home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

Дан

Вы не поверите, нас так и не тронули. В то время как я уже готовился сломать пару рук, тянущихся к родной бабуле, местные представители охраны просто взяли и вежливопредложили нам следовать за ними. Даже вампир выдохнул с облегчением, что уж говорить о светлых.

В итоге сидим мы сейчас в уютных комнатах одиночного заключения и в ус не дуем. Не знаю, кто чем занимается, а я вот перевариваю впечатления от местной архитектуры. Весь город дроу представляет собой большущую пещеру, настолько огромную, что она вызывает невольные приступы агорафобии. В дальней стене этой пещеры словно вырезан замок, будто специально опущенный под землю – Диснею с его бледной подделкой до этого великолепия далеко, – и все это освещено люминесцентными растениями. Потрясающе! Вернусь домой, напишу игрушку с подобными видами. Вообще было бы неплохо наладить экстремальный межмировой туризм, но связей у нас пока мало, да и непонятно, как к этому бабуля отнесется.

Вокруг замка стояли не менее красивые особняки. Но что самое удивительное, так это порода, из которой строились домики. Это что, розовый мрамор? Жесть. Ну и вкусы у народа.

И больше всего удивило то, что нас привели прямо в замок.

– Какая прелесть, – вздохнула бабуля восхищенно.

– Бабуль, пощади жилплощадь, – взмолился я.

– Это на что ты намекаешь? – возмутилась она.

– На то, что каждая твоя перестановка в нашей квартире заканчивалась глобальным ремонтом, зачастую всего дома. Да твое имя в управляющей компании произнести опасаются, а то вдруг позвонишь, – сдал я коммунальные службы.

Ее так и величают: «Та, кого нельзя называть». А что, мне нравится, прям как Волан-де-Морта, а он, между прочим, мой любимый герой из всей истории про Гарри Поттера. Этого мужика уважали за дело.

– Данюша, ты преувеличиваешь, – отмахнулась она.

В скором времени нас разместили в отдельных комнатах. Первое, что бросалось в глаза, – это скудность обстановки. Не камера, конечно, но и не гостиничный люкс. Да и что, собственно, ожидалось? Наш статус пока не определен. Когда нас провели по темным, на удивление безлюдным коридорам, присоединилась еще парочка дроу. Кстати, только сейчас заметил, что уши у них совсем как у Лель. Помимо одинаковых ушей, общей чертой у эльфов и дроу оказался презрительный взгляд, бросаемый друг на друга. Как они собственным ядом еще не подавились? Наша охрана пыталась под шумок оставить пару синяков на теле эльфенка, но я терпеть не могу, когда обижают слабых, меня ж бабуля потом с г… гарниром съест за то, что допустил подобный произвол. Нет уж, увольте, лучше самому получить, чем выслушивать нотации любимой родственницы. Но меня не тронули.

Так вот, привели нас в какую-то комнату и приказали ждать. А потом завели в странное помещение – не тронный зал, но фиг его знает, я этих залов ни разу не видел.

Там на шикарном кресле сидела шикарная женщина дроу. Одежды мало, красоты много, взгляд стальной. Если ей в глаза не смотреть, что весьма легко, учитывая вырез ее накидки, или как там эти шмотки называются, то она производит самое что ни на есть благоприятное впечатление. А вот если нечаянно в глаза заглянуть, то ничего приятнее ледяных мурашек на спине не почувствуешь.

В общем, баба-зверь, а точнее, змея. И шипит так же, нам Рой ее речи переводил. Изъяснялась она цветисто и путано, общий смысл ее монолога сводился к следующему: кто мы такие, кто у нас главный? И как нас следует похоронить: сжечь или выбросить на поверхность на растерзание зверью? Прямо скажем, перспектива не обрадовала.

В этот момент Олуш, тяжко вздохнув, попытался выйти с гордо поднятой головой навстречу ответственной судьбе предводителя, но бабуля его остановила, прытко выпрыгнув вперед. И тут я понял, что нам всем конец – бабуля натянула свой коронный покерфейс. Следует нас поздравить: подобное выражение лица у нее возникает в случае великой заинтересованности, а увлекшаяся не на шутку бабуля – это, скажу я вам, эпично.

В общем, нас разделили, ее оставили общаться с местной представительницей власти. Как мне объяснили, эта стервозная дамочка оказалась некем иным, как главой старшего рода, именно рядом с ее залежами сокровищ мы так неосмотрительно появились. И что самое печальное, мы разрушили священную арку, ту самую, через которую сюда явились. Она у них была известной достопримечательностью, о которой ходило множество легенд. Вроде как именно из нее вышла первая мать рода, о чем мне опять же поведал вампир.

