home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

Когда такси остановилось, кучка фотографов и репортеров, толпившихся у входа в фешенебельный и чрезвычайно дорогой вестсайдский ресторан, заметно оживилась.

— Ты был прав, они уже здесь, — заметила Бетти, бросив взгляд на журналистскую братию. Затем она придвинулась к Эрлу и лукаво улыбнулась. В ее светло-карих глазах засверкали золотистые искорки. — Мужайся, Эрл, дорогой мой! — игриво шепнула она.

Эрл улыбнулся в ответ.

— Я полон решимости, детка. Тебе ли этого не знать. Идем! Пора приступать к выполнению задуманного!

Эрл потянулся к ручке дверцы, отвернувшись от Бетти. Но от ее внимания все же не ускользнуло, что, несмотря на шутливый тон, напряженные черты лица Эрла, освещенного тусклым светом автомобильного салона, выдавали внутреннее волнение.

Бетти тоже непроизвольно сжала губы. В свои шестьдесят Эрл все еще оставался очень привлекательным мужчиной, а талант и обаяние делали его поистине неотразимым. Публика по-прежнему любила кумира, и Бетти искренне не понимала, как Рой Маклинн, эта акула шоу-бизнеса, посмел замахнуться на его популярность. И отстранить от дел.

Что Маклинн может знать об Эрле Фримене? Эрл обладал искрометным, многогранным талантом, но Рою Маклинну на это было начхать, потому что его голова была забита одними сухими цифрами и интересовали его лишь собственные доходы. Весь бизнес Роя вертелся только ради одного — ради прибыли.

Несмотря на невеселые мысли, когда Бетти вышла из такси, очаровательная улыбка, чем-то напоминающая кошачью, снова расцвела на ее лице. Она захлопнула дверцу и остановилась на тротуаре, освещенная мягким светом, лившимся из-под козырька ресторана. Платье Бетти элегантно подчеркивало ее стройные бедра, золотистую головку она чуть склонила набок, а взгляд ее медвяно-карих глаз был устремлен на шакалов из мира прессы. Бетти спокойно ждала, пока Эрл расплатился с водителем такси.

Рост Бетти всегда был ее преимуществом, а сейчас он еще и подкреплялся невероятной высотой каблуков. Глубокий вырез облегающего черного платья оттенял белизну прекрасной груди. Мягкий шелк ласково льнул к каждому изысканному изгибу фигуры.

После того как такси ушло, внимание представителей прессы к вновь прибывшим еще больше усилилось, потому что они узнали Эрла Фримена.

Сегодня и у фотографов, и у репортеров был большой день. Они следовали за компанией Роя Маклинна от кинотеатра до самого ресторана и получили прекрасную возможность сделать превосходные снимки. Кроме того, Маклинн и киноактриса, которую он сопровождал, согласились дать краткие интервью. Чего еще можно было ожидать от вечера, где и так уже присутствовали блестящий молодой сценарист и очаровательная кинозвезда, чье имя было хорошо известно по обе стороны Атлантики.

Не переставая улыбаться, Бетти прильнула к Эрлу, уверенно обвившему рукой ее тонкую талию, и постаралась не жмуриться от ослепительных сполохов фотовспышек, сопровождавших их по пути к входу в ресторан.

— Мистер Фримен, вы присутствовали на премьере фильма?

— Как вы думаете, продлятся ли съемки вашего сериала, — ведь сейчас Маклинна избрали председателем консорциума «Скоттс-филм» и он получил преобладающее право голоса?

Вопросы репортеров сыпались со всех сторон. Бетти показалось, что они попали под артобстрел, но она вынесла Эрлу высший балл за выдержку и самообладание. Он совершенно непринужденно отвечал направо и налево, а его голос был таким же мягким и приятным, как всегда.

— Я считаю Мартина Гринвуда гениальным сценаристом, — говорил Эрл. — Как вы, должно быть, знаете, «Скоттс-филм» заключил с ним контракт на три новых сценария и в будущем может ожидать огромной прибыли от вложенных средств. Это поистине сенсационное событие, которым правление консорциума может по праву гордиться.

