home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

Дан

Жутко болит голова. Что мы вчера пили? Напрягаю серое вещество, память отформатирована. Да ну? Еще раз напрягаю многострадальную головушку, от усердия нечаянно открывая глаза. Взгляд упирается в каменный сводчатый потолок, на котором весело светится… Это что, мох? Святая сковородка!

Точно! Бабуля! Вспомнил! Другой мир, оборотни, военнопленные, арка перехода… и все. Это как забитая карта памяти у Сони Плэйстейшн. Кто играл, тот меня поймет.

Восстановим картину событий. У оборотней были? К сожалению, да. Почему «к сожалению»? Потому что я открыл в своей беспартийной бабуле огромный потенциал. Так вот что она имела в виду под фразой «школа старой закалки». Когда слушал ее речь, сначала впал в ступор, а потом проникся. Похоже, одна с нею кровь не всегда является антидотом против ее идей.

Так-с, что там дальше было? А дальше приперлись люди в черном, была потасовка. Давно я так не отрывался. Правда, вначале перепугался слегка за бабулю, но все обошлось, и на свет появился мощный артефакт, доселе не виданный в этом мире. Бабуля дала ему кодовое название «святая сковородка», у пойманных нами людей в черном это теперь главное ругательство.

Короче, незваных визитеров мы оглушили, связали и даже попытались допросить. Визитеры долго ругались, угрожали и явно не собирались делиться информацией. А тут еще и светлые очухались, сообразив, что некая группа оборотней вдруг собралась в Светлую Империю. Пришлось их успокаивать заявлением, что оборотни пойдут отдельно от нас, и вообще, после проваленного задания им можно сильно не волноваться.

А бабуля с вампиром тем временем допрашивали поверженных врагов. Точнее, допрашивал вампир, а бабуля только приговаривала: «А я тебе говорю, кровяная колбаса намного вкуснее будет». После такого заявления пленники перестали играть в молчаливых партизан. Выяснилось, что сия группа тайной службы была отправлена непосредственно Темным Властелином на задержание особо опасной пары иномирян, причем старуху, в смысле мою бабулю, при сопротивлении разрешено было обезвредить в изощренно жестокой форме. В то время как парня, меня то есть, было велено нежно и ласково, без единого ущерба для организма и морального здоровья доставить к Темному Властелину лично. Возник вопрос: на фига? Нет, почему бабулю требовалось обезвредить в первую очередь, я могу понять, откровенно говоря, если бы я был на их месте, так же поступил бы. Но это я – человек, который с ней прожил большую часть своей жизни, а они-то откуда такие тонкости ее характера знать могли? И для чего им было приказано обращаться со мной как с особо хрупким экземпляром? На первый-то взгляд я представляю большую угрозу, да и по многочисленным намекам светлых понятно, что дворец местного Властелина я разрушил. Хоть и не помню ни фига. Или уничтоженная бабулей башня в столице у них ценится больше, чем дворец местного правителя? Вряд ли. И если уж они настолько оперативны, то могли и доказательства против меня обнаружить. Так зачем же миндальничать со мной? Предположим, что государственные служащие во всех мирах работают одинаково и про оперативность здесь отродясь не слышали. У парней была цель. Будем откровенными и признаем, что нас с бабулей объявили в розыск. Так опять же, почему столь избирательное отношение? В любом случае, своевременное бабушкино омоложение сыграло нам на руку.

