home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Кама-лока: судьба страстей и желаний

Лока – санскритское слово, которое может быть переведено, как место, мир, страна; кама является названием той части человеческого организма, которая включает все страсти, желания и эмоции, такие же, как у низших животных, так что кама-лока – буквально место или мир желаний (см. “Семь принципов человека”, стр. 17-21). В этом подразделении Вселенной, кама-локе, пребывают все человеческие существа, которые избавились от плотного тела и его эфирного двойника, но ещё не освободились от страстной и эмоциональной природы. В кама-локе есть много других обитателей, но нас интересуют только человеческие существа, которые недавно прошли через ворота смерти, и именно их мы и рассмотрим.

Позволим себе кратковременное отступление, чтобы рассмотреть вопрос о существовании во Вселенной нефизических областей, населённых разумными существами. Существование таких областей постулируется эзотерической философией, и это известно адептам и очень многим, не так высоко развитым мужчинам и женщинам из их личного опыта. Всё, что необходимо для исследования этих областей, – это развитие способностей, скрытых в каждом человеке; проще говоря, “живущий” человек может оставить своё плотное и эфирное тело и исследовать эти области, не проходя через ворота смерти. В “Теософисте” мы читаем, что реальное знание может быть приобретено духом живущего человека, входящего в сознательные отношения с духовным миром.

«Как, скажем, в случае с посвящённым адептом, который возвращается на землю с ясным и определённым воспоминанием – правильным в деталях – о собранных фактах и об информации, полученной в невидимой сфере реальностей». (“Теософист”, март 1882 г., стр. 158, примечание.)

Таким образом, те области становятся для него предметом знания, столь же определённого, столь же бесспорного, столь же знакомого, как если бы он поехал в Африку исследовать её пустыни и возвратился бы в свою страну, обогащённый, как обычно, знаниями и полученным опытом. Закалённый исследователь Африки менее всего заботился бы о критических замечаниях на его сообщение людей, которые никогда там не были. Он мог бы рассказать, что он видел, описать животных, повадки которых он изучил, описать в общих чертах страны, которые он пересёк, добавив сюда их товары и особенности. Если бы не побывавшие там критики стали возражать ему, смеяться над ним, он не стал бы ни раздражаться, ни впадать в уныние, но просто оставил бы их в покое. Невежда не может убедить знающего многократным провозглашением своего незнания. Мнение ста человек относительно предмета, о котором они совершенно не осведомлены, имеет не больше веса, чем мнение о нём одного такого человека. Доказательство усиливается многими согласующимися свидетельствами, каждое из которых подтверждает знание факта, а нуль, умноженный на тысячу, остаётся нулём. Действительно, это было бы странным, если бы всё пространство вокруг нас было пустым – всего лишь необитаемой пустотой, а жители Земли – единственной формой, в которой интеллект смог проявиться. Как сказал д-р Хаксли:

«Не уходя от сходства с тем, что уже известно, нужно просто заселить космос существами возрастающего масштаба, пока мы не достигнем чего-то фактически неотличимого от всемогущества, вездесущности и всеведения». (“Эссе по поводу некоторых дискуссионных вопросов”, стр. 36.)

Если бы у этих существ не было органов чувств, аналогичных нашим собственным, если бы их чувства отвечали на вибрации, отличающиеся от тех, которые действуют на нас, тогда они и мы могли бы идти рядом, уходить друг от друга, встречать друг друга, проходить друг через друга и всё же никогда не знать о существовании друг друга. М-р Крукс кратко знакомит нас с возможностью такого бессознательного сосуществования разумных существ, и необходимо очень небольшое усилие воображения, чтобы понять эту концепцию.

«Весьма вероятно, что у других разумных существ есть органы чувств, которые не реагируют на те или иные лучи, к которым чувствительны наши глаза, но в состоянии воспринимать другие вибрации, для которых мы будем слепыми. Такие существа фактически жили бы в мире, отличающемся от нашего собственного. Вообразите, например, какую идею мы сформировали бы из окружающих объектов, если бы у нас были глаза, нечувствительные к обычным лучам света, но чувствительные к колебаниям, относящимся к электрическим и магнитным явлениям. Стакан и кристалл были бы среди самых непрозрачных тел. Металлы были бы более или менее прозрачными, и подвешенный телеграфный провод был бы похож на длинное узкое отверстие, просверленное в непрозрачном твёрдом теле. Работающее динамо напоминало бы бушующий пожар, а постоянный магнит претворил бы в жизнь мечту средневековых мистиков и стал бы вечной лампой, не расходующей энергию или топливо». (“Двухнедельный обзор”, 1892 г., стр. 176.)


