home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

Едва сдерживая возмущение, Бетти сидела на одном из роскошных плетеных кресел и наблюдала, как Рой переставляет с подноса на выкрашенный в белый цвет чугунный столик чашки, кофейник, а также вазочки с конфетами и печеньем и два серебряных кувшинчика со сливками. В голове у Бетти роились мрачные мысли.

Значит, Рой решил шантажировать ее. Делай, как я скажу, иначе… Она прекрасно понимала, что он может потребовать. Очевидно, босс решил, что она любым путем хочет сделать карьеру Эрла, и пожелал урвать кусок пирога и для себя.

Что же, придется, как видно, использовать одно из самых основных средств самозащиты женщин — крик. Пусть только Маклинн попробует хоть пальцем до меня дотронуться, сказала себе Бетти, я так закричу, что пуритански настроенная миссис Уэсли мигом примчится мне на выручку. Или не примчится? В любом случае, решила девушка, я буду так орать, что экономке поневоле придется поинтересоваться, в чем дело.

Но Маклинн больше не прикасался к Бетти и не делал никаких намеков на альковные делишки. Он поставил перед ней чашку кофе, предложил сахар и сливки, от которых она отказалась, и сел напротив, откинувшись на спинку кресла.

— Ну что? Может, расскажете мне немного о себе? — очень мягко предложил он.

Бархатистые интонации его голоса защекотали нервы Бетти, создавая удивительно приятное ощущение. Ей показалось, что Роя действительно интересует то, о чем он спрашивает. Но она убедила себя, что это всего лишь искусный подход к женщине опытного ловеласа.

Хуже всего было то, что Бетти действительно захотелось поговорить с Роем. Вернее, почти захотелось. Она не была настолько глупой, чтобы попасться на эту удочку Просто она слишком устала сегодня и невольно расслабилась.

— А почему я должна рассказывать вам о себе? — холодно спросила Бетти, желая дать Маклинну понять, что с ней ему будет не так-то легко.

— Потому, что мне это интересно, — спокойно пояснил тот. Бетти почувствовала, что ее обескураживает его миролюбивый тон. Рой пошевелился в кресле, устраиваясь поудобнее, и вытянул длинные ноги. Падающий из окна свет озарял удивительно привлекательные черты его лица. Рой выглядел совершенно спокойным, уравновешенным человеком с чистой совестью. Это как-то не вязалось с тем образом, который составила в своем воображении Бетти. — Правда, если выразиться поточнее, то я вынужден признать, что вы меня заинтриговали, — добавил Рой, переводя взгляд с чашки кофе, которую он держал в руках, на Бетти. — Понимайте, как хотите, — пожал он плечами. — Я хочу узнать о вас как можно больше.

Бетти вдруг поняла, что Маклинн говорит правду, но от этого ей сделалось как-то не по себе.

— Не все желания можно реализовать, — резонно заметила она.

Об этом частенько говорила ей в детстве мать. Происходило это в те моменты, когда дочь с детской наивностью пыталась раздвинуть глухие шторы, закрывавшие от матери весь остальной мир, кроме ее обожаемого мужа.

Бетти невольно улыбнулась своим воспоминаниям, и это смягчило ее голос, когда она заговорила.

— На самом деле мне почти нечего рассказать вам.

— Этого не может быть. — Рой заложил руки за голову. Взгляд его серебристых глаз не отрывался от лица девушки. — Давайте опустим вопрос о том, где вы живете. Не сомневаюсь, что вы свили уютное любовное гнездышко, как это принято у таких парочек, как ваша.

Бетти вздрогнула, как будто ей дали пощечину. Только воспоминание об обещании, данном Анне, удержало ее от гневной отповеди. Ссора с Маклинном сослужила бы Эрлу плохую службу. В эту секунду она горько пожалела, что не отказалась от участия в дурацком спектакле.

— Никакого особого гнездышка нет, — неуклюже пробормотала она, допивая кофе и ставя на столик пустую чашку. Рука у нее дрожала, поэтому чашка жалобно звякнула, соприкоснувшись с поверхностью чугунного стола.

Самым интересным было то, что Бетти сказала правду. У нее действительно не было своего дома, и жила она по большей части в гостиницах или арендованных квартирах.

— Ладно, я могу спросить по-другому, — произнес Рой. Его голос вдруг стал строгим, в нем как будто прозвучала скрытая угроза. — Что вы будете делать и куда пойдете, когда Эрл бросит вас? Извините, я не называю его вашим дядей, потому что не верю, что он таковым является. — На лице Роя не дрогнул ни единый мускул, но в этот момент он ужасно напоминал приготовившегося к прыжку хищника. — А ведь рано или поздно Эрл попросит вас уйти. Сейчас он просто потерял голову, попав под влияние ваших чар. Но это ненадолго. Эрл слишком предан жене и никогда не бросит ее. Впрочем, я уверен, что вы прекрасно осознаете это. Девушки, вступающие в связь с женатыми мужчинами ради денег или карьеры, обычно знают, что счет, в конце концов, складывается не в их пользу.

