home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Дан

Как же хочется спать! Но вместо этого лежу на койке, пялюсь в потолок и слушаю музыку, переваривая события этого сумасшедшего дня. И не надо так удивляться – да, именно музыку. Нет, я ничего не употреблял, свой мп3 я берег до лучших времен, короче, воздерживался, как мог. Причем во всех смыслах. Ни разу к наушникам не прикоснулся, как бы хреново не было, а сегодня вот сорвался – и фиг с ней, с батарейкой. Сил моих больше нету, точнее, нервов. Сначала боялся, потом беспокоился, теперь переживаю. И за кого? За единственную бабушку, которой теперь лет двадцать, на вид и на ощупь.

Весь день меня трясло от беспокойства о ней. Потом, когда понял, что случилось, вроде отпустило, но моя старушка, то есть уже не совсем старушка, жить спокойно не умеет. Она додумалась взять пленного, и нет бы простого человеческого «языка», хотя где их возьмешь в деревне оборотней. Нет, мы легких путей не ищем, нам подавай огромного злого серого волка, жителя местного. А все почему? Потому что бедный песик не рассчитал децибелы и слишком громко выл после одиннадцати. А у нее мигрень. И участковому нервы не потреплешь на тему «Сходи, сынок, успокой иродов».

А сейчас она опять заперлась в комнате с вампиром. Этот Рояль парень довольно странный, меня опасается. Я же не совсем дурак, могу понять, когда со мной как с гранатой без чеки обращаются. Хотя, может, и странно так говорить о существе, которое мною питается, кровушку мою он потягивает, как одуревший от голода комар. В принципе, он и вправду кровососущее… э… Вампир, одним словом. Как одна знакомая девица, помешанная на «Сумерках» и прочей гадости, удивится печальной правде жизни.

А вот мою бабулю он прямо-таки почитает. Только сейчас понял, что раньше вампир на мою любимую родственницу смотрел с уважением и любопытством, а еще с хитрецой, типа темная лошадка. А сейчас этот конь на нее слюнями капает! Когда думает, что я не вижу. И Гирин этот… Чего он вдруг вообще об этом заговорил? Олушу вроде не до того, он постоянно о чем-то думает и пытается управлять вконец распаявшейся командой. Эльф вроде тоже на бабулю не заглядывается, смотрит слегка удивленно, ну и с уважением, чего уж там. Это чудо остроухое вообще около меня в последнее время часто крутится. После того как нас бабуля разбудила, эльф меня полдня избегал, пока бабуле плохо не стало. Потом я не соображал и не до того было, а когда все утряслось и оборотни успокоились, он ко мне подходит со своими большими ушами и смотрит своими большими глазами. Жалостно так.

– Мне одному страшно. Можно я с тобой сегодня посплю? – И ресничками так хлоп-хлоп. Ну чистый ребенок.

Нет, блин, нельзя, а то вдруг бабуля еще что удумает. Вот если бы Ангра так напрашивалась… Но она по указке гнома барьеры по периметру устанавливает, на пару с Гирином. Хотя я зря парюсь по этому поводу, после сегодняшних событий и впечатлений не до романтического настроя.

В общем, Леля я уложил в соседней комнате. Такие разочарованные глаза я видел только у гаишника (или как они там сейчас называются?), когда он тормознул тачку друга, где находился и я. После получасового осмотра машины я узрел вселенское разочарование в глазах и муку в голосе при вопросе: «Что ж вы за люди такие? Восьмое марта завтра… и теща». Друг почему-то вытащил стольник и молча протянул работнику полосатого жезла.

Сам же отправился к Олушу, стоило проверить, как он там.

Гном сидел на полу, подпирая стенку, не выпуская из рук какую-то жердь. Выглядел он сиротливо и несчастно, не повезло мужику. В отличие от гнома, пойманный оборотень дрых без задних ног в другом конце помещения.

– Может, тебя сменить? – предлагаю я.

Олуш вздрогнул.

– У вампира научился бесшумно подкрадываться? – проворчал он.

– Не хотел тебя напугать, – присел я рядом.

– Мальчишка, – скривился он.

– И все же, я думаю, тебе стоит отдохнуть, оборотни больше не нападут.

– Не могу я уснуть, – грустно вздохнул Олуш. – Как глаза закрою, так все оборотни да вампиры мерещатся. Я темных не люблю, как раз из-за таких вот случаев.

– А чего ж тогда в послы пошел? – удивился я.

– Выбора не было. Я ведь давно в политике, да только старею, сдал сильно, вот и решили меня подвинуть. Думали, если из столицы на время уберут, то влияния лишат. Правильно думали. Этот дипломатический визит – чистая фикция. Светлый Император и Темный Властелин уже давно друг с другом обо всем договорились, мы же нужны для официоза. Чтобы народ о союзе узнал. И команду-то подобрали исключительно бестолковую. А мне нельзя позиций сдавать, у меня дочки! Пять девиц на выданье. Ты хоть представляешь, что такое пять незамужних дочерей? – спросил он с мукой в голосе. – Я на одних носовых платках разоряюсь каждый день. Вот и приходится соглашаться на любое рискованное дело, лишь бы поста не лишиться.