В словах Эрла не содержалось ничего нового, поэтому заявление его было беспроигрышным. Тут не за что было зацепиться. Впрочем, специальная съемочная команда «Скоттс-филм» уже в достаточной степени позаботилась о том, чтобы вся страна знала о последних событиях — о том, что объединение прибрало сценариста к рукам и сам мистер Маклинн побывал на премьере фильма, чтобы лично поздравить с успехом сценариста, его супругу, а также Лину Тейли, обворожительную кинозвезду.

— Но все же скажите, будут ли продолжены съемки короткометражного юмористического сериала «Бар «У Эрла»? Не беспокоит ли вас понижение вашего личного рейтинга? — выкрикнул кто-то из репортеров.

— Дорогой! — вмешалась Бетти, очаровательно надув губки. — Долго мы еще будем здесь стоять? Мне холодно.

На самом деле майский вечер был удивительно теплым, но Бетти не хотелось наблюдать, как репортеры атакуют Эрла. Она крепче прижалась к нему, словно в поисках тепла и защиты. В течение всех двадцати пяти лет своей жизни Бетти никогда не нуждалась в мужском покровительстве и не могла припомнить случая, когда просила бы о чем-либо подобном. Но сейчас она была готова на все, лишь бы избавить Эрла от необходимости отвечать на последний вопрос.

В это мгновение прозвучал голос более грубый, чем все остальные, в котором звучали откровенно язвительные нотки.

— А что, Эрл, вы не могли взять с собой на премьеру жену? Или вы уговорили ее пораньше лечь в постель с интересной книжкой, чтобы она не испортила вам вечер?

Бетти почувствовала, как на ее талии сжалась рука Эрла. Какое свинство, подумала она, с негодованием взглянув на наглеца, задавшего вопрос. Конечно, Бетти понимала, что эти люди всего лишь выполняют свою работу, что им как-то нужно зарабатывать на хлеб насущный, но неужели при этом нельзя обойтись без оскорблений?

— Анна уехала в Лондон навестить мать, — сдержанно ответил Эрл. — А сейчас, если не возражаете… — Он жестом попросил репортеров расступиться.

Но они были как гончие, напавшие на след.

— А вы, очевидно, являетесь ярой поклонницей кино, мисс… или миссис?.. Или вы пока еще только претендентка на роль жены?

Бетти отказалась назвать свое имя, и голоса репортеров зазвучали настойчивее.

— А может, вы манекенщица и прокладываете себе дорогу в мир кино?

— Ах, Эрл… — Бетти отвернулась от своры репортеров и уткнулась лицом в плечо Эрла, одетого в смокинг. В эту секунду снова засверкали фотовспышки.

— Все, достаточно! — решительно произнес Эрл. — Позвольте пройти! Найдите себе другой объект для упражнений в острословии! — И он повел Бетти в роскошное фойе ресторана.

Здесь они наконец смогли перевести дух. Пока Бетти приходила в себя, пытаясь справиться с учащенным сердцебиением, Эрл внимательно взглянул в ее побледневшее лицо.

— Детка, ты хорошо себя чувствуешь? — озабоченно спросил он.

— Да, все в порядке, — улыбнулась Бетти, блеснув золотистыми глазами. — Ты же предупредил меня, что нас может ожидать. Я даже начинаю опасаться, что могу войти во вкус и полюбить подобный образ жизни!

На этом беседа закончилась, потому что они вошли в главный зал ресторана, залитый мягким приглушенным светом и обставленный с изысканной роскошью. Здесь было множество экзотических растений в кадках, а изящные японские ширмы, обтянутые шелком, на котором золотые драконы сверкали рубиновыми глазами, отделяли столики друг от друга.

В зале было множество элегантных людей. Столик, за который усадили Бетти и Эрла, располагался совсем близко от того места, где устроилась компания Роя Маклинна. Стоило Бетти посмотреть налево, через плечо Эрла, и она могла бы запросто встретиться взглядом с главой консорциума.

Сейчас Рой Маклинн выглядел еще более внушительным человеком, чем некоторое время назад, когда Бетти впервые увидела его в кинотеатре пред началом премьеры. Маклинну можно было дать на вид лет тридцать. Он обладал запоминающимся лицом с жесткими и четкими чертами, на которое невозможно было не обратить внимания. Но дело было не только в ошеломляющем сочетании привлекающего взгляд овала лица, густых темных волос и проницательных серебристо-серых глаз. Самое главное для людей из мира кино и шоу-бизнеса заключалось в неподдельной и всеохватывающей власти этого человека.

