home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


6

Стратоплан, мягко приземлившись, коротким пробегом погасил скорость и замер у пассажирского портала. Ленты движущегося тротуара перенесли Никонова через переходы и залы аэропорта на площадь перед зданием. Ашхабад встретил палящим, сухим, раскаленным воздухом. Яркое южное солнце стоящее высоко в зените беспощадно заливало город небесным светом. Казалось, что в колышущемся мареве плавились стены домов, медленно стекая в широкие реки дорожного термопласта. По сравнению с прохладной свежестью аэропорта контраст был разителен. За пару минут до стоянки аэротакси рубашка намокла от пота и липла к телу. Только в салоне флаера, врубив систему микроклимата на полную мощность, Сергей наконец-то почувствовал себя в своей тарелке.

Резиденция Великого Имама Северной Евразии располагалась в живописной горной долине в десяти минутах полета от города. Пока флаер шел на автопилоте, Сергей успел подключиться к инфосети. К этому Времени Николай Петрович уже успел запустить в сеть пакет информации по киносапам. Грамотно, корректно подобранные сведения стали доступны для всего человечества. Институт постарался, выдав практически полный объем сведений по эксперименту. Внимание Сергея привлекли видеоматериалы из цикла «Жизнь киносапа». Кадры со зверюгой, сосредоточенно работающей за комп-модулем, завораживали, производя непередаваемое впечатление ирреальности фантастического романа.

Флаер опустился на окруженную магнолиями площадку перед резиденцией. Здание оказалось дворцом из 1001 ночи. Парящие в небе купола, иглоподобные башни и минареты, узорчатые стены, выложенные затейливым ковровым узором, журчащие ручьи и ажурные беседки у фонтанов. Но, при ближайшем рассмотрении дворец оказался современным зданием с бесшумными лифтами, линией доставки и услужливым «дворецким», управлявшим когортой киберов-домовых. Узнав о цели визита, комп-дворецкий с витиеватой восточной вежливостью пригласил Сергея войти и провел по внутренним покоям с помощью указателей, загоравшихся на стенах и полу, как только посетитель приближался к ним.

Имам Исмагил Ибн Сабирзян встретил Никонова в уютном зале, оформленном в стиле восточных владык. Впрочем, натренированный глаз посетителя заметил персональный комп-модуль, декорированный кедровыми панелями, а ажурный резной столик, притаившийся у стены, явно служил панелью линии доставки.

Невысокий полноватый мужчина в белой чалме поднялся с дивана и радушным жестом пригласил Сергея расположиться напротив, чем тот и не замедлил воспользоваться. Черные живые глаза испытывающе смотрели на визитера из-под густых бровей, резко контрастируя с благообразным округлым лицом, обрамленным аккуратно подстриженной курчавой бородкой.

— Уважаемый Исмагил Ибн Сабирзян! Плохо зная ваши обычаи, я рискую показаться невежливым, но хотелось бы сразу перейти к делу.

— Вы, русские, думаете, что пышное убранство подразумевает такое же витиеватое содержание. Обычай предварять деловой разговор длительной беседой о внуках, погоде, видах на урожай и испорченности нынешних нравов сохранился только в отдаленных кишлаках, где можно, попивая чаек в уютной патриархальной чайхане, управлять полеводческим кибер-комплексом.

— Но это дворец из арабских сказок?

— Все это, — имам широким жестом руки обвел обстановку, — только дань традиции.

— Но действует впечатляюще. Так и ждешь увидеть негров в набедренных повязках с саблями наголо и танцующих гурий.

— А я их иногда приглашаю, для праздников — в Ашхабадском театре есть и то, и другое.

— Вы уже посматривали новости? В сети появилась интересная подборка по биогенным исследованиям.

— О чем Вы? А, какой то южно-уральский НИИ. Мозговитая собака. Смотрел.

— И каково общее впечатление?

— Ужасающе впечатляет. Это что-то невообразимое. Сумасшедше — гениальный эксперимент.

— Это уже не эксперимент. — Голос Сергея звучал жестко. Пора переходить к разведке боем.

— Что Вы хотите сказать? Они вышли из-под контроля? Но если так, почему Вы обращаетесь именно ко мне?