Так вот, вышла, значит, моя бабуля вперед и заявила:

– Требую переговоров!

– Ты не ф-фпраф-фе! – прошипела беловолосая змея. До этого она общалась исключительно на своем шипящем, сейчас же от возмущения перешла на понятный всем язык.

– Где это написано? – возмутилась бабуля. – Но может, обсудим это без лишних свидетелей?

– Зач-чем пытаеш-шься их обезопас-с-сить? Фс-се раф-ф-фно они умрут, – осмотрела нас холодным красными глазами эта стерва. – Ну, может, тот молодой останетс-с-ся, мне нужен новый налож-ж-жник.

Я, что ли? Да ни в жизнь! Она, конечно, ничего себе так, но предпочитаю девушек с глазами, в которых лучится тепло, а не холодный интерес. Да с этой гадюкой стоять рядом страшно, не то что все остальное.

– Нравится? – хмыкнула бабуля.

– Неплох-х-х, – отозвалась дамочка с неким пренебрежением.

– Мой внук, – с гордостью ответила любимая родственница.

Не понял. Что сейчас происходит? Бабуля, ты разве не собираешься защищать мою честь?!

Дамочка более пристально осмотрела бабулю, потом вновь перевела взгляд своих красивых, но жутких глаз на меня.

– С-с-сильный, – благосклонно прошипела мадама.

– А то! Сама воспитывала. Физическая подготовка соответствующая, здоровьем так и пышет, воспитание надлежащее и, прошу заметить, красив до безобразия.

Бабуля, пожалуйста, молчи!

У беловолосой тетки зажглись огоньки интереса во взгляде. Ну все, сейчас зубы попросит показать.

– Пос-с-смотрим, – хмыкнула дамочка.

Я невольно напрягся. Куда же бежать? Оглядываю территорию. Светлые пришибленно и невменяемо смотрели на мадаму в кресле, а наши охраннички и ухом не ведут. Морды кирпичом, в руках вилки-трезубцы, во взгляде море безразличия и презрения.

– Это вряд ли. Видите ли, уважаемая, я глава рода, а без моего слова он и пальцем не пошевелит, даже уборку не сделает.

Опять она про мою комнату. До сих пор не может мне простить паука в углу. А Кузя у меня вместо домашнего животного, между прочим.

– С-с-с людьми не договариваюс-с-сь.

Ого, сколько высокомерия! Да что она о себе думает? Ты тетенька уже в годах, хоть и хорошо сохранилась, а я предпочитаю сверстниц.

– Это зря, дискриминация исключительно неблагодарное дело, Дан живым не дастся.

Правда, что ли? А я вот не уверен.

– Я умею убеж-ж-ждать. – Угрозой так и веяло.

– У меня команда светлых, если ты не заметила, а это дипломатический скандал, плюс вампир, и, естественно, не стоит забывать про Дана. Так что пожалей свою резиденцию и подчиненных.

О, вот это уже моя бабуля.

– Отдай мне его, подарю вам с-с-свободу, – подалась она со своего креслица вперед.

Бабуля на мгновение задумалась. Я, конечно, понимаю, что она меня не отдаст, но все равно сердце неприятно екнуло.

– Бабушка Ирва! – невольно воскликнул эльф.

– Это же твой родной внук. – Олуш.

– Мне здесь не нравится, мало солнца, нету ветра, – прохныкала дриада.

– Ирва, – опасливо начал вампир.

– Да тихо вы! – возмутилась бабуля.

Охранники встрепенулись и почему-то схватили за локти вампира.

– Может, все-таки отправим страдальцев отдыхать? А сами тихо-мирно побеседуем, кстати, было бы неплохо познакомиться, – улыбнулась бабуля.

Повисла тяжелая минута молчания.

Стервозная дамочка подала знак, и охранники, подхватив нас под белы рученьки, повели в неизвестность. Краем уха я все же успел услышать:

– Зови меня… – Чего-чего она там прошипела? Это имя такое?

– Ирва, будем знакомы.

– Ос-с-ставь оружие.