Бет взглянула на компанию главы консорциума только раз и больше не смотрела в том направлении, сосредоточившись на Эрле. В уголке его рта едва заметно дергалась мышца, что происходило всегда, когда Эрл нервничал. Бетти мягко сжала его руку.

— Не волнуйся, все пройдет, как по нотам. Я тебе обещаю, — тихо произнесла она.

— Будем надеяться, — ответил Эрл, чуточку помедлив. Затем он улыбнулся и снова стал прежним обаятельным и уверенным в себе человеком, которого Бетти так любила. — А сейчас закажи что-нибудь сказочно вкусное, и мы попросим, чтобы нам принесли лучшее шампанское.

— Да, но…

Бетти замолчала, с печалью услышав собственный, сквозящий сомнением голос. Во врученном ей меню было столько страниц, что его оказалось даже тяжело держать. И напротив названий блюд не были указаны цены.

— Представляешь, во сколько обойдется наш ужин? Не возникнет ли у тебя проблемы с оплатой?

— Смотри на это как на аванс за предоставляемые тобой услуги, — предложил Эрл, свободно откидываясь на спинку стула и загадочно улыбаясь.

Заметив выражение его глаз, Бетти поняла, почему в те времена, когда Эрл был в зените славы, женщины не давали ему проходу, а фильмы с его участием всегда приносили огромные кассовые сборы.

— К тому же, если я не смогу заплатить за ужин, это сделает Анна.

— В таком случае больше не будем это обсуждать, — с готовностью откликнулась Бетти, с головой окунувшись в изучение меню. Она вдруг поняла, что порядком проголодалась. К тому же всем было известно, что Анна очень богата. Она получила сказочное наследство после кончины отца и должна была стать обладательницей еще большего состояния после смерти матери. Старая леди уже миновала девяностолетнюю отметку, и все родственники невольно готовились к тому, что скоро им придется услышать печальное известие.

— Интересно, Маклинн уже заметил нас? — тихо произнес Эрл после того, как блюда были заказаны. — Мне нельзя оборачиваться, иначе он заметит, что я смотрю на него. А мне хочется, чтобы он думал, что наше присутствие в одном и том же ресторане — чистое совпадение. — Он потянулся к Бетти и нежно провел пальцем по ее лицу. — Посмотри на их столик, только сделай это как можно естественнее. Думаю, Рой все же знает о том, что мы здесь, потому что вряд ли в этом зале есть хоть один человек, который не обратил бы на тебя внимания, детка.

Сама Бетти отнюдь не была в этом уверена, но ей было прекрасно известно, каких трудов стоило Эрлу разузнать, куда Маклинн поведет гостей ужинать сегодня вечером, и успеть заказать там столик.

Испытывая странное нежелание встречаться с серебристо-серыми глазами магната, Бетти подождала, пока официант поставит на стол ведерко с бутылкой шампанского, и только потом медленно, словно желая заняться чем-то, пока внимание Эрла отвлечено от нее, обвела взглядом зал и, будто невзначай, посмотрела на компанию за столом главы консорциума «Скоттс-филм».

Лина Тейли была так же очаровательна, как и на экране. Ее юную красоту подчеркивала белизна атласного платья. Лина оживленно болтала о чем-то с Мартином Гринвудом, полностью завладев его вниманием. Сценарист наклонился к Лине, и его поражающее странной неподвижностью лицо заметно оживилось. Он словно завороженный внимал каждому слову собеседницы. Жесткие волосы каштанового оттенка были взъерошены, словно последние два часа Гринвуд только и делал, что зарывался в них руками. В отличие от Мартина его жена, облаченная в невообразимо яркое и, очевидно, очень дорогое платье, не отводила глаз от знаменитого супруга. В свое время она вышла замуж за начинающего, вечно страдающего от безденежья писателя — и вот… что же, оказывается, только для того, чтобы стать его невзрачной тенью? Очевидно, эта женщина уже начинала задаваться вопросом, сможет ли она выдержать бремя славы своего еще совсем недавно никому не известного супруга.

Спохватившись, что бессмысленное созерцание проистекает из желания оттянуть неприятное мгновение, Бетти прямо посмотрела на человека, сидящего во главе стола. Она надеялась, что Маклинн так же очарован кинозвездой, как и сценарист. Но не тут-то было! Едва Бетти перевела взгляд на магната, как сразу же встретилась с его серыми глазами. Они были столь насмешливы, что она мгновенно вспыхнула от смущения, быстро отвела взгляд в сторону и прерывисто вздохнула, потому что даже не заметила, что задержала дыхание. Бетти непроизвольно втянула голову в плечи, как будто пыталась спрятаться от чего-то, и ее длинные, покачивающиеся в ушах серьги защекотали кожу, порождая желание избавиться от них. По правде говоря, Бетти надела серьги только для того, чтобы смягчить эффект от эстрадной стрижки, выполненной по самой последней моде, — волосы были очень коротки внизу и оставались длинными вверху, густая челка ниспадала золотистой волной на глаза.

— Ну? — нетерпеливо спросил Эрл. — Он заметил нас?

Бетти быстренько постаралась придать лицу обычное выражение и избавиться от охватившего ее смятения. Она лучезарно улыбнулась Эрлу, и даже ее плечи, казалось, засияли матовым сливочным светом, оттененные глубоко-черным шелком платья. Бет наклонилась к Эрлу, и ее голос зазвучал с какими-то особенно волнующими нотками.

— Еще бы! Я думаю, что все присутствующие, не говоря уж о таком человеке, как Рой Маклинн, давно узнали тебя!

— Меня не это интересует! — возразил Эрл, демонстрируя полное безразличие к откровенной лести. — Этот паршивец знает каждую морщинку на моем лице. Мне необходимо, чтобы он заметил не меня, а тебя, Бет! Он должен узнать тебя, когда произойдет следующая встреча. — Эрл стиснул руку Бетти. — Мне нужно, чтобы Маклинн не сводил глаз с тебя.

При этих словах Бетти не удержалась и снова посмотрела на Роя Маклинна. И у нее снова перехватило дыхание. Как ни старалась Бетти прикрыть глаза длинными густыми ресницами, она все равно безошибочно определила интерес в спокойных серых глазах сидящего напротив человека. Рой откинулся на спинку стула и перестал делать вид, что его занимает завязавшаяся за столом беседа. Его пальцы непринужденно играли с длинной тонкой ножкой высокого фужера. Взгляд Маклинна был устремлен на Бетти.

Сердце ее тревожно забилось, прежде чем она смогла снова сосредоточиться на Эрле. Кажется, его желание сбылось. Маклинн непременно узнает ее, если им придется повстречаться вновь. В душе у Бетти поднялось какое-то странное, непривычное и чуждое ей чувство. Дав себе зарок больше не смотреть на Маклинна, она предприняла решительную и успешную попытку игривого флирта с Эрлом. А вот на превосходные блюда почти не обратила внимания, хотя еще несколько минут назад испытывала достаточно сильный голод.

Как жаль, раздосадованно подумала Бетти, что и деньги Анны, и вкуснейшая еда пропадают зря. Она не понимала, что с ней происходит. Неужели бесцеремонные взгляды незнакомого человека смогли отбить у нее аппетит? Или за всем этим кроется нечто большее?

— Не представишь ли ты меня своей даме, Эрл?

Бетти не нужно было поднимать глаза, чтобы понять, кто произнес эти слова. Общий тон сказанного был авторитарным, но слегка скрашенным суховатой доверительностью и нотками почтительного удивления. Пальцы Бетти, сжимавшие вилку, которой она ковыряла салат, начали дрожать. Она осторожно положила вилку, а Эрл тем временем поспешно отодвинул стул и поднялся из-за стола.

— Рой! — воскликнул он. — Какое приятное совпадение! Я видел тебя в кинотеатре, когда подходил к ребятам из съемочной группы «Скоттс-филм»…

Широкая добродушная улыбка, которой одарил Роя Эрл, получилась какой-то дрожащей. Он вдруг порозовел, и это подчеркнуло начинающий становиться заметным второй подбородок на лице, которое совсем недавно боготворили женщины всех возрастов. Эрл сделал слишком заметную попытку расправить плечи и втянуть живот. Бет отметила это про себя, и сердце ее сжалось от любви и сострадания.