Кама-лока – место, населённое разумными и полуразумными существами так же, как населён наш собственный мир, таким образом, она переполнена, как и наш мир, многими типами и формами живых существ, столь же отличающимися друг от друга, как былинка отличается от тигра, а тигр от человека. Она глубоко проникает в наш собственный мир и глубоко проникается им, но, поскольку состояние материи в этих двух мирах различается, они сосуществуют без знания о разумных существах и в том и в другом. Только при нестандартных обстоятельствах может возникать сознание присутствия друг друга среди жителей этих двух миров. После определённого специфического обучения живой человек может войти в сознательный контакт и управлять многими из неразумных обитателей кама-локи. Люди, которые покинули землю и в которых были сильны камические элементы, очень легко могут привлечься камическими элементами воплощённых людей и с их помощью снова осознать области, которые они оставили. И люди, всё ещё воплощённые, могут настроить методы общения с развоплощёнными, и, как было сказано, могут оставить свои собственные тела на некоторое время и прийти в себя в кама-локе при помощи способностей, которыми они приучили действовать своё сознание. Пункт, который здесь должен быть ясно усвоен, – это существование кама-локи как определённой области, разнообразно населённой многими существами, среди которых есть развоплощённые люди.

После этого необходимого отступления мы возвращаемся к тому отдельному человеку, типичную судьбу которого мы, можно сказать, прослеживаем, и чьё плотное тело и эфирный двойник мы уже рассмотрели. Давайте рассмотрим его в состоянии, существующем очень недолго, которое следует после избавления от этих двух оболочек. После цитирования Плутарха, описавшего человека после смерти, Е. П. Блаватская говорит:

«Здесь вы видите нашу доктрину, показывающую человека при жизни семеричным, сразу после смерти, в кама-локе, пятеричным». (“Ключ к теософии”, стр. 67.)

Прана, часть жизненной энергии, присвоенная человеком в его воплощённом состоянии, потеряв свой проводник, эфирный двойник, который вместе с физическим телом, ускользнул от энергии, управляющей им, должна возвратиться в великий резервуар вселенской жизни. Как вода, заключённая в стеклянном сосуде, погружённом в резервуар, смешивается с окружающей водой, если сосуд разбить, так же и прана, оставшись без тел, смешивается снова с вселенской жизнью. Именно “сразу после смерти”, человек – пятеричен, или пятикратен в своём устройстве, так как прана, как характерный человеческий принцип, более не может удерживаться, когда её проводник распадается.

Человек сейчас – облачён, но в кама-рупу, или тело камы, тело желаний, тело из астральной материи, которое часто называют “флюидическим”, настолько легко во время земной жизни оно могло принимать любой вид, формируемый извне или взятый изнутри. Живой человек, бессмертная триада – в нём, всё ещё одетый в свою последнюю земную оболочку, тонкие, чувствительные, отзывчивые формы которой предоставляли ему во время воплощения в физическом мире возможность чувствовать, желать, наслаждаться, страдать, одобрять.

«Когда человек умирает, три его низших принципа, то есть тело, жизнь и её проводник – астральное тело или двойник живого человека – покидают его навсегда. И тогда его четвертый (центральный и средний) принцип – животная душа или кама-рупа, вместе с тем, что ей удалось усвоить из низшего манаса, и высшая триада оказываются в кама-локе». (“Ключ к теософии”, стр. 97.)

Тело желаний вскоре после смерти подвергается поразительному изменению. Разные по плотности типы астральной материи, входящие в его состав, выстраиваются в ряд конвертов, или оболочек, самая плотная из которых – снаружи, таким способом изолируя сознание от всего внешнего за исключением очень ограниченных впечатлений и контактов. Сознание направляется на себя, если его оставили в покое, и готовится к следующему шагу вперёд, в то время как тело желаний постепенно распадается, оболочка за оболочкой.

