home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню





   06.30, 13 августа 1937г., Паленсия


   Комбриг Леваневский налег на штурвал, и тяжелый ТБ-3 медленно повернул вправо. Следом за ним так же неторопливо и величаво начали поворачивать остальные бомбардировщики тяжелой бомбардировочной бригады. Данные разведки подтвердились и - вот они! Торопятся на перехват группы Мехлиса. Только зря торопитесь, господа фашисты: красные военлеты еще не сказали своего слова. Очень веского, надо отметить, слова...

   Третьего дня в штаб АвиаКОН буквально влетел, размахивая шлемом, майор из смешанного авиаполка разведчиков, и закричал во все горло:

   - Нашли! Нашли! Товарищ полковник, нашли!

   В штабе словно взорвалась крупнокалиберная бомба. Все, кто только был в штабе, включая взвод воздушных десантников, выделенных Глазуновым в качестве охраны, повскакали с мест и накинулись на майора Еськова:

   - Где?

   - Когда обнаружили?

   - Куда движутся?

   - Их много?

   Третью группу окруженцев вот уже две недели как искали всеми мыслимыми и не мыслимыми способами, но те словно провалились сквозь землю. Радиоперехват франкистов тоже ничего не давал: фашисты и сами не знали, где в их тылу схоронились красноармейцы. И вот, наконец...

   Майора чуть не под руки подвели к карте. Леваневский пристально посмотрел ему прямо в глаза:

   - Показывай, товарищ Еськов...


   Комбриг - звание присвоил еще покойный Тухачевский: в аккурат за два дня до того, как его самого бомбой диверсанты подорвали, - комбриг Леваневский решил использовать для разгрома вражеской колонны тяжелую авиабригаду. Бомбы малого и среднего калибра в АвиаКОН были на исходе, да и со скоростными бомбардировщиками было не все гладко: иностранный бензин был слишком хорошего качества и потому моторы СБ все чаще вспыхивали сами по себе, просто от перегрева...

   Леваневский сам повел бригаду тяжелых бомбардировщиков. Шестьдесят два ТБ-3 взлетели еще до рассвета, ориентируясь по габаритным огням, построились "свиньей" и, натужно ревя моторами, величаво двинулись на запад. Каждый из бомбардировщиков нес по две полутонных бомбы и по пятьсот килограмм - меньшего калибра. До вожделенного моста было не более трех сотен километров, а потому бомбы взяли в перегруз.

   При пересечении линии фронта к тяжелой бомбардировочной бригаде присоединились истребители сопровождения, и дальше ТБ шли под охраной четырех звеньев "ишачков". Сопровождение было небольшим, но Сигизмунд Александрович справедливо полагал, что раз немецких самолетов в небе Испании не осталось вовсе, а итальянцы - слабы и малочисленны, то и двенадцати "красных соколов" хватит за глаза. И не обманулся: перегруженные бомбардировщики не встретили на своем пути никакого противодействия. И вот уже впереди - заветная цель. Леваневский снова навалился всем весом на штурвал и могучий ТБ, мелко вибрируя корпусом, начал боевой разворот...


   Полковник Эстери кусал губы и яростно щипал усы, глядя в рассветное небо. Недавно назначенный командиром гарнизона заштатного городка - в наказание за разгром вверенной ему бригады красными танками, теперь он с содроганием ждал приближения многомоторных гигантов, явно нацелившихся на стратегические мосты. Если сейчас выяснится, что чудом уцелевший после визита красных танков на их позиции гауптман-кондоровец напортачил с противовоздушной обороной двух мостов, то тогда... О том, что случится, если произойдет это жуткое "тогда", думать просто не хотелось. Но немец клялся всем, что только может быть святого у немца, что оборону моста с воздуха не прорвать. А если станет уж совсем худо, рекомендовал просить помощи у итальянских истребителей...

   Именно этот момент в плане кондоровца полковника и не устраивал. Решительно! Эстери прекрасно помнил, как итальянцы, которые должны были прикрыть его бригаду, в ужасе удрали при появлении "рата" с красными звездами на плоскостях. И что было потом он помнил тоже хорошо. Слишком хорошо...

   И надо же случиться такому несчастью, что буквально за секунду до сигнала воздушной тревоги на мосту заглох проклятый итальянский грузовик! Сейчас там все еще суетятся водители и пехотинцы, пытаясь сдвинуть с места чертов механизм, а тут... Тут с серо-алого заревого неба на город приближается неотвратимая и неумолимая смерть. Даже не смерть, а СМЕРТЬ!..