А что дальше-то было? А дальше бабуля изъявила желание попасть в город дроу, и чем быстрее, тем лучше. Отказывать моей старушке себе дороже, и мы отправились в местный «районный центр», как обозвала его бабуля. Дорога туда проходила на удивление спокойно; я пересказал ночной разговор с Олушем и выслушал бабушкино одобрение. Предложил пару дельных вариантов гному, тот обещал подумать. Опять же Олуш про дочек своих рассказал. Бабуля сказала, что брак – дело важное и к нему надо подходить с умом. То есть дочерей замуж выгодно отдать за военного, юриста, торговца и дворянина, а пятая пусть бизнесу обучается. Так и проходил наш путь до города с арками. Как он называется, не помню, да это и неважно. Важно другое – сковородка, а точнее, то, что теперь она и у меня с ругательством ассоциируется. После того как кухонную утварь исследовал Гирин, мы узнали, что она стала оригинальным артефактом неизвестных возможностей, так как приняла на себя все защитные и атакующие заклятия. Магия перемешалась и создала в итоге нечто невообразимое. Когда я под шумок попытался всучить сковородку ее законным владельцам, оборотни меня чуть не побили. Оказывается, они к магии особо чувствительны, то есть она на них почти не действует, но вот запах и вкус ощущаются ярко в негативных красках, и переносят оборотни ее лишь в малых количествах – светильники там, телепорты, башни управления и не более. И сковороду по назначению использовать уже не смогут. А зачем им ненужный в быту предмет? Бабуля предложила за утварь заплатить, так эта пара мохнатых и тут в отказ ушла. Мол, артефакт был создан случайно, следовательно, в чьих руках он создавался, тот и владелец. Маг охарактеризовать сей предмет отказался, но категорично запретил приближать новорожденный артефакт к аркам перехода. Бабуля сказала свое веское «авось» и мага не послушала, в результате я лежу на чем-то жестком и холодном, продолжительное время пялясь на светящийся потолок.

Ничего не помню после того, как мы прошли в арку. Осоловевший взгляд перемещается вместе с головой в сторону. Гм… Маг валяется неподалеку, вроде без сознания, слышу приглушенный стон гнома. Пытаюсь встать, для этого нужно почувствовать все свои конечности. Почувствовал. А это что такое мягкое и теплое в моей руке? А где моя рука? Вот она, под грудью у Ангры. Бабуля, твое «авось», как всегда, в тему. И раз уж предмет моего восхищения уже находится в моих руках, почему бы не позволить себе слегка расслабиться?

Ангра шевельнулась. Она глубоко вздохнула… Святой модератор! Что ж она делает? Я же растущий организм! В смысле, молодой и здоровый. А она тут колыхает… э… в общем, дышит.

Интересно, когда дриада поймет, что ее лапают, будет ли она орать? Если да, то светит мне лишний троллинг от бабули. Оно мне надо? Моральное здоровье важнее, чем краткосрочная возможность побалдеть. Пожалуй, руку все же стоит вытащить.

Как мне ни не хотелось этого делать, но ладонь в скоростном режиме переместилась на плечо зеленокожей девушки, пришлось и самому мобилизоваться. От резкого перехода в положение сидя в глазах потемнело, но тьма не вечна, и вскоре я уже стоял на ногах, придерживая за плечики шатающуюся дриаду.

Чувствовал я себя на удивление хорошо, и даже головная боль прошла еще в период изучения потолка. Теперь же я взглядом искал бабулю.

Олуш, который тихо матерился и болезненно потирал свою пятую точку, меня не заинтересовал, его попытки встать при помощи стены также впечатления не произвели. Порадовал Гирин; маг сидел, опершись о каменную стену, и пустым взглядом смотрел в никуда. Наверное, пытался рассмотреть светлое будущее, которое бабуля обещала оборотням. Он даже когда без сознания валялся, и то более осмысленный вид имел. Эльф поскуливал и постанывал, даже не пытаясь встать. Бабулин Рояль бесил своим неповрежденным видом и любопытным взглядом, этот упырь стоял неподалеку от раскуроченных, будто от взрыва, камней и внимательно следил за нами. Может, ему врезать? Чтоб в компании не выделялся. И чтобы бабуля опять полезла со своими советами? Нет, она, конечно, разбирается в боксе, не зря ее ухажер натаскивал, да вот сомневаюсь я, что она опять чего-нибудь не выкинет. Кстати, где, собственно, сама бабуля?

Нашел. Стоит у дальней стены и пытается отколупнуть светящуюся фигню, она как раз в этом месте ниже всего растет.

– Ба! – зову ее.

– Данюш, представляешь, это мох! Самый натуральный! И светится! Без урана и ядерного коллайдера! – радостно сообщает она.