До момента такой перегруппировки материи тела желаний посмертные переживания у всех почти одни и те же. Как говорилось выше, это “спокойная полусонная бессознательность”, в самых удачных случаях переходящая без выраженного пробуждения в глубокое “преддэвачаническое состояние бессознательности”, заканчивающееся блаженным пробуждением в дэвачане, небесах, с которого начинается период отдыха между двумя воплощениями. Но так как с этого момента появляются различные возможности, давайте проследим нормальную непрерывную последовательность событий в кама-локе до преддверия дэвачана, а затем мы сможем возвратиться, чтобы рассмотреть другие категории обстоятельств.

Если человек вёл чистую жизнь, настойчиво стремясь подняться и отождествить себя с высшей, а не с низшей частью своей природы, то после избавления от плотного тела и эфирного двойника, и после того как прана снова смешается с океаном жизни, а он окажется облачённым лишь в кама-рупу, элементы страсти в нём, будучи слабыми и приученными к сравнительно небольшой деятельности, не смогут прочно самоутвердиться в кама-локе. Когда во время земной жизни кама и низший манас прочно объединены и переплетены друг с другом, тогда мы полагаем, что кама слаба и в значительной степени очищена низшим манасом. Ум, переплетённый со страстями, эмоциями и желаниями, очистил их, ассимилировал их чистую часть и поглотил их в себя, так что всё, что осталось в каме, это просто незначительный осадок, от которого бессмертная триада может легко освободиться. Эта бессмертная триада, истинный человек, изо всех своих сил медленно извлекает самое ценное; впитывает в себя воспоминания о только что законченной земной жизни, о своей любви, своих надеждах, стремлениях и готовится к переходу из кама-локи к блаженному отдыху в дэвачане, “обители богов”, или, как говорят некоторые, “стране счастья”. Кама-лока

«это астральное местопребывание, лимб (limbus) схоластической теологии, аид древних и, строго говоря, она является местом лишь в переносном смысле. У неё нет ни определённой площади, ни определённых границ, а существует она внутри субъектного пространства, то есть за пределами нашего чувственного восприятия. И всё же кама-лока существует, и именно там астральные эйдолоны всех живших существ, включая и животных, ожидают своей второй смерти.  К животным она приходит с распадом и полным затуханием их астральных частиц, всех до последней. Для человеческого эйдолона она начинается тогда, когда триада (атма-буддхи-манас) “отделяется” от своих низших принципов, или отражения бывшей личности, погружаясь в состояние дэвачана». (“Ключ к теософии”, стр. 97.)

Значит, вторая смерть – это переход бессмертной триады из сферы кама-локи, тесно связанной с земной сферой, в более высокое состояние дэвачана, о котором мы поговорим позже. Рассматриваемый нами тип человека проходит через неё, находясь в состоянии спокойного полусна, уже описанного выше, и, если его не тревожить, не возвратится в полное сознание, пока эти стадии не будут пройдены, и покой не заменится блаженством.

Но в течение определённого периода эти пять принципов – бессмертная триада, ум и желания – остаются в кама-локе, и независимо от того, будет ли этот период длинным или коротким, длящимся днями или столетиями, они – в пределах досягаемости земных влияний. В случае описываемого нами человека его пробуждение может быть вызвано страстным горем и желаниями его близких, оставленных на земле. Эти неистово вибрирующие камические элементы в воплощённых людях могут установить вибрации в теле желаний развоплощённого и, таким образом, достигнуть низшего ума и пробудить его, ещё не впитанного и не воссоединённого со своим родителем, духовным интеллектом. Таким образом, он может выйти из своего полусонного состояния и перейти к яркому воспоминанию земной жизни, недавно им оставленной, и может – если будет привлечён какой-либо экстрасенс или медиум – прямо или косвенно, через одного из этих горюющих родственников, установить связь с использованием эфирного и плотного тела медиума, чтобы поговорить или написать оставленным на земле. Это пробуждение часто сопровождается острым страданием и, даже если удаётся избежать его, естественный процесс самоосвобождения триады будет грубо нарушен, и достижение ею свободы отсрочено. В разговоре об этой возможности коммуникаций во время периода, следующего сразу же за смертью и до перехода освобождённого человека в дэвачан, Е. П. Блаватская говорит:

