести сколь хочешь — все это будет бесплодной и не очень результативной игрой слов, спором ни о чем.

С другой стороны, мы не вправе игнорировать и существование иной точки зрения.

«Я твердо убежден в том, что не вина, а беда Лобановского, человека, бесспорно, очень талантливого и одаренного, в том, что он, израсходовав много сил и здоровья, нервной энергии и интеллектуальных ресурсов, так и не стал великим тренером (хотя именно так нарекали его иные журналисты в пору преуспевания киевского «Динамо»). Давно известно, что нет подлинного величия там, где нет доброты, справедливости и правды. А с этим у Васильича бывали нередкие перебои, перерастающие порой в дефицит. Вот и стоит, наверное, с этой позиции взглянуть, поразмыслить, почему Лобановский, даже работая в комфортных условиях и располагая всем ее футбольным потенциалом, пока не стал великим тренером и не создал «чудо-команду», шагающую от победы к победе. Да и станет ли еще? Создаст ли? Пожалуй, нет».

Это Дэви Аркадьев, цитата из последней главы его интереснейшей книги «Футбол Лобановского», которая по обилию полезной и — подчеркиваем! — именно человеческой, а не тактико-технической информации, превосходит все, что было написано о ВВЛ. Аркадьев имел не только законное, но и моральное право писать то, что написал — десятилетия знакомства с Лобановским, десятки интервью и сотни встреч, бесед по поводу и без повода (насколько это могло приключиться с ВВЛ) …

Одно-единственное смущает во всем этом: год выхода книги — 1991-й. Когда Лобановского буквально вытолкали взашей с Родины, когда, казалось, он уже никогда не вернется к активной тренерской деятельности в «Динамо», когда по швам трещала империя размерами в одну шестую земного шара и когда выражение «плюрализм мнений» переживало пик своей популярности.

Нет пророка в своем отечестве.

Тандем Лобановского и Базилевича в 1974–1976 годах. Что это? Передовой опыт, блажь или неудачный эксперимент, потерпевший крушение и потому более нигде не повторявшийся?

— Начнем с последнего. Почему же не повторявшийся?! Достаточно привести в пример сборную Швеции на ЧМ-2002, которой наравне и вполне успешно руководили Лapc Лагербек и Томми Содерберг. Однако надо отдать себе отчет в том, что в работе, как и в дружбе, полный паритет невозможен — в любом союзе есть лидер, а есть верный помощник. Базилевич открыто признавал, что и не претендовал на равные с Лобановским роли — первое и последнее слово в любом случае принадлежало ВВЛ. А то, что Лобановский всячески подчеркивал равноправие обоих тренеров, просто лишний раз свидетельствует о высокой личной порядочности Валерия Васильевича.

Посему не стоит усматривать в опыте совместной работы Базилевича и Лобановского нечто из ряда вон выходящее. Оригинальным было другое — Базилевич ради «Динамо» отказался от самостоятельного старшего тренерства в «Шахтере». Вот это действительно из ряда вон…

А был ли дуэт успешным? Конечно, достаточно взглянуть на результаты. Другое дело, что закончил он свое существование довольно печально…

В свое время часто сравнивали, а заодно и противопоставляли Валерия Лобановского и Константина Бескова, пресловутые спартаковский и динамовский стили. Правомерно ли это? Нет ли других, более подходящих и приличествующих параллелей?

Однажды легендарный начальник московского «Спартака» Николай Старостин (хотя Старостин был, скорее, президентом клуба, насколько это было возможно во времена Союза) афористично произнес: «Оба они диктаторы. Только Бесков — диктатор бархатный…»

На самом деле любая попытка сравнения несет ошибку в самой постановке такой задачи — люди разные, соответственно, и тренеры тоже. Разные у них и условия для работы. Короче говоря, глупости все это, творимые исключительно для народной потехи!

Есть же еще одна абсурдная постановка вопроса: а кто большего добился — Бесков или Лобановский, каждый из которых приводил сборную СССР к серебряным наградам чемпионата Европы? Если пересчитать награды, загибая пальцы, — вроде как получается ВВЛ… Но стоит ли? Повторимся: команды разные, условия разные.

А разница стилей видится больше надуманной, раздутой прессой (равно как и противостояние «Динамо» и «Спартака» в целом), чем существовавшей на самом деле.

