home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


6

Поцелуй, казалось, длился целую вечность. Он был единственной существующей реальностью. Бетти затаила дыхание, голова у нее шла кругом, и чем дольше целовал ее Рой, тем откровеннее она отвечала ему. Временами их взгляды встречались, и показалось, что она тонет в глубине его сильно потемневших глаз.

Ей вдруг стало ясно, что между ними существует какое-то таинственное внутреннее единение, порождающее чувство взаимной принадлежности. Все естество Бетти тянулось к Рою и желало слиться с ним. Доводы здравого рассудка перестали действовать, логика уступила место чувствам.

Вцепившись пальцами в крепкие плечи Маклинна, Бетти неистово целовалась с ним, испытывая странную слабость и готовность подчиниться его желанию. Она льнула к Рою, как будто дороже его никого не было на свете. Такого с нею еще никогда не случалось. Она была не готова к этому. Прежние неуклюжие занятия любовью не имели с этим ничего общего. Они оставили после себя отталкивающее впечатление, смешанное со смущением и сожалением, а также легкую печаль, потому что, как ей тогда казалось, все разговоры о любви, о физической гармонии между мужчиной и женщиной были просто красивой сказкой, рассчитанной на доверчивость наивных простаков и призванной способствовать лишь продолжению рода человеческого.

И вдруг это чудесное, волшебное состояние!

— Разве сможешь ты солгать мне сейчас? — хрипло спросил Рой, отрываясь от губ Бетти. — Посмотри правде в глаза. Ты хочешь меня, я хочу тебя. Стоило нам впервые взглянуть друг на друга, как наши тела уже все решили за нас. Пойми это, дорогая.

— О боже… — лепетала она в полузабытьи, не видя ничего, кроме влажных, нежных и глубоких глаз Роя.

Чувствуя себя словно на краю пропасти, Бетти собрала остатки воли, чтобы избежать падения, и оттолкнулась от мужчины, превозмогая вспыхнувшее с новой силой желание. Ей во что бы то ни стало нужно было превозмочь сексуальное наваждение, опасное мужское доминирование.

— Оставь меня! — воскликнула Бетти, отстраняясь от Роя со всей решимостью, на которую была способна.

Какая дьявольская хитрость! Он добрался до ее подсознания и обнаружил там дремавшую до поры чувственность. Сама она даже не подозревала об этом, но ему было достаточно взглянуть на нее один раз, чтобы все понять. Он уловил скрытый призыв, о котором она и не догадывалась, и направил его против нее же.

Ну нет, этому не бывать!

Бетти вскочила на ноги, задыхаясь от негодования, и одернула тунику. Рой в ту же секунду оказался рядом с ней.

— Зачем? Зачем отказываться от удовольствия? — хрипло произнес он.

Ах, вот оно что! Речь, значит, идет об удовольствии? Глаза Бетти потемнели, приобретая оттенок топаза. Ей вдруг пришло в голову, что вся ее ненависть к этому мужчине проистекала из того, что он понравился ей с первого взгляда. Господи, так вот откуда эта неприязнь! Она поняла, что совершенно не знает себя, и испугалась. Ее начала бить дрожь. Заметив это, Рой положил руки ей на плечи и принялся поглаживать большими пальцами нежную кожу на ключицах. Но если он таким образом хотел задержать Бетти, то это было бессмысленно. Физически остановить ее было невозможно. Единственное, что мешало ей уйти, это его мрачное обаяние.

— Приведи мне хоть один разумный довод против того, чтобы ты пришла ко мне, — настойчиво произнес Рой.

Его волосы переливались на солнце всеми оттенками каштанового цвета, глаза серебрились под темными ресницами, завораживающие очертания губ притягивали взгляд. Бетти сжала руки, борясь с желанием прижаться к нему, обнять его и отбросить все свои принципы.

Но она знала, что он о ней думает и за кого принимает — за женщину, которая предпочитает продаться подороже, не обременяя себя зарабатыванием на жизнь собственным трудом. Бетти оказалась запутанной в паутине лжи, которую сама же и сплела вместе с Эрлом и Анной. Сейчас у нее остался только один путь, хотя он и вел все глубже в пропасть обмана. Но Бетти вынуждена была выбрать его, потому что не могла сказать Рою правду, как и не могла вступить с ним в какие-либо отношения, пока он относится к ней как к дорогостоящей шлюхе.