Сковородка ни капельки не пострадала, так и торчит за бабулиной спиной, привязанная специальным ремешком, выпрошенным у оборотней.

– Бабуля, прекращай общаться со студентами физиками, – поднял я глаза к потолку.

– Ирва, – подскочил к ней вампир, – не стоит тащить ланк'ани в рот, это растение ядовито для людей.


Самериус (он же Рояль)

Великие предки, что опять делает эта женщина?! Нет, не надо это пробовать. Переубедить Ирву больше не прикасаться к светящемуся растению не составило труда. По спине вампира пробежал холодок, он мельком оглянулся в сторону внука своей подопечной. Кажется, наследник был в легкой прострации, но стабилен, а это сейчас самое важное.

Когда сумасшедший маг поймал Самериуса, вампир поверить не мог, что сия неприятность случилась именно с ним, гордость его была попрана. Сидя в камере, он каждый день вынашивал жестокие планы мести. Он представлял, как будет смаковать кровь мага, капля за каплей, и как жизнь будет покидать проклятого мага вместе с этими самыми каплями. Оставалось только выбраться, что и было самой главной проблемой, ведь сидел он не в простой камере. И вот наконец происходит чудо, великая сила разрушила подземные казематы, да не просто сила, а сила Темного Властелина. Неужели Лорд узнал о бесчинствах, творимых Асхолом?

Каково же было удивление Самериуса, когда он понял, что все разрушения замку нанес мальчишка. Да быть того не может! Наследник повелителя погиб в результате покушения лет пятнадцать назад. Вампир до сих пор с содроганием вспоминает те страшные времена смуты и казней. Даже Властительница, типичная светлая, не останавливала мужа, а, наоборот, требовала крови.

Так неужели у Властелина есть внебрачный ребенок? Вампир не мог в это поверить. Все знали, насколько сильно любит свою супругу Темный Властелин, – настолько, что даже связал свою душу обрядом страшнее брака. Хотя что может быть страшнее? Но кто, как не вампир, способен понять Властелина? Ведь представители его расы жить без своих невест не могут.

Тогда выходит, что парень и есть тот самый погибший при покушении наследник? Ведь вампиры прекрасно различают силу, скрытую в крови, она лгать не будет. И только кровь одного рода имеет подобную силу.

Когда Самериус осознал происходящее и открывшуюся ему правду, он испугался, действительно испугался. По миру ходит наследник Темного Властелина, причем не просто ходит, но и разрушает замок родного отца. Вдобавок путешествует не один, а в компании светлых и старухи. Но ладно бы светлые были главной неприятностью, сутью проблемы являлась старая женщина. Сила наследника оказалась неустойчивой, это Самериус понял еще в казематах, такого мощного выброса не мог не заметить только мертвый вампир, и то вряд ли.

Самериус принял решение проследить за странной компанией. Пока они блуждали в поисках женщины, он успел напиться крови и набраться сил – немного, но хоть что-то, это и помогло ему в его преследовании. Вампир понимал, что новость о неустойчивом наследнике следовало доложить старейшинам вампирского племени, они бы решили этот вопрос, лично обратившись к Властелину, но почему-то не смел отойти от компании на достаточное расстояние. Он пытался установить логику поступков этой странной парочки, бабушки и внука, слушал все их разговоры, не опасаясь обнаружения светлыми. Эта группа была истинным недоразумением, хотя поодиночке они представляли собой весомую угрозу, за исключением, пожалуй, эльфа.

И что же темный наследник делает среди светлых? Направляется в Светлые Земли? Зачем? Хочет попасть домой? В другой мир? Но как это возможно?

Самериус был в замешательстве. Пятнадцать лет назад светлый и темный повелители запретили путешествия в другие миры. Не то чтобы подобные перемещения были распространены, совсем наоборот, были случайные попаданцы. Маги настолько сильные, что могли позволить себе возможность построения перехода в другой мир, естественно, это редкость. Но повелители выразились ясно: тот, кто попал в другой мир, может в этот не возвращаться, а иномирян подлежало тут же транспортировать обратно.