Нам кажется, что взгляды Лобановского выдержали проверку временем: есть современный футбол, футбол атлетов и скоростей, футбол прессинга и коллективного отбора, футбол, в котором на принятие решения и выполнение его отводятся микросекунды, и срок этот с каждым годом сокращается. Никакого другого футбола нет. Остальное — разные тактики, которые в зависимости от стоящих перед ней задач может использовать команда. По мнению Лобановского, их три. «Первая: команда завоевывает пространство, переносит оборонительные действия на половину поля соперника, мешает ему длительное время овладеть мячом и сама атакует. Вторая: команда отдает пространство, ведет оборонительные действия на своей половине, а скоростные атаки и контратаки развивает на свободных участках поля, оставленных без присмотра увлеченным атакой противником. Третья: команда в ходе игры меняет в зависимости от различных факторов (состояния своих игроков и игроков соперника, достигнутого результата) одну модель игры на другую».

Впрочем, предоставим читателю возможность самому решать, чье видение футбола, чьи прогнозы путей развития игры оказалось более точными.

Между прочим, Лобановского принято сравнивать еще с одним тренером — Анатолием Тарасовым, возглавлявшим сборную СССР по хоккею и ЦСКА (сравнение не столь странное, как может показаться юному читателю. Хоккей и футбол в нашей стране всегда шествовали плечом к плечу — когда естественным образом, а когда и по принуждению, как это было с указом преобразовать еженедельник «Футбол» в «Футбол — Хоккей»…) Оба — авторитетные и авторитарные специалисты, оба добились многого, оба сложные и противоречивые, тяжелые в общении люди… Наверное, куда логичнее сопоставить Валерия Васильевича с другим хоккейным тренером — не менее легендарным Виктором Тихоновым. И не только потому, что отчества совпадают — Васильевичи. Очень уж они схожи трагичностью своей судьбы, тяжестью восприятия перемен…

Снимал ли Валерий Василевич стрессы так, как это обычно принято в бывшем Советском Союзе? И кстати, не только у нас — загляните на страницы знаменитого романа Роберта Пенна Уоррена «Вся королевская рать»: «Так уж принято, что после сильного потрясения мужчина идет в бар, ставит ногу на перекладину, заказывает пять виски чистых, опрокидывает их один за другим, устремив бессмысленный взор на белое искаженное лицо в зеркале напротив, после чего заводит сардоническую беседу с барменом о Жизни…

Сохранилось свидетельство прекрасного комментатора Котэ Махарадзе, который рассказывал, как ему довелось общаться на этой почве с Лобановским в конце 80-х, после Чернобыля. По словам Махарадзе, кто-то убедил Лобановского, что именно водка хорошо выводит из организма стронций… Для самого же грузина процесс вывода оказался невероятно тяжел, потому что организм был послабее, чем у ВВЛ.

В 1998 году репортер одного из российских журналов во время интервью с ВВЛ набрался храбрости и поинтересовался:

— Валерий Васильевич, а правда ли, что после Чернобыля вы весьма оригинальным образом изгоняли шлаки из организма?

— Как это? — подозрительно переспросил Лобановский.

Журналист воодушевленно стал развивать наступление.

— Так рассказывают, что Лобановский ежедневно под вечер бутылку водки откупоривал и лечился.

— Вот вам еще один миф, — решительно отрезал ВВЛ.

Но репортер и не думал сдаваться:

— А я серьезно, между прочим. В газетах об этом писали!

— А он — тот, кто писал — рядом со мной сидел со стаканом? Да и потом — не такое уж у меня и здоровье, чтобы столько пить.

Журналист погрустнел и уныло протянул:

— Выходит, придумали.

Лобановский, действительно, уважал хороший коньяк, например «Хеннесси». После прихода к власти Горбачева, во время антиалкогольной компании, когда по поездам ходили проверяющие — потребляют ли наши граждане спиртное или нет — произошел следующий случай.

«Динамо» ехало в Москву на матч первенства СССР. Футболисты находились в купейном вагоне, а тренеры — в соседнем, но спальном. Когда поезд тронулся в путь, тренеры достали сервелатик, сырок, помидорчики, минеральную водичку и кое-что покрепче, чтобы немного скрасить монотонное мелькание пейзажа за окном. Стоит отметить, поскольку администраторы в «Динамо» всегда были расторопными и смышлеными, то содержимое коньячной бутылки было предусмотрительно перелито в темную стеклянную бутылку из-под «Тархуна».

