home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

— Извини, ты, наверное, хотел присоединиться к компании Маклинна, — пробормотала Бетти, сидя с несчастным видом в такси, которое везло их домой.

С тех пор, как они покинули ресторан, Эрл не произнес ни слова. Совершенно естественно Бетти предположила, что, ввиду ее грубости и отказа принять приглашение босса, дядя уже начал жалеть о том, что поддался на уговоры Анны и ввязался в эту аферу.

— Хорошенький пинок в зад этому мерзавцу! — наконец-то произнес Эрл и мрачно вздохнул, входя в дом. Он ласково похлопал племянницу по руке. — Оба мы с тобой хороши! Так и не использовали все свои возможности… Впрочем, я плохо представляю себе, как бы мы сидели за столом Роя и вели непринужденную беседу, стараясь в то же время не выдать себя. По-моему, для этого требуется очень большая выдержка.

— Ты прав, — согласилась Бетти, откидываясь в кресле и кладя ноги на подставку. Она закрыла глаза, но ей не стало легче. Эрл не знал о том, что произошло между нею и Маклинном в коридоре ресторана, и она еще не придумала, как расскажет ему об этом.

— Но все же мы кое-чего добились, — заметил Эрл. — Не сомневаюсь, что какая-нибудь газетенка подхватит «скандальную» историю о нашей с тобой связи и поместит на первой странице статью на эту тему. И я сразу стану знаменитым — на целых пять минут! Кроме того, сам Маклинн собственными глазами видел нас вместе. Таким образом, рейтинг бывшего любимца публики, который прежде разбивал сердца представительницам зрительской аудитории, снова поползет вверх, — усмехнулся Эрл с нехарактерным для него цинизмом. — Как говорится, лучше плохая реклама, чем вообще никакой! Конечно, Анна явно была не в себе, когда предложила нам затеять эту игру, но и мы, должно быть, лишились рассудка, если согласились с ее планом.

Бетти была полностью согласна с Эрлом, поэтому не стала спорить. Она встала, оглядев квартиру, которую тетя Анна купила на деньги, доставшиеся после смерти отца, потратив при этом не самую большую часть наследства, задернула шторы в огромной гостиной, налила дядюшке полбокала виски и указала на телефон.

— Позвони Анне, она, должно быть, умирает от желания узнать, удалась ли наша затея. Даю голову на отсечение, что тетя сейчас сидит в Лондоне и размышляет о том, что у нас ничего не получилось из-за того, что ее не было рядом и нас некому было подстраховать.

Сбросив умопомрачительные туфли, Бетти пожелала дяде спокойной ночи и оставила его в гостиной одного, уверенная в том, что долгий разговор с женой приведет растревоженные чувства актера в порядок. Ей больно было смотреть на расстроенного Эрла. Бетти переживала и за него, и за Анну. В каком-то смысле они значили для нее больше, чем родители. Именно поэтому она и согласилась с их сумасшедшим планом — в значительной мере вопреки собственному желанию.

Комната для гостей была оформлена с большим вкусом. Здесь чувствовался стиль Анны, которая никогда не забывала об элегантности, но вместе с тем всегда старалась создать ощущение домашнего уюта. Шесть лет назад Эрл подписал контракт на участие в съемках серии скетчей под общим названием «Бар «У Эрла», где также были заняты другие знаменитости из мира кино и музыки, которые постоянно должны были попадать в смешные и двусмысленные ситуации. Эрл, исполнявший роль хозяина бара, помогал гостям выпутываться из этих историй. В то время они с Анной купили дом на окраине Галашилса, чтобы находиться поближе к основным киностудиям «Скоттс-филм».

Однако Эрл скучал по Эдинбургу, поэтому, когда Анна получила наследство, она сразу же купила эту квартиру. Здесь они жили в промежутках между съемками фильма.

Анна и Эрл были чрезвычайно преданы друг другу, и об этом знали все. Но это, как заметила Анна, была только половина проблемы. Публика привыкла думать об Эрле как о миновавшем средний возраст человеке с трубкой в зубах, в шлепанцах и в мягком старом свитере, человеке, который почти нигде не бывает, а если и появляется на каком-либо вечере, то непременно со скромной женой, тоже уже порядком постаревшей. Но если Эрл начнет мелькать и тут и там под руку с очаровательным юным созданием, как бывало в дни молодости, то определенная часть публики сразу обратит на это внимание. А вслед за этим киноаудитория проявит вновь интерес к его фильмам и обнаружится, что былой кумир не потерял привлекательности. Результатом всего этого должен был явиться небывало высокий рейтинг серии скетчей «Бар «У Эрла», которую закупило телевидение.

Самое обидное, что план Анны мог сработать, если бы я не испортила все с самого начала своими препирательствами с Роем Маклинном, грустно думала Бетти, выходя из ванной в розовом махровом халате. В это мгновение раздался стук в дверь.

