home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



Две недели спустя

Из рыхлого обрыва на берегу ручья торчал почерневший длинный череп, скалящийся десятками огромных острых зубов. Капитан благоговейно притронулся к нему: череп древнего полицейского. Предки Капитана, по семейным преданиям, тоже были полицейскими во время Исхода. В те далекие времена они придавали своим телам форму, наиболее подходящую для выполнения служебных обязанностей. Сейчас так не делают — в Галактической Федерации прогресс слишком быстр, чтобы поспевать за ним, меняя собственное тело. Навесные биопротезы удобнее и функциональнее. Но обычаи старины помнят, на праздниках устраивают карнавалы, надевают биоформы, придающие участникам вид древних профессионалов. Теперь это только веселый праздник. А вот здесь он воочию увидел останки предков, имевших такие формы всю свою жизнь. И больше ничего — на всей планете одни только кладбища. Вся планета превратилась в одно сплошное кладбище — оставшиеся на Земле так и не смогли пережить период похолодания. Две недели упорных поисков не обнаружили никаких следов разумной деятельности. Величественные живые дворцы рассыпались в прах, не оставив ни корней, ни поросли. Культурные растения и животные, служившие когда-то живыми инструментами, исчезли, не выдержав конкуренции с дикими видами, или переродились неузнаваемо, став абсолютно бесполезными. Древняя могучая цивилизация не оставила на планете ничего, кроме могильных полей. И только обширность этих полей, бесчисленные скелеты свидетельствовали, что когда-то на планете жил многочисленный и могучий народ.

Капитан был в отчаянии: величайшая удача обернулась коварством судьбы. Кому нужна эта мертвая планета, как насмешка над прекрасным мифом о великих предках? Великие не погибли бы от холода, не сломились бы под натиском сорняков и вредителей. Стыдно о таком рассказывать. Ведь переселенцы сумели покорить чужие планеты, условия на которых отнюдь не всегда были такими легкими. Неровный климат, страшные звери, смертоносные микробы — со всем этим научились бороться. А эти слабаки уступили каким-то крысам…

Капитан злобно топтал своими мощными ногами усыпавшие поляну сорняки. Яркие пятна их цветов вызывали раздражение у того, кто привык к сдержанным, благородным зелено-бурым тонам культурных растений. А ведь многие сорняки еще и ядовиты. Только мерзкие создания, живущие в норах, размножающиеся не гладкими красивыми яйцами, а рождающие живых уродливых детенышей и кормящие их отвратительными выделениями своего тела, способны поедать эти ни на что не пригодные цветковые растения.

Подойдя к кораблю, Капитан внезапно остановился пораженный: на бортах виднелись глубокие царапины, следы острых зубов. Броневая шкура корабля, выдерживавшая пустоту и холод пространства, жар и радиацию чужих звезд, ядовитые атмосферы чужих планет, не устояла перед зубами вредителей. Гнусные крысы уже успели подобраться к живому кораблю, слишком дисциплинированному, чтобы сбежать от них, и не умеющему защищаться от такой пронырливой твердозубой мелочи. Но кто мог представить… Может быть оставшиеся были не так и слабы, просто враг у них оказался слишком сильный?

Скорее прочь отсюда! — Капитана душила ярость. — Ну, погодите, подлые крысы, и на вас найдется управа!


Капитан внимательно вглядывался в глянцевый бок хамельона-дисплея. Навигатор рисовал на нем результаты расчетов — тоненькие ниточки траекторий. Синяя Земли и красная астероида удлинялись на глазах, устремляясь друг к другу. Когда ниточки встретились, на этом месте замигал маленький красный крестик. Итак, последняя поправка курса была успешной: навигатор показывает, что столкновение Земли и астероида неизбежно. Энергии двигателей корабля едва-едва, но хватило, чтобы изменить орбиту одной из бродячих космических скал. Через несколько месяцев многокилометровый обломок упадет на потерянную планету с огромной скоростью, пробьет кору. Облака пыли и вулканических газов заполнят атмосферу, жизнь на планете станет невозможной, планета умрет окончательно. Но это все-же лучше, чем оставить ее во власти крыс. Зловредные млекопитающие существа не должны размножаться в Галактике, принадлежащей разумным яйцекладущим. А о находке утраченной прародины лучше никому не рассказывать. Пусть красивые легенды и впредь отправляют молодежь на поиски. Бесполезные, теперь он точно знал это, по своей основной цели, эти поиски постоянно приносили что-то новое, нужное. Так пусть никто не знает…


Пол-миллиона лет спустя | Имаго | * * *