home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ЧТО ТАКОЕ РОМАНТИЗМ

Недавно в беседе перед концертом я спорил с молодыми людьми о том, что мы сегодня понимаем под словом «романтический» и совпадает ли это с принятым в музыковедении термином «романтизм». Мы говорим о романтике гор, романтике путешествий по железной дороге, романтических ужинах при свечах и романтических поездках на теплоходе по Рейну. Но тот ли это романтизм поэзии и музыки, который, прежде всего в немецкоязычном пространстве, был определяющим ощущением жизни для людей искусства?

Хотя после Гёте поэзия представлена многими именами, в нашем случае именно обозначение помогает идти дальше. Понятие «романтизм» ведёт своё происхождение от средневековых «романов», полюбившихся читателям фантастических историй о героях и рыцарях, написанных не на латыни, тогдашнем языке учёных, а на «романских» народных языках — итальянском, французском и испанском. Этим «романтическим» историям с их сказочным, далёким от реальности содержанием и обязано своим появлением понятие «романтизм».

Кому-то из слушателей тут же пришёл в голову «голубой цветок», появившийся в романе рано умершего писателя Новалиса (1772–1801) и ставший символом романтизма. Он тоже был порождением фантастического, сказочного мира. Голубой цветок стал воплощением широко распространённого среди людей искусства того времени чувства тоски. Реальный мир со всеми его пороками, политическим гнётом и бездуховностью вызывал у них отвращение. Они мечтали о лучшем, более справедливом, идеальном мире, искали избавления от земных бед в искусстве и спасались бегством в фантазии, в сокровенные мечты и утопии. Франц Шуберт был одним из тех музыкантов, кого окружающий мир приводил на грань отчаяния. Слушая его песни, чувствуешь, как сильно он страдал и мучился меланхолией и тоской. Даже в самых на первый взгляд весёлых и радостных из них всё-таки чувствуется, что он смеётся сквозь слёзы. Об этом он написал трогательное стихотворение, которое начинается строками:

Вновь священные томленья

Мчат в надзвёздные селенья,

Чтоб заполнить мир пустой

Золотой своей мечтой.

1823. Перев. В. Розанова и А. Гинзбурга

Чувство тоски было всеобъемлющим и продержалось вплоть до Густава Малера, который родился через 32 года после смерти Шуберта. Но и у него тоска не находила осуществления, выходя «за пределы этого мира».


НАСКОЛЬКО РОМАНТИЧЕН РОМАНТИЗМ | Когда можно аплодировать? Путеводитель для любителей классической музыки | УХОД ОТ СОВРЕМЕННОСТИ