Тогда как темный наследник смог очутиться в другом мире? И хорошо, что светлые понять не могут, кто с ними путешествует. Между светлыми и темными, конечно, установилось перемирие, но ему не так уж и много лет. Немного времени прошло со дня брака Темного Властелина и дочери Светлого Императора, какой скандал был.

Во время своих наблюдений вампир понял, что сила мальчишки не просто не стабильна, она конвертирует, превращается во что-то новое, увеличивается, меняется. Возможно ли такое? Самериус думал, что, возможно, раньше кровь Императоров и Властелинов не смешивали, так что возможности мальчика трудно предугадать. Но вампиры обладали способностью чувствовать чужую силу, и от силы наследника Самериус приходил в ужас. И надо же было такому случиться, что вся эта мощь зависела от маленькой, хрупкой старой женщины! Наследник звал ее бабушкой, она человек. Как? Как человеческая женщина могла быть бабушкой наследника?! Их родство мог подтвердить любой вампир, обладающий магией крови, а вампиров, этой магией не обладающих, просто не существовало в природе.

И нет бы женщина была магом – куда там, обычная человечка. Чья же она мать? Она не принадлежит ни темной, ни светлой стороне, и это, пожалуй, будет ее самой большой странностью. Человеку по природе своей трудно удержать нейтралитет, но она самая что ни на есть нейтральная, которая к тому же еще и побывала на столе у сумасшедшего мага.

Вампир видел, насколько плохо было женщине, но упрямая старуха почему-то молчала, и когда она окончательно выбилась из сил, вампир испугался реакции наследника. Самериус заметил, как сильно парень привязан к старухе, его пробил холодный пот только при одной мысли, что наследник потеряет над собой контроль от горя. Что там вековые войны между светлыми и темными! Окунувшийся в пучину своих эмоций наследник – вот настоящий ужас.

Ко всему прочему старуха обладала ужасным характером, непредсказуемым поведением и была до смешного беспомощна. Впрочем, этот факт не помешал ей разрушить с такой легкостью башню управления в столице. До этой башни куча светлых пыталась добраться, она столько осад и нападений пережила, а тут одна старушка буквально мимо проходила! А характер этой старушки? У самого Темного Властелина он, пожалуй, поскромнее будет. За это Самериус и недолюбливал людей, – слабые, хрупкие вредители.

Вампир просто не мог оставаться в стороне, ему пришлось выйти из тени, этому немало способствовал дикий голод. Из-за особенности поведения странной компании Самериус просто не мог нормально поохотиться. Он помог женщине и был вознагражден кровью, даровавшей невероятную силу, но недолго длилось счастье вампира. Даже со своей новой силой ему нечего было противопоставить наследнику. Эту самую силу ему пришлось отработать сторицей, мучения женщины были настолько сильны, что даже способности вампира не всегда могли их облегчить.

Самериус прекрасно понимал, что от него многое зависело. Он уже не помышлял найти своих сородичей и рассказать им важную информацию, а ведь сведения, добытые им, могли вернуть вампирам милость Темного Властелина. Но теперь Самериусу было просто не до своих родичей, тут бы самому в неприятности не угодить.

Что-то странное творилось вокруг. Наследник не догадывался о своем статусе, Ирва об этом тоже не подозревала, иначе нашла бы возможность воспользоваться этим фактом, – решил вампир, изучив женщину.

А тут еще и тайная служба. И что же это за приказ такой? Выходит, Темный Властелин знает о том, что его сын жив? Или он и раньше об этом знал? Но тогда почему наследник не в курсе? И зачем причинять вред Ирве? Есть в этом какая-то тайна.

Она сказала, что хочет вернуться домой. Самериус принял решение помочь ей, но кто же знал, что это будет настолько опасно? Вампир не собирался лезть в разборки между Властелином, наследником и Ирвой, себе дороже, он просто проводит их к светлым.

Но он не мог умолчать об опасности, грозящей Ирве. Когда она была покрыта морщинами, Самериус оценил ее мудрость и силу духа, теперь он своими глазами видел, что человечка мила обликом. Пожалуй, если бы она не была бабушкой наследника, вампир попробовал бы обратить на себя ее внимание, но за прожитые годы Самериус успел понять, что не стоит укорачивать свою жизнь попытками связаться с женщиной, родственники которой вполне могут эту жизнь прекратить. Даже если действовать из благородных побуждений.