Во время разгара дружеского ужина и обсуждения стартового состава на завтрашнюю игру дверь купе неожиданно распахнулась, и на пороге появился молодой человек, подозрительно уставившийся на веселую компанию.

— Та-а-ак, — протянул он. — Потребляете?

Лобановский, всегда сохранявший прекрасное самообладание, вежливо поинтересовался:

— Простите, товарищ, а вы кто?

Тот решил воспользоваться уже многократно испытанным оружием — наглостью и напором, которое заставляло капитулировать самых стойких «идейных» противников.

— Кто я? — угрожающе повторил нежданный визитер. — Сейчас вы все поймете.

— У вас билет в наше купе? — сделал вид, что теряется в догадках, ВВЛ.

— Я проверяю, как выполняются постановления нашей родной партии о борьбе с антиобщественными проявлениями!

— Значит, — задумчиво сказал Лобановский, — у товарища нет билета. Так почему же вы врываетесь без стука?

Тот надулся как индюк и угрожающе произнес:

— Я имею право. А вы, по-моему, выпиваете.

Валерий Васильевич удивился:

— Мы? Выпиваем? Да нет, товарищ ошибается. Мы честно пьем минералку и сладенький «Тархун». Хотите попробовать?

Пока нарушитель спокойствия напряженно сопел, пытаясь решить, где он ошибся, ВВЛ уже наливал содержимое «Тархуна» в стаканчик-наперсток. Нерешительно глотнув его содержимое, проверяющий издал торжествующий клич:

— Да ведь это же коньяк! — он смотрел на своих жертв почти влюбленными глазами, представляя себе, как долго им придется упрашивать его о прощении и неотправлении письма на работу.

— Совершенно верно, — согласился ВВЛ. — коньяк. Когда будете писать отчет о проделанной работе, не забудьте упомянуть, что в поезде вы встретили тренера Лобановского, с которым и приступили к распитию спиртных напитков.

— Но ведь я едва прикоснулся к коньяку!

— А откуда я знаю, — торжественно заявлял ВВЛ под смех окружающих, — может, это и есть ваша суточная доза!

Почему ВВЛ уделял так мало внимания своему внешнему виду? В последние годы жизни его часто можно было увидеть на публике в спортивном костюме, кроссовках и в дубленке или плаще…

На самом деле Лобановский был очень модным человеком. Уже вернувшись из Кувейта, он поспорил с Пузачем, что в течение целого месяца будет приходить на работу в новом облачении. Окружающие были поражены — в гардеробе ВВЛ нашлось такое количество красивых и модных вещей, что ему не составило особого труда выиграть пари!

Он всегда был аккуратно выбрит, подтянут, а извечные спортивный костюм и кроссовки (или туфли на два размера больше, чем надо) в последние годы объяснялись еще и тем, что тренер мучительно страдал от псориаза (хроническое раздражение кожи, часто вызванное продолжительными стрессами или же резкой переменой климата). Ему причиняла физические страдания любая одежда, слишком плотно контактировавшая с телом. Буквально перед самым выездом в Запорожье с помощью Александра Чубарова он вырезал заднюю стенку кроссовок, превратив их тем самым в сабо, — и ВВЛ просто с детской непосредственностью радовался тому, что теперь обувь не так натирает ноги. Когда нам показывали по телевизору Лобановского, медленно бредущего по направлению к скамейке запасных перед началом матча, немногие знали, что ему было просто тяжело передвигаться из-за мучивших его болей.

«Бывает, застряну на лестнице — шагу ступить не могу, больно! — пожаловался однажды ВВЛ. — А потом слышишь шушуканье за спиной — не иначе напился…»

Были ли у Лобановского свои профессиональные секреты, свое ноу-хау, с помощью которого ему удавалось на протяжении многих лет добиваться побед?

Секреты, разумеется, были, но ВВЛ ими щедро делился. Например, он сформулировал для себя несколько правил, которые мы вправе назвать «Заповедями Лобановского».