– Ты про сковородку? Я ее у стеночки поставлю, она нам не помешает. Тут такое дело…

Ну а дальше нас развели по комнатам. Вот я сижу и жду, уже устал за бабулю бояться. Решил для себя, что, если с ней что случится, я этот мир по камешку разнесу, а чтобы ничего не случилось, надо хоть как-то в ситуации ориентироваться. Например, мне очень хочется знать, что сейчас происходит. Я понятия не имею, как местные вычисляют время, но по моим прикидкам прошло его довольно много.

У меня успел закончиться плейлист, а там было часа на четыре, скажу я вам. И вот под голос Цоя, проигрывающийся уже, наверное, раз в третий, я бодро шагаю к двери с явным намерением выбить ее к нубовой матери. А почему? Потому что за ней творилось, что-то непонятное. Сначала все было тихо, потом раздался жуткий топот и послышалось что-то явно ругательное на шипящем языке дроу. Опять топот, женский вскрик, глухие удары и ругань вампира. А потом…

– Дан, помоги! Я один не справляюсь, – и прозвучало это настолько жалобно, что прямо за душу взяло.

Дверь оказалась открытой, хотя я лично ее проверял полчаса назад. Открываю я, значит, дверь и вижу…

Рой держал за волосы девицу – на вид самая что ни на есть натуральная дроу. Она пыхтела, шипела и вырывалась из жесткого захвата вампира, тот ее сдерживал с трудом. Она попыталась вцепиться в лицо Роя когтями, он с явным усилием, но увернулся. И только вампир ослабил хватку, девица с радостным, я бы сказал, счастливым оскалом рванула в мою сторону. Вампир психанул и саданул ребром ладони ей по затылку. Девушка рухнула, не издав ни единого звука. Жестко.

– Это что сейчас было? – выдавил я из себя, нервно оглядываясь.

Охраны видно не было.

– Там… – не в силах отдышаться, бабулин Рояль махнул рукой в непонятном направлении.

– Информативно. А что с девушкой? – подошел я к бессознательному телу.

– Тебя шла пробовать, – пропыхтел Рой.

– Не понял, – уставился я на него.

– Ирва там… решила. – Мне кажется, или вампиру действительно трудно говорить?

– Что решила?

– Порадовать тебя решила, – выпалил наконец он.

Что?!

– Давай девушку в комнату занесем, а то простудится ведь, – решил я разбираться со всем по порядку, вдобавок будет время понять, что там учудила бабуля.

– Да что с ней будет, это же дроу. Ими даже вампиры не питаются, – отмахнулся Рой.

Девушку я взял на руки и отнес на кровать.

– Так что случилось? – развернулся я к вампиру.

– Когда нас разделили, я заволновался, но когда за нами никто не приходил в течение нескольких часов, понял – что-то не так. Выбраться из закрытого помещения для вампира не проблема. Охранника оглушил, пробрался в тронный зал, а там они. – Он произнес последнюю фразу таким тоном, будто сам не верил в то, что говорил.

Я молчал, терпеливо ожидая объяснения.

– Это же ненормально! Как ей это удалось? Как? – и смотрит на меня глазами, полными ужаса.

– Что ты увидел?! – Мне поплохело. Неужели все-таки что-то с бабулей?

– Ирва и Старшая Рода там… пьют!

Какой-то он нервный.

– И что? – Бабуля – женщина взрослая, в чем проблема-то?

– А то, что они там вместе! Да эти дроу с людьми не то что говорить брезгуют, они с ними одним воздухом дышать не желают! А тут… И уже долгое время. Ты бы слышал их разговор! Знаешь, что это за девица? Это они поспорили – мол, осилишь придворную даму или нет.

– Афигеть… – Слов нет, только эмоции. – А ты чего так распереживался?

Что-то слишком он за мою честь радеет.

– А они и ко мне такую же послали. Спор-то был на то, кто позже выдохнется. Что победит – молодость или опыт.

Какой надрыв, сколько эмоций! А ходит вечно с наглой белой мордой и спокойный, как танк. Хотя его понять можно – еще неизвестно, как бы я отреагировал на все это. Бабуля у меня, конечно, еще та затейница, но я как-то не воспринимал слова вампира всерьез. Хотя если это правда, то стоит задуматься о поиске ближайшего убежища.

– Я должен увидеть это своими глазами. Веди.

И меня повели, а по пути мы встретили два валявшихся бесчувственных тела.

– А этих-то ты за что? – вздохнул я.

– А они должны были засвидетельствовать победу одного из нас, – угрюмо оглядел незадачливых адъютантов Рой.

Суров вампир. Впервые я обрадовался его наличию в моем окружении. Когда подходили к уже известной мне двери, Рой знаком попросил меня пригнуться и двигаться как можно тише. Дверь была приоткрыта, и через нехилую такую щель я имел возможность наблюдать следующую картину.

