home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ТРАГИЧЕСКИЕ СЛУЧАИ И МЕЛКИЕ НЕДОРАЗУМЕНИЯ

Когда Мориц и Лена спросили меня о наихудшем инциденте, происшедшем со мной с тех пор, как я даю концерты, я уклонился от ответа. Разумеется, разного рода неприятности не пощадили и меня, но назвать их катастрофическими никак нельзя. Тем более если сравнить их с тем, что случалось с музыкантами в прошлом. Прервать концерт из-за того, что падают бомбы, как бывало во время Второй мировой войны, или играть перед слушателями в противогазе, как довелось Исааку Стерну в 1991 году в Иерусалиме, когда шла война в Персидском заливе, — такого, к счастью, на мою долю не выпадало. Не пришлось мне пережить и самого худшего, когда прямо во время концерта падает и умирает дирижёр, как было с Йозефом Кайльбертом в 1968 году в Мюнхене или с Джузеппе Синополи в 2001 в Берлине.

Это действительно были несчастные, трагические случаи. В сравнении с ними происшествия в повседневной концертной деятельности — просто мелкие неприятности. Мы, музыканты, почти все неприятности склонны называть катастрофой, ибо стремимся к совершенству и с трудом прощаем себе даже малейшие погрешности. При этом мы уверены, что публика вряд ли заметит неверное вступление или фальшивую ноту. Само собой, я не имею в виду настоящих знатоков, экспертов, которые обязательно сидят в зале и, скорее всего, сразу заметят, если что-то не так. Но даже если никто не обратит внимания на ошибки, от самих музыкантов они всё равно не ускользнут и даже могут вывести из себя.


ЖИВОЕ ИСПОЛНЕНИЕ — ВСЕГДА РИСК | Когда можно аплодировать? Путеводитель для любителей классической музыки | ПРИ СБОЯХ ВСЕ ПОМОГАЮТ ДРУГ ДРУГУ