Ни фига он настрогал! Это ж как надо собственную жену любить! Активно.

– И ни одного пацана в семье? – уточняю.

– Кого? – не понял меня гном.

– Парня.

– Есть, – гордо улыбается счастливый отец, – Шамыш. Только маленький он еще. Пока выучится, пока на ноги встанет, не одна полусотня лет пройдет.

Я присвистнул. На что отреагировал связанный волчара – не просыпаясь, дернул хвостом.

– Может, дело свое откроешь? – предлагаю альтернативу.

– У гномов семейное дело из поколения в поколение переходит. Только сироты на государственную службу идут, – горько вздохнул мой собеседник.

Тяжелая у мужика жизнь была, однако. А дядька-то стойкий. Я пораскинул мозгами: чем может заниматься гном, имеющий связи в политических кругах, недругов и кучу детей? Думаю, про взятки здесь и без меня слышали. Бизнес нужен такой, в котором конкуренция будет нулевая.

– Олуш, ты что-нибудь про туризм слышал? – заговорщицки подмигиваю.

А потом часа два мы с ним прикидывали и развивали идею туристического бизнеса, адаптированного к местным обычаям. Была бы воля гнома, он бы меня всю ночь мурыжил, но хорошего понемножку. Вот и отправился я в свою комнату музыку слушать. А потом увлекся воспоминаниями и не заметил, как уснул.


Разбудил меня шикарный запах. Еда. Подскакиваю с кровати и несусь на кухню, такие запахи может источать только приготовленное бабушкой жаркое. Запах готовящейся пищи разбудил не только меня. Иду я, значит, бодрым шагом и встречаю по пути зомби, то есть всю честную команду с закрытыми глазами и вытянутыми руками, а в руках у народа пустые тарелки, и сами они столпились перед закрытой дверью.

– Чего стоим, кого ждем? – бодро интересуюсь.

– Пахнет, – грустно вздыхает Гирин.

– Еда, – смотрит жалобно Олуш.

– Кушать хочется, – сглатывает слюну Рой.

– А ты с сегодняшнего дня на диете, – решил я обрадовать вампира.

На меня взглянули исподлобья.

– Ирва, ну сколько нам еще ждать? – подает голос гном.

– Руки помыли? – слышу приглушенный голос родной старушки, то есть уже не старушки.

– Помыли, – отвечает нестройный хор.

– А уши?

– Да.

– А зубы почистили?

– Да!

– И не надо голос повышать, я вас прекрасно слышу, – ворчит она.

– Бабуль, ты чего закрылась? – подал и я голос.

– Данюша? Чего ж раньше молчали? – удивилась бабуля. – Во дворе стол стоит, сейчас накрою, а дверь закрыла, чтобы не ломились тут всякие.

Чувствую, ждет меня вкуснейший завтрак, моя бабуля готовит так, что повара в именитых ресторанах нервно давятся слюной в сторонке.

Надо бы успеть место занять, а то, смотрю, охочих до еды достаточно. Налетят саранчой, и не видать мне бабушкиных блинов.

Стоп. Моя бабуля готовит? Она же из принципа в гостях к плите не подходит, только дома. То есть готовит исключительно на своей территории, а на чужой ее ни за какие деньги не заставишь. Даже на празднике у подруг она к кухне не подходит. Неужто освоиться решила?

Мы дружно двинули на улицу. Защитные заклинания Гирин на пару с Ангрой сняли быстро, а вот связанного по рукам и ногам волка мы обнаружили не сразу. Точнее, вообще не обнаружили, вместо этого туда-сюда носился неизвестный мне мужик. Бегал он тихо, молча моргал своими грустными глазами и смотрел на нас так, как будто мы ему денег должны. Мужик был не старше сорока на вид, мощен и волосат. Только сейчас понимаю, что дядька без рубашки ходит, сверкая волосатой грудью.

– Ой! – слышу вскрик эльфа.

Его большие глаза так и шарили по телу дядьки. В этот момент к Лелю подскочил гном и закрыл ему глаза руками.

– Не подобает вам смотреть на непотребства, – буркнул он.

Вообще смотрится забавно: широкий, низкорослый гном большущими ручищами елозит по лицу хрупкого пацаненка. Странные они, эти нелюди. Или у них тут с половым воспитанием проблемы? Тогда бабуля им в помощь.

Так вот о еде. Вышли мы на улицу – и обомлели. Воздух свежий, еще не жарко, так как на горизонте только одно солнце, второе появляется в полдень, ласковые лучи играют в траве. Четыре стола стоят во дворе, плотно приставленные друг к другу, образуя одну сплошную широкую прямую. И когда бабуля успела это организовать?

От стола к столу мечется наш пленный.

– Староста, – кивнул Олуш.

– Что-то молод он для такой должности, – бурчу я.

– Вожак он, у оборотней все не так, как у людей, – смотрит хмуро Гирин.

Спрашивается, чего мы такие недовольные?

Так за невидимой чертой стоит вся деревня и внимательно за нами наблюдает, как бы не подавиться нам под их взглядами.

– Чего встали? – слышу голос любимой родственницы за спиной.