— Эрл, — не без труда выговорила она, — вот самый основной довод.

Рой сразу напрягся. И хотя на губах его все еще сохранялась улыбка, в глазах появилось жесткое выражение.

— Подобной преданности я еще не встречал. Должен признаться, что это производит на меня впечатление. — Он перестал улыбаться и опустил руки. — А преданность Эрла жене ты не принимаешь в расчет? Если он настолько дорог тебе, то ты должна первой распрощаться с ним и отправить его с поджатым хвостом к Анне, потому что рано или поздно он уйдет к ней сам.

— Снова ты об этом, — усмехнулась Бетти. — Интересно, ты точно так же страстно желал бы их воссоединения, если бы не надеялся впоследствии уложить меня в свою постель?

— Скорее всего, нет.

У Бетти расширились глаза от удивления. Такой честности она от него не ожидала. С горьким чувством в душе она повернулась и пошла к «роллс-ройсу». Рой направился следом, не спуская с нее глаз.

— Если ты отказываешься прислушаться к своим чувствам или тебе недостаточно приведенных мною доводов, то я скажу по-другому. Я свободен. Эрл — нет. Рано или поздно он возвратится к жене, и тебе придется искать другого, который согласился бы оплачивать твои счета. Но такового может не оказаться. Возможно, тебе даже придется самой зарабатывать на хлеб насущный. Если ты согласишься принять мое предложение, тебе не нужно будет заниматься подобными поисками. Если же тебя беспокоит чувство вины из-за того, что ты бросишь Эрла, то уверяю тебя, что со своей стороны я сделаю все, чтобы смягчить ему потерю. Я заключу с ним железный контракт.

— Это шантаж, — поморщилась Бетти, прислоняясь к «роллс-ройсу». Ее глаза неожиданно заблестели от слез, и она заморгала, чтобы прогнать их.

— Не спорю, — согласился Рой.

— Но ведь я даже не нравлюсь тебе! — сдавленно воскликнула Бетти, смущенная его спокойствием и невозмутимостью, с которой он открыл дверцу автомобиля и бросил на заднее сиденье сложенный коврик и сумку. Сейчас он даже не смотрел на нее, не пытался больше подавить ее силой своей мрачной власти.

— Ну и что с того? — хмуро поинтересовался он. — Мне не может нравиться человек, которого я не уважаю. Пожалуй, это единственное, чего я не могу дать тебе.

Рой придержал дверцу, ожидая, что девушка сядет в машину, но она не двинулась с места, шокированная только что прозвучавшим оскорблением.

Тщетно всматривалась она в лицо этого человека в надежде найти там какое-то объяснение обидным словам. А он лишь добавил:

— Разумеется, ты получишь достойную компенсацию.

Последняя фраза переполнила чашу терпения Бетти. Она грациозно скользнула на сиденье и холодно произнесла:

— Не рассчитывай на это. Наверное, ты привык покупать женщин, и, вероятно, для тебя это единственный способ получить удовольствие, но я не продаюсь. И не поддаюсь на шантаж. Впрочем, если когда-нибудь твое сердце проснется и ты поймешь, чем отличается любовь от секса, позвони мне. Возможно, я соглашусь рассмотреть твое предложение.

Пожалуй, это конец, решила Бетти, и сердце ее почему-то сжалось. Судя по мрачному молчанию, с которым Рой Маклинн вез ее в город, он больше никогда не захочет иметь с ней дело.


— Ты уверена, что тебе больше ничего не нужно?

— Совершенно уверена. — Сейчас у Бетти было все, в чем она больше всего нуждалась, — свобода и одиночество. Она наклонилась к окошку «ягуара» и поцеловала Эрла в щеку. — Поосторожнее на дороге. И обязательно остановись на ночь в мотеле, чтобы хорошо выспаться. Не пытайся добраться до Лондона за один день! Привет Анне!

Эрл улыбнулся в ответ и включил зажигание.