— Анна сказала, что мы все выполнили по высшему разряду! — радостно сообщил Эрл, появившись на пороге. Он как будто посвежел и выглядел на десять лет моложе. За все время тридцатилетней супружеской жизни они с Анной ни единой ночи не провели врозь, и сейчас он явно скучал по жене.

Когда Анна твердо заявила, что поедет в Лондон навестить мать одна, освободив, таким образом, поле деятельности, чтобы ее супругу было где «разгуляться», Эрл едва не зарубил всю идею на корню. Бетти вспомнила об этом сейчас, улыбнувшись в ответ на гордое сообщение дядюшки.

— Отлично. Как поживает ее мать? — Бетти только один раз встречалась с пожилой леди. Это случилось несколько лет назад, и старушка показалась ей очень взбалмошной. Очевидно, она не изменилась и по сей день, потому что Эрл состроил гримасу.

— Она так же упряма, как и всегда. Упорно продолжает отказываться переселиться к нам, обосновывая это тем, что за ней якобы прекрасно присматривает «девчонка Лиззи». А этой «девчонке» недавно стукнуло восемьдесят! — негодующе воскликнул Эрл. — Как говорится, слепой ведет слепого! Впрочем, я не об этом хотел поговорить с тобой. Анна продиктовала мне длинный перечень того, что нам необходимо делать дальше, а также всех тех мест, где нам нужно показаться. Я пришел узнать, хочешь ли ты обсудить это сейчас за чашкой какао или отложим дела до завтра?

— Думаю, с этим можно подождать до утра, — неуверенно улыбнулась Бетти.

Ведь ей еще предстояло рассказать Эрлу о своей сегодняшней оплошности. Какой смысл приступать к обсуждению тактики дальнейших действий, если заранее известно, что это пустая трата времени? Стычка Бетти с Маклинном в ресторане свела на нет все планы. И этого уже ничем не исправить. Но не стоит удручать беднягу Эрла сейчас. Будет еще и завтрашний день.


— Мы добились-таки своего, детка! — вскричал Эрл, врываясь на кухню с охапкой газет. — Вот эта статейка — ну просто полный мрак! — Он шлепнул на стол перед Бетти сложенную газету. — Осталось еще немного кофе в кофейнике?

— Сколько угодно, — сдавленно произнесла Бет, встревоженно наблюдая за Эрлом.

Когда она поднялась с постели полчаса назад, в квартире царила тишина. Сочтя, что дядя мирно спит, Бетти устроилась за кухонным столом с чашкой кофе и постаралась окончательно решить вопрос, как же ей сообщить Эрлу о стычке с его боссом.

Задача была не из легких, особенно если учесть, что Эрл гордился собой и радовался тому, что их план, по всей видимости, начинал срабатывать, и он снова попал в поле зрения публики.

— Что, ты не хочешь прочитать статью? — удивленно спросил Эрл.

Он устроился за столом напротив Бетти, держа чашку в ладонях. Его улыбка и по-мальчишески взъерошенные вихры, поблескивающие серебром, в который раз навели Бетти на мысль о том, каким привлекательным был Эрл в дни своей молодости.

Она развернула газету, испытывая в душе очень неприятное ощущение, и бегло просмотрела заголовки. Войны, дефицит государственного бюджета, происки террористов — все это было оттеснено в сторону огромной фотографией на первой полосе. На снимке были изображены Эрл и Бетти. Объектив фотоаппарата был направлен на них в тот момент, когда она попыталась спрятать лицо, уткнувшись Эрлу в грудь. В это мгновение они напоминали обнимающуюся пару — Эрл обвивал рукой обтянутую шелком талию Бетти, словно желая защитить свою спутницу от всех. Крупный заголовок гласил: «ЕСТЬ ЕЩЕ ПОРОХ В ПОРОХОВНИЦАХ?».

— Только не нужно так смущаться! — довольно усмехнулся дядя. Он забрал у Бетти газету и с выражением прочел статью вслух.

«Эрл Фримен, серию скетчей которого, по слухам, собираются прикрыть, решил тряхнуть стариной и появился вчера вечером в одном из самых престижных эдинбургских ресторанов с очаровательной юной спутницей, которая, к сожалению, отказалась назвать свое имя и род занятий. Возможно, жена Эрла обладает большей информацией относительно таинственной незнакомки. Но как нам стало известно, бедная старушка Анна в настоящий момент пребывает в Лондоне. Интересно, уехала ли она туда по своей воле или ее отправили?»

— Кошмар! «Таинственная незнакомка»! — хмыкнула Бетти. — Только боюсь, что тетушке не понравится упоминание о «бедной старушке Анне».

— Напротив, она будет в восторге, — возразил Эрл. — Кстати, с каких это пор ты зовешь ее тетушкой?