«Другой вопрос, получал ли кто-либо из живущих ощутимую пользу от возвращения духа на предметный план – кроме как в тех исключительных случаях, когда сила желания умирающего возвратиться для определённой цели заставляла высшее сознание оставаться бодрствующим, и поэтому сообщавшийся “дух” действительно был индивидуальностью.  Но в основном дух после смерти бывает как бы ошеломлён и очень быстро впадает в то, что мы называем “преддэвачаническим состоянием бессознательности”». (“Ключ к теософии”, стр. 102.)

Напряжённое желание может побудить развоплощённое существо на спонтанное возвращение к горюющим близким, оставленным на земле, но такое возвращение случается редко для того типа людей, который мы сейчас рассматриваем. Если их оставить в покое, то они вообще будут спать, не двигаясь в дэвачан, и так избегнут любой борьбы или страданий в связи со второй смертью. В конце избавления бессмертной триады в кама-локе остаётся только тело желаний – “оболочка”, или просто пустой фантом, который постепенно распадается; но лучше будет рассказать об этом при рассмотрении следующего типа, среднего мужчины или женщины, без заметной духовности высокого свойства, но также и без заметных злых тенденций.

Когда средний мужчина или женщина достигают кама-локи, духовный интеллект облачён в тело желаний, которое обладает значительной энергией и жизненностью. Низший манас, который был тесно переплетён во время земной жизни с камой, наслаждавшейся объектами чувств и получавшей эмоциональное удовлетворение, не может быстро выбраться из сети, переплетающей его, и возвратиться к породившему его интеллекту, источнику его собственного существа. Отсюда – значительная задержка в промежуточном мире, в кама-локе, до тех пор, пока желания не исчезнут или не разрушатся настолько, что не смогут больше задерживать душу своими не отпускающими руками.

Как было сказано, в течение периода, когда бессмертная триада, ум и желания находятся вместе в кама-локе, коммуникация между развоплощённым существом и воплощёнными существами на земле возможна. Такая коммуникация, вообще говоря, будет приветствоваться этими развоплощёнными, потому что их желания и эмоции всё ещё цепляются за землю, которую они покинули, а ум недостаточно оживлён на своём собственном плане, чтобы найти там полное удовлетворение и покой. Низший манас всё ещё стремится к камическим удовольствиям и ярко расцвеченным ощущениям земной жизни и может быть этим стремлением отодвинут к сферам, которые он с сожалением оставил. Обсуждая возможность коммуникации между эго умершего человека и медиумом, Е. П. Блаватская пишет в “Теософисте” (июнь 1882 г., статья “Мнимые противоречия”), что в соответствии с учениями, полученными ею от Братьев-адептов, такая коммуникация может произойти в течение двух интервалов:

«Первый интервал – это период между физической смертью и погружением духовного эго в состояние, которое в архатской эзотерической доктрине известно, как бардо. Мы перевели это, как период “беременности (gestation)” [преддэвачанический]».

Некоторые из контактов, осуществлённых через медиумов с этим источником, с развоплощённым существом, которое, таким образом оказывается притянутым к земной сфере, – жестокая любезность, задерживающая его эволюцию и вводящая элемент дисгармонии в то, что должно быть упорядоченным продвижением. Так удлиняется период кама-локи, тело желания напитывается и держит эго, так откладывается освобождение души: бессмертная ласточка удерживается птичьим клеем земли.

Люди, которые провели жизнь дурно, стимулируя и удовлетворяя свои животные страсти и тем самым лишая пищи даже свой низший ум, имеют полностью напитанное тело желаний. Поэтому они долгое время остаются обитателями кама-локи, будучи переполнены тоской по земной жизни, которую они имели в прошлом, и по животным наслаждениям, непосредственно не доступным для них без физического тела. Они собираются вокруг медиумов и экстрасенсов, пытаясь использовать их для своего собственного удовлетворения, поэтому они – среди наиболее опасных сил, с которыми так опрометчиво из-за своего невежества сталкиваются беспечные и любопытные.