Нет, даже ради карьеры Эрла Бетти не могла выдержать подобное. Она вскочила на ноги.

— Вы слишком много себе позволяете! Насколько я понимаю, мне выделена розовая комната для гостей? — хриплым от волнения голосом произнесла она. — Спокойной ночи, мистер Маклинн. Я бы искренне хотела поблагодарить вас за приятный вечер, но, увы, не могу!

Пока Бетти говорила, Рой тоже поднялся на ноги и приблизился к ней, перекрывая дорогу в дом. Она тревожно и настороженно смотрела на него, чувствуя, как начинает трепетать каждая клеточка ее тела. Когда Маклинн подошел вплотную и взял ее за оба локтя, она поняла, что теперь уж точно не вырвется, даже если бы захотела. Голова у нее шла кругом, коленки противно дрожали.

— Вы так и не ответили на мой вопрос, — настойчиво напомнил Рой. — Что вы будете делать? Куда пойдете, когда Эрл придет в чувство?

У Бетти так и вертелся на кончике языка вопрос о том, почему Рой считает Эрла ее любовником, но она понимала, что слишком глупо спрашивать. Маклинн был уверен в этом, как тысячи других читателей бульварных газетенок. Бетти запрокинула голову и с ненавистью посмотрела ему в глаза.

— Иными словами, вы намекаете на то, что я уйду к другому любовнику? Но почему вы решили, что у меня их несколько? Может быть, Эрл один-единственный. Подобная мысль не приходила вам в голову? И уберите от меня руки!

Но Рой и не подумал выполнить ее требование. Наоборот, его глаза блеснули, и он чуть сильнее стиснул локти Бетти.

— Сколько вам лет? Двадцать? Двадцать два? Не говорите мне, что вы уже достигли возраста благопристойного успокоения, я все равно не поверю этому. С вашей-то внешностью, Бет, и с вашей сексуальной аурой такого просто не может быть. Воображаю себе, как мужчины засматриваются на вас на улице! Думаю, многое отдали бы некоторые из них, чтобы обладать вами. — Голос Роя вдруг стал хриплым, и это очень сильно подействовало на Бетти. По ее телу пробежала мелкая дрожь. Она бездумно облизала губы, выдавая тем самым свое состояние. — И не пытайтесь уверить меня, что стареющий киноактер, даже если он и обладал в прошлом большой популярностью, был первым, с кем вы вкусили запретный плод.

Коварный, хитрый дьявол! Боже, как Бетти ненавидела этого человека!

— Вас это совершенно не касается, — прошипела она. — Вы специально напоили Эрла, чтобы заставить нас остаться… — Бетти подавленно замолчала, не в силах продолжать, а Рой тихо рассмеялся и медленно притянул ее к себе.

Девушка ощутила тело мужчины. В следующую секунду она почувствовала, как руки Роя легко заскользили вниз от ее талии. Остановились они только тогда, когда под ладонями оказались ее ягодицы. Бетти задохнулась, охваченная странным волнующим ощущением. Ее ошеломила жаркая волна, мгновенно разлившаяся по телу от того места, где были руки этого мужчины. Ничего подобного в жизни Бетти еще не случалось. Но больше всего ее поразила нежность этого прикосновения.

— Эрл сам напился, — шепнул Рой. — В последнее время он испытывал большое напряжение. Сегодня у него праздник. Зачем же мне было останавливать человека? — Он переместил одну руку на затылок Бетти и пригнул ее голову к своему плечу. — Бедняжка… Если ты думаешь, что я нарочно подпоил Эрла, чтобы остаться с тобой наедине и силой добиться близости, то можешь не опасаться. Я в подобные игры не играю.

Вот как, подумала Бетти. Может, я ошиблась или у меня сложилось неправильное впечатление? А как же все те оскорбления, которые мне пришлось выслушать сегодня? И вообще, всполошилась она, почему я до сих пор нахожусь в объятиях Маклинна и ничего не предпринимаю, чтобы высвободиться, а лишь наслаждаюсь его приятными мужскими ароматами?

После того как все эти тревожные мысли пронеслись в ее голове, Бетти слегка отстранилась от него и дерзко спросила, глядя Рою прямо в глаза:

— А в какие игры ты играешь сейчас? — В это «ты» Бетти вложила многое.

— О! — Рой обжег ее взглядом. — Потерпи немножко, и ты все узнаешь.