Оборачиваюсь. Ну да, не изменилась. Где мои любимые морщинки вокруг глаз? Не спорю, и так неплохо, но все же непривычно. Еще непривычнее видеть ее в деревенской юбке до полу, в просторной льняной рубахе, красной косынке и фартуке. Где ее деловые костюмы, которые я так любил резать ножницами в детстве? Где ее стильные очки, которые она использовала вместо ободка? А этот вырез… Там же все видно!

– Ба, ты бы хоть прикрылась, – хмурюсь я. – Ты уже не в том возрасте, чтобы такие откровенные наряды носить.

– Не смей бабушке указывать. – От подзатыльника я опять же увернулся.

– Бабуль, детей по голове бить вредно, сотрясение мозга будет.

Да, это моя бабушка, аж от сердца отлегло.

– Было бы чему сотрясаться, ты мне до сих пор неправильные глаголы не сдал, а все туда же, в гении просишься, – стянула она полотенце с плеча.

Предчувствуя недоброе, я отпрыгнул подальше. Вот это мое обычное утро, хорошо-то как.

– Ба, просто здесь нравы дикие, а ты у меня такая красивая. Переживаю я.

– Спасибо, Данюша, садись за стол, – расцвела она. – Сейчас накроем. Эй, Шарик, неси из кухни котел с первым!

С удивлением я понял, что она обращается к вожаку и по совместительству старосте этой деревни.

– Бабуль, за что ты его Шариком-то нарекла? – тихо спрашиваю я.

– Потому что Полиграф Полиграфович он не выговаривает, – деловито заявила она.

– При чем тут герой булгаковской повести? – опешил я.

– Ну как же? Он человек с собачьим сердцем, то есть с волчьим, – открыто смотрит она на меня.

В такие моменты я оставляю попытки понять родную бабушку.

– Бабуль, но наверняка у него есть нормальное имя, – пытаюсь намекнуть.

– Ты местные выверты речи слышал? – возмущается моя родственница. – Где ты встречал здесь нормальные имена?

– А он точно согласен? – киваю в сторону старосты, который тащил огромный котел.

– После того как я его накормила, он был готов на все, даже замуж звал, но ты же знаешь, я всегда была против собак в городской квартире, – успокоила меня бабушка.

До столов я дошел почти спокойно, а потом просто не заметил, как начал биться головой о столешницу.

– С тобой все в порядке? Чего смеешься? – интересуется Гирин.

– Да вот гадаю, что дальше будет, переживет ваш мир наше пришествие или зря моя бабуля по вечерам в World of Tanks играет? – вытираю я выступившие слезы.

– Ничего не понял, но происходящее мне не нравится, – шепчет маг, кивая в сторону толпы.

– Привыкай, брат, – похлопал его по плечу. – Нам с вами еще долгий путь предстоит.

– Что-то я этому уже не рад, – буркнул он.

Тем временем еда все прибывала, и чего тут только не было. Она что, вообще сегодня не спала? Вот когда успела пирожки с капустой состряпать? Я понимаю – блины, у нее это дело пяти минут. А где она столько мяса нашла?! Чует мое сердце, обеднели приютившие нас хозяева на большое количество продуктов. Куда столько еды? И коронный борщ, а вот и мое любимое жаркое, пахнет-то как. Кажется, там кто-то пристально за нами наблюдал? Надеюсь, они не подавятся слюной.

Бабуля порхала рядом, ее яркие глаза сверкали задором, улыбка не сходила с помолодевшего лица. И вдруг она разворачивается к толпе деревенских, хмуро сверлящих нас взглядом.

– Шарик, чего ж твои друзья стоят, как неродные? – вопрошает она ласково.

– Ирва, так не пройдут они без моего дозволения, – отвечает оборотень, преданно заглядывая ей в глаза.

Что она с мужиком сделала? Он же ручной совсем! А главное, когда успела?

– Рой, – обращаюсь к вампиру, что сидит по диагонали от меня, – ты знаешь, что она задумала?

– Сие мне неведомо. – Он настолько искренне расстроен, что я не стал сомневаться в его словах.

– А когда это началось-то? – задаю наводящий вопрос.

– Сначала все было хорошо, мы разговаривали. А потом она пошла к оборотню. Светлые к тому времени уже крепко спали. Меня она тоже отправила восвояси, сказала, что доверяет мне, как Мюллер Штирлицу, а потому не желает повторять чужих ошибок. Что она имела в виду? – интересуется у меня вампир под личиной человека.

– Лучше тебе не знать, – тихо ответил я.

Разговор с вампиром поглотил все мое внимание, и я не заметил, как к нашим четырем столам прибавилось еще немереное количество мебели. Суетились женщины, расставляя неизвестно откуда взявшиеся кушанья. Домашняя колбаса, сыр… Сало!!!О да, Боже, ты существуешь! С чесночком, потрясающе. А то я было начал разочаровываться в этом мире. В общем, различные мясные изделия перемежались со свежими овощами и солениями, а вот и спиртное в кувшинах появилось. У светлой команды полезли глаза на лоб, они явно не понимали происходящего, как, в принципе, и я.

Тем временем бабуля рассадила светлых по всей длине столов, перемежая их оборотнями. Рядом с Роем образовалось свободное место, так как светлых не осталось, а оборотни, находясь поблизости, неудержимо чихали. Бабушке пришлось сделать рокировку и усадить рядом с ним дриаду и эльфа.

Их лица надо было видеть. Спасибо, бабуль, ты вернула мне хорошее расположение духа, у Ангры сегодня было шикарное декольте, и сидела она напротив меня. Эльф, правда, все примерялся на ее место, но я с ним быстро справился.

В общем, как-то незаметно и очень быстро организовалось всеобщее застолье. Не стоит думать, что все шло гладко, были и те оборотни, которые обаянию моей бабули не поддавались, и тогда брал слово их вожак, Шарик… тьфу, кто он там по имени? Быстро успокаивал шибко говорливых.

А ведь сейчас только утро, боюсь представить, что будет к концу дня.

Сначала застолье шло чинно. Вожак, староста по совместительству, объявил причину столь неожиданного праздника, ею оказались мы.

– Так выпьем же за дорогих гостей и замечательную женщину, радушно разделившую с нами пищу! – поднялся староста, держа стакан с чем-то мутным в руке.

Подозреваю, самогон не только в нашем мире варить умеют.

– Шарик, ты так добр. – Оказывается, моя бабуля умеет краснеть. Шарик тем временем счастливо улыбался моей бабушке.

Меня передернуло.

– Бабуля, ты чего устроила? – обратился я к ней, благо сидел недалеко.

Она вместе с оборотнем возглавляла пиршество.

– Внук, не переживай, мне просто очень нужна помощь этих милых людей, а ничто так не сближает, как старое доброе застолье, особенно в деревне.

– Как знаешь, – бессильно пожал я плечами, беря графин и наливая жидкость в стакан.

– Внук, я тебя чему учила? – вдруг зашипела она.

– Чему? – не понял я.

– Тому, что пить с утра – дурной тон, – продолжает шипеть любимая родственница.

Нет, нормально, а?

– И не сопи, лучше кушай, – шикнула она и отвлеклась на своего Шарика.

Постепенно застолье переросло в более раскованную попойку.

– Ирва, ты нас прости, – лапал мою бабушку за плечи Шарик. – Ну не знаю я, что на нас нашло, ну прям рассудок помутился! В первый раз такое!

– Ничего страшного, вы же не хотели ничего плохого, а то, что я не выспалась, так не впервой же.

– Чесслово, не хотели мы тебе мешать, – искренне заверял бабулю мужик.

– С кем не бывает, – сердечно отвечала моя родственница. – Никто не пострадал, и хорошо! Вы же на самом деле не хотели внучка моего загрызть, хоть и порывались.

Что?!

– Будто демоны морок наслали, ничего не разумели, и стая моя вся извелась. Извелись ведь?! – грозно вопрошал староста, обращаясь к стае.

– А как же! – отвечал дружный возглас.

– Да говорю же, все в порядке, – хлопает бабуля мужика по плечу. – Вы ж не от хорошей жизни бесчинство с нами чуть не сотворили. Дай наливочки долью.

Я же вроде не пил. Тогда с чего вдруг мне поплохело? Уже и грудь дриады радовать перестала. И это в мои-то годы!

– Хорошая ты баба, Ирва! – Кажется, Шарику уже хорошо. – Откуда ты такая?

– Издалека, мой друг, с другого краю Темных Земель. Совсем налоги достали, вот и пошла я за другой долей. – МХАТ в лице бабули потерял великую актрису.

– И у вас эти черви зверствуют? – душевно возмутился оборотень.

– И не говори! Сил больше нет, – всплеснула она руками. – Неужто и вы страдаете?

Вот тут и началось самое невероятное. Более-менее спокойное застолье переросло в политическую стачку. Оказалось, властями недовольны почти все: и налоги постоянно растут, и оборотней везде притесняют, и расселяют их, бедняжек, все по равнинам, в то время как широкая волчья душа требует лесных просторов, а то и щенкам порезвиться негде. И никто бедных оборотней не понимает, заставляют хищников заниматься земледелием, в то время как они большие любители охоты.

– А на равнине какая охота? – возмущался староста.

– И не говори, – поддакивала бабуля.

Возмущение среди оборотней продолжало бурлить и нарастать, а вскоре я услышал то, что заставило меня подавиться.

– Товарищи! – Когда бабуля успела взобраться на лавку? – Сколько можно это терпеть? Несправедливость и гнет властей убивают наш вольный дух! Даешь оборотню лес!

– Да! – орали мужики.

– Даешь свободную охоту в девственных лесах!

Пытаюсь выбраться из-за стола, но меня кто-то удерживает за руку. Оборачиваюсь.

Вампир смотрит на меня ошалелыми глазами.

– Зароем высокие налоги!

– Закопаем! – вторила ей подвыпившая толпа.

– А что тебе с того? – подала голос одна из женщин.

– Молчи, дура! Лучше послушай, что умные люди говорят, – шикнул на нее какой-то оборотень.

– Не брани ее, – великодушно склоняет голову бабуля. – Видимо, не испытала она горя женского, когда детки твои не знают свободы, когда мужик мается от томления в неволе. А коли мужик мается, а баба его поделать ничего не может, мужик пить начинает. Страшные дела творятся, уж я-то знаю, от горя тяжкого я со светлыми связалась.

