home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ЗНАМЕНИТЫЕ КОНЦЕРТНЫЕ ЗАЛЫ

Молодой скрипач, торопливо шагающий по улицам Нью-Йорка, спрашивает прохожего: «Как попасть в Карнеги-холл?» Ответ таков: «Упражняйтесь, молодой человек, усердно упражняйтесь». Об этом мечтает каждый музыкант: сыграть когда-нибудь в Карнеги-холле, стоять на сцене, на которой выступали лучшие из лучших. Но путь туда долог и труден, он сопровождается провалами и разочарованиями, и нет никакой уверенности, что удастся туда попасть. И в Карнеги-холл, и в любой другой знаменитый концертный зал музыканту попасть невозможно без упорного труда, титанических усилий и строжайшей дисциплины. Не менее важна и хотя бы малая толика удачи. Ибо конкуренция в сфере музыки столь велика, что одного таланта и умения часто бывает недостаточно, чтобы добиться цели. Некоторым ничего не остаётся, как подыскивать себе другую цель. Но когда в конце концов всё же удаётся подняться на одну из легендарных сцен, вобравших в себя целый мир, ставка в игре — твоя жизнь, ибо ты понимаешь, что на карту поставлено всё. Для публики ты — один из многих, для тебя же это единственный шанс сделать огромный рывок и двинуться дальше.

О каких залах мечтают молодые инструменталисты и дирижёры? В начале своей музыкальной карьеры я составил список концертных залов, в которых непременно хотел когда-нибудь сыграть. К настоящему времени мне довелось выступать в каждом, хотя первое время я испытывал лёгкий ужас при мысли о том, какие гиганты выходили на те сцены до меня и какие великие свершения им принадлежат. Это было ни с чем не сравнимое чувство — знать, что ты идёшь следом за ними.


Консертгебау в Амстердаме

Напоминающее старый неоклассицистический лейпцигский Гевандхаус здание, построенное на пожертвования граждан и открытое в 1888 году, дало название основанному в том же году оркестру Консертгебау. Спроектированный по принципу «картонки для обуви» большой прямоугольный зал вмещает ровно две тысячи слушателей. Дирижёры и солисты спускаются по ведущей с яруса лестнице, две дюжины крутых ступеней которой стали буквально злым роком для многих музыкантов. Герберт фон Караян, говорят, закрыл вход в зал за несколько часов до концерта, чтобы спокойно поупражняться в спуске на сцену. Недавно я давал там концерт вместе с Закиром Хусейном, легендой индийского ударного инструмента табла, и нам, как принято у индийских музыкантов, пришлось спускаться по лестнице босиком.


Берлинская филармония

Из-за своей необычной архитектуры открытый в 1963 году новый зал Берлинской филармонии вызвал поначалу резкие споры. Похожее на шатёр строение в народе прозвали «цирком Караяна». Но очень скоро зал с его вписанными один в другой пятиугольниками, разноуровневыми террасами лож и расположенной в центре сценой стал образцом для целого ряда концертных зданий, причём не в последнюю очередь благодаря своей великолепной акустике. Его предельная вместимость — 2218 посетителей. Когда впервые там выступал, я от волнения помчался на сцену, словно центральный нападающий в футболе, не обращая внимания на то, что за мной должен был следовать уже довольно пожилой дирижёр. Урок на всю мою дальнейшую жизнь.


Симфонический зал в Бостоне

Открытое в 1900 году здание, как и Консертгебау в Амстердаме, внешне напоминает старый, разрушенный во время Второй мировой войны лейпцигский Гевандхаус. Во внутренней отделке архитекторы, как и в Амстердаме, следовали традициям модели «картонки для обуви» и достигли такой совершенной акустики, которая считается во всём мире наиболее подходящей для классической музыки. Большой зал, на торце которого красуется имя Бетховена и где даёт концерты Бостонский симфонический оркестр, оснащён 2625 обитыми кожей креслами. Судя по всему, это оригинальные изделия 1900 года, что свидетельствует о добротности, с которой их изготовили.