Простые тихие слова, чарующий голос… Бетти снова успокоилась. Рой тем временем убрал руку с ее затылка и переместил вниз по спине, предупреждая ее попытки отстраниться. В следующее мгновение он крепче стиснул ягодицы девушки и прижал ее к нижней части своего тела, где явственно ощущался твердый выступ.

Бетти мгновенно замерла, глаза ее расширились от неожиданности. Ей показалось, что жар всей Вселенной сконцентрировался в одной точке — там, где к ее животу прижималась разбухшая и налившаяся силой плоть Роя. Бетти не ожидала, что способна испытывать подобные ощущения. Она чувствовала, как где-то глубоко внизу в ней возникла мощная волна желания и разлилась теплом по бедрам. Это состояние захватило девушку, создавая между ее плотно сжатых ног ощущение, похожее на боль. И каким-то образом Бетти поняла, что утолить эту сладкую боль она сможет, только еще крепче прижавшись к Рою…

— Может, нам стоит выпить еще по чашке кофе и продолжить беседу? — сдавленно предложил Маклинн.

Бетти воспринимала его слова, как будто находилась от него на большом расстоянии. После того как он отпустил ее, девушка осталась в странной растерянности, потому что в жилах у нее все еще металась в поисках выхода какая-то неведомая энергия. Испытывая непонятную расслабленность, Бетти поспешила опуститься в кресло, втайне негодуя на Роя за то, что он вверг ее в подобное состояние.

— Так где же ты познакомилась с Эрлом? — поинтересовался тот, как ни в чем не бывало, передавая ей чашку кофе и усаживаясь не напротив, как вначале, а на соседнее кресло.

Бетти тряхнула головой, стараясь сосредоточиться. Что же ответить Рою? Придумать что-нибудь или сказать правду? Бетти остановилась на втором, потому что не умела врать.

— Впервые я увидела Эрла на пляже в Борнмуте. Я предложила ему поиграть со мной в воде. — Бетти замолчала, но сидящий внутри нее чертик заставил ее добавить: — Разве мог Эрл отказаться?

В ту же секунду она заметила, что взгляд Роя потускнел, а уголки рта опустились. А меж тем каждое слово из сказанного было истинной правдой, и не ее вина, что это не понравилось Маклинну. Хотя, конечно, Бетти могла бы добавить, что ей тогда было пять лет и она плескалась в морской воде в одних беленьких трусиках.

Тем летом отец решил провести с семьей отпуск на крупном английском курорте в Борнмуте и снял на месяц небольшой особняк. В те времена они жили на чемоданах, постоянно переезжая с места на место и из гостиницы в гостиницу, поэтому целый месяц, проведенный в отдельном доме, казался праздником для маленькой девочки. Именно тогда она и встретилась впервые в жизни с дядей и тетей, играя на пустынном пляже. И это тоже было важным событием в ее жизни.

Тогда Бетти показалось, что у нее появилась настоящая семья. Дело в том, что еще в нежном возрасте она перестала считать отца и мать своей семьей. Родители всегда как бы исключали ее из своих отношений. Отец был полностью погружен в работу, а мать думала только о нем, избавляясь от дочери всеми возможными способами. Для Бетти нанимали няньку или просили кого-либо побыть с ней часок, денек, недельку…

А Эрл и Анна специально приехали из Шотландии, чтобы увидеть Бетти, о существовании которой знали лишь из писем, изредка присылаемых ее матерью. И в течение четырех восхитительных недель дядя и тетя баловали и ласкали ее, а также кормили в положенное время, укладывали в постель и рассказывали сказки перед сном. Впервые за всю свою короткую жизнь девочка почувствовала, что нужна кому-то. Когда Эрлу и Анне пришла пора возвращаться в Шотландию, она сильно горевала.

Но если из всего сказанного Рой вынес неправильное впечатление о моральных устоях Бетти, то что ей за дело?

Впрочем, когда Маклинн заговорил, голос его оказался удивительно мягким.

— Скажи, ты никогда не задумывалась о своей жизни? Тебе не приходило в голову, что нужно позаботиться о будущем? Конечно, сейчас ты молода и с легкостью прожигаешь жизнь. Ты катаешься по всему миру, у тебя интересная творческая работа, ты свободно говоришь на нескольких языках…

— Кто рассказал тебе об этом? — быстро спросила Бетти, обескураженная тем, что Рой так много знает о ней.

— Эрл, кто же еще? — удивленно взглянул на нее собеседник. — Мы немного побеседовали, пока ты приводила себя в порядок наверху. А что, разве это тайна?

— Нет, конечно, — сдержанно произнесла Бетти. — Просто я считаю, что моя жизнь — мое личное дело.