Народ притих.

– Нету счастья в Темных Землях, не заботит Властелина судьба наша простая, его все больше дроу, жена молодая, да интриги придворные занимают. Я так разумею, коли правишь, то о народе в первую очередь думать обязан.

– Правильно говоришь! – крикнул кто-то.

– Его понять можно, он наших страданий не знает, у него жена одна на уме. И благо хоть девка путевая была, а то ведь дочка Светлого Императора!

– Точно! – взревела мужская половина.

– Товарищи, с этим надо что-то делать! – проникновенно возвестила бабуля.

– И что ты предлагаешь? – спросил кто-то.

– Надо Властелину о горестях наших поведать.

– Да нас и на лигу к замку не подпустят! – возмущается очередной индивид.

– Правильно, поэтому нужно сделать так, чтобы о нас узнали и захотели поговорить.

– И как это сделать?

– Легко, товарищи! Светлые, с которыми я путешествую, на самом деле парламентеры от Светлого Императора, прибыли для заключения союза между землями. Но зажравшиеся советники не хотят союза! Маг делегатов в казематы упек, чтобы Властелин наш со светлыми послами не встретился, им подавай войну. Они, значит, будут карманы золотом набивать, а наш брат за них будет жизнь отдавать?! И повелитель наш об этом произволе не узнает!

– Не бывать такому!

Смотрю на светлых, ребята пытаются медленно сползти под стол.

– А я так и сказала, мол, не позволит честной народ несправедливости твориться! Коли наши советники да маги зла правителю желают, мы сами страну спасем и Властелина порадуем!

– Это как же? – раздался вполне разумный вопрос.

– Мы пойдем к Светлому Императору и сами с ним союз заключим.

– Да кто нам даст-то? – не верил народ.

– А мы заставим, все честь по чести объясним, он поймет, он же Светлый. А потом, глядишь, и Темный Властелин нам за подвиги наши лесок выделит.

Святой модератор, что она творит?

– Как же так, прям все и пойдем? – удивилась одна из женщин.

– Нет, конечно, дома оставлять нельзя. Выделим мужиков, да покрепче, дабы аргументы весомее были, и двинем на Светлые Земли, я уже и с другими нашими собратьями договориться успела.

– Это с кем же?

– Да с троллями, – махнула бабуля рукой. – И даже парочка дроу согласилась.

На нее посмотрели с немым восхищением. Насколько я понял из уроков Роя, тролли считаются теми еще прохвостами и упрямцами, а дроу невероятно высокомерны.

Я благоразумно помалкиваю, дабы не привлекать ненужного внимания. Бабуле я доверяю порой больше, чем себе, но иногда мне просто страшно.


Ирва

Политагитация неслась полным ходом, народ на удивление легко шел на контакт. Я вошла в раж и чересчур увлеклась.

Еще ночью, когда узнала о глобальной проблеме, я придумала план. Осталось воплотить его в жизнь. Первым делом я решила начать с оборотней, раз уж мы у них в гостях оказались. Быстренько отправила спать Роя, а сама направилась на кухню.

Всю ночь работала как проклятая, полностью разорила кладовую хозяев. Надеюсь, они мне простят сие своеволие, если что, денег оставим.

В процессе готовки услышала жалобный скулеж. Развязала оборотня, накормила его котлетами. А когда на рассвете он обернулся в крупного мужчину с широким лицом, опять кормить пришлось. Он оделся, после чего мы долго разговаривали. Имя его я так и не запомнила, назвала Шариком, ему понравилось. Выразила недовольство поведением стаи и его самого в частности, послушала про их тяжкое житье-бытье, добавила еще кое-что, и мужик искренне проникся. Сказала, что хотела бы со стаей подружиться, а то нехорошо как-то вышло, и получила верного союзника.

То, что я недавно выглядела немного иначе, никто, кроме старосты, не знал. Тем, кто спрашивал о старой женщине, которая прибыла с необычной компанией, я отвечала, что моя бабушка отправилась вместе с деревенским мужиком на телеге дальше по своим делам. А я чуть задержалась, потому совсем недавно друзей нагнала.

В общем, в ходе активной агитации и пропаганды в моих рядах прибывало. Еще чуть-чуть, и мне выделят необходимое количество сопровождающих.

Но не судьба мне было спокойно завершить сегодняшний день. После полудня, ближе к вечеру, оборотни насторожились.

– Конные скачут, – загалдела ребятня. Слух местных жителей вызвал во мне невольное уважение.

– Лель, сходи к кухонному навесу за домом, на печи сковорода с голубцами, вот голубцы и неси, – посмотрела я на девочку.

А какую она рожицу скорчила, любо-дорого поглядеть. Я, конечно, понимаю, что не барское это дело – ручки натруждать, но пора уже взрослеть и к тяжелой бабьей доле приобщаться.