Действительно, подумала Бетти, что это я? Эрл — старший брат матери Бетти. Он и Анна вопреки возрасту были для нее больше как брат и сестра, нежели дядюшка и тетушка. Бетти поражалась их безграничной способности радоваться жизни. Только безудержные оптимисты могли разработать такой хитрый план контрнаступления, когда до них дошли неприятные слухи о том, что съемки скетчей Эрла собираются прикрыть. Но что более важно, они претворили свой план в действие!

И вот сейчас Бет предстояло сообщить дяде, что она, обещавшая помочь, свела насмарку все их начинания!

— Сегодня мы отправимся в клуб «Грейл», — сказал Эрл, подливая кофе и Бетти, и себе. — Ты, очевидно, ничего не слышала об этом заведении — сколько времени ты уже не была в Шотландии? На сегодняшний день «Грейл» — лучший ночной клуб Эдинбурга, — оживленно продолжил он. — Вокруг него всегда вьются ищейки из прессы, вынюхивая свежие новости. Всего пару недель назад возле клуба произошла изрядная потасовка, в которую был вовлечен отпрыск одной из аристократических семей, а также его спутница, репутация которой была далеко не блестяща… Репортер «Экшн», случайно оказавшийся там в самый критический момент, отснял скандальный материал, который купили многие телесети. С тех пор представители журналистской братии постоянно околачиваются поблизости от клуба, надеясь, что и им повезет. — Эрл встал из-за стола. — А сейчас скажи, что ты будешь есть на завтрак?

— Постой, мне нужно кое-что сказать тебе, — с трудом произнесла Бетти.

Чувствовала она себя ужасно. Как можно было настолько подвести родственников! Правда, ей с самого начала не хотелось опускаться до обмана, но Эрл, после того как жена уговорила его, проявлял столько энтузиазма, что поневоле пришлось согласиться с их планом. Кроме того, Эрл настойчиво заявил о том, что эту роль может сыграть только Бетти. Во-первых, она член семьи, во-вторых, ей можно довериться, и, в-третьих, что немаловажно, она актриса, обладает подходящей внешностью и наверняка сможет сыграть роковую женщину.

— Да? — удивленно взглянул на нее Эрл. — Разве я чего-то не знаю?

— Вчера я поссорилась с Роем. — Эта фраза далась Бетти с трудом, язык был словно суконный. — И можешь себе представить, это произошло в коридоре, ведущем к дамскому туалету. Рой обвинил меня в том, что я нагрубила ему в ответ на приглашение присоединиться к его компании, — с несчастным видом призналась Бетти. — И хуже всего то, что он был прав. Я действительно разговаривала вызывающе. Но в момент нашего второго разговора я окончательно потеряла голову — я намекнула Маклинну, что он не видит дальше собственного носа, и что ты можешь перейти в другую кинокомпанию или на телевидение, где будут ценить твой талант. Сейчас я ужасно жалею, что не сдержалась, — понуро произнесла Бетти. — Маклинн не из тех людей, которые приемлют критику или грубость. Скорее всего, завтра утром ты получишь письмо, в котором тебе сообщат, что контракт с тобой возобновлен не будет. Поэтому вся эта шумиха, — она постучала ноготком по газете, — не имеет никакого смысла.

Бетти знала, что осталось еще два скетча, которые предстояло снять до окончания контракта. И дядя будет сидеть как на иголках, ожидая решения своей участи.

— После того, что я наговорила Маклинну, твои скетчи уже ничто не спасет, — добавила Бетти. — И боюсь, что даже твое публичное появление с девушкой, годящейся тебе в дочери, ничего не изменит.

Примерно то же самое она уже однажды говорила, когда Анна впервые предложила ей принять участие в этом небольшом спектакле. Но после того, как Анне удалось уговорить также и Эрла, у Бетти не хватило духу охладить их пыл.

Вот и сейчас с нею произошло нечто похожее, когда Эрл коротко бросил: «Чушь» — и принялся готовить запоздалый завтрак. Шумиха, поднятая газетами вокруг его имени, снова дала ему возможность почувствовать себя звездой. Он снова был кумиром, и женщины выстраивались в очередь, чтобы получить его автограф, и чуть ли не выцарапывали друг другу глаза, чтобы протиснуться вперед и получить что-нибудь на память, будь то фотография или лоскуток от рубашки!

— Рой слишком серьезный бизнесмен, чтобы обращать внимание на замечание женщины, которая ему практически незнакома, — пожал плечами Эрл. — Скорее всего, ты просто заинтриговала его своим поведением. Маклинн привык к тому, что женщины спешат угодить ему. Окружающие его дамы стелются у него под ногами, а не вгрызаются ему в глотку! Я готов биться об заклад, что еще не было человека, который посмел бы отклонить его приглашение!

— Тебе виднее, — сдалась Бетти, слишком раздосадованная, чтобы спорить. Несмотря на то, что Эрл приходился ей дядей, в эту минуту она, скорее, чувствовала себя его бабушкой.