— Мы позвоним тебе, а потом заберем отсюда, когда ты закончишь дела. — С этими словами он укатил по узкой дороге, по обеим сторонам которой и даже посередине росла трава.

Они провели в коттедже два дня, и Эрлу не терпелось поскорее отправиться к жене. Подобному браку можно было позавидовать, несмотря на то что детей у этой пары не было. Счастливое исключение из общего правила, вздохнула Бетти.

Нахмурившись, она поддела ногой круглую гальку и сунула руки в карманы джинсов. Хотя дядя не подавал виду, она понимала, что он переживает за свой контракт. Ему так и не удалось встретиться с Роем и извиниться за то, что они уехали из его дома, даже не поблагодарив за гостеприимство. Правда, Эрл оставил записку у секретарши и надеялся, что этого будет достаточно.

У Бетти не хватило духу сообщить дядюшке о том, что ей известно, почему Маклинна не было в тот день в офисе. Что он провел полдня с ней, склоняя стать его любовницей и предполагая в качестве стимула «железный» контракт с Эрлом. Она не могла признаться, что между ними произошел такой разговор, после которого на возобновление контакта нечего было и рассчитывать.

Сжав губы, Бетти решительно отогнала прочь все мысли о Рое Маклинне, а также о том, что он делал с ней, что заставлял чувствовать и как обидел. Она толкнула калитку посреди вечнозеленой живой изгороди и вошла во двор небольшого коттеджа. С наслаждением вдохнув утренний воздух, согретый солнцем и напоенный солоноватым морским ароматом, Бетти подумала о том, что ей еще предстоит переделать кучу дел.

Коттедж был выстроен в укромном местечке меж скал. Из него можно было спуститься в небольшую каменистую бухту, где когда-то давным-давно местные жители, зарабатывавшие на жизнь ловлей рыбы, оставляли лодки. В полумиле отсюда находилась крошечная деревенька, которую трудно было заметить среди поросших лесом холмов. Единственным признаком жизни бывал дымок, поднимавшийся из какой-нибудь трубы.

Как жаль, что придется продать коттедж, пронеслось у Бетти в голове, когда она открыла входную дверь и ступила на гранитные плиты, служившие полом на первом этаже. Несмотря на то, что родители приобрели этот коттедж, когда Бетти было уже четырнадцать, она успела полюбить его и считала единственным местом, похожим на родной дом. Каждое лето ее привозили сюда, поручая заботам дядюшки и тетушки. Прекрасное было время!

Но мать, пожив здесь немного после смерти отца, почувствовала, что больше не сможет выдержать подобного существования, а дочь была пока далека от мысли о том, чтобы обосноваться в каком-то одном месте. Ее устраивала любимая работа и постоянный приток новых впечатлений.

В течение двух последних дней Бетти с дядюшкой проветрили все комнаты, распахнув окна настежь. Затем они закупили провизию на две недели. Если бы ей что-то понадобилось, она могла бы прогуляться в деревню. Таким образом, ничто не отвлекало ее от стоящей перед ней задачи.

Бетти поднялась на второй этаж и вошла в комнату, облюбованную ею во время нынешнего приезда. Когда в коттедже жили летом дядя Эрл с тетушкой Анной, здесь была их спальня. Бетти переселялась в крошечную комнатку по соседству, которая обычно служила спальней родителям в те считаные дни, когда они приезжали летом навестить дочь. Даже сейчас у нее возникало ощущение, что ее присутствие в этой комнатке нежелательно.

Она отворила дверцы старого шкафа и принялась укладывать в коробки вещи, отложенные матерью для отправки в Америку. Прошло довольно много времени, прежде чем Бетти присела на край кровати, решив немного передохнуть. Она откинула назад падающую на глаза челку и вдруг прислушалась — полуденную тишину нарушил звук подъехавшего автомобиля.

Это определенно был кто-то чужой, потому что местные жители пришли бы сюда пешком. Впрочем, они здесь почти не показывались. Возможно, кто-то заехал в эти края в поисках места для пикника? Но подобное тоже случалось чрезвычайно редко. Скорее всего, путешественник сейчас отправится дальше.