Театр Колон в Буэнос-Айресе

Ни одно оперное и концертное здание на южноамериканском континенте не пользуется такой легендарной славой, как названный по имени открывшего Америку Колумба театр Колон. Грандиозное строение отличается поистине магической атмосферой! Роскошный зал, открывшийся в 1908 году представлением «Аиды» Верди, стал точкой притяжения для всех великих звёзд — от Тосканини и Фуртвенглера до Карузо и Паваротти. Когда стоишь на сцене, тебя буквально потрясает громадная арена зрительного зала с семью ярусами лож, вмещающего значительно более трёх тысяч посетителей. Над ареной возвышается огромный расписанный купол. К столетнему юбилею театра началось его всестороннее обновление и техническая модернизация, которые продолжались четыре года. Торжественное открытие состоялось 25 мая 2010-го. Кажется, сказочная акустика здания сохранилась. Я никогда не забуду свой дебют в этом театре, когда мне впервые довелось узнать, что значит южноамериканский темперамент. Аплодисменты после исполнения первой короткой композиции были, кажется, такими же бурными, как на футбольных трибунах после забитого гола.


Ляйсхалле в Гамбурге

Жители Гамбурга благодарны семье судовладельцев Ляйс за щедрый дар — строительство здания для исполнения «благородной и серьёзной музыки», как было сказано в торжественной речи, посвящённой открытию зала в 1908 году. Тогда этот зал, построенный в необарочном стиле, по образцу архитектуры кирпичной кладки ганзейских городов, был самым крупным и современным концертным домом Германии. Во вмещающем более двух тысяч слушателей Большом зале уже в первые годы его существования давали концерты знаменитые музыканты. В 1926 году там выступал пианист Владимир Горовиц, находившийся ещё в самом начале своей карьеры, в 1930-м в этом зале давал концерт тогда четырнадцатилетний скрипач Иегуди Менухин. После Второй мировой войны сохранившееся в целости здание использовалось для нужд военной британской радиостанции BFN. Когда я впервые играл в Малом зале для камерных концертов, я сожалел, что его не сохранили в первозданном виде, а модернизировали и тем самым сделали каким-то чужим. Очень скоро этот зал получит конкурента в лице Филармонии на Эльбе, находящейся сейчас в процессе строительства.


Кёльнская филармония

Если в Гамбурге Менухин дал один из своих первых концертов, то в этом зале, открытом в 1986 году в комплексе зданий Музея Людвига, состоялось одно из его последних выступлений. Я выступал тогда вместе с ним в этом чудесном, напоминающем амфитеатр помещении. Архитекторам удалось построить не только эстетически весьма привлекательный зал, но и создать условия для акустики, способной гарантировать слушателям — а зал вмещает около двух тысяч человек — ничем не омрачаемое наслаждение музыкой. В связи с десятилетием со дня смерти Иегуди Менухина мне довелось в 2009 году дать там три вечерних концерта его памяти.


Новый Гевандхаус в Лейпциге

Здание с высоким стеклянным фасадом было построено в 1981 году к 200-летию Гевандхаус-оркестра, названного так, потому что местом его первых выступлений было помещение цеха суконщиков{1}. Это третий Гевандхаус в истории, он находится на Аугустусплац, напротив оперного театра. Большой зал на более чем 1900 мест, расположенных амфитеатром, украшает величественный орган, над ним можно прочесть принятый ещё в 1781 году девиз оркестра: «Res severa verum gaudium» («Истинная радость — дело серьёзное»). Играть там для меня особое удовольствие: мне всегда кажется, будто я чувствую близость первого дирижёра Гевандхауса Феликса Мендельсона-Бартольди.


Королевский Альберт-холл в Лондоне

Многие телезрители помнят это гигантское помещение по прямым передачам «Last Night of the Proms»{2}, когда тысячи толпившихся в партере людей во весь голос распевали «Правь, Британия» и размахивали флажками. Но такое в величественном сооружении с огромным куполом происходит редко; там бывают и совершенно «нормальные» концерты, хотя этот зал, вмещающий более 5000 посетителей, значительно превосходит размерами обычный концертный зал. Когда я впервые стоял на сцене здания, открытого в 1871 году и названного в честь супруга королевы Виктории принца Альберта, я боялся, что меня с моей скрипкой вообще не услышат в задних рядах. Но для такого объёмного помещения акустика оказалась на удивление хорошей. На время концертов, предваряющих «Last Night», стулья из партера убираются, и слушатели стоят у самой рампы, почти касаясь музыкантов. Не каждый день испытываешь редкостное чувство, что можешь дотянуться рукой до скрипача.


