home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

Дан

– Это че такое? – невольно вырвалось у меня.

– Данюша, в русском языке нет слова «че». Переформулируй, пожалуйста, – смотрит на меня девушка такими родными синими глазами.

– Что здесь случилось? – медленно выдыхаю.

– Я решила тряхнуть стариной. – Ноль эмоций на непривычно молодом лице.

– Ты про те времена, когда женщина била мужчину по голове дубинкой и тащила в свою пещеру? – уточнил я.

Она подошла ко мне, задрала голову и, заглянув в глаза, дала мощный подзатыльник, от которого я не успел увернуться.

– За что? – опешил я.

– За двойку по истории, – выдала она.

– Ирва, – подал голос вампир. И как он умудряется справиться со всеми лошадьми сразу? – Ну почему рядом с вами постоянно что-нибудь да происходит? Ну где, где вы умудрились найти еще одного демона?

– А главное, почему эти ребята так часто страдают от твоей тяжелой руки? – поинтересовался я.

– «Невиноватая я! Он сам ко мне пришел!» – с придыханием ответила бабуля.

– Что? – опешил Рой.

– Классику знать надо, – важно ткнула она в Рояля пальчиком, после чего развернулась к лежащим телам. – Его нужно связать.

– За что? – не подумав, ляпнул я.

– За ноги и за руки, не мне вас учить, – деловито произнесла бабуля.

– Я имел в виду, зачем тебе его связывать. – Еще один тяжкий вздох с моей стороны.

– Он ко мне приставал, – обиженно возмутилась она.

– Тогда на кой он тебе сдался?! – Догадки, одна абсурднее другой, посещали мою голову. Терпение, с бабулей главное – терпение.

– Но он меня спас, – был мне ответ.

– Дан, прошу, не задавай больше вопросов, порой иногда лучше не знать на них ответов, – грустно вздохнул вампир.

– А с остальными как поступить? – уточняю я.

– Грязь должна оставаться в своей родной среде обитания, – махнула бабуля рукой. Видно, огорчили ее эти придурки. Ну и ладно, мне же работы меньше.

И мы таки спеленали мужика по рукам и ногам. Тяжеленный, зараза, никак не меньше центнера весит. Погрузили на лошадь и поехали к таверне. Опять же пришлось воспользоваться магией, телу придали вид большого тюