home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Плотина Женисья, 22:30

Максим Бурдьоль внимательно изучил трещину в стене турбинного зала. Вокруг толпились инженеры из группы технического обслуживания, внимательно следившие за каждым его движением. В десяти метрах над ними из стены сочилась вода и тонкой струйкой стекала на землю.

— Когда это началось? — спросил Бурдьоль.

— Примерно неделю назад, — ответил инженер, ответственный за объект.

Глава фирмы «Бурдьоль и Компания» подошел поближе к стене и потрогал влажную бетонную поверхность. Вот уже двадцать лет его компания занималась строительством и ремонтом глубоководных объектов по всему миру. Бурдьоль повидал на своем веку десятки таких плотин, требующих бетонирования. Конечно, электростанция Женисья была одной из самых старых и далеко не самой красивой.

— За этой стеной — пятьдесят миллионов кубических метров воды, — продолжил инженер.

— А толщина фундамента?

— Сто метров. Сейчас, в разгар зимы, станция работает на полную мощность. Мы не можем позволить себе спустить воду. Было много дождей. Слава богу, теперь пошел снег.

— Думаю, течь метрах в двадцати от дна. Завтра нужно будет все осмотреть. На первый взгляд объект в хорошем состоянии.

— Плотина очень старая…

Максим Бурдьоль почесал голову, оценивая сложность предстоящей работы. Бетонирование щелей в холодной воде, пожалуй, не самая увлекательная профессия, но он любил свое дело.

Он посмотрел на своих сотрудников, выстроившихся в ряд позади окруживших его инженеров из группы технического обслуживания. Его ребята, его гордость! Он сам их нанял и обучил, как и многих других, разъезжавших теперь по всему свету, чтобы строить опоры мостов и плотины в соленой и пресной воде. Завтра на рассвете двое из них спустятся вдоль стены в грязную холодную реку. В зимнее время температура воды в Роне не поднимается выше двух-трех градусов.

— Что вы будете делать?

— Спустимся по стене, с помощью нашей аппаратуры определим ее состояние и впрыснем раствор, чтобы заделать трещины.

— В ледяной воде?

Максим Бурдьоль предложил всем подойти к массивному деревянному столу, который его подчиненные выдвинули на середину зала, напоминающего неф огромного бетонного собора. Достав бутылку «Эвиан», он поставил ее на стол и открутил крышку. Ему подали черный пластиковый мешочек, формой и размером похожий на ливерную колбаску. Надрезав его перочинным ножом, он через воронку высыпал содержимое в бутылку. Тоненькая струйка порошка мгновенно смешалась с водой, окрасив ее в бежевый цвет.

— Похоже на взбитое пюре, не правда ли? Под минимальным давлением я ввел в воду смесь бетона, глины и вулканического пепла. Примерно через двадцать секунд после контакта с жидкостью крупинки начинают впитывать воду и затвердевать. Именно так мы ремонтируем взлетные полосы, поврежденные осколочными бомбами. Затопляем и утрамбовываем поверхность, потом впрыскиваем бурдьолит — разновидность бентонита, который изобрели американцы. Точно так же мы бетонируем находящиеся под водой плоские поверхности, скажем, объекты на военно-морских базах.

Бурдьоль убрал воронку и затянул резинкой порванный пакетик с порошком, еще почти полный. Все сотрудники обступили стол. Бурдьоль взял бутылку и с размаху швырнул ее на пол. Бутылка упала с глухим звуком.

— Можете потрогать, — предложил Максим.

Один из техников наклонился и поднял продолговатый кусок бетона, сохранивший форму бутылки «Эвиан». Остатки растрескавшегося пластика, похожего на старую змеиную кожу, соскользнули на пол.

— Невероятно!

— Не правда ли?

— Хорошо, но что именно вы собираетесь делать в данном случае? — спросил инженер.

Бурдьоль посмотрел на течь в стене:

— Завтра двое из нас в скафандрах спустятся по другой стороне этой стены. Они постараются установить точное расположение трещин и определить скорость протекания. С этой целью они впрыснут краситель: его следы должны проступить на стене с противоположной стороны.

Все взглянули на старую бетонную стену и тут же представили себе толщу ледяной воды по ту сторону преграды.

— Как только у нас будет эта информация, мы установим воронки и под давлением впрыснем в щели воду, смешанную с бурдьолитом. Если все пойдет по плану, трещины будут забетонированы по всей длине. Вы же видели, что произошло с бутылкой!

Однако эксперимент с бутылкой, казалось, не убедил, а только еще больше встревожил инженера.

— А вы не боитесь, что столь мощное вещество вообще разнесет на куски эту старую конструкцию?

Максим Бурдьоль кивнул в знак согласия:

— Совершенно верно, бурдьолит может разрушить бетонную стену, как эту пластиковую бутылку. Поэтому перед началом работ мы проведем исследование и определим состояние бетона. Потом введем минимальную дозу бурдьолита, которая затвердеет в нескольких сантиметрах от внутренней поверхности. Затем постепенно будем впрыскивать новые порции раствора. Будьте спокойны, мы не собираемся доводить вашу электростанцию до инфаркта!

У Бурдьоля зазвонил мобильный.

— Привет, Смаин, ну как ты?

— Совсем разболелся, не могу встать с постели. Врач говорит, что мне нельзя выходить. Я просто в отчаянии. Мне так хотелось поработать в Женисья. Я отправил вам машину с шестью тоннами бурдьолита.

— Я видел. Не переживай, мы справимся. Тебе надо отдыхать.

Раздосадованный Бурдьоль отсоединился. Смаин Лагаш был одним из лучших его инженеров, но в последнее время ему нездоровилось. К тому же его что-то тревожило. Из веселого гуляки, каким он был когда-то, Смаин превратился в аскета. Бурдьоль положил телефон в футляр и повернулся к аудитории:

— Может, перекусим, прежде чем браться за починку?

Все согласились, что это отличная идея.


Париж, Северный вокзал, 22:00 | Тайна Синего имама | Лес Женисья, 23:00