home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


5

Его Святейшество, Патриарх Русской Православной Церкви Владимир, принял Никонова в своей резиденции в Свято-Вознесенской обители. Куранты монастыря пробили 11:00, когда Никонов прошел в кабинет патриарха.

Высокий, статный бородач поднялся ему навстречу. Известное по видео репортажам лицо осветилось широкой улыбкой.

— Проходите, располагайтесь. Святослав предупредил меня о Вашем визите, Сергей Александрович, присаживайтесь. — Приемная панель стола опустилась и вернулась на место, доставив два бокала с прозрачным желтоватым напитком. — Угощайтесь, такой мед ставят только в нашей обители.

— Очень польщен Вашим гостеприимством, но я пришел по очень серьезному вопросу.

— Знаю, что серьезный, не серьезные встречи директор СГБ не назначает.

— Не знаю, с чего начать. Но давайте первым делом я Вам дам полную информацию по интересующей нас проблеме, — с этими словами Сергей протянул кристаллограмму.

— Хм, в вашей фирме интересные методы беседы. Ну, посмотрим, что у Вас за проблема.

Пока Владимир изучал материалы, Сергей удобно расположился в кресле, потягивая напиток. Мед и в самом деле был хорош. Ледяная ароматная жидкость приятно холодила небо, мягко обволакивая язык.

Патриарх оторвался от монитора:

— Они на самом деле разумны?

— Да, киносапы практически стоят на одной ступени с нами, и это составляет проблему.

— Почему? У них нет моральных норм?

— У них есть социальная структура, семья, им знакомы критерии нравственности. И мы должны обращаться с ними, как с полноценными согражданами, полностью, безусловно, допустить в наше сообщество. Одна проблема. Социологи говорят, что социум не готов отнестись к киносапам как к равным, и что еще хуже, возможны негативные реакции вплоть до открытой агрессии.

— Вы хотите подготовить человечество, — утвердительно заметил патриарх.

— Это был первоначальный план. Но проект был засекречен, до сегодняшнего дня. Вы читали свежий номер «События и Факты»?

— Да, читал. Сладков просто неподражаем.

«Значит, он заранее знал о цели визита и выжидал, пока я открою карты».

— Это разгромная статья. Мы просто не можем представить, какую реакцию вызовет этот опус.

— И что всесильные спецслужбы хотят от смиренных богослужителей?

— Владыко, мы просим у Вас помощи. Хотя бы невмешательство. Спокойная реакция Церкви сама по себе снизит пик напряжения.

— Интересно. Но я не могу заступиться за искусственных безбожных существ, пусть даже и разумных.

— Да, киносап рожден в лаборатории, но не на пустом месте. Генетически это продолжение собаки. Ученые дали им большой мозг и ничего больше.

— Но наличие человеческого мозга не дает право называться Человеком! — Голос Владимира гремел. — Человечность! Чувство ответственности! Свобода воли! Где, наконец, Божественная искра творения! Может ли творение рук человеческих получить божественную душу! Нельзя искусственно внедрить в тварь искру Божию!

— Я прибыл к Вам, чтобы полностью ввести Вас в курс дела и постараться ответить на все вопросы.

— Хорошо. Существо, созданное в лаборатории, не имеет возможности полностью проявить свободу воли и получает комплекс неполноценности.

— Нет, с момента получения первого экземпляра Собаки разумной научный персонал института относился к киносапам как к равным. Тем более, дальнейшее течение эксперимента шло с непосредственным участием киосапов. Так что они сами творили свой вид.

— Может ли киносап, лишенный божественной души, стать равноценным партнером человека?

— Мы тысячи лет назад приручили собаку. Всю человеческую историю наши виды были связанны между собой, и в генах киносапов сохранилась память о тысячелетиях сотрудничества между нами. Подумайте, люди своей историей, самой цивилизацией обязаны собаке. Мы взяли на себя ответственность, приручив дикое животное и это, в какой-то мере, дало нам право стать людьми! Иисус учил относиться к ближнему своему как к самому себе.

— Вы говорите о людях, но что это дало собаке?

— Собаки охраняли наши дома, наши стада, наших детей, не щадя себя спасали наши жизни. Вспомните псов-поводырей, спасателей, служебных собак, а скольких людей, отчаявшихся в жизни, готовых наложить на себя руки, спасли от отчаянного шага четвероногие любимцы.

— Но насколько я понимаю, киносап отличается от собаки как человек от обезьяны.

Верно. История кинос сапиенс составляет всего 30 лет, но мы обязаны дать им показать себя, дать возможность стать полноправными и равнообязанными членами сообщества. Разве можно рубить яблоню еще не давшую плодов?

— Можно, если дерево худое и вредоносное.

— Хорошо, объясните, в чем вред, опасность этого вида?

Патриарх, нахмурив кустистые брови, задумчиво поглаживал бороду, барабаня по столу пальцами левой руки. Напряженная пауза затягивалась. Наконец он откинулся в кресле.

— Добро, Вы меня убедили сохранить нейтралитет. Аргументы довольно таки слабоваты, но порой юный задор и уверенность в своей правоте убеждают лучше самых правдоподобных доводов. — Его Святейшество усмехнулся в бороду — а теперь, молодой человек, попробуйте меня убедить оказать вам или лучше сказать вашим киносапам поддержку.

— Я не собираюсь ни чего доказывать.

— Почему? — Изумление Патриарха Владимира было неподдельным.

— Лучше всего, если это сделают сами киносапы. Поговорите с ними лично.

— Так вот как, а если я приду к выводу, что эта раса недостойна жить в нашем обществе и заслуживает немедленного истребления?

— Это ваше право — Сергей пожал плечами.

— И Всевышний да поможет нам. Я прибуду в этот НИИ с частным визитом. Впрочем, Сергей Александрович, как Вам по вкусу наш мед? — сменил тему Владимир.

— Мед? Очень хорош, но, похоже, слегка не выдержан.

— Разумеется. Он урожая этого года. Но в следующий раз я вас проведу в монастырский погреб. Такое попробуете. — Патриарх прищелкнул языком — ни когда не забудете.

— Надеюсь, наша следующая встреча будет более спокойной.

— Всего Вам доброго, Сергей Александрович, Бог с вами — произнес Патриарх, благословляя Никонова крестом.

Сергей покинул обитель в приподнятом настроении. Встреча прошла на редкость удачно: обещание Патриарха не вмешиваться стоило дорого. Церковь была важным фактором внутренней политики в Евразийской федерации, благодаря сильному влиянию на социум, особенно в славянских районах страны. Впрочем, Сергея не покидало чувство, что весь разговор был подготовлен Владимиром, и решение было принято заранее. Хотя трудно сказать, возможно, Никонов ошибался.


предыдущая глава | Собачий вопрос | cледующая глава