Отбросив с глаз челку, Бетти накрыла на стол, пока Эрл поджаривал хлеб в тостере и готовил яичницу. Их занятия прервал телефонный звонок. Бетти подменила Эрла у плиты и следила за яичницей до тех пор, пока он вновь не вернулся на кухню, радостно потирая руки.

— Ну, что я тебе говорил? Это звонил Рой — не его секретарша, заметь! — собственной персоной. Мне велено явиться на завтрашний дневной прием, форма одежды парадная. И ты, Бетти, также приглашена! Маклинн сказал, чтобы я привез свою племянницу. — Приплясывая от радостного возбуждения, Эрл подошел к Бетти и растрепал ей волосы, словно желая слегка подурачиться. Затем он снял сковородку с плиты. — Господи, эта яичница уже превратилась в резину!

Но даже испорченный завтрак не мог омрачить радужного настроения Эрла. Бетти почувствовала себя настоящей стервой, когда произнесла:

— Маклинн не верит, что я твоя племянница!

Ее замечание никак не подействовало на Эрла. Сияющее выражение по-прежнему осталось на его лице.

— Конечно, не верит. Ведь именно этого мы и добивались, не так ли? Но важно другое: Рой хочет тебя видеть. Он очень настойчиво просил привезти тебя.

У Бетти так и вертелся на языке вопрос — зачем это нужно? Но она не решилась спрашивать вслух, потому что боялась, что ответ не понравится ей. Вместо этого она поинтересовалась:

— А что это за прием? Он очень важен?

— Этот прием будет самым знаменательным событием в моей жизни за последние шесть месяцев, детка! — Эрл широко улыбнулся, откидываясь на спинку стула и отбрасывая последние мысли о завтраке. — Часть студий будет открыта для посетителей, которых будут сопровождать представители консорциума, а также шефы съемочных групп. Подобные встречи проводятся каждый год, но на этот раз правление решило разослать приглашения, как будто это бог весь какая ценность. Приглашаются только избранные. В основном это люди, занимающиеся рекламой и шоу-бизнесом. Прибудут также двадцать пять телезрителей, которые победили в конкурсе, проводившемся в течение трех месяцев. Кроме того, пригласят участников и сценаристов наиболее удачных фильмов. Мне приглашение не досталось. Впрочем, так было только до сегодняшнего дня! Этот прием является частью работы со зрительской аудиторией. Зрители, таким образом, как бы тоже включаются в съемочный процесс. Не говоря уже о том, что все присутствующие чувствуют себя весьма важными персонами.

— И среди всего этого великолепия будешь ты! — произнесла Бетти, понимающе улыбаясь.

Радость Эрла оказалась заразительной. И кроме того, вчерашний инцидент с Роем не имел тех последствий, которых можно было опасаться. У нее словно гора с плеч свалилась.

— Совершенно верно! — воскликнул Эрл. Его голубые глаза сверкали ярче сапфиров. — А ты будешь меня сопровождать! Нужно немедленно позвонить Анне и сообщить ей приятные известия. Ее план сработал так, что нам и не снилось. Ах, да! Я совсем забыл… — Эрл задержался на пороге. — В ночной клуб мы сегодня не поедем. Жаль, но ничего не поделаешь. После ланча мы отправимся в Галашилс, в наш дом, и там проведем вечер спокойно, чтобы подготовиться к завтрашнему приему. Не забудь захватить подходящее платье, чтобы вид у тебя был самый сексапильный.

Несмотря на пожелание Эрла, Бетти решила одеться поскромнее. Она выбрала простое укороченное платье с длинным рукавом приятного темно-янтарного цвета. Так, как хотел Эрл, Бетти уже одевалась для посещения ресторана. Но по какой-то необъяснимой причине ей больше не хотелось выглядеть роковой женщиной. Длинные рукава скроют руки, а эластичная ткань подчеркнет фигуру, и этого будет вполне достаточно. Скромно, но со вкусом. Правда, слишком открытыми окажутся ноги, но тут уж ничего не поделаешь.

Картину дополнила широкополая соломенная шляпа, украшенная огромной кремовой розой из шелка. Бетти сама не подозревала, как хорошо она выглядит, поэтому очень удивилась, когда ожидавший ее в гостиной галашилского дома импозантный Эрл искренне воскликнул:

— Фантастика! Лучше и быть не может!

Очевидно, все дело в шляпе, хмуро подумала Бетти, которая отнюдь не находилась в радостном предвкушении предстоящего приема. Ведь платье не представляло из себя ничего особенного и закрывало ее от горла почти до колен.

— Не забудь, что ты должна льнуть ко мне, как влюбленная женщина, — напряженно произнес Эрл, выруливая автомобиль на боковую дорогу. — Мы уже почти приехали. Господи, у меня мурашки по спине бегут! Только из-за одного этого ты должна держать меня за руку.

Бетти заметила, что Эрл и в самом деле побледнел. В эту минуту они миновали высокие ворота, украшенные цветочными гирляндами. День выдался превосходный — один из тех, которые бывают лишь ранним шотландским летом, — и все шло так, как было задумано, так почему же они чувствуют себя такими несчастными?

— Кажется, у меня начинается раздвоение личности, — пожаловался Эрл. — То я испытываю безудержную радость при мысли о нашей превосходной идее — особенно когда она начала приносить плоды, а то вдруг мне кажется, что было бы лучше, если бы мы вообще ничего не предпринимали. Вся беда в том, Бет, что я никак не могу свыкнуться с мыслью, что вскоре мне придется зарабатывать на жизнь, рекламируя замороженные ужины на каком-нибудь коммерческом канале.

Бетти чуть было не напомнила дядюшке о том, что ему вообще нет необходимости работать, потому что Анна владеет таким большим состоянием, что оба они могут жить в роскоши до конца своих дней, но вовремя спохватилась. Конечно, Анна души не чаяла в муже, и это лишний раз подтверждалось огромным количеством подарков, которыми она его заваливала. Но у Эрла была своя гордость. Для него очень большое значение имела возможность заработать на жизнь и себе, и жене.

— Но если мы остановимся сейчас, то так ничего и не добьемся. К тому же для Анны это станет большим ударом. — Эрл тихонько рассмеялся, пригнувшись и вглядываясь через стекло в указатели на обочине дороги.

После того, что он рассказал о предстоящем приеме, Бетти решила, что эта встреча будет проводиться на какой-нибудь из основных студий. Но потом она узнала, что местом сбора назначен загородный дом Роя Маклинна, и это не прибавило ей уверенности в себе. Чувство неловкости в душе Бетти все возрастало, но она понимала, что назад дороги нет и отказаться от приглашения невозможно.

Тем более что это не столько приглашение, сколько королевский приказ явиться в указанное место, мрачно подумала Бетти, когда живая изгородь по бокам дороги сменилась стеной из грубо обтесанного камня, а затем впереди показались гостеприимно распахнутые массивные чугунные ворота. Какие-то люди в униформе, похожие на охрану, очень внимательно осмотрели вновь прибывших и указали место на небольшой лужайке, где была устроена временная парковка.

Большие белые фургоны с эмблемой местной телекомпании не оставляли сомнений в том, что съемочные группы весь день будут шнырять меж гостей, готовя репортажи для вечернего выпуска программы новостей. Возле фургонов выстроились в ряд шикарные автомобили — своеобразные моторизованные символы достатка их владельцев, которые изо всех сил старались продемонстрировать окружающим свою значительность. Бетти отметила про себя все это, и сердце ее сжалось от неприятных предчувствий.

И все же интересно: почему Рой Маклинн передумал практически в последний момент и пригласил их на прием? Не может быть, чтобы он переменил решение о закрытии передачи только потому, что ему на глаза попались газетенки со скандальными статьями об Эрле!

Пригнувшись, Бетти выбралась из автомобиля, нечаянно сбив набок шляпку. Она поправила ее, сердито бормоча что-то под нос. Она совершенно не привыкла носить подобные вещи и чувствовала себя наподобие гриба. Одернув платье, она подошла к Эрлу, который как раз убирал в карман ключ от «ягуара».

— Мне не хотелось бы портить тебе настроение, но я хочу спросить, не задумывался ли ты над тем, почему мы оказались здесь? Ведь Маклинну могло не понравиться то, что он прочел в газетах. Возможно, он не захочет, чтобы у него работал человек, о котором ходят подобные сплетни. Мы с тобой попали в самую гущу пересудов!

— Да, — согласился Эрл, пригладив волосы на голове, а затем предлагая руку спутнице, — такая возможность существует, хотя и весьма отдаленная. Но не забывай, что в нашем деле все вертится вокруг рекламы и высоких рейтингов. И кроме того, Рой сам не святой. Его редко можно увидеть дважды с одной и той же дамой. О Маклинне много чего можно сказать, но пуританином его не назовешь.

— Он женат? — спросила Бетти, идя рядом с Эрлом на цыпочках, потому что ее тонкие каблуки увязали в поросшем травой грунте. Ей почему-то очень хотелось узнать побольше о Рое. Себе самой она объясняла это тем, что о «врагах» нужно иметь как можно больше сведений.

— Был женат, — ответил Эрл с оттенком нетерпения, — но его жена умерла. Кажется, в эту историю было вовлечено третье лицо… Впрочем, в браке Маклинна всегда присутствовал кто-то третий. Идем скорее, Бет!

Все новые и новые автомобили прибывали на лужайку, солнце сверкало на их лакированных поверхностях, и все больше появлялось вокруг изящных женщин в вычурных шляпках и холеных мужчин в модных летних костюмах.

Бетти сдалась и перестала расспрашивать Эрла. Она шагала рядом с ним по аллее, с обеих сторон заросшей цветущей фуксией. Темно-янтарный шелк платья облегал ее грациозную фигуру, подчеркивая изящные линии спины и длину ног. Она даже не подозревала, что при каждом шаге край короткого платья скользил вверх, обнажая верхнюю часть ног и открывая взору идущих следом гостей дразнящую линию ничем не скрытых бедер.

Краткий разговор с Эрлом предоставил Бетти хоть какую-то информацию, которая ее интересовала. После этого Маклинн показался ей еще менее привлекательным, чем прежде. Натерпелась, должно быть, его бедная жена с таким супругом! Из-за чего, интересно? Потому что он не мог обходиться без других женщин? Вполне приемлемое объяснение!

Бетти вообще не понимала, как здравомыслящая женщина может желать выйти замуж. Зачем нужно ставить себя в такое положение, когда твое счастье зависит от способности мужчины хранить верность или от его характера? Она неплохо относилась к мужчинам, с удовольствием находилась в их компании и ценила дружбу с ними. Но у нее и в мыслях не было поступиться своей независимостью ради какого-нибудь из них. Перед глазами всегда находился пример ее родителей. Она видела, что супружеская жизнь сделала с ее матерью, а косвенным образом и с ней самой. Кроме того, она за свою жизнь вдоволь наслушалась историй о неудачных браках и поневоле стала осторожной.

Нет уж, рассуждала Бетти, лучше я буду свободной, необремененной сердечными привязанностями, независимой женщиной, не несущей ответственности ни перед кем, кроме себя самой.

— Бет! — произнес Эрл, слегка толкнув ее локтем, и она вернулась к действительности.

Перед ними стоял вышколенный официант в белом кителе. Он с непроницаемым видом держал поднос, уставленный бокалами с шампанским.

Взяв с подноса бокал и отпив глоток, Бетти огляделась по сторонам. Несколько акров поросших изумрудной травой лугов пересекались в разных направлениях дорожками, мощенными каменными плитами. То тут, то там пестрели небольшие клумбы и возвышались старые деревья, шелестя листвой под легким летним ветерком. А в нескольких сотнях ярдов, за тисовой аллеей, виднелись крыши родового поместья Маклиннов — Туидвейла.

Вот это да! Бетти присвистнула от удивления. Настоящий фамильный замок, пронеслось у нее в голове. Она невольно сравнила с особняком Маклинна скромный коттедж родителей, единственное место, которое все-таки могла бы назвать своим домом.

К счастью, владельца поместья поблизости не было. Радуйся хотя бы этому, велела себе Бетти. Втайне она надеялась на то, что ей вообще удастся избежать встречи с боссом Эрла Фримена.

— И чем же мы займемся? — спросила Бетти Эрла. — Начнем позировать перед телекамерами?

— Я думаю, что нам нужно походить среди гостей, не забывая при этом время от времени бросать друг на друга влюбленные взгляды, — решительно произнес Эрл. — Выпей шампанского — у тебя улучшится настроение.

Он предложил ей руку и повел ее по проложенным среди лужаек дорожкам. Они подходили то к одной группе гостей, то к другой, и Эрл представлял свою спутницу просто как Бетти.

При этом он игнорировал временами совершенно откровенные вопросительные, а порой оценивающие взгляды, направленные на нее. Бетти в это время, казалось, напрямую воспринимала мысли собеседников Эрла, с интересом гадавших, вступила ли она в связь по любви или из-за денег.

К тому времени, когда они наконец вышли по тисовой аллее на террасу перед огромным особняком, сплошь уставленную накрытыми для фуршета столами, ей уже порядком надоело подобное общение. Белые скатерти и множество живых цветов в вазах создавали ощущение праздника. В стороне, в окружении актерской братии, стоял Рой Маклинн.

Бетти сразу узнала его, и от этого у нее возникло странное, непонятное ощущение в сердце. Маклинн, несомненно, был самым привлекательным из присутствующих мужчин. По сравнению с ним даже несколько приторно-красивых актеров показались ей незначительными и тусклыми. Что это со мной происходит? — взволнованно подумала Бетти. Откуда вдруг взялись подобные мысли? Возможно, ее начинают мучить угрызения совести? Ведь во время первой встречи она вела себя отвратительно. К сожалению, она чувствовала, что раскаяние совсем не гарантирует того, что ей не захочется нагрубить Маклинну во второй раз. Ах, лучше бы она сегодня не увиделась с ним, как и надеялась с самого начала! Ей не хотелось ставить карьеру Эрла под удар. Но Бетти еще никогда в жизни не встречала человека, который вызывал бы такую враждебность с ее стороны. Несмотря на всю неординарность внешности Роя, при одной лишь мысли о нем в жилах Бетти начинала бурлить кровь!

— Мне кажется, что мы уже можем возвращаться домой, — шепнула она на ухо дяде. — По-моему, ты уже поговорил со всеми, с кем только мог.