Посреди комнаты стоял маленький стол, рядом, плотно друг к другу, придвинуты стулья. На столе три пустые бутылки из-под неизвестной жидкости. Различные яства дополняли картину, и все они были если не съедены, то понадкусаны, а на стульях сидела красноглазая мадама с моей родной бабушкой. Они обнимались и напевали русскую народную: «Напилася я пьяна, не дойду я до дому…» Хорошо поют, красноглазая даже без акцента. Святой модератор!

– Хорошая ты баба, Шиншилла, – облобызала бабуля красноглазую в обе щеки.

Как-как она ее обозвала? За что? Хотя если попытаться проследить бабулину логику, чего категорически не стоит делать, то… Нет, лучше спросить у нее самой, свой мозг дороже!

– И я тебя, Ирва, уважаю, – шмыгнула носом дроу.

– Хорошо сидим, – крякнула бабуля.

– Сейчас слуг в винный погреб пошлю, еще лучше будет, – кивнула… э… Шиншилла.

– Да где ж их сейчас найдешь? Попрятались, как студенты в середине семестра, – махнула рукой любимая родственница.

– Точно. Как ты говорила? Все они эти… ко… нет, не те… Арп… ахр… – Дамочка с белыми волосами умолкла в глубокой задумчивости.

Я замер в ожидании. Конечно, и до этого я пошевелиться не мог, до того шок был силен, но теперь даже дышать перестал. Краем глаза отметил, как дергается щека у вампира.

– Орфографические ошибки природы, – выдала бабуля. – Неправильные глаголы.

– Точно. И мизинца нашего не стоят. – Шиншилла берет со стола бокал, наполненный чем-то красным. – Может, сходим проверим? – вдруг вскинулась беловолосая.

– Рано, пусть молодежь развлекается, вот попозже… когда они устанут. Ты ведро холодной воды приготовила?

– Приготовила. А зачем?

– Ну, я своего внука знаю, перед ним ни одна девица устоять не могла, так что будем спасать, – хихикнула бабуля.

– Эх, молодость, вот в наше время кавалеры сами за нами бегали, – тяжко вздохнула Шиншилла.

– И не говори, мельчает мужик. А все почему? – подняла бабуля палец к потолку.

– Почему? – посмотрела на палец Шиншилла.

– Потому что воспитание уже не то!

– Ш-ш-што вы здес-с-сь делаете? – раздалось тихое шипение за нашими спинами.

– Боимся, – ответил за меня Рой, не отрывая круглых глаз от щели в дверях.

Я же догадался оглянуться. Три накачанных, мощных дроу сидели на корточках вокруг нас полукругом.

– Рояль, у нас гости, – ткнул я вампира локтем меж ребер.

– Уй! Чего? – обернулся все-таки он.

– Вы с-с-спутники этой женщ-щ-щины? – кивнул тот, что ближе всех ко мне сидел. У него, между прочим, была неплохая татуха на плече, огромный паук.

– Ну, мы. Проблемы? – напрягся я.

– Да, – выдохнул дроу с тату. – С-с-сделайте ш-ш-што-нибудь, – и нас грубо впихнули во внезапную пустоту. – …А мы пока из замка челядь выведем, – это было последнее, что я услышал от ушастого гада с тату паука.

Мир пару раз перевернулся, и, наконец, я перестал кувыркаться по инерции. Кажется, я себе копчик отбил. Кто же так делает?

– Внук! – возмущается родной голос.

Моя попытка отползти подальше была предательски остановлена вампиром.


Ирва

Как-то нехорошо получилось с аркой этой. М-да… Ну и пенсия с ней, других проблем хватает.

На основе выданной Роем информации я выстроила линию поведения и, надо признать, не прогадала. Нас быстренько определили на высочайшую аудиенцию, дальше я планировала действовать по обстоятельствам.

И как же мне повезло, когда местная представительница власти заинтересовалась Данюшей.

Ну а дальше все было просто – остаться с ней наедине и просто поговорить. Слово за слово, – мы решили, что без бутылки тут не разберешься.

Еще когда я увидела Шиншиллу впервые, поняла, что она не так проста, выглядит молодо, но я-то теперь знаю, насколько этот фасад обманчив. Взгляд холодный и злой, но мне ли не знать, какими могут быть глаза у женщин. В общем, Шиншилла оказалась неплохой бабой. После первой бутылки я ее переименовала, ну а дальше пошла вторая бутылка.