— Она могла бы стать и моим делом, Бет. Подумай об этом, пока я буду провожать тебя в твою комнату.

— Что я должна об этом думать, если не имею ни малейшего представления, о чем ты говоришь? — покачивая головой, сказала Бетти, расстроенная оттого, что попала в неприятную ситуацию.

В доме стояла полная тишина. Звуки их с Роем шагов и биение ее собственного сердца показались Бетти ужасно громкими.

— Ты права, — вкрадчиво произнес Рой, обнимая ее за талию. — Мне следует выражаться яснее. Я уже говорил, что ты заинтриговала меня. Вообще-то я честный человек, поэтому скажу прямо — я хочу тебя. — В этот момент они поднялись по лестнице на второй этаж, и Маклинн повернул Бетти лицом к себе. Несколько мгновений он пристально вглядывался в ее глаза, как будто увидел что-то в их глубине, и у нее перехватило дыхание. — Я думаю, что, если ты перестанешь притворяться, что не испытываешь подобного желания по отношению ко мне, мы сможем добиться кое-какого прогресса.

Бетти была слишком взволнована, чтобы что-либо ответить, но она уперлась кулачками Рою в грудь, пытаясь отодвинуться.

— Перестань мучить меня! — наконец произнесла она. — Вот, значит, как ты добиваешься женщин! Неудивительно, что ни одна из них не может выдержать твоего общества больше двух дней.

В глазах Маклинна промелькнуло озадаченное выражение, но затем он криво усмехнулся и обнял девушку.

— Не верь слухам, Бет, — прошептал он ей в самое ухо. — Тебе ничего не известно о моей личной жизни, но если ты станешь частью ее, то узнаешь все.

Голос Роя звучал все глуше, его руки блуждали по спине девушки, не останавливаясь ни на секунду. Они сновали то вверх, к плечам, то вниз, подхватывая тугие округлые ягодицы и стискивая их через шелк платья. Бетти испытывала сильнейшее смущение и в то же время таяла от пронзительного и незнакомого удовольствия. Ноги ее подкашивались, в голове была странная пустота. Она не понимала, что с ней происходит, почему она позволяет подобные вольности. В какое-то мгновение девушка даже засомневалась, все ли у нее в порядке с головой.

— Хочешь, я покажу тебе, как мне необходимо, чтобы ты стала частью моей жизни? — жарко шептал Рой. Бетти старалась не обращать внимания на искушающие бархатистые интонации в его голосе, но это было невозможно. — Хочешь, я помогу тебе отбросить сомнения? — Рой легко прикоснулся губами к ее губам. Это прикосновение оказалось слаще меда и обожгло ее огнем. Ей показалось, что у нее сейчас остановится сердце. — Хочешь, дорогая?

Бетти издала мучительный стон. Рой немедленно ослабил объятия, но продолжал легонько тереться телом о ее грудь и бедра. Это было пыткой. Горло Бетти стиснуло, но все же ей удалось сдавленно воскликнуть:

— Нет! Не нужно!

Она понимала, что Рой считает ее девицей сомнительного поведения, и разуверить его в обратном можно было, только рассказав о том спектакле, который затеяли они с Эрлом и Анной. Но это было опасно, потому что Рой мог счесть себя обманутым. А если это случится, съемки Эрла уже не спасет ничто! Но что спасет меня, если я промолчу, пронеслось у Бетти в голове. Она была напугана и взволнована тем, что сейчас происходило.

— Наверное, ты права, — вдруг произнес Рой. — Нехорошо как-то… Под одной крышей с Эрлом… — Он отпустил ее. — Но я потолкую с ним о тебе.

Он заговорщически улыбнулся ей, как будто им обоим была известна какая-то тайна, а потом распахнул дверь в ее комнату, включил там свет и ушел.

Бетти бросилась в комнату и быстро заперла за собой дверь. Ее всю трясло, дыхание было прерывистым и неровным. Слава богу, лихорадочно подумала она, на этот раз меня, кажется, пронесло! Но Рой — это сущий дьявол!

Утром Бетти проснулась рано и потому слышала, как уехал Рой. Чуть позже она разбудила Эрла, безмятежно спавшего в отведенной ему комнате, заставила его одеться и спуститься вниз. Она настояла на том, что сама поведет машину.

— Рой уехал. Нам тоже пора убираться, — твердо произнесла Бетти. — Если ты не поторопишься, то я уеду одна. И ты будешь добираться домой пешком!

Она разговаривала с дядей, как с шаловливым ребенком, но понимала, что от ее настойчивости зависит ее собственное благополучие. Отныне у нее была лишь одна забота — постараться больше не встречаться с Роем Маклинном.


предыдущая глава | На весах судьбы | cледующая глава



Loading...