Кроме Роя Маклинна, конечно. Но Бетти не собиралась напоминать об этом. Ей было неприятно выставляться напоказ и чувствовать себя в центре всеобщего внимания и досужих обсуждений. Большинство из явившихся на прием гостей, несомненно, читали какую-нибудь из статей так называемой «скандальной хроники». Бетти не сомневалась, что у многих из присутствующих мужчин появились сальные мыслишки на ее счет, а дамы с удовольствием принялись перемывать ей косточки.

Кажется, у меня начинается приступ паранойи, пронеслось у Бетти в голове. Но осознание этого факта все же не уничтожило возникшего у нее желания хорошенько стукнуть Эрла, когда он сказал:

— Что? Ты предлагаешь пропустить весь этот роскошный фуршет?! И кроме того, я еще не засвидетельствовал своего почтения Рою. Мы должны держать марку. Если бы здесь была Анна, она сказала бы то же самое!

— Ну что же, действуй! — усмехнулась Бетти. — Ты будешь достоин медали за отвагу, если пробьешься сквозь толпу прихлебателей и воздыхательниц.

Только сейчас она заметила одетую в ярко-малиновое платье Лину Тейли, которая томно повисла на руке Маклинна. Можно было не сомневаться, кто именно в данный момент является его фавориткой. Лина уже дважды была замечена в его компании, а значит, если верно то, что Эрл сказал насчет быстротечных привязанностей своего боса, ей удалось побить рекорд продолжительности отношений.

— Мне нужно разыскать туалет, — соврала Бетти. — Ты не знаешь, где он находится?

— Тебе придется войти в дом. Там ты спросишь у кого-нибудь. У Маклинна эти двери, как правило, никак не обозначены. — Эрл легонько сжал руку племянницы. — Возвращайся поскорее. Я тем временем положу для нас какой-нибудь еды на тарелочки и попытаюсь привлечь внимание Роя. В конце концов, он особенно настаивал на том, чтобы ты приехала на этот прием.

Последние слова дяди не слишком обрадовали Бетти. Тем не менее, она изобразила на лице ничего не значащую улыбку и пошла по террасе среди нарядно одетых гостей.

На самом деле ей просто нужно было немного побыть одной. Она не собиралась возвращаться до тех пор, пока немного не уляжется ее душевное смятение, чтобы можно было снова хладнокровно исполнять роль любовницы. А дядюшка пусть пока побудет без нее. Ничего, он справится.

С одной стороны особняка Бетти обнаружила бассейн, вокруг которого стояли шезлонги и выкрашенные белой краской чугунные столики. Здесь также было множество народу, поэтому Бетти быстренько прошла дальше и нырнула в узкий проход меж зарослей роз, окружавших бассейн.

Наконец, обогнув дом, она нашла то, что искала, — возможность полного уединения. Она вышла в крошечный садик, с трех сторон защищенный живой изгородью из тисовых деревьев и вьющихся роз. С четвертой стороны открывался восхитительный вид на зеленые луга и поросшую деревьями речную долину. Поблизости не было видно ни одного человека. Только солнце, голубое небо, теплый мягкий воздух, множество оттенков зеленого цвета и пение птиц. Райский уголок.

Не удостоив вниманием каменную скамью, расположенную таким образом, чтобы удобнее было созерцать красоту захватывающего дух пейзажа, девушка сбросила туфли и прилегла на разогретую солнцем траву, прикрыв лицо широкополой шляпкой.

Если бы Бетти не находилась в таком напряжении, она мгновенно уснула бы. Пожалуй, до сегодняшнего дня она даже не подозревала, насколько устала за последнее время. Три года прошли в бесконечных поездках по всему миру. Одни гастроли плавно переходили в другие, перерывов между ними практически не было, но она наслаждалась каждым мгновением своих выступлений.

Единственный раз Бетти пришлось прервать гастроли полтора года назад, когда она получила известие о внезапной смерти отца. Она на целый месяц покинула свою танцевальную группу, чтобы вылететь из Канады в Аргентину, где в то время жили родители. Мать совершенно обезумела от горя, поэтому организацию перевозки праха отца на родину дочь взяла на себя. После похорон мать поселилась в их коттедже в Шотландии, неподалеку от Берика.

Все это далось Бетти нелегко. Конечно, она тоже горевала по отцу, но ее горе приняло форму сожалений. Сожалений о том, что отец едва ли осознавал существование дочери. Всю жизнь он был занят самим собой и своей работой. Дипломатический статус поглощал все силы отца. Он объездил весь мир, возя за собой жену, а позже и дочь, появления которой он не ожидал и не желал. Впрочем, он совершенно не нуждался и в том, чтобы его сопровождала жена. Но миссис Краун настолько зависела от мужа и так любила его, что не могла жить без него. Когда отец умер, мать долгое время пребывала в оцепенении и растерянности, как будто не зная, что еще можно делать в этой жизни. Месяц, проведенный с дочерью, мало чем помог миссис Краун.