Судьба у Шиншиллы тяжелая. Власть приобрела посредством устранения двух сестер, тех еще стерв, надо признать. Любила она одного светлого, брата Светлого Императора, да вот незадача – мужик оказался непорядочным, обидел сильно Шиншиллочку, и та решила, что жестоко отомстит. А как отомстить, когда ты самая младшая? Захватив власть и провернув свой план, она не достигла удовлетворения, утолив свою месть. Оно и понятно – когда любишь или любила, даже при нынешней ненависти причинять боль объекту былых чувств не так приятно, как кажется. Мужик ее стараний не оценил и сбежал, где его носит, никто не знает, да Шиншилла и не интересовалась. Ей теперь за родом присматривать приходится, перед Властелином ответ держать, интриги различные в зародыше давить.

Передо мной сидела не Старшая Рода, а обыкновенная разочаровавшаяся в жизни женщина уже не первой свежести. И пусть красота и власть были при ней, но разве это женщине для счастья надо? Этим ли будешь согрета темными ночами в холодной постели? И пусть любой дроу с радостью выполнит любой твой приказ, да и, чего уж таить, согреет тебя ночью, но все это будет фальшью, игрой это будет. Как я ее понимала!

– Я ведь такая же, – тяжко вздохнула я. – Любила я одного, очень любила, до черных точек в глазах. Чего только с ним не пережили, семь коротких счастливых лет. Пока он не пропал. Знаешь, думала – умру, да ребеночек меня спас.

– Боги тебя уберегли, – налила в бокал вина Шиншилла.

– А знаешь, что самое странное? – взяла я бокал в руки.

– Что? – осушив свою тару, спросила дроу.

– Я ничего не помню. То есть я помню, как мы жили, помню, что делали в тот или иной год, но абсолютно не помню его лица. Знаю, что он был невероятно красив, знаю, что дочка в него пошла, а вот сама его не помню. Ни цвета глаз, ни голоса. Помню, как на море ездили в отпуск, а вот кем он работал, я не помню. У меня даже ни одного его портрета нет, ни одного фото, словно не с человеком жила, а с фантомом. И я бы поверила в это, если бы не моя девочка. По молодости списывала на стресс, а в старости на склероз, так и жила воспоминаниями ни о чем.

– Неспроста это, – шарахнула Шиншилла бокалом о стол.

– Да в жизни все непросто, – начала было я.

– Заколдовали тебя, – важно кивнула моя новая подруга.

– Как это? – не поняла я.

– Дай посмотрю. – И она обхватила мою голову своими холодными руками.

Заглянула в глаза, провела рукой над головой, опять в глаза посмотрела и выдала:

– Заговор на тебе. Мощный.

Было бы это сказано в моем родном мире, послала бы говорившего куда подальше, но не теперь.

– Снять можешь? – Мне кажется или мой голос дрогнул?

– Легко, заговор эльфийский. Не то чтобы был сложен, скорее поражает сила, вложенная в него. А мы, дроу, на магии эльфов специализируемся, уж нам есть, что им противопоставить.

И над моей головой засверкали красноватые искры, в то же время Шиншилла что-то тихо нашептывала про себя. Через мгновение с моего разума словно сняли полиэтиленовую обертку, и я ясно увидела лицо своей великой любви, вспомнила голос, улыбку, привычки.

На радостях мы открыли новую бутылку и возобновили разговор. О чем могут разговаривать две умудренные годами и опытом женщины с высшим образованием? Правильно, о политике.

Мне удалось уговорить Шиншиллу помочь в моем нелегком деле. Она даже не сопротивлялась, когда узнала, что совершит этим самым великую пакость эльфам. Потом обсудили назревающий конфликт с демонами. Про демонов знали все, а вот про конфликт немногие. Ходили неясные слухи, будоражащие народ, и только редкие индивиды осознавали всю опасность.

Тем временем я размышляла, каким же образом эльфийская магия очутилась в нашем мире. Честно говоря, мыслей по этому поводу у меня не было.

Когда тема политики исчерпала себя, мы принялись обсуждать детей, у Шиншиллы их было трое, и все девочки. А с детей, естественно, разговор перешел на самую главную головную боль. Да-да, о них, родимых – о наболевшем, о мужиках.

И надо же было такому случиться, что нас решили прервать Шиншиллины подчиненные. Мы с ней осерчали, я схватилась за сковородку, а моя новая подруга – за свое традиционное оружие. Ребята оказались понятливыми и уже после первого взмаха оружием скрылись за дверями.

