home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


15:30

Посол долго смотрел в окно на площадь Согласия, потом повернулся к Мельхиору Джаменти, сидевшему напротив него с папкой на коленях. С самого приезда в Париж посол искал способа избавиться от шефа французского отделения ЦРУ, не потеряв при этом своего места. Его выводило из себя, что этот подлец и алкоголик оказался начальником Бекки.

— Насколько я понимаю, этот Тарик Хамза вернулся в Париж через полтора года после своего исчезновения для того, чтобы позвонить в Лондон?

— Полтора года назад, когда мы его засекли в Париже, ваш предшественник приказал мне больше им не заниматься и оставить его в покое.

— Почему?

В целях предосторожности Мельхиор Джаменти решил прикинуться простачком:

— Вероятно, Вашингтон связался с французскими властями, а те уже сами его посадили. Был выдан международный ордер на его арест.

— В таком случае, как вы объясните звонок с этого телефона?

— Не знаю.

— Что вам рассказали об этом человеке французы?

— Они мне никогда ничего не говорили, а я никогда их не спрашивал.

— Надеюсь, у вас не будет неприятностей в связи с этим делом.

Коннуэй захрустел костяшками пальцев и с сосредоточенным видом уставился на стену за спиной главы французского филиала ЦРУ. Мельхиор прекрасно понимал, что этот человек с радостью воспользуется любой его оплошностью, малейшим промахом, чтобы потребовать его отзыва в Штаты и поставить на его место Бекки.

Посол снова посмотрел в окно на площадь Согласия. Снежинки кружились вокруг обелиска. Коннуэй пытался свалить ответственность хоть на кого-нибудь, раз уж ему не удалось добраться до своего предшественника. Бывший посол, ярый католик и, по слухам, близкий друг главы Белого дома, получил назначение в Москву.

Коннуэй повернулся в кресле и с подозрением посмотрел на Мельхиора:

— Кто ваше контактное лицо во французских службах?

— Пьер Морван, координатор разведки. Он работает на площади Бово, в Министерстве внутренних дел. Морван — первый заместитель Жака Файяра, главы всех французских полицейских служб. Ушлый парень.

— Так это он организовал арест Тарика Хамзы?

— Вполне возможно.

— Что значит «вполне возможно»? Вы что, не знаете точно?

— Мне было приказано забыть об этом деле.

— На вашей работе вообще-то полагается иногда видеть чуть дальше собственного носа. Что вы можете мне рассказать про Морвана?

Мельхиор достал из папки листок бумаги и положил на стол. Коннуэй брезгливо взял его двумя пальцами, словно он был чем-то запачкан. Он не упускал случая продемонстрировать презрение к агентам разведки — американским или любым другим.

Мельхиор глубоко вздохнул:

— Морван всю жизнь проработал в разведке и сделал неплохую карьеру. Он поработал в разных службах, прежде чем возглавить своего рода теневой кабинет, который заведует тем, что французы называют «секретными делами».

— Он не любит американцев?

— Мне так не кажется.

— А деньги он любит?

— Мы никогда не пробовали его завербовать, не говоря о том, чтобы купить. Мы довольно долго его изучали, но компромата так и не нашли. Иногда он ссорится с женой по телефону, однако они хорошая пара. Он настоящий француз и своего рода «серый кардинал», родом из Морвана: забавно, что и фамилия у него — Морван. В Париже начал работать в конце второго президентского срока Франсуа Миттерана. Вообразите, что это за человек. Он неплохо разбирается в закулисных хитростях французской политики. Готов поспорить, что ему многое известно о Тарике Хамзе и его сообщниках.

Коннуэй рассматривал фотографию, прикрепленную к досье.

— Он чем-то напоминает Де Ниро.

— Что мне ему сказать, господин посол?

— Расскажите ему все про сегодняшний телефонный звонок. Попросите усилить охрану посольства. Не хочу, чтобы какой-нибудь араб въехал в здание на грузовике, начиненном взрывчаткой. И пусть как следует охраняют мою резиденцию в Лувесьене.

— Следует ли мне упомянуть имя Тарика Хамзы?

— Сами разбирайтесь, Джаменти. Я не желаю впутываться во Франции ни в никакие истории. Меня здесь не было, когда вы выследили этого террориста. У меня только одно желание: уберечь это учреждение от нападений. И никаких скандалов! «Разруливайте сами», как говорят французы.

— Благодарю вас, господин посол.


Париж | Тайна Синего имама | Лондон, дом Перси Кларенса, 16:00