Потом, постепенно придя в себя, она приняла приглашение подруги поехать в Америку. Дочери осталось лишь продать коттедж и выслать матери деньги. Вернувшись в Шотландию по окончании гастролей в Испании, Бетти сначала поселилась у Эрла и Анны в Эдинбурге, намереваясь пожить немножко с ними, прежде чем заняться продажей коттеджа. Бетти дала зарок, что, по крайней мере, в течение недели позволит себе отдохнуть и не делать решительно ничего, чтобы хоть как-то восстановить силы. Вместо этого она оказалась вовлеченной в спектакль, в котором ей пришлось играть роль любовницы Эрла. Какой уж тут отдых!

Печально вздохнув, Бетти поудобнее устроилась на траве. Она почувствовала, что подол ее платья сдвинулся вверх, но не придала значения этой мелочи. Все равно поблизости никого не было. Ей необходимо было выйти из взвинченного состояния. К тому же, кто знает, может, впереди еще недели две шатаний по всем тем местам, где собираются знаменитости.

Бетти сделала сознательную попытку расслабиться, выбросить все мысли из головы и преуспела в этом. Ее тело отяжелело, веки сонно сомкнулись, и она все глубже и глубже стала погружаться в дрему…

— Можно присоединиться или спать с вами позволено только Эрлу? — прозвучал вдруг резкий голос, и чья-то рука сняла шляпу с лица девушки.

Вздрогнув от неожиданности, Бетти замерла на секунду, а потом приподнялась на локте, пытаясь встать с как можно большим достоинством. Но о каком достоинстве могла идти речь, если на ее бедре лежала горячая рука Роя, посылая через все тело тысячи пронзительных импульсов. Ей показалось, что и сама она начинает пылать от жара его ладони.

К своему ужасу, Бетти обнаружила, что платье задралось до неприличия высоко, и Маклинн сейчас стискивал ее бедро там, где светлела полоска обнаженной кожи между верхним краем чулка и янтарным шелком.

— Как вы смеете?! — воскликнула Бетти, шлепнув Роя по руке.

Но тот и не подумал ее убрать. А вместо этого сжал бедро чуть сильнее, и она снова на мгновение застыла, пораженная тем ощущением, которое разлилось внутри нее. В следующую секунду Бетти попыталась отодвинуться, кипя негодованием, но из этого получилось лишь то, что она оказалась в смешной позе, стоя в траве на четвереньках. Маклинн, словно нехотя, протянул к ней руку, и Бетти вдруг поняла, что уже лежит под ним, распластанная на траве.

Недоумевая, как такое могло получиться, она обожгла Роя взглядом и прошипела:

— Что вы делаете, мистер Маклинн? Если вы поступаете таким образом со своими гостьями, то по вас давно уже плачет смирительная рубашка!

И в этот момент Рой Маклинн улыбнулся. Его медленная теплая улыбка лишила девушку дара речи. Глаза его засияли серебристым светом, и все лицо удивительным образом преобразилось.

— С каждой своей гостьей я обращаюсь так, как мне подсказывает ее тело. И по большей части я угадываю, чего ожидают от меня дамы, — тихо произнес Маклинн. В голосе его звучали бархатистые нотки. — Зов вашего тела невозможно было не услышать. Относительно же того, что я делаю…

Маклинн отодвинулся, отпуская Бетти, и ее глаза расширились, потому что ей вдруг почудилось, что она больше не сможет забыть тех ощущений, которые испытала, когда его властное сильное тело прижало ее к траве. Перед внутренним взором Бетти внезапно мелькнуло видение обнаженного Андре, распластавшего Кейт на пушистом синем ковре. Бетти вспыхнула.

— Я искал вас, — продолжал тем временем Маклинн. — Эрла обеспокоило ваше долгое отсутствие. После того как я вас нашел, я, так сказать, принял меры, чтобы вы не ускользнули снова, потому что не желаю вас больше терять.

Рой поднялся на ноги, как будто не произошло ничего особенного. Словно он каждый день валяет в траве едва знакомых женщин, оскорбляя их при этом и забираясь руками под… О-о, это возмутительно! Бетти готова была убить Маклинна, если он еще хоть раз прикоснется к ней!

Но она не убила его, потому что, когда Рой помог ей подняться на ноги, отряхнул платье и надел дурацкую шляпу на ее голову, его прикосновения были совершенно бесстрастными, как будто он наряжал манекен. Однако именно безразличие Маклинна показалось Бетти еще более оскорбительным.

— Идемте, Эрл хочет что-то сказать вам. Кроме того, если вы задержитесь еще хотя бы на пять минут, он умрет от тоски, — произнес Маклинн.


предыдущая глава | На весах судьбы | cледующая глава



Loading...