Откормить бы Лель, а то Дан никогда на нее свой благосклонный взгляд не обратит. Между тем эльфийка его так и пожирала глазами, мне временами как-то боязно за внука становится. Я видела нежелание подчиняться на ее лице, но брошенный мельком взгляд на внука сделал свое дело, и эльфийка отправилась выполнять мое распоряжение. Уж больно к внучку моему неравнодушна, да и уважение к сединам в нее было вбито крепко-накрепко. Впрочем, девочка хоть и излишне горда, глобальным высокомерием не страдает. Сообразительна, но пуглива, как тот заяц. Скорее всего, еще и по этой причине она не пытается мне перечить, как, например, та же дриада. Ну, с Ангрой и так все понятно, девочка она недалекая, поэтому и молчать не умеет.

К тому времени я уже слезла с широкой лавки и теперь тихо-мирно развивала тему дальше. Добровольцев мы уже выбрали, осталось сойтись во мнении, когда им выдвигаться и что с собой в путь брать.

Между тем вернулась Лель, притащив с собой сковородку. И почему я не удивлена?

– Мой юный друг, я просила принести голубцы, сковороду могла бы и оставить. Но я приятно поражена тем, что ты знаешь, как выглядит сия полезная в обиходе вещь.

– Мне женщины подсказали, – покраснела эльфочка.

Тут я услышала хихиканье зеленокожей дриады.

– Деточка, не тебе веселиться, ты сегодня посуду моешь.

Сделала гадость – на сердце радость, думала я, глядя на перекошенное лицо Ангры. Ой, какие мы злые. Странно, сегодня она острее реагирует на мои замечания. Пожалуй, стоит за ней присмотреть.

Но хватит в облаках летать, у меня тут ребенок надрывается. Сковородочка-то большая, чай, не наш Тефаль производства Китай. Это огромная чугунная посудина, с отдельным прихватом из металла и дерева, такие только в старину делали. Весу в ней было, как в современной микроволновке. Плюс голубцы.

В общем, только я отобрала у ребенка сковороду и выложила злосчастные голубцы, как появились они. В черных одеждах, с закрытыми лицами, на огромных лошадях. Нет, не татары.

– Во имя Темного Властелина, выдайте нам преступников! – возвестил один из вновь прибывших.

Мне сделалось дурно, но не зря по молодости картишками баловалась, блефовала я виртуозно.

– Это о ком же вы говорите, господа хорошие? – подхожу ближе к незваным гостям.

– Старуху человеческую да парня внешности темной, – вещали гости.

– Здесь полдеревни под описание подходит, касатик, – широко улыбаюсь я.

– А ты, девка, смотрю, шибко разговорчивая! – Не понравилась я закутанному в черное одеяние гостю.

– А ты, милок, шибко мудреный. Скажи точно, кого ищешь, и мы посмотрим, что можно сделать.

Что-то руки затекли. Точно, я же сковороду еще не поставила.

Один из гостей спрыгнул на землю.

– Что празднуете? – без перехода поинтересовался он.

– А разве добрым людям нужен повод, чтобы праздник организовать? – удивилась я. – А вы, собственно, кем будете, молодой человек?

Меня не услышали и направились прямиком к столу.

Я заметила, как напряглись оборотни. Светлые, побледнев лицом, попытались слиться с окружающей средой. И кто такой весь интересный посетил наш скромный праздник? Неужто соседняя деревня вызвала местный аналог участкового? Да мы вроде не так громко шумели.

– Значит, вы утверждаете, что не встречали странного вида старуху и молодого паренька лет восемнадцати с темными волосами, черными глазами и странным поведением? – все допытывался незваный гость. Мне интересно, почему у меня вид должен быть обязательно странным?

Точно из органов. И, судя по манере держаться, это не участковый, уж скорее КГБ, то есть ФСБ по-современному. А если сразу прокуратура?

– Утверждаем, – кивнула я, пока местные не пришли в себя, а то вспомнят чего не вовремя.

– Молчи, девка, – шикнул на меня представитель власти.

– Ты мне тут поговори, – возмутилась я. Тоже мне шовинист! И так он мне зятя напомнил, что захотелось съездить по наглой голове уже полюбившейся сковородкой.

– Кто родственник этой женщины? – возмущенно ткнули в меня пальцем. Его спутники, до этого спокойно сидящие в своих седлах, мягко спрыгнули на землю.

– Ну я, – поднялся из-за стола внук.

– Что понадобилось тайной службе Властелина в обычной деревне оборотней? – отмер Шарик, вожака включил.

Я уже успела наслушаться от него, что тайная служба сейчас не в почете, мол, работают плохо, и вообще оборотни с этим делом справились бы лучше.

– Ты прекрасно слышал, – бросил гость холодный взгляд в сторону старосты, – за укрывательство преступников наказание – переселение на рудники.

– Перед тобой вся деревня, здесь, как ты видишь, нет искомых тобой.

– А что же это за юнец? – И все внимание окружающих досталось моему внуку.

– Он с нами! – подскочила Лель.

Перехвалила я ее. Сильно перехвалила.

– Светлые?! – воскликнули хором незваные гости.

Я прямо-таки воочию увидела шевеление их извилин. Ой, нехорошо. Уж не знаю, что там надумали прибывшие, но выражение их лиц мне не понравилось.