По мнению Мэтра, настоящий тренер должен, подобно известным скульптуркам трех обезьян, «не увидеть», «не сказать» и «не услышать». Именно поэтому ВВЛ всегда приберегал подробный анализ ошибок игроков до получения полной картины о количестве тактико-технических действий, совершенных командой; ВВЛ также запрещал игрокам реагировать на колкости соперников и мог закрыть глаза на просчеты отдельного футболиста, если тот играл небезошибочно, но отдавался при этом игре со всей страстью.

По мнению Лобановского, настоящий тренер никогда не должен задавать футболистам два вопроса в перерыве матча: «В чем дело?» и «Что случилось?»

Во-первых, хороший тренер и так должен понимать причины ошибок своих подопечных, а во-вторых, если превращать раздевалку в дискуссионный клуб (не секрет, что среди спортсменов полно любителей поговорить, которых очень сложно убедить в их неправоте), то не хватит никакого перерыва, чтобы внести изменения в рисунок игры.

Наконец, по глубокому убеждению ВВЛ, коуч никогда не должен говорить фразы: «Вот когда я играл…» или «А вот в наше время…» Игроков нельзя унижать; к тому же футбол постоянно развивается и сравнивать его сегодня с тем, который был двадцать-тридцать лет тому назад, можно только очень-очень относительно.

Тренеры, которые в прошлом были действующими футболистами, должны во время матчей абсолютно абстрагироваться от этого факта — только тогда придет удовлетворительный результат.

О том, насколько действенными оказались уроки Лобановского, свидетельствует тот факт, что в разных странах мира работают несколько десятков его учеников. ВВЛ в этом плане уникален!

Рассказывают, что Лобановский не хотел возвращаться в «Динамо», потому что был настроен против Григория Суркиса…

Абсолютная правда. Было ли это единственной причиной, неизвестно, а вот то, что Лобановский довольно долго не доверял новому руководству «Динамо» (а несколько ранее даже пытался употребить все свое влияние, чтобы не допустить его прихода в клуб) — факт. Познакомившись же с новыми хозяевами «Динамо» поближе, ВВЛ не только подписал контракт, но и признал, что ошибался. В своей жизни Лобановский настолько редко произносил фразу: «Да, я заблуждался и сожалею об этом», что, будучи все же произнесенной, она дорогого стоит!

Теплые, близкие, почти родственные отношения сохранились у Суркисов и Лобановского до самого последнего дня. И это при том, что у всех у них характер, мягко говоря, не сахар, а поводы для споров возникали частенько! Но они уважали и ценили друг друга. Так часто бывает, когда к дружбе приходишь не сразу, на основе первого взгляда и внезапно вспыхнувшей симпатии, но проверяешь свои впечатления временем и совместной работой.

Ушел ли Лобановский в ореоле непобедимости?

Формально — да, последний матч чемпионата Украины у запорожского «Металлурга» был выигран 3:1. После того как Лобановского с тренерской скамейки увезли в больницу, динамовцы в оставшихся матчах растеряли четырехочковое преимущество над главным конкурентом — «Шахтером», уступили и Кубок Украины. Киевлянам пришлось заканчивать первенство страны в состоянии глубокого шока, вызванного утратой Человека-легенды…

Но дортмундский позор — 1:4 от Германии поздней осенью 2001-го — стал, пожалуй, самым страшным, самым болезненным поражением за всю тренерскую карьеру Лобановского. Сравнить это можно разве что с 1976-м, когда «Динамо» и сборная СССР под его руководством проиграли всё, что только можно было. Но тогда ВВЛ был молод и здоров…

Ответить ему было уже нечем. И сколько ни утешай себя банальным «я уже все доказал» и «жизнь не состоит из одних побед», приходится признать или, по крайней мере, предположить — именно катастрофа сборной и связанные с этим глубокие переживания сильно укоротили жизнь великого тренера. Болельщики, смотревшие репортаж из Дортмунда, припомнят момент, когда уже при разгромном счете, телеоператор поймал момент: Лобановский растерянно-недоуменно смотрит на часы, словно силясь понять, когда это кончится.

Время отсчитывало последние месяцы его жизни…

Можно ли было продлить его жизнь?

Наверное, да… Но для этого нужно было разлучить его с футболом.


Из первоисточника | Лобановский. Послесловие | Глава двенадцатая Последний «стотысячник» Лобановского