В порыве чувств я пожаловалась на зятя. Шиншилла сообщила, что ее зятья и голос-то подать боятся, не то что смотреть косо. Я вспомнила про внука, она про внучек, потом она предложила их познакомить. Я решила, что вполне согласна порадовать внука приятным общением, не все же мне веселиться. Почему-то вспомнилось белое лицо Рояля.

– Шиншилла, а почему вы тут вампиров не боитесь? – Очень уж меня удивила спокойная реакция.

– А чего их бояться? Вампир дроу не укусит, ну разве что они чуть быстрее нас будут, но один вампир в городе дроу не воин.

Логично.

– А давай и его порадуем? – предложила я.

– Да я бы с радостью, вот только нравы у дроу намного свободнее, чем у вампиров, он и не согласиться может, – взгрустнула Старшая Рода.

– А спорим… – Кажется, за дверью что-то грохнуло.

Выполнив задуманное, мы продолжили общение. Шиншилла на удивление хорошо пела и говорила без акцента. Она призналась по секрету, что имеет способности к языкам, но статус не позволяет говорить на них в открытую, приходится изображать типичный для дроу акцент.

Тут в разгар нашей беседы в комнату ввалились внук и Рой.

– Внук?! – Он же должен был составлять компанию весьма милой девушке!


Замок Темного Властелина

– Казню! Уволю к демонам! – орал Темный Властелин, глядя на побитый отряд тайных служб имени себя.

– Властелин, дозволь говорить, – пал на колени предводитель.

– Не желаю слушать жалкие оправдания слабаков! Не справиться со старухой и мальчишкой! И это элитные маги! – Властелин темнел лицом, его подчиненные дрожали в страхе, но не могли не выполнить свой долг и не рассказать о произошедшем.

– Властелин, прочти нас, – согнулся в позе подчинения предводитель тайных сил.

Он прожил немало лет, жизнь была и опасна, и трудна, многое он успел повидать, но такое – впервые. И он, как истинный патриот, хотел, чтобы его Властелин знал об опасности, с которой столкнулся его отряд. С одной стороны, ему было действительно стыдно, ведь и не в таких передрягах бывал, но на этот раз он допустил роковую ошибку – недооценил врага.

Темный Властелин видел раскаяние и страх в душах своих людей, именно эти чувства заставили его рассуждать хладнокровно. Он окунулся в сознание предводителя отряда специального назначения имени себя.

Он увидел прошлые события глазами своего подчиненного. Увидел праздник оборотней, группу светлых, до боли знакомого темноволосого юношу. Противоречивые чувства охватили Темного Властелина: радость узнавания, тревога за него, облегчение от осознания, что с ним все в порядке, самодовольство от того, что его предположение оказалось верным. Его сын действительно был в родном мире, его мальчик, его наследник. Выглядел он весьма здоровым и бодрым. Сколько же времени прошло с их последней встречи? Чуть больше полугода? Как же он соскучился по своему мальчику!

Он видел стычку, происшедшую из-за смутно знакомой девицы, видел, как его команда была обезврежена. Он гордился своим сыном, видел, как тот использовал свою силу. В его мальчике проснулся наследник. Еще никогда темное наследие не пробуждалось в таком раннем возрасте, это значит, что его сын по-настоящему силен. Какое же счастье охватило Темного Властелина от осознания этого факта! Ничем не замутненная отцовская гордость.

Темный Властелин отметил то, как сражался его мальчик, боевые искусства мира его жены были весьма эффективны против натренированного отряда тайных служб.

И вот отряд был повержен и связан, его допрашивал неизвестный парень и та самая девица, что вызывала в душе Властелина смутное раздражение.

Но больше всего Темного Властелина порадовал разговор, подслушанный его подчиненным.

– Что прикажете с ними делать? – вопрошал кто-то подобострастно.

Говорящего Властелин не видел, так как его не видел маг, чьи воспоминания сейчас просматривал его Лорд.

– Держите до последнего, окажут сопротивление – устраните.

Эти ледяные интонации… Это голос его мальчика? Счастью отца не было предела.

– Но как же так?

– Мне что, учить вас избавляться от проблем? – рыкнул сын. – Меня не интересуют ваши моральные терзания. Они не просто охотятся на нас, они попытались напасть на бабулю, пусть спасибо скажут, что я своими руками их не передушил сразу после драки.