   ...Первые зенитки бухнули лишь тогда, когда вся бригада уже легла на боевой курс. В небе повисли и медленно расплывались пухлые ватные желтоватые облачка разрывов. Бомбардировщики не обратили на них никакого внимания и продолжали свой неумолимый грозный лет. А вот "ишачки", словно потревоженная свора охотничьих собак, мгновенно сорвались в пике, с разных сторон накидываясь на обнаружившую себя батарею. Фыркнули ШКАСы, ястребки встали в вертикальный круг, потом снова рассыпались, бросаясь на зенитки, словно лайки на медведя. А на мост уже падали первые бомбы...

   Леваневский рывками развернул громадный самолет и, снизившись до двух тысяч метров, пошел на второй заход. За ним потянулись остальные. Пока в мост попала только одна авиабомба, но зато это была полутонная фугаска, переделанная из снаряда "Марата", так что мосту уже досталось изрядно. Еще не окончательно разрушенный он уже все равно стал непроходимым хотя бы на пару дней. Только этого мало. Нужно, чтобы на пару недель. Или месяцев. Или лет. Хотя последнее, пожалуй, лишнее: столько франкистам не продержаться, а кому тогда мост ремонтировать придется? Вот то-то: незачем республиканцам лишние проблемы создавать. Так что, товарищи бомбардиры, цельтесь точнее, но особенно не свирепствуйте. Душевно просим...

   Кроме того, есть ведь еще и другие цели. Вон там симпатичная такая колонна выстроилась. С первого захода было не разобрать: грузовики или фургоны на конной тяге, но теперь Леваневский прищурился и ясно разглядел - грузовики! А в крытых грузовиках перевозят что-нибудь оч-ч-чень интересное: снаряды, например, патроны, а может, и запасные части к орудиям, танкам или броневикам. На худой конец и солдаты в грузовиках - тоже не самая ненужная мишень. Хотя солдатики, если и были, то давно уже поразбежались-попрятались и сидят теперь в придорожных канавах, словно мыши, затаившиеся от кошки. Ну, да и пес с ними! Без грузовиков пехоте больше тридцати кэмэ в день не прошагать, так что еще свидимся. И не обязательно при новом свидании такие удобные канавки найдутся. А ну-ка...

   - Первая пошла!..

   Леваневский, не удержавшись, оглянулся. Ух как! Не-е-ет, не солдатики там сидели, и не запасные части. Там сейчас такой ад кромешный, что сразу ясно - снаряды. И крупного калибра, кстати. Вот и замечательно. Вы, господа фашисты, главное - не расслабляйтесь: сейчас еще и третий заход будет...

   Вот с такими мыслями Сигизмунд Александрович начал разворот с набором высоты...


   -...Свинские собаки! Сраные рогатые скотины! Обоссанцы!.. - вот далеко не полный перечень тех эпитетов, которыми гауптман Камерер наградил испанских зенитчиков, в очередной раз неверно выставивших высоту на взрывателях. Русские четырех моторные гиганты благополучно прошлись по мосту и прилегающим улицам еще раз, а разрывы встали примерно пятистах метрах выше. А ведь он совершенно верно расположил батареи и даже угадал направление атаки противника! Все могло бы быть иначе, если бы эти проклятые испанцы умели не только жрать и срать, а еще и воевать! Хотя бы немного! Какого черта, например, малокалиберные зенитка "Бреда" открыли огонь и раскрыли свое местоположение?! Большевики подошли на высоте четыре тысячи метров, минимум, а у этих плевалок досягаемость не выше двух с половиной тысяч! Разумеется, их тут же растерзали чертовы "рата". А как бы сейчас пригодились эти итальянские поделки! Русские снизились как раз до двух тысяч - вот бы и резануть их малым калибром... "Господи! Ну почему ты послал мне вместо нормальных солдат этих идиотов! - мысленно воззвал Камерер. - Сейчас бы хоть одна зенитка, вот было бы..."

   Додумать он не успел: на позиции у моста внезапно ожила одна из зениток. Должно быть, господь услышал мольбы нациста: короткая очередь трассеров тронула один из двигателей на правом крыле краснозвездного бомбовоза. Он тут же окутался пламенем и выплеснул длинный шлейф дыма.

   - Давайте, обезьяны, давайте, черти копченые! - шептал гауптман. - Еще немного, еще чуть-чуть...


   ...Удар снаряда в крыло Леваневский ощутил, словно раскаленная сталь ранила его самого. Щурясь от бьющей в лицо тугой струи воздуха, повернул голову. Плоскость перечеркнули несколько рваных отверстий, а третий мотор отчаянно дымил. Сигизмунд Александрович инстинктивно рванул штурвал на себя, пытаясь уйти из-под обстрела. Это было его ошибкой...