Большой зал Московской консерватории имени П.И. Чайковского

Названной в честь Петра Чайковского консерватории пришлось долго ждать подходящего места для концертов. Большой зал, вмещающий 1700 слушателей, был сдан в эксплуатацию только в 1901 году, спустя 35 лет после её основания. Благодаря своей идеальной акустике этот зал считается одним из самых знаменитых и популярных в мире. Выступать там, где играли такие выдающиеся музыканты, как Давид Ойстрах и Мстислав Ростропович, и видеть высоко на стенах большие портреты знаменитых композиторов было для меня сильным переживанием, волнующим и вдохновляющим одновременно. Большой зал Московской консерватории — это один из важнейших русских музыкальных центров. Наряду с концертами, которые дают русские и зарубежные оркестры и солисты, там каждые четыре года проводится конкурс имени Чайковского.


Карнеги-холл в Нью-Йорке

С именем Чайковского связан и, пожалуй, самый известный из всех концертных залов: в 1891 году русский композитор был приглашён дирижировать концертом в честь открытия на Манхэттене здания, построенного на средства промышленника Эндрю Карнеги. Этот зал, один из лучших в мире, был местом выступлений оркестра нью-йоркской филармонии, пока филармония не перебралась в 1960 году в Центр Линкольна. Тогда здание собирались снести, но благодаря инициативе влиятельных жителей Нью-Йорка во главе со скрипачом Исааком Стерном его удалось спасти. Город выкупил обветшавшее здание, сдал его в аренду одному коммунально-бытовому предприятию, а позже объявил историческим памятником, охраняемым государством. С 1983-го по 1995 годы здание было санировано, несмотря на значительные расходы. Большой, более чем пятиярусный зал, вмещающий 2800 слушателей, называется с тех пор Аудиторией Исаака Стерна.


Театр на Елисейских полях в Париже

Этот театр уже в год открытия (1913) произвёл сенсацию своей весьма своеобразной архитектурой и скандальными балетными постановками. Особенно премьера «Весны священной» Игоря Стравинского, закончившаяся скандалом, сделала знаменитой новую площадку, предназначенную для современной музыки и танца. За облицованным белым мрамором и украшенным барельефами фасадом скрываются три зала, расположенные друг над другом; самый большой из них имеет две тысячи мест и служит площадкой для Национального оркестра Франции. Когда я думаю об этом театре, мне всегда приходит на память прощальный концерт, который после 53 лет выступлений устроило для французской публики трио «Beaux Arts». Впечатляющее событие, особенно для нашего пианиста Менахема Преслера, которому тогда было 84 года.


Сантори-холл в Токио

В Японии, известной своим восторженным отношением к классике, самым значительным местом проведения музыкальных мероприятий является открытый в 1986 году Концертный дом. В проектирование здания решающий вклад внёс Герберт фон Караян, а финансовую сторону дела взял на себя один производитель виски и пива. За отличную акустику зал, вмещающий две тысячи зрителей и слушателей, был назван фон Караяном шкатулкой с драгоценностями. Неизменный ритуал концертов в Сантори-холле, как и во всей Японии, — так называемые «часы для автографов» — и слово «часы» в данном случае следует воспринимать буквально. Чтобы получить автограф и сфотографироваться вместе с исполнителем, выстраивается очередь из нескольких сот человек. А когда потом идёшь к автомобилю, все, кто стоял в этой очереди, тебе кланяются.


Золотой зал Музыкального союза в Вене

В мире есть много концертных залов, но сердце классической музыки бьётся именно здесь. На территории, которую император Франц Иосиф подарил венским меломанам, в 1870 году был торжественно открыт этот храм классической музыки, украшенный порталом с колоннами и фронтоном с барельефами. Уже после первого концерта стали раздаваться хвалебные отзывы о грандиозной акустике Золотого зала, вмещающего 1700 слушателей. Это единственный в мире концертный зал, где не только исполняют и слушают музыку, но также и танцуют — во время оперного бала Венской филармонии. Маленьким мальчиком я сидел однажды в большом зале рядом с органом и мечтал о том, как когда-нибудь буду стоять на этой сцене. А когда впервые на ней играл, я невольно смотрел на то место, где сидел ребёнком, и испытывал прилив гордости.

Малый зал, названный в честь Иоганнеса Брамса, благодаря своей акустике тоже пользуется хорошей славой и считается идеальным местом для исполнения камерной музыки.


ИНОГДА ПОМОГАЕТ ТЕХНИКА | Когда можно аплодировать? Путеводитель для любителей классической музыки | Глава 5 ОТСЧЁТ ВРЕМЕНИ НАЧАЛСЯ