В отличие от Эрла Маклинну не было нужды заботиться о том, какое впечатление он производит, потому что весь он, казалось, состоял из упругих мышц и эластичных сухожилий. Даже идеально скроенный безупречный вечерний костюм не мог скрыть мощного мужского начала, ощущавшегося в фигуре этого великолепного самца. Все это промелькнуло в голове у Бетти, оставив отвратительный осадок на душе.

Она решила, что в складке губ Роя прячется что-то жестокое, но эта мысль не помешала ей выдержать прямой взгляд серебристо-серых глаз, неотрывно глядевших на нее. Маклинн, казалось, был начисто лишен таких простых человеческих чувств, как сострадание или способность понять чужую боль. Недавнее избрание председателем консорциума с правом решающего голоса, по мнению Бетти, было лишним для Маклинна. Его бизнес и так уже охватывал, помимо кино и индустрии развлечений, издательское дело, авиакомпании, а также системы коммуникаций. Этот человек успел забыть, что означает слово «сочувствие», — если только он когда-либо знал его значение, — и готов был смести бедняжку Эрла одним махом, даже на секунду не задумавшись, в каком состоянии тот окажется.

— Как вам понравилась сегодняшняя премьера фильма, мисс… — спросил Маклинн, метнув взгляд на Эрла, как будто напоминая, что тот так и не удосужился представить его даме. Ни один человек из окружения Роя, особенно тот, кто был переведен в разряд «бывших», не отваживался игнорировать желания босса.

— Бетти Краун… моя… племянница, — невнятно произнес Эрл, заливаясь краской и переминаясь с ноги на ногу. Конечно, подумала Бетти, Эрлу ужасно неловко, но он мог бы и не показывать этого Маклинну — Бет, познакомься, это…

— Я знаю, кто это, — перебила Бетти. Скука в ее голосе и презрительно опущенные уголки губ должны были показать Рою, что он не произвел на нее большого впечатления.

— Твоя племянница? — переспросил Маклинн. — А, ну да! Кто же еще это может быть?! — добавил он.

Бетти с затаенным дыханием отметила выражение неприкрытого цинизма в его обрамленных густыми черными ресницами глазах. Всем своим видом Маклинн показывал, что прекрасно понимает, в каких отношениях находятся Эрл и Бетти на самом деле.

Бетти дерзко посмотрела Маклинну в глаза, затем перевела взгляд на Эрла.

— Нам очень понравился фильм, правда, дорогой? — протянула она.

В эту секунду ей больше всего хотелось, чтобы Эрл наконец перестал переминаться с ноги на ногу и сел. Впрочем, возможно, никто не осмеливался сидеть в присутствии «его величества» Маклинна? Бетти подумала, что надо будет на досуге спросить об этом у Эрла. В следующее мгновение предложение Маклинна заставило ее похолодеть.

— А, собственно, почему бы нам не обсудить премьеру? — сказал тот. — Присоединяйтесь к нашей компании после ужина. Я угощу вас кофе и бренди, а также познакомлю с автором сценария и с Лин.

У Бет промелькнула мысль о том, что Маклинн ни слова не сказал о жене сценариста. Очевидно, он считал ниже своего достоинства упоминать о людях неизвестных или непопулярных.

— Может быть, как-нибудь в другой раз, — томно ответила Бетти, поднимаясь из-за стола и искоса глядя на Эрла. Он, скорее всего, жаждет принять приглашение босса… Но даже ради Эрла Бетти не желала больше ни секунды проводить в обществе Маклинна. Она многозначительно повела бровью. — Нам уже давно пора отправляться домой, в постельку, правда, дорогой? — На губах Бетти играла улыбка, которую можно было интерпретировать только в одном определенном смысле. Трудно было не понять, о чем идет речь. — Прошу прощения, я на минутку отлучусь, чтобы привести себя в порядок перед уходом. — И, пока мужество не оставило ее, Бетти еще раз посмотрела в глаза Рою Маклинну, от взгляда которого веяло холодом. — Рада была познакомиться с вами, мистер Маклинн.