Быстро оценив обстановку и поняв всю безвыходность ситуации, приняла единственно верное решение. Я таки опустила уже любимую сковороду на голову так разозлившего меня хама из органов.

– Товарищи, да что же это делается, совсем чиновники обнаглели, уже своих прихвостней на честных людей натравливают! – заголосила я. Подумав, добавила: – Наших бьют!

И понеслась! Не ожидала я столь резких действий, но оборотни все как один обернулись, детки их малые кто куда разбежались, птицы и те умолкли. Столы быстро опрокинули и спрятали за ними светлых. Представители тайной службы оказались магами, и весьма неплохими, в чем я убедилась на собственной шкуре – на меня, как на агрессора, накинулись сразу все. Незваные гости запустили в меня какими-то светящимися шариками вперемешку со странными сгустками синего и зеленого тумана. В этот момент слышу дикий рык внука и вскрик эльфийки. Со стороны окопавшихся светлых в меня тоже понеслись заклинания. Рой бросился в мою сторону в попытке прикрыть меня собой, от внука отделилась черная волна и двинулась ко мне.

В общем, несется в меня вся эта магия, и я понимаю, что это конец, – я меж двух огней и деваться мне некуда. Мысли пролетают в моем мозгу за доли секунды. Инстинктивно поднимаю сковородку в попытке защититься, прикрываю ею голову, пригибаясь к земле. Сама не поняла, как это получилось, но именно сковородка приняла на себя все удары. Как ни странно, но заклинания гостей и наших светлых спутников долетели до меня одновременно.

Сначала была вспышка, потом сковорода засияла золотом, затем резко почернела, а под конец приняла серебристый оттенок. Прихват вплавился в несчастную утварь. Сковорода заметно полегчала, а в мою руку будто впился разряд, обжигая кожу. Почувствовала себя электриком, который по дурости схватился за оголенные провода. Отпустить сил нет, а заземления не предвидится, вот и трясет меня. Благо дым не валит.

Повисла гробовая тишина.

Осторожно открываю один глаз. Абсолютно не воняя, в воздухе витает черный с сиреневым отливом дым. Сиреневым. Отливом. Когда я успела головой удариться? Краем глаза замечаю напряженные взгляды, устремленные в мою сторону. С чего вдруг?

– Бабуль, жива? – хрипло спрашивает внук.

– Кажется… – Голос непривычно низкий.

– Кто?! – очнулся вдруг вырубленный мной представитель тайной службы.

– А я сказала – тихий час! – Я не удержалась и вновь огрела его по голове. Я не буйная, просто перенервничала.

На этот раз с ним произошло что-то странное. Сначала его тряхнуло, а потом ударило молнией.

– Какая прелесть, – растерялась я.

– Ведьма! – заорали спутники поверженного мной незваного гостя.

Кто-то из них вновь бросил в меня странный светящийся шарик, но тут я не растерялась и приняла его на сковородку. Шарик срикошетил в своего владельца.

– Чего встали? – слышу рык внука. – Фас!

– Долой произвол силовых структур! – подбадриваю я народ.

– Мочи тайную службу! – переводит внук.

Оборотни ринулись в атаку, их прикрывал Гирин. Под руководством Олуша Ангра обеспечивала защитные барьеры, Лель своей эльфийской магией призывала силы природы, и движение наших противников заметно сковала выросшая за мгновение трава неизвестного вида. Я с удивлением обнаружила, что при должной сноровке могу вполне спокойно отражать с помощью своего кухонного оружия магические атаки противника. Это как игра в теннис, я последние года три с подругами увлеклась этим популярным видом спорта. Чего уж скрывать, даже я подвержена влияниям моды.

Внук с детским восторгом на лице избивал одного из врагов. Этому я мальчика не учила, наверное, гены взыграли.

Через некоторое время все было кончено.


Темный Властелин

Темный Властелин был в бешенстве. Отправленная на поиск команда пропала без вести. Он переправил их самым коротким путем, который только возможен в данной ситуации, потратил уйму сил, он дал им все полномочия, – и они исчезли. Их даже зеркало не видит!

А спустя сутки пришло сообщение о новых разрушениях. В городе неподалеку от деревни оборотней взорвалась арка перехода, единственная в той округе. Ее восстановление влетит казне в кругленькую сумму, за что жена непременно плешь проест. Очевидцы утверждают, что виновата в этом необычная компания во главе со странного вида женщиной. Властелин нутром чуял, что это дело рук тещи.

Такими темпами она уничтожит его государство за несколько месяцев! За неделю пребывания в его владениях она уже успела разрушить его дворец, башню в столице, арку перехода в одном из городов. А дальше что?

Ситуация явно выходила из-под контроля. И словно в насмешку, от демонов пришли нерадостные вести. Только у него появился шанс тайком избавиться от тещи – и такой крах. Хорошо хоть жену успел отправить куда подальше.

– Властелин, – вбегает в кабинет мучнисто-белый слуга. – Т-там… Д-демоны!

И не успел Темный Властелин что-либо предпринять, как дверь распахнулась шире и в кабинет спокойным шагом прошел Повелитель демонов.

– У тебя уютно, – улыбнулся Повелитель демонов.