Бетти поднялась с кровати и потянулась, выпрямляя затекшую спину. Пора было сделать перерыв — наработалась вдоволь, да и во рту уже пересохло. Что-то долго не отъезжает автомобиль, подумала она, и тут же раздался стук во входную дверь. А-а, все ясно! Кто-то заблудился и хочет, чтобы ему подсказали, как отсюда выехать. Но зачем же так громко стучать! Ведь она не виновата, что они свернули на боковую проселочную дорогу вместо того, чтобы ехать по шоссе.

— Иду, иду! — сердито проворчала Бетти.

Отпирая дверь, она старалась не хмуриться. Жители соседней деревеньки славились гостеприимностью, и ей не хотелось нарушать традиции. Но улыбка увяла на лице Бетти, когда она увидела, кто стоит на пороге, — элегантный деловой костюм, белоснежная рубашка и поблескивающие под солнцем дорогие, шитые на заказ туфли Роя Маклинна выглядели здесь совершенно неуместно.

— Ты! — произнесла Бетти каким-то придушенным голосом.

Ей самой он показался странным, но она ничего не могла с этим поделать. После того, что было сказано во время последнего рандеву, она уже не ждала встречи с Маклинном. Но участившийся пульс подсказал ей, что втайне она все же на что-то надеялась.

Рой окинул ее холодным взглядом.

— Значит, у Эрла все же возобладал здравый смысл, и он решил укрыть свою связь от посторонних глаз, — констатировал гость. — Очень уединенное местечко, настоящее любовное гнездышко. Где он?

Гневный тон вопроса едва не заставил Бетти отшатнуться. И она еще на что-то рассчитывала? Совершенно ясно, что для Роя она уже не существует.

— Ну? — настойчиво произнес тот, хмуро сдвинув брови у переносицы. — Где он?

— Эрла здесь нет, — ответила Бетти так коротко и сухо, как только могла, но ее голос дрогнул, потому что Маклинн прошел мимо нее в дом и остановился, оглядываясь по сторонам, как будто надеялся обнаружить спрятавшегося за одним из старых кресел Эрла. — Ты не имеешь права врываться в мой дом, как пьяный бродяга! — возмущенно воскликнула Бет.

Общение с Маклинном научило меня вести разговор на повышенных тонах, обеспокоенно подумала она. Но Рой даже бровью не повел в ответ на ее гневное восклицание.

— Значит, Эрл поселил тебя здесь? Подальше от людских глаз? — Его стальной взгляд скользнул по уютной гостиной, задержавшись на кучке дров, которые Эрл вчера принес в дом и сложил у камина. — Мне казалось, что роскошные апартаменты и огни большого города больше тебе по вкусу, но сейчас я вижу, что преимущества полного уединения имеют свою прелесть.

Терпение Бетти лопнуло. Как бы плохо Рой о ней ни думал, ни к чему ему так часто и сильно оскорблять ее. Что же, видно, настала пора поставить его на место.

— Эрла здесь нет, так что ты зря теряешь свое время и отнимаешь его у меня, — сердито заметила она. — Этот дом принадлежит моей матери. Я нахожусь здесь по ее просьбе — коттедж нужно подготовить к продаже. У меня каждая минута на счету, поэтому я прошу тебя уйти.

Результатом решительного требования был внимательный взгляд Маклинна, а также постепенно смягчающееся выражение его лица.

— А я не хочу уходить, — тихо сказал он.

Бетти озадаченно посмотрела на него. Непривычно мягкие интонации его голоса выбили ее из колеи. Уж лучше бы Рой разговаривал с привычной заносчивостью. Как же заставить его удалиться? Можно, конечно, позвонить в полицию, чтобы его выдворили силой, но скандал не принесет никакой пользы Эрлу.

— Чего же ты хочешь? — спросила Бетти со вздохом.

Он продолжал молча смотреть на нее. Прогретый воздух гостиной как будто начал сгущаться вокруг них, атмосфера становилась слишком интимной. И когда уже было трудно дышать, Рой произнес то, чего Бетти опасалась и ждала.

— Ты знаешь чего. Я достаточно часто говорил тебе об этом.


предыдущая глава | На весах судьбы | cледующая глава



Loading...