И Самериус продолжал наблюдать. Ирва дала ему другое имя – Рояль-в-Кустах. Самериус не знал, что это значит, понимал лишь, что это на проклятом языке. Ирва сократила до Рояля, а после и вовсе до Роя. Самериусу нравилось.

И теперь его звали Рой, и все было бы замечательно, если бы не безумные планы Ирвы, в которые она Самериуса не посвящала. Мало того что ее инфантильное поведение сбивало вампира с толку и ему все труднее становилось ограждать их компанию от опасности и возможной слежки, так она еще и планы свои утаивает. Радует только, что это будет происходить не на Темных Землях, иначе ему уж точно не избежать мести Властелина. Самериуса бесконечно радовал тот факт, что бабушка наследника – простой человек, лишенный собственного могущества, иначе он даже представить не мог последствия ее пребывания в этом мире. Хватит с вампира и наследника с его неуправляемой мощью.

Самериус всего лишь проводник, и, естественно, он собирался извлечь из этого выгоду. Кровь наследника делала вампира сильным настолько, что совет старейшин в полном составе вряд ли мог бы победить его. Вампирам, притесняемым другими расами, нужен свой уголок, где они могли бы жить спокойно, и этот уголок нужно выгрызать зубами. Совет не способен на такие действия, с ними уже никто не считается, вампир собирался заставить уважать себя и свою силу всех остальных.

А пока… пока он будет наблюдать за странной компанией, будет оберегать Ирву и наследника. Ведь если мир будет уничтожен, тогда и своего уголка у вампиров точно не будет, так что главная задача сейчас – доставить наследника и его бабушку домой, а уже потом можно и к Властелину, на защиту своих прав.

Так он думал, пока не услышал речи Ирвы. Как же он сразу не догадался! Человечка знала, что делала, она собирала армию. Сначала оборотни, теперь дроу, а еще она очень хотела пообщаться и с вампирской расой.

Зачем ругаться с Властелином, если можно захватить кусок Светлых Земель? Самериус прекрасно понимал, что даже при нынешнем своем могуществе он вряд ли одолеет Темного Властелина, а вот Светлого вполне возможно. Только нужна армия, а этим занимается Ирва.

Но на вопросы Самериуса она отвечать отказалась. Зачем ей армия? Это не армия, а спецназ. Что? Отряд специального назначения. Для чего? Чтобы было! Ленин завещал всегда при себе иметь, на случай переворотов.

И это разговор?!

Так мало ей характера, она еще и артефактом неизвестной мощности обзавелась, хоть он и был на вид весьма нелеп, зато уже успел взорвать арки перехода.

Хорошо хоть успели оказаться в городе дроу. Самериус догадывался, зачем они сюда прибыли. У оборотней Ирва сказала, что дроу помогут им, а насколько вампир успел заметить, эта женщина слов на ветер не бросает. Но как она собралась договариваться с расой, о чьем высокомерии ходят легенды?

– А мы вообще где? – спросил наслденик.

– Судя по заброшенности пещер и тусклости мха, это старые окраины города, – ответил Самериус.

Он еще раз поежился; конечно, все очень интересно, но почему наследник так смотрит? В чем вампир успел провиниться? Вроде бы и бабушку его от отравления спас, и словом плохим не обидел. На всякий случай вампир чуть отошел под защиту Ирвы.

И тут тонкий слух Рояля уловил еле заметный шорох. Из темноты прохода вышли дроу.


Ирва

А что это за трава такая светящаяся? Что? Ее нельзя употреблять внутрь? Нахал, я и не собиралась!

Удивительный мир, здесь даже мох светится, кажется, внук что-то подобное уже рассказывал. Это было в фильме «Аватар», там тоже вся трава излучала свет. А если мы еще и синих гуманоидов встретим, я решу, что мы все-таки отравились газом.

И не успела я об этом подумать, как из темноты прохода вышли… что это гуманоиды, я уверена, а вот за цвет не ручаюсь. Может, все-таки газ?

Их было пятеро. Высокие, не два метра, конечно, но тоже ничего. У них были белые волосы, прямо как выцветшая в темноте трава, и красные глаза. Альбиносы, значит, занятно. Кожа их была… серой? Лица были довольно экзотичны, в чем и заключалась их особенная прелесть. Широкие плечи затянуты в странного покроя туники. Дальше рассматривать не стала, я теперь девушка молодая, мало ли.

Эти существа заговорили, и, как назло, общались они на странном языке.

– Ирва, охрана спрашивает, что мы делаем рядом с сокровищницей старшей семьи, – медленно, не делая резких движений, сообщил Рой.

В руках у местной охраны я заметила странные трезубцы. Длинные зубцы выглядят как заточенное лезвие, а заметив напряженные взгляды светлых спутников, следящие за этими предметами, прихожу к неутешительному выводу, что это оружие, причем опасное.

– Рой, они международному этикету не обучены или нам так повезло? – решаюсь уточнить.

Дипломатические переговоры надлежит вести на равных условиях, у нас условия неравны, значит, переговоров не будет. Прискорбно, я не для этого сюда шла.

– Лелея свое высокомерие, они возвели родной язык в единственно приемлемый способ общения в городе дроу.

Что-то мне это напоминает, а если и здесь русский запретят, так вообще один в один будет.

– Значит, говоришь, рядом с сокровищницей, – тяжко вздохнул внук.

– Еще и старую священную арку сломали, – так же вздыхает Рой.

– Связались на свою голову, – поддерживает их Олуш.

– Так, мужики, это что за унылое настроение? – вышла я вперед, разворачиваясь к своим спутникам.

Кажется, ребята с милым названием дроу что-то пытались сообщить нам на своем странном шипящем наречии, но мне не до них, у меня процесс воспитания в разгаре.

– А ну, прекратить истерику! Я большую часть жизни проработала учителем, и то никогда не жаловалась, это в нашей-то стране! А вы, лбы здоровые, молодые да сильные, нюни распустили. А ну, подбородки вверх, штаны подтянуть, девушек за спину, и объяснить живо этим альбиносам, что мы мимо проходили, – размахивала я руками. – Иначе я сама сейчас им подробно объясню, в чем они не правы. А нам ведь не нужен дипломатический скандал?

С пола, стеная и охая, поднялась Лель. Бедная девочка, сильно же ее приложило.

– Человек, за твою дерзос-с-сть мы лиш-ш-шим тебя языка! – шикнул на нормальном языке один из серых.

– Тебе кто говорить позволял, жертва генетической мутации? В детстве не учили, что женщин перебивать невежливо? И нет бы, просто перебил, он еще и оскорбляет! Вы посмотрите на него!

Серокожие ринулись шипеть друг на друга.

– Ирва, они тут спорят, вас к главе рода вести или с остальными в темницы, – шепнул мне на ухо вампир.

– Значит, так, кролики, – обратилась к охранникам.

– Бабуль, почему кролики-то? – простонал внук.

– Потому что шерстка белая и глазки красные, – отмахнулась я. – Так вот, кролики! Я смотрю, вашим воспитанием вообще не занимались? Вам никто не говорил, что невежливо игнорировать собеседников? И не надо в меня тыкать своими вилками, у меня сковородка есть. Ведите к вашему главному! С вами невозможно общаться, невоспитанные хамы.

– Но мы не ус-с-спели ничего с-сказать, – попытался возразить один из охранников.

– И радуйся, когда молчишь, умнее кажешься. Перепутать посольство с ворами! Да как вы посмели? – возмущалась я. – И это нынешняя молодежь? А я-то считала дроу одной из культурнейших рас!

И не надо так кривиться, я прекрасно знаю, как вам хочется меня придушить. У моего зятя, например, такое желание вот уже на протяжении десятилетий превалирует, особенно в период весенних обострений. Вот только я знаю, что здесь матриархат, и женщин бить нельзя – по крайней мере, мужчинам.


Глава 9 | Теща Темного Властелина | Глава 11