Темный Властелин слушал голос своего сына и просто лучился гордостью: вот это истинный наследник! Но что-то неприятное царапнуло душу. Бабуля – так Дан называл только одну женщину, но там же не было карги. Ни одной женщины, хоть мало-мальски походившей на старуху!

Властелин покинул сознание своего подчиненного, и тот тут же рухнул без сил.

– Кого парень именовал «бабулей»? – задал он вопрос всей команде.

Он не узнал, как они сбежали, но ему это было неинтересно. Сейчас его до дрожи в руках интересовало другое.

– К той девчонке, что нас допрашивала, – прошептал разбитыми губами один из магов.

– На ней был морок? – Казалось, от голоса Властелина понизилась температура в комнате, несмотря на жарко натопленный камин в кабинете.

– Нет, Властелин, морок был лишь на вампире.

– Прочь! – Темный Властелин махнул рукой в сторону двери.

Слуги подхватили своего бессознательного товарища и поспешно ретировались.

Множество мыслей роилось в голове Властелина, и с каждой мыслью ему становилось все хуже. Бессознательное мерзкое чувство ужаса поднимало голову из глубин души. И пусть там, помимо любви к жене и сыну, обитала еще и тьма, но даже она сейчас была взбудоражена.

Это не морок, это она – женщина, которая испортила ему немало нервов. Но как?!

Разрушенный дворец, смерть Асхола, помешанного на бессмертии, вещи женщины, чье имя он старался не произносить вслух… Не могло это быть простым совпадением. Так, значит, она попала к нему в руки. Неужели старому магу удалось… Но предыдущие жертвы благополучно умирали. Это что же получается?

Его тещатеперь была вновь молода и бессмертна? Мир покачнулся в глазах Властелина, черные мушки запрыгали в хаотичном беспорядке. Это же крах! Это хуже вечного добра! Хуже вечного купца! И, как говорила его жена, «это хуже ипотеки»! Маленькая надежда в его душе осветила своим лучиком мысль. А что, если она просто омолодилась? Не обязательно же быть бессмертной? Но если даже так, он не для того ждал столько лет ее естественной кончины, не для того столько страдал. Уж кто-кто, а Темный Властелин прекрасно знал закон подлости, и по этому закону его теща обрела бессмертие.

Привычный мир рухнул. Властелин вскочил со своего любимого мягкого кресла и принялся метаться по комнате, как тигр в клетке. Его накрыла волна паники, он не знал, что ему следует сделать в первую очередь, не знал, кого наказать, куда спрятаться.

Но он не был бы Властелином, если бы не сумел взять себя в руки. Стоило пораскинуть мозгами.

Страшное случилось. Она не просто здесь, она вечна! И как всегда, в своем репертуаре: разрушения, судя по всему, ее рук дело. Скорее всего, она еще не знает о нем и своей дочери. Властелин готов был дать руку на отсечение, что она ничего не понимает, но, отдавая должное ее исключительной приспособляемости и уму, был уверен, что она уже знает, как вернуться домой. А она обязательно попытается вернуться, если не сама, так хоть внука отправит.

Отсюда можно вычислить порядок ее действий, а припомнив команду светлых, можно сделать вывод о ее конечном пункте назначения.

Темный Властелин мигом очутился возле зеркала, лихорадочно устанавливая связь, он молил тьму и богов, чтобы ему ответили.

– Чего тебе, Азар? – услышал он ворчливый голос эльфа.

– Она здесь, – выдавил Властелин.

– Кто? – зевнул его собеседник.

– Мать твоей дочери! – проорал Темный Властелин.

– Твою же тещу! – ругнулся его собеседник, смертельно бледнея лицом и опускаясь прямо на мраморный пол.


Город дроу (замок Старшей Рода). Отряд демонов из трех бойцов на службе у Повелителя демонов

Отряд из трех демонов продвигался по городу дроу незаметно и бесшумно. Попасть сюда было достаточно легко, как и подобраться к замку Старшей Рода. Да и в замок они проникли настолько легко, что даже скучно.

– Совсем у этих красноглазых страха нет, – проворчал один из демонов.

– Рорх, ты бы не о безопасности противника переживал, а о цели нашей думал, – одернул его второй демон.

– Ваша правда, сотник, – еле заметно кивнул тот, кого назвали Рорхом.

– А мне вот интересно, что же такого есть в этой человеческой старухе? – подал голос третий демон, до этого молчавший.

– Не нашего это ума дело, но раз сам Темный Властелин к нашему Повелителю с просьбой об ее устранении обратился, значит, она опасна, – ответил тот, кого назвали сотником.