   ...Полковник Эстери не поверил своим глазам: флагманский русский бомбардировщик сначала получил несколько попаданий мелкокалиберными снарядами, а потом, набирая высоту сам выкатился на выстрел немецкой зенитки "ахт-ахт". Даже с земли было видно, как его тряхнуло и как он, нелепо накренившись, начал медленно заваливаться на крыло, скользя вниз, к земле. Сейчас - вот сейчас все кончится! Поврежденный русский повернет домой, а за ним уйдут и его страшные товарищи - не бросят же они своего командира! А в том, что передовой самолет - командирский, Эстери не сомневался. Русские всегда так: командир у них - впереди, и словно сам дьявол бережет большевистских командиров от пуль и снарядов. Но сегодня - хвала Пресвятой Деве! - у дьявола ничего не вышло! Вот он, русский, горит!.. Сейчас они уйдут... Сейчас...


   ...Град осколков осыпал ТБ. Леваневский услышал, как вскрикнул второй пилот, и, взглянув в его сторону, увидел залитое кровью лицо и летные очки, разбитые осколком. Его товарищ был мертв...

   - Бомбардир! Бомбардир!

   Нет ответа...

   Он окликал всех, одного за другим, и, не слыша ответа, все сильнее стискивал ручки штурвала. Один... Он остался один...

   В отчаянии он не видел, что провод телефона перебит и уцелевшие бортстрелки просто не слышат его. В голове билось и горело раскаленным углем: он остался один! Один из всего экипажа, который доверял ему, который верил в него... Если даже удастся довести израненный самолет до аэродрома, то как он посмотрит в глаза товарищей. "Ты же командир! Ты должен быть примером!"

   Леваневский стиснул челюсти так, что хрустнули зубы. Он покажет пример! Он покажет, что такое советский человек, летчик, коммунист... Вот внизу как раз колонна машин, застрявшая перед мостом... Сигизмунд Александрович отдал штурвал от себя, и громадный "тэбэ" чуть клюнул носом, а потом все скорее и скорее заскользил в пике...


   Гауптман Камерер застыл подобно лотовой жене. Русский бомбовоз объятый дымом вдруг рванулся к земле, туда где стояли, словно коровы на бойне, грузовики и новейшие танки, только что присланные из Германии. Идиоты! Они что не видят?! Надо наплевать на автомобили, отбрасывать в стороны бронированными лбами, давить их гусеницами, только чтобы вырваться из этой ловушки и спасти уникальные, новейшие образцы! Поздно! Вот сейчас... Сейчас... Сейчас...


   ...Перед Леваневским неслись все увеличиваясь в размерах крыши домов, стиснувших в своих объятиях улицу, заполненную техникой. Он чуть довернул самолет, чтобы удар накрыл как можно большую площадь...

   - За Сталина! - в его голосе уже не было ничего человеческого. Так рычит раненный зверь, принимая свой последний бой, - За СССР!

   В последнее мгновение перед его глазами вместо прокаленной южным солнцем улицы вдруг расстелились заснеженные равнины Таймыра. Снег искрился, маня своей белоснежностью и безмолвностью. Затем все затопил яростный, беспощадный огонь. Удара Сигизмунд уже не почувствовал...


   Камерер постоял еще немного, а потом рухнул на землю. Пролетавшая мимо башня новейшего танка PzKpfv III Ausf A ударила гауптмана по шее болтающимся стволом орудия и, словно заправский игрок в крикет, запустила по сложной траектории его голову будто мячик. А потому кондоровец так и не увидел, как по улице картечью хлестнули осколки битого камня, сметая и калеча всех на своем пути, а потом прокатилась волна огня, долизавшая и добившая уцелевших.

   Полковник Эстери истерически рыдал, глядя на то, как остальные бомбардировщики, собрались в круг, словно обсуждая смерть своего командира, а потом ринулись вниз, сбрасывая остатки бомб и, словно маленькие бипланы, штурмуя из пулеметов то, что еще так недавно было укрепленными позициями его гарнизона. Взрывная волна сбила полковника с ног, и он с трудом поднялся на четвереньки. Из глаз, не останавливаясь, лились слезы. Трясущимися руками он достал из кобуры пистолет, поднес, было, к груди, но потом, словно испугавшись, лихорадочно сунул ствол себе в рот. Сухо треснул неслышный в общем грохоте выстрел...




   21.10, 06 августа 1937г., Москва, Наркомат обороны | Испанская партия |    16.10, 13 августа 1937г., Вальядолид