Другой класс развоплощённых существ включает в себя тех, чьи земные жизни были преждевременно завершены по их собственной воле, действиями других или случайно. Их судьба в кама-локе зависит от обстоятельств, сопровождавших их уход из земной жизни, не во всех самоубийствах виновны самоубийцы (felo de se), и мера ответственности может изменяться в очень широких пределах. Это было описано следующим образом:

«Самоубийцы, хотя и не вполне разобщённые со своими шестым и седьмым принципами и совершенно “активные”, “потентные” на сеансах, тем не менее, до дня, когда они должны были бы умереть естественной смертью, отделены бездною от высших принципов. Шестой и седьмой остаются пассивными и негативными, тогда как в случае случайной смерти высшие и низшие группы взаимно притягивают друг друга. В случае доброго и невинного эго, последние притягиваются непреодолимо к шестому и седьмому, и, таким образом, оно или дремлет, окружённое счастливыми снами, или спит глубоким сном, лишённым сновидений, до наступления часа. Поразмыслив немного и устремив глаз на вечную справедливость и приспособляемость вещей, вы увидите почему. Жертва, добрая или нет, не ответственна за свою смерть, даже если бы она являлась следствием проступка в её прежней жизни, либо в предыдущем рождении – она была бы, короче говоря, актом закона возмещения, но не была бы непосредственным результатом действия добровольного, совершённого личным эго в этой жизни. Если бы человек прожил дольше, он мог бы искупить свои прежние грехи ещё более успешно: и даже теперь, заплатив долг своего создателя, личное эго освобождается от ударов возмещающей справедливости. Дхиан Чоханы, не участвующие в руководстве живущими человеческими эго, охраняют беспомощную жертву, насильственно выброшенную из одной стихии в другую, прежде чем она созреет и сможет приспособиться к ней».

Эти самоубийцы, так же как убитые случайно, могут общаться с кем-либо в земной жизни, но в ущерб себе. Как было сказано выше, хороший и невинный счастливо спит, пока период жизни не закончен. Но если жертва несчастного случая развращена и груба, её судьба – печальна.

«Несчастные тени, если грешные и чувственные, они блуждают (не оболочки, ибо связь с двумя высшими принципами не совсем нарушена) до тех пор, пока не наступит час их смерти. Лишённые тела в расцвете своих земных страстей, они снова устремляются к привычным сценам, искушаясь возможностями, которые предоставляет им медиум, исполняя при удовлетворении роль заместителя. Они – пишачи[9], инкубы и суккубы средневековья; ненасытные демоны обжорства, вожделения и алчности – элементарии гнусного коварства, злобности и жестокости, провоцирующие свои жертвы на ужасные преступления и наслаждающиеся этими поручениями. Они не только губят свои жертвы, но и как психические вампиры, влекутся потоком своих адских стимулов; наконец, в назначенный час окончания естественного периода их жизни, уносятся из ауры Земли в места, где веками терпят изощрённые муки, заканчивающиеся их полным уничтожением.

...

Причины, порождающие “новое существо” и определяющие характер кармы, есть тришна (танха) – жажда, желание существования, сопровождаемого чувствами, – и упадана, которая есть осуществление, или завершение, тришны, этого желания. Именно их медиум помогает максимально (ne plus ultra) развить в элементарии, будь он самоубийцей или жертвой. Обычно, человек, умирающий естественной смертью, остается “от нескольких часов до нескольких немногих лет” в пределах земного притяжения, то есть в кама-локе. Но существуют исключения в случае самоубийц и умирающих насильственной смертью. Потому что каждому из таких эго, которым предопределено жить, скажем, 80 или 90 лет, но которые убили себя или же были убиты случайно, предположим, в 20 лет, пришлось бы провести в кама-локе не “несколько лет”, но в этом случае 60 либо 70 в виде элементариев или, скорее, как “блуждающих по земле”, так как, к несчастью для себя, они – даже не “оболочки”. Счастливы, трижды счастливы, по сравнению с ними, те развоплощённые существа, которые спят долгим сном или живут в мечтах в глубине пространства! И горе – тем, чья тришна притянет их к медиумам, и горе – последним, соблазняющим их такой лёгкой упаданой. Поскольку, привлекая их и удовлетворяя их жажду жизни, медиум помогает развить в них – фактически, являясь этому причиной – новый набор скандх, новое тело с гораздо худшими наклонностями и страстями, чем то, что они потеряли. Всё будущее этого нового тела будет определено следующим образом: не только кармой проступков прежнего набора, или группы, но и кармой из нового набора будущего существа. Если бы медиумы и спиритуалисты знали, как я уже сказал, что с каждым новым “ангелом-руководителем”, с восторгом приветствуемым ими, они вовлекают его в упадану, которая породит целый ряд несказуемых зол для нового эго, родившегося под этой зловещей тенью, и что с каждым сеансом, особенно при материализации, они умножают причины для бедствий, причины, которые приведут к неудаче несчастного эго при его духовном рождении, или же заставят его родиться в худшее, чем когда-либо, существование – они, возможно, стали бы менее щедрыми в своём гостеприимстве».

