home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


О том, как часы на башне Рыночной площади сами защитили себя от злого умысла колбасника, как чудесная свирель Мая прекратила кровопролитную войну, начатую королём Альфонсино Тридцать Девятым

После удаления зелёного петушка из столицы королевства Двух Мечей, члены Сената задумались над тем, какую бы беду причинить Мартиниусу. Колбасник сказал:

— Часы на башне — гордость Мартиниуса. Нужно их испортить. Пусть они остановятся, а мы скажем, что они были плохо сделаны. Я берусь за это дело.

— Но ведь часы нужны нам всем, — сказал самый старый Городской Голова. — Как мы будем обходиться без часов на башне? Вот сейчас мы их видим из окна и знаем — наступила пора идти обедать.

— А солнце в небе зачем? — возразил жадный мельник. — Пока я вижу солнце, мне никакие часы не нужны. Без часов жили мой отец и дед, а что до времени, когда нужно идти обедать, то мой желудок безошибочно мне об этом напоминает.

— Хорошо, — согласились Городские Головы, кроме одного, самого старого. — Пусть часы на башне остановятся, обойдемся без них, зато наш враг Корнелий Мартиниус будет посрамлён и уничтожен. Мы объявим его обманщиком и прогоним из королевства.

Колбасник приступил к выполнению задуманного. Оставив в лавке торговать жену, он с бутылкой крепкого вина отправился к сторожу часов. Его каморка находилась в самом низу башни, здесь же был и ход к часовому механизму. Сторож-старик, сидя на пороге своей каморки, покуривал коротенькую трубочку.

— Здорово, куманёк, — сказал ему колбасник. — Скучная у тебя служба — торчать, как пень, на одном месте.

— Уж не думаешь ли ты меня повеселить? — спросил сторож.

— Угадал, куманёк. Сядем за стол и попробуем, что налито вот в эту бутылку.

— Да уж в такие бутылки воду не льют.

— Не будем терять времени. Слышишь, часы на башне бьют пять. Посидим, потолкуем. У меня к тебе есть дело.

Сторож и колбасник зашли в каморку и уселись за столом. Колбасник налил сторожу стаканчик. Сторож выпил. Колбасник налил ещё. Сторож выпил и стал веселее смотреть на колбасника.

— Что за дело у тебя?

— Выпей ешё стаканчик, тогда скажу.

— А сам почему не пьёшь?

— Не видишь разве, что я уже изрядно пьян.

— Похоже, — согласился сторож. — Лицо у тебя перекосило. Выпей ещё, может оно выпрямится.

— Нет, кум, ещё больше косит.

— И глаз у тебя совсем маленький стал, а другого вовсе не вижу. Ладно, говори о деле.

— Дело, куманёк, не уйдёт, а вот вино из бутылки уходит медленно. Ну-ка, ещё стаканчик! Теперь можно о деле… Есть у меня, куманёк, рыжая сука, без дома живёт, на дворе. Дом ей построить — разрешение у соборного звонаря надо просить, а звонарь уже неделю на свадьбе дочки гуляет, и звона в городе не слышно. Есть у мельника хороший ларь, дом из него для рыжей суки ладный бы получился. Да ларь муки полон, а муку у мельника никто не берёт. Дождя ждут. Придётся рыжей суке к звонарю на свадьбу идти, а когда звон в городе услышим, тогда и ларь мельника пустым станет. Да что суке на свадьбе делать, коли у неё ошейника нет…

Сторож таращился на колбасника, силясь понять, о чем тот толкует, и, ничего не поняв, после пятого стаканчика повалился головой на стол.

— Чудное говоришь ты, кум, — пробормотал он и захрапел. Колбасник снял с его пояса связку ключей, открыл дверцу на лестницу к часовому механизму. Лестница вилась на верх башни. Колбасник стал по ней подниматься. Он торопился поскорее испортить часы и уйти. Поэтому, не отдыхая, выбрался на верхнюю площадку и здесь остановился перевести дух. От площадки к большим и малым шестерням, к валам и молоточкам, звонившим в серебряные колокольцы, вёл мостик с железными поручнями. По этому мостику колбаснику и нужно было подойти к медным шестерням, сунуть в их зубья изготовленный дома дубовый чурбачок. Шестерни от этого сдвинутся с места, перестанут работать, и часы остановятся. Вынув чурбачок из кармана, колбасник вышел на середину мостика, но перед ним вдруг появился солдат с алебардой и загородил к шестерням путь.

Сперва колбасник опешил. Но, подумав, что солдат — это ничто иное, как сделанная Мартиниусом фигурка, которая каждое утро выходит из дверцы циферблата и делает алебардой на караул, решил, что бояться его нечего. Колбасник подошёл к солдату и сильно толкнул его в грудь. Но тот крепко стоял на ногах и даже не пошатнулся. Колбасник замахнулся чурбачком, чтобы ударить солдата, но, услышав за собой шаги, оглянулся. Сзади к нему подходил кузнец с молотом. Этот молот и опустился колбаснику на голову. У колбасника всё закружилось перед глазами. Второй удар свалил его на колени.

Необыкновенная история о чудесной свирели и зеленом петушке

— Ой, ой, ой! — закричал колбасник. — За что вы меня бьёте? Я ничего дурного не хотел сделать. Я пришёл посмотреть… Ой, ой, ой!

Железные руки кузнеца схватили его за шиворот, выволокли на площадку и сбросили вниз. Пересчитав собственными боками все ступеньки лестницы, колбасник, как мешок, свалился на каменный пол башни. Он долго лежал, охая, не имея сил подняться.

А колокольчики наверху весело вызванивали:

Динь-бом, динь-бом,

Получил ты поделом.

Не ходи сюда со злом,

Динь-бом, динь-бом.

— Ох-хо-хо, — стонал колбасник. — У меня, кажется, переломаны все кости.

Колокольчики ему отвечали:

Этому мы рады,

Так тебе и надо.

Не ходи к нам в гости,

Будут целы кости.

Отлежавшись немного, колбасник собрался с силами, встал. Держась за стены, он вошёл в каморку. Сторож, сидя за столом, громко храпел. Колбасник растолкал его.

— Беда, куманёк, охо-хо-хо… Захотелось мне, пока ты спал, глянуть на эти проклятые часы. Оступился на лестнице, упал, здорово расшибся. Помоги мне домой добраться. Сил нет.

— Сейчас, — забормотал сторож. — Вот пойду к звонарю в соборный алтарь, возьму у него мучной ларь. Запрягу в него твою рыжую суку и буду ждать, пока дождь пойдёт. Дождя нет, и спешить незачем. Всё равно у рыжей суки ошейник пропал. Провожу я тебя до порога, а от моего порога к твоему дому — один шаг. Помогу тебе этот шаг сделать, чтобы ты помнил, как по башенной лестнице без спросу ходить.

Необыкновенная история о чудесной свирели и зеленом петушке

И, открыв дверь, сторож так поддал колбасника под зад коленкой, что тот вылетел на середину Рыночной площади и плюхнулся у колёс тележки зеленщика.

На тележке зеленщик и отвёз колбасника домой.


О том, как зелёный петушок стал петухом придворным | Необыкновенная история о чудесной свирели и зеленом петушке | * * *