Произнеся эти слова, она сразу пошла прочь из зала в дамскую комнату, изящно огибая по пути столики и как никогда прежде чувствуя движения собственного тела под облегающим шелковым платьем. И все это время Бетти испытывала ужасное напряжение, потому что не переставала ощущать на себе пронзительный взгляд мерзавца Маклинна.

Дверь дамской комнаты закрылась за ней с едва слышным деликатным щелчком, и она с облегчением прислонилась спиной к прохладной, оклеенной обоями стене. Некоторое время Бетти постояла так, массируя кончиками пальцев ноющие виски.

То, что начиналось как захватывающее приключение, не лишенное, впрочем, некоторой авантюрности, обернулось каким-то досадным недоразумением. Она обнаружила вдруг, что попала в весьма двусмысленную ситуацию, из которой не могла выбраться, даже если бы захотела. Едва узнав о том, что глава консорциума «Скоттс-филм» собирается сделать с Эрлом, она возненавидела этого человека. Но, увидев его и познакомившись с ним, почувствовала себя уязвленной в большей степени, чем ожидала.

Бетти подошла к одному из огромных, освещенных мягким светом зеркал и быстро поправила макияж. Во время этой несложной процедуры она размышляла о том, что Рой Маклинн не представляет для нее никакого интереса. Он просто человек, которого она ненавидит. Маклинн собрался зарубить съемки Эрла, лишить его самоуважения и денег. Следовательно, ничего странного нет в том, что она испытывает столь большую неприязнь к Рою Маклинну. Прежде ей еще никогда не приходилось так сильно ненавидеть кого-либо. Неудивительно, что это отвратительное чувство произвело на нее такое странное впечатление!

Немного разобравшись со своими ощущениями, Бетти положила губную помаду в изящную вечернюю сумочку и защелкнула замочек. Чем скорее они с Эрлом доберутся домой, где можно будет спокойно разложить по полочкам события сегодняшнего вечера, тем лучше.

Бетти вышла из дамской комнаты в тихий и пустынный коридор, пол которого был устлан толстым мягким ковром, и быстро пошла обратно в зал. Тут-то она и обнаружила, что ее поджидает Маклинн. Мгновенно собравшись, она довольно нагло кивнула ему, как знакомому, и намеревалась было спокойно пройти мимо. Но Рой оттолкнулся от стены и схватил ее за руку выше локтя. От неожиданности она покачнулась на невообразимо высоких каблуках и чуть не упала. Маклинн успел вовремя поддержать ее. Но если на расстоянии он был достаточно неприятен Бетти, то в непосредственной близости от него она испытала настоящий страх.

— Вы так хватаете каждую проходящую мимо женщину? — язвительно поинтересовалась Бетти, стараясь, чтобы в голосе ее звучал ледяной холод, но внутри у нее все кипело от негодования. Как Маклинн посмел подстерегать ее, дотрагиваться до нее?

— А вы всегда так грубо разговариваете с посторонними? — парировал Рой, невозмутимо усмехнувшись. — Или только с мужчинами?

— Я вас не понимаю, — произнесла девушка, бросив многозначительный взгляд на руку Маклинна, продолжавшего держать ее выше локтя. Его пальцы были крепкими и сильными и казались очень темными на фоне светлой кожи Бетти. — Отпустите, пожалуйста, мне больно!

— Не думаю, — ответил Маклинн. В его голосе прозвучал оттенок мрачного юмора, создавая ощущение близости и даже интимности. — Я могу потрогать товар, прежде чем куплю его, но никогда не причиню ущерба.

Что бы это могло означать, подумала Бетти. У нее возникло подозрение насчет смысла последних слов Роя, но она ни за что не доставила бы ему удовольствия, задав вопрос. Достаточно было и того, что Маклинн, конечно же, заметил, как вздымается от взволнованного дыхания ее грудь. Да еще этот слишком смелый вырез платья, в котором Бетти чувствовала себя почти обнаженной. А Рой и не думал скрывать своего интереса к прелестным выпуклостям, едва скрытым дорогой тканью. Напротив, он беззастенчиво рассматривал изящные плечи и грудь Бетти.