Преждевременная смерть, вызванная порочным поведением, умственным перенапряжением или добровольной жертвой по какой-то веской причине, приведёт к задержке в кама-локе, но состояние развоплощённого существа будет зависеть от повода, сократившего его жизнь.

«Существует очень мало людей (если они вообще существуют), потворствующих вышеперечисленным порокам, которые были бы вполне уверены, что такая линия поведения приведёт их, в конечном счёте, к преждевременной смерти. Таково наказание майи. “Пороки” не избегнут своей кары, но они есть причина, а не следствие, которое будет наказано так же, как непредвиденное, хотя и вероятное действие. С таким же основанием можно назвать “самоубийцей” человека, встречающего смерть на море в шторм, как и убивающего себя “напряжённым умственным трудом”. В воде можно утонуть, а чрезмерный интеллектуальный труд иногда приводит к размягчению головного мозга, которое может свести человека в могилу. В таком случае, никто не должен переходить Калапани или даже принимать ванну из боязни утонуть, внезапно упав в обморок (поскольку мы все знаем о подобных случаях), аналогично человек не должен, исполняя свои обязанности, жертвовать собой по высоко благородной причине, как многие из нас. Повод есть всё, и человек наказывается в случае прямой ответственности, и никогда – в противном случае. В ситуации с жертвой естественный час смерти был ускорен непредумышленно, тогда как при самоубийстве смерть причиняется по своему собственному выбору и с полным осознанием последствий. Таким образом, человек, убивающий себя в припадке временного умопомешательства, не есть самоубийца (felo de se), к великому огорчению и частым неприятностям компаний по страхованию жизни. Он, как и другие жертвы, засыпает, не подвергаясь каким-либо искушениям кама-локи».

Таким образом, население кама-локи пополняется особо опасным элементом всеми актами узаконенного и противоправного насилия, которые отрывают физическое тело от души и посылают последнюю в кама-локу в облачении тела желаний, трепещущего от вибраций ненависти, прочих страстей и эмоций, дрожащего от жажды мести, от ненасытных вожделений. Убийца в теле – неприятный член общества, но убийца, внезапно вытолкнутый из тела, является намного более опасным существом; общество может защитить себя от первого, но в его настоящем состоянии невежества оно беззащитно в отношении второго.

Наконец, бессмертная триада освобождается от тела желаний и выходит из кама-локи; высший манас вбирает свой Луч, окрашенный картинами жизни, через которые он прошёл, и содержащий опыт, полученный через личность, информировавшую его. Работник отозван с поля, и он возвращается домой со снопами урожая, богатого или скудного, согласно плодоношению жизни. Когда триада с Лучом оставила кама-локу, она полностью выходит из сферы земных привлекательностей:

«Как только эго шагнуло за пределы кама-локи и прошло “золотой мост”, ведущий к “семи золотым горам”, оно более не может общаться с трансовыми медиумами».

Имеется очень мало возможностей для контактов с таким эго, о чём будет сказано позднее, но для обычного медиума – эго вне досягаемости, и не может быть вызвано в земную сферу. Но, прежде чем мы проследуем дальнейшим путём триады, мы должны рассмотреть судьбу покинутого тела желаний, пребывающего теперь в кама-локе в качестве не более чем останков (reliquum).


Судьба эфирного двойника | Смерть — а потом? | Кама-лока: оболочки