Выглядела его улыбка внушительно, но Властелину была безразлична опасность, исходящая от Повелителя демонов. Его не интересовало, как главный демон попал в его не до конца восстановленный дворец, не интересовали и причины прибытия столь важной персоны.

Темный Властелин сейчас думал, как найти и обезвредить тещу!

– Азар! – окликнул Властелина Повелитель демонов. Он был спокоен, его взгляд излучал, казалось, саму тьму.

– Шасгарезар, – посмотрел на демона Властелин. Впервые они обратились друг к другу по имени, – старые враги, участники еще не начавшейся войны.

Повелитель демонов поморщился – давно его никто не называл по имени. По его мнению, он был вправе обращаться к Темному Властелину столь свободно, так как считал его мальчишкой. Опасным – бесспорно, но все же мальчишкой. И сейчас он позвал Властелина по имени, так как заметил лихорадочный взгляд оного.

– Шасгарезар ар Марон, – повторился Властелин, – я согласен рассмотреть возможность нашего соседства, но при одном условии. Помоги спасти этот мир. Нужно стереть с лица земли одну женщину. Лет ей… много, точно не помню. Язвительна, не поддается логике, главное ее оружие – язык, главная отличительная черта – яркие синие глаза. Отзывается на имя Ирма, чистокровный человек. Несет с собой хаос, в последний раз была замечена в этом районе. – Темный Властелин ткнул в точку на карте. – Узнаешь ее сразу, она иномирянка. Если сам этим займусь, то уничтожу этот мир к бездне!


Повелитель демонов (он же Шасгарезар ар Марон)

Повелитель Демонов степенно шагал по коридорам замка Темного Властелина, следом за ним семенил демон, являвшийся доверенным лицом.

Зачем Повелитель демонов решил навестить своего давнего противника? Пожалуй, он и сам не ответил бы на этот вопрос. Возможно, он желал дать последний шанс Азару принять его предложение. Возможно, он собирался официально объявить Властелину войну. Возможно, он собирался лично покуситься на жизнь мальчишки.

Но Повелитель самой страшной расы во всех мирах не предпринял ничего – его безмерно развеселило предложение Властителя Темных. Скорее даже не предложение, а просьба. И чем же ему так не угодила эта женщина?

– Она прекрасна, – прервал мысли своего Повелителя доверенный секретарь.

Повелитель демонов с удивлением обнаружил себя стоящим напротив портрета нынешней Темной Властительницы. Красивая блондинка с лучистыми глазами нахально улыбалась с полотна.

– Не спорю, она весьма недурна, но и только. Я как-то видел ее, слишком порывиста, слишком молода. Лет через двести из этой девочки выйдет толк.

Пожалуй, Повелитель демонов выполнит просьбу мальчишки.


Арка перехода (сутками ранее)

Странная компания зашла в башню арки перехода, странная даже по меркам темных. Взять хотя бы наличие в ней светлых, и не кого-нибудь, а эльфа. И словно в насмешку, среди светлых затесался вампир. Рядом с арками перехода спадает любой морок, так что вампир предстал во всей своей красе, но и это не самое удивительное. Регистраторов больше заинтересовал молодой человек и сопровождавшая его девушка. От юноши просто несло угрозой, судя по всему, он был молодым магом, еще не научившимся скрывать свою силу. Девушка, наоборот, притягивала взоры своей красотой и задором. За спиной у девушки была огромная сковорода, отливающая серебром.

– Место назначения? – поинтересовался регистратор.

– Город дроу, – бодро отрапортовала девушка.

– Ирва! – в ужасе воскликнули ее спутники.

– Разговорчики в строю! – шикнула она.

Подходя к арке, ее спутники зашушукались.

– Мы так не договаривались, – хмурился гном.

– Правильно, мы вообще не договаривались, – хмыкнула девушка.

– Что мы забыли у дроу? – возмущался светлый маг.

– Понимание и поддержку.

– Ирва… – начал было гном.

– Не смей наезжать на бабулю, она святая, – задрал правую бровь высокий темноволосый юноша, от которого так и веяло опасностью.

– Ну, мы уже пойдем куда-нибудь? Скучно, – протянула дриада.

– Хорошо, оставь сковороду здесь, арку переклинит, если ты пронесешь столь необычный артефакт через телепорт, – тихо выговаривал девушке светлый маг.

– Не тыкай ей, – возмутился вампир. – Ирва, прошу, не стоит так рисковать.

– Ну уж нет, эта сковорода проверена в бою, освящена головами врагов и омыта настойкой оборотней. Да она мне уже как родная!

– Ирва, это сумасшествие, – воскликнул гном.

– Бабушка Ирва, – прохныкал эльф.

– Хватит ныть. Вперед, в светлое будущее, шагом марш! – скомандовала девушка.

Команда светлых вошла в светящийся проем арки. После прошли вампир и темноволосый юноша, а уже после всех вошла сама девушка. Висевшая у нее за спиной серебристая сковородка в проеме арки сверкнула всеми цветами радуги. И только торчащая ручка кухонной утвари скрылась в сиянии телепорта, как арка перехода заискрила и пространство сжалось и исказилось…

А через минуту раздался взрыв.


Глава 8 | Теща Темного Властелина | Глава 10