home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




   13.35, 02 июня 1937 г., ГУГБ, Москва


   - Ну, что, - Меркулов спокойным внимательным взглядом осмотрел стоящих перед ним сотрудников.

   Судоплатов, Либерман, Мазаник и Сергиенко стояли перед своим шефом навытяжку. Только вчера поздней ночью они прибыли из Франции, куда их, после удачно проведенной операции "Гусь" доставили легким самолетом под видом сотрудников советского полпредства в Мадриде.

   - Операция проведена чисто и качественно. Товарищ Сталин распорядился о награждении и поощрении для всех участников операции. Это то, что вам в плюс.

   Оперативники ГУГБ расцвели. На скулах красавицы Елены заиграл румянец, Либерман и Сергиенко улыбались во весь рот. Только Судоплатов никак не выразил своей радости. В тоне, каким Меркулов их похвалил, его что-то насторожило...

   Всеволод Николаевич прошелся по кабинету:

   - А вот теперь, я вам расскажу, о минусах, - улыбка сошла с лица, тон стал строже. - Планируя проникновение на судно, вы понадеялись на сумму субъективных реакций, а по сути - на авось. Охрана могла располагаться по обе стороны трапа, и тогда вы на узкой лестнице были бы просто мишенью. Численность охраны была неизвестна, и можно было нарваться на действительно серьезный заслон.

   Вот вы, товарищ Судоплатов, - взгляд Меркулова уперся в Павла Анатольевича. - Почему при планировании операции не были задействованы открытые способы приближения к объекту? Врача, журналиста, сотрудника местной администрации? Ресурсы, выделенные вам, позволяли без труда организовать и не такое. Вместо этого, вы ломились, словно штурмовая группа. Для чего тогда вас учила Советская власть, тратила немалые силы и средства? Напомнить вам процент потерь у штурмовиков?

   - Но товарищ комиссар...

   - Я не закончил, товарищ Судоплатов, - Меркулов тяжело вздохнул. - С пожаром вы придумали хорошо. Отвлекли охрану, создали хороший фон для ухода с места операции, но все остальное, просто отвратительно. Ваш результат скорее случайность, чем закономерность, а случайности в таком деле недопустимы. Вы хоть представляете, что было бы, если операция сорвалась? Троцкий спрятался бы так, что доставать его пришлось бы с огромным трудом и ценой раскрытия и гибели агентов.

   Всеволод Николаевич покачал головой и снова прошелся туда-сюда по кабинету:

   - Запомните, товарищи, крепко-накрепко запомните: ваша задача сделать так, чтобы у наших врагов не было ни единого шанса, и при этом самим остаться в живых. Нанести точечный, неотвратимый удар и без потерь вернуться домой. Одноразовые исполнители нам не нужны.

   Меркулов взглянул на своих подчиненных. Вид у них был, как у пионеров, которых вожатый застукал за курением тайком, на заднем дворе школы. "Пожалуй, можно было бы их и помягче, - подумалось ему вдруг. - Вон как переживают. Мазаник, того и гляди, расплачется. Сказать им, что они представлены к "Красному Знамени", а Судоплатов - к "Ленину"? Хотя... Нет, не стоит! Пусть попереживают. Злее будут!"



   12.02 02 июня 1937 г., Кремль | Испанская партия |    14.56, 02 июня 1937 г., в двадцати пяти километрах от Бургоса.