home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



Империя Земля

За окном сгущались сумерки, на потолке и стенах автоматически вспыхнули светляки. Президент Земли устало откинулся в кресле и потер виски. Поток дел, требующих срочного решения, не собирается иссякать. Черт его дернул участвовать в выборах, бороться за высокий пост. Реальность оказалась не так привлекательна, как он себе представлял, и год от года дела ухудшались. Население неудержимо росло, требовало пищи, жилья. Стремительно растущие кладбища вокруг гигантских мегаполисов теснили сельскохозяйственные угодья, уменьшая и без того постепенно падающий урожай. А попробуй поднять цены или предложить этим скотам разумно планировать семьи — разорвут в клочки. Никакая полиция не спасет. Да полиция будет в этом случае в первых рядах среди штурмующих президентский дворец. И так половина сил уходит на борьбу со вспыхивающими там и тут бунтами.

В кабинет вошла секретарша:

— Господин президент, к вам председатель комиссии по науке. Говорит, что важное дело. Вы его примете?

— Пусть войдет.

Глядя на ее изящно покачивающийся задик, президент мысленно облизнулся. Но, к сожалению, не время. А позже, когда можно было бы и расслабиться, сил уже не остается даже на это. Вот так и живет самый могущественный на планете, которому недоступны даже самые простые радости.

Председатель совета по науке был таким тощим и унылым, что сразу угадывалось: опять дурные вести. А в последнее время наука других вестей и не приносила. Мало им снижали финансирование — надо бы совсем ликвидировать. Все равно пользы от них никакой.

— Ну, что ты желаешь мне сообщить? — всем своим видом президент постарался выразить крайнюю степень неодобрения — Только учти, что если ничего хорошего, то лучше было бы тебе сегодня не приходить. И вообще никогда не приходить.

— Воля ваша, господин президент, только ведь мы не создаем катастрофические ситуации, а лишь узнаем о них раньше других. А если вы не будете знать наши прогнозы, то это грядущие беды не предотвратит.

— Ладно, давай, вываливай, раз уж пришел.

— В общем, господин президент, мы наконец получили окончательный результат по многолетнему моделированию климата. И теперь мы имеем прогноз на несколько десятилетий вперед.

— И что, все так плохо?

— Господин президент, чтобы вы хорошо поняли, мне придется начать издалека, с предыстории. Вы несомненно знаете, что наши предки некогда шли по безумному пути механической цивилизации.

— Да знаю я это, в школе еще учил. Ну и что?

— Они в своих машинах жгли топливо, нарушили природные циклы. Атмосфера насытилась углекислым газом, это вызвало потепление климата, которое чуть не уничтожило цивилизацию. Тогда предки отказались от мертвых машин, полностью перейдя на биологические технологии. Терпение, господин президент, сейчас я приступаю к сути. В течение всех прошедших тысячелетий шло восстановление первоначального состава атмосферы с использованием биотехнологий. Углерод выделялся из атмосферы и закапывался под землей в виде залежей твердого угля или жидких углеводородов. Этим занимались биофабрики под руководством партии зеленых.

— Ну конечно. На это каждый год приходится выделять деньги.

— А ведь мы давно предупреждали, что следует прекратить эту практику, пока не будут просчитаны все последствия. Ведь не только древний состав атмосферы почти восстановлен, но и наша биологическая цивилизация существенно изменила характер поверхности планеты и океана. И климатические последствия этого были не ясны. До сих пор были неясны. А теперь, к сожалению, мы можем сказать, что зеленые перестарались в своем рвении к очистке воздуха. Теперь это точно установлено на модели. Через десятилетие нас ждет сильное похолодание климата. Процесс будет развиваться лавинообразно, поскольку похолодание само по себе вызовет уменьшенное поглощение солнечной энергии и дальнейшее снижение температуры. Через какое-то время в приполярных областях температура зимой будет падать ниже точки замерзания воды. И это будет катастрофа, урожаи на оставшихся территориях не смогут прокормить население.

— И вы ничего не можете сделать? Еще есть время вывести новые растения с повышенной урожайностью. Может быть, начать сжигать накопленные запасы углерода?

— Увы, господин президент, на самом деле дело обстоит намного хуже. Мы просчитывали эти варианты. Система океан-атмосфера обладает слишком большой инерцией. Положение с климатом можно поправить сжиганием накопленных топлив. Да это обязательно придется делать, просто чтобы согреться, иначе значительная часть населения погибнет от холода. Особенно дети. Но все равно несколько холодных десятилетий нам обеспечены. А наши культурные растения приспособлены к теплому климату. Они не вынесут натиска со стороны сорняков. И еще со стороны крыс.

— Сорняки, крысы? Я думал, что эти проблемы биотехнологи давно решили.

— Да, господин президент, для современного теплого и влажного климата решили. Но в случае похолодания климат станет заметно суше. И это даст сорняками значительное преимущество перед культурными растениями. Цветы сорняков хорошо приспособлены для опыления насекомыми, а их семена в твердой оболочке прекрасно переносят сухость. Крысы сегодня подавляются системами биозащиты. Чтобы выжить, они вынуждены рыть норы. А защищают поля животные, которые гнездятся на поверхности земли. В случае похолодания их потомство будут гибнуть, тогда как крысы не пострадают и будут размножаться гораздо быстрее защитников. И в результате вал вредителей захлестнет сельскохозяйственные угодья.

Значит голод, борьба с зелеными… Да и не позволят нам зеленые на самом деле жечь уголь — подумал президент. Даже прекратить удаление углекислоты из атмосферы не позволят. За прошедшие миллионы лет зеленые превратились из политической партии в мощную финансово-промышленную корпорацию, съедающую ежегодно хороший кусок государственного бюджета. Трогать их — верное самоубийство. Сожрут с костями, и возможно не только фигурально.

— Вот что, господин председатель, я не собираюсь ломать себе шею ради тебя и твоих яйцеголовых. Когда толпы голодных бунтовщиков подступят сюда, я не буду обвинять зеленых — все равно не выйдет. Я их на тебя и твоих людей натравлю. Народ вас давно недолюбливает, так что сделать это будет нетрудно. Найдут себе виновных — может мне тогда удастся уцелеть. Так что единственная возможность выжить для тебя и твоих умников — найти выход. Все, иди.

Председатель комиссии по науке нервно сглотнул — в угрозе президента он почувствовал полную серьезность. Этому прожженому политику действительно ничего не стоит бросить толпе кость, отвлекая ее от себя. А виновен или невиновен тот, кого будут на его глазах раздирать на части обезумевшие горожане, его нисколько не волнует. Чувствуя нарастающую панику, председатель быстро покинул кабинет президента.



Исход | Имаго | Пять лет спустя