Подавив усилием воли раздражение, девушка сделала слабую попытку высвободиться. Мужчина сразу же стиснул ее руку сильнее. Бетти вспыхнула, обескураженная тем ощущением, которое порождало это уверенное прикосновение. Где-то глубоко внутри ее тела как будто вспыхнуло пламя. Пламя гнева, конечно, чего же еще?

Исследующий взгляд Роя остановился на губах Бетти, и она поспешно отвернулась. К сожалению, коридор был по-прежнему пуст, хотя девушка от всей души желала в это мгновение, чтобы его наводнили посетители ресторана, которым вдруг срочно понадобилось бы заглянуть в туалетные комнаты.

— Что вам нужно? — холодно спросила Бетти, делая вид, что ее не очень-то интересует ответ, и услышала, как Маклинн рассмеялся. Его смех прозвучал тихо и тепло. Она не ожидала ничего подобного.

— Скажу для начала, что я знаю, кто вы, — заметил Рой. — Конечно, к этому вы могли бы еще многое добавить, но пока с меня достаточно и этих сведений.

Девушка удивленно взглянула на него.

— Естественно, вы знаете, кто я. Ведь мой дядя… — На этом слове она споткнулась, но быстро поправилась: — Эрл ведь представил нас. Кстати, он ждет меня, поэтому если не возражаете…

— Возражаю, — перебил ее Маклинн. — Неужели вы думаете, что я безропотно проглочу то, что вы пытаетесь мне скормить? За кого вы меня принимаете? Должен заметить, что у меня не выступают на глазах слезы умиления, когда я представляю себе прелестное упругое тело в объятиях стареющего морщинистого мужчины, даже несмотря на то, что в прошлом он был кинозвездой. — В голосе Маклинна на этот раз прозвучали острые нотки, а глаза сверкнули кинжальным блеском.

— Что за глупости! — раздраженно произнесла Бет. — Дядя… Эрл находится в самом расцвете сил! Для личности его величины возраст не имеет значения.

Бетти откинула назад голову, чтобы удобнее было смотреть на Роя. Сейчас ее не волновал тот факт, что таким образом он получил еще более удобную возможность полюбоваться ее красивой белой шеей, великолепными плечами и верхней частью груди.

— Эрл чрезвычайно талантливый актер и первоклассный ведущий телепрограмм. Все, что ему нужно, это небольшой толчок, но вы, должно быть, слепы, если не видите очевидных вещей! — продолжила Бетти дрожащим голосом. Она была ужасно раздосадована тем, что вынуждена стоять так близко возле пугающего и вызывающего отвращение человека. Никогда еще ей не приходилось общаться с личностью, обладающей подобной властью. От него, казалось, исходили волны какой-то энергии. Они обволакивали ее и засасывали словно болото. Но Бетти не собиралась поддаваться влиянию Маклинна. — «Скоттс-филм» не единственная кинокомпания в стране, — процедила она сквозь зубы. — И никто не помешает Эрлу устроиться в другое место, возможно, даже более престижное, где его будут ценить и уважать!

— Боже, какая преданность! — усмехнулся Маклинн. — Эрлу можно позавидовать, — добавил он, слегка помрачнев, и отпустил руку Бетти.

Лицо его снова приняло непроницаемое выражение. Окинув девушку напоследок острым взглядом, Рой повернулся и пошел прочь.

Бетти сжала зубами костяшки пальцев, глядя, как за Маклинном закрылась дверь ресторанного зала. Господи, что же теперь будет, пронеслось у нее в голове. Похоже, она только что лишила дядю последней надежды на то, что съемки скетчей будут продолжены. Благодаря своей несдержанности она только что обрушила занесенный над его головой топор. Ведь окончательное решение относительно дальнейшей судьбы передачи принимает лично Рой Маклинн! И даже если она извинится перед ним, это все равно ничего не исправит. Маклинн уже настроился на отказ. Могила для серий скетчей Эрла уже вырыта. А она, его племянница, только что собственноручно забила в крышку гроба последний гвоздь. И все только потому, что не смогла удержать на привязи болтливый язык!

Как же сказать Эрлу о том, что она натворила?


Пролог | На весах судьбы | cледующая глава



Loading...