– Тогда зачем нам приказано захватить ее и привести к Повелителю? – задал вопрос Рорх.

– Потому что ее можно будет использовать против Темного Властелина, – терпеливо объяснил сотник Рорху, прекрасно понимая степень глупости этого демона. Но как бы ни был тот недалек, словно в противовес он был весьма силен, за что его и приняли на службу.

В этот момент тот, кого звали сотником и кто был командиром сего маленького отряда, подал знак затаиться. Они были рядом с залом для аудиенций Старшей Рода. Сотник через распахнутую дверь видел Старшую Рода, какую-то девицу человеческой наружности, вампира и молодого паренька. Парень очень точно подходил под описание, данное Повелителем.

– Как и говорил Повелитель, захватываем ту, которую он назовет «бабуля», – отдал приказ сотник.

– Бабуля, ну почему Шиншилла? – воскликнул с мукой в голосе парень.

– Потому что породистая, – невозмутимо ответила девица.

– Но она же не старуха, – возмутился Рорх.

– Опять с разведданными напортачили, – тяжко вздохнул третий демон.

– Вперед, – скомандовал Сотник.

Три демона мгновенно оказались в зале для аудиенции. Посреди помещения стоял стол, ломящийся от еды и пустых бутылок.

– Шиншилла, смотри, какие мальчики! – воскликнула та, кого назвали «бабуля». У нее в руках была странного вида железяка, демоны смутно помнили, что эта утварь называлась сковородой.

Поскольку опасности сотник не чувствовал, он слегка повел плечами, снимая напряжение мышц. Его примеру последовали два его товарища, убирая оружие в ножны за плечами.

– И вправду красавцы! – слезла со стола прекраснейшая представительница рода дроу.

– Э, вы кто такие? – Это парень заметил демонов.

– Демоны, – оскалился в боевой форме вампир.

Сотник и его товарищи прекрасно сознавали, что один вампир против трех демонов… Да им даже в боевую ипостась переходить не придется!

– Какие симпатичные! – воскликнула «бабуля» и призывно улыбнулась.

По данным Повелителя, она отзывалась на странное, трудно выговариваемое имя.

– Бабуля! – воскликнул парень, приходя в ужас от происходящего.

Дроу и человечка двинулись в сторону демонов, соблазнительно виляя бедрами и слегка пошатываясь.

– Дамочки, вы чего? – опешил сотник, наблюдая, как две представительницы женского пола берут его маленькую команду в тиски.

– Чего-чего, – проворчала «бабуля». – Вино кончилось, сходить за ним некому, а тут вы, да еще такие красивые и с голой грудью.

Демоны недоуменно переглянулись. Они всегда ходили на задания обнаженными по пояс, это уменьшало время перехода в боевую ипостась.

Но все же голодные взгляды двух женщин заставили демонов нервно сглотнуть. Они слышали, что у дроу женщина играет ведущую роль, и вспомнили о свободных нравах этой расы, но испытать на себе столь хищный интерес двух представительниц слабого пола им еще не доводилось.

– Женщины, спокойнее, – рыкнул растерянный сотник, после того как человечка ущипнула его за ягодицу.

– Мы вам не понравились? – распахнула человечка свои прекрасные синие глаза, в которых блестели непролитые слезы.

– Не то чтобы… – начал мямлить демон.

– Сотник, чего это они? – попытался отодрать от себя руки беловолосой дроу Рорх.

– Не видишь, что ли? Пьяные, – хмыкнул третий демон.

– Шиншилла, ты слышала? Мы им не понравились, – обратилась человечка к дроу.

– Совсем оборзели, гады, – подтвердила та.

– Молодые люди, вы жестоко оскорбили наши чистые чувства, – начала человечка, угрюмо глядя на демона.

– Нет ничего страшнее оскорбленной женщины, – кивнула дроу.

– Внук, меня обидели! – возмущенно воскликнула человечка.

– Бабуль, не надо. Слышишь? Опусти сковородку!

Эта фраза была последним, что услышал сотник. Дальше его поглотила тьма.


Повелитель демонов

– Все самому! – раздраженно проговорил Повелитель демонов, строя переход в Темные Земли.

Он отдал приказ, который не был исполнен. В назначенное время, в назначенном месте тройка элитных бойцов не появилась. Это означало провал.

Повелитель демонов решил бить козырем.


Глава 10 | Теща Темного Властелина | Глава 12