— Ситуация пока под контролем, но угроза исходит от людей, а не киносапов. — Сергей спокойным, слегка усталым успокаивающим голосом, но коротко и ясно изложил суть проблемы. Он утаил только тот факт, что идея «мягкого включения» была принята еще до статьи Сладкова.

— Вы хотите сказать, что работы шли без санкции Госсовета?

— Насколько мне известно, научные исследования проводятся без каких-либо санкций. Тем более КЭТКОН дал свое согласие.

— Задним числом.

«Серьезный противник. Схватывает на лету», — подумал Никонов.

— Как бы то ни было, разумный вид кинос сапиенс существует де-факто. Госсовет будет вынужден принять решение о натурализации. Неважно, произойдет это сейчас или через десять лет.

— Получается, что Вы ставите общество перед свершившимся фактом, и вся Ваша деятельность состоит в том, чтобы заставить нас, я имею в виду все человечество, принять это решение как свое собственное.

— С другой стороны, уничтожение, полная стопроцентная ликвидация вида разумных существ отнюдь не самая лучшая альтернатива навязанному решению. Или у Вас есть другие предложения относительно киносапов?

— Вы спрашиваете лично мое мнение или точку зрения ислама?

— Что скажете Вы?

— Сергей Александрович, если Всевышний допустил этот эксперимент, то уже ничего не поделаешь. Но это все-таки искусственный вид, не несущий в себе божественной идеи, и стоит ли уравнивать богосотворенного человека с его созданием, пусть даже разумным.

— Что Вы предлагаете?

— Поселить их отдельно, обеспечить полностью все потребности, охранять от внешней агрессии, и пусть живут сами по себе.

— То есть создать резервацию. Но киносапы не желают жить в изолированном мирке. Они хотят, именно хотят, делить с человеком его радости и заботы. Не забывайте, что этот вид произошел от собаки и предназначен именно для сотрудничества, совместной работы с человеком. И если они получили разум, то должны получить и права и обязанности разумного члена общества.

— Маловероятно, что они приспособятся.

— Это уже вопрос специалистов: социологов, психологов, коммуникаторов. Тем более, вид существует около тридцати лет. За это время ученые составили психологический портрет киноида. Заключение кинопсихологов положительное.

— Интересно. Вы доказываете возможность сосуществования наших видов. Но сами говорите, что человечество не готово принять киносапов.

— Не готова часть людей. Более сорока процентов имеют высокий уровень социальной устойчивости и коммуникабельности. Тридцать процентов нейтрально резистентны и менее тридцати процентов имеют ксенофобическую реакцию. Но именно они создают негативную обстановку. То есть менее третьей части социума будут противниками содружества с новой расой.

— Так чего же Вы боитесь? Вы же побеждаете простым большинством.

— Времена демократии давно миновали. Верховный Совет принимает решения, ориентируясь не на простое большинство, а на максимально допустимое воздействие на социум. Малая активная группа влияет на общество сильнее пассивного большинства. Тем более при таких реновациях большее влияние играют не сторонники, а противники прогресса.

— Что же именно Вы ждете от нашей беседы? Союз? Но Вам известно, что в исламе имам не имеет сильного влияния на правоверных. Я могу только советовать, давать рекомендации, но не указывать, что именно делать мусульманам.

— Вы сильно принижаете свою роль. Известно, что взгляд, точка зрение религиозного лидера имеют большое значение для верующих. Вы можете вызвать одним своим заявлением серьезное волнение социума, но можете и сгладить возмущения, сбросить давление, не доводя до взрыва.

— Сергей Александрович, у Вас интересные методы вербовки союзников.

— Спасибо за комплимент. Нас вполне устроила бы нейтральная позиция ислама.

— Все в воле Аллаха, и кто мы, чтобы спорить с Всевышним?

— Благодарю Вас. — Никонов понял, что Исмагил не может открыто выступить на стороне проекта, но и не будет выступать против, сохраняя нейтральную позицию. — Разрешите откланяться. С большим удовольствием был бы рад продолжить беседу, но, к великому сожалению, приходится спешить.

— Летите в Ашу?

— Нет, в Новгород. Приходится быть в центре событий.

— Всего Вам доброго, был рад познакомиться с интересным человеком. Дворецкий проводит Вас до стоянки.


предыдущая глава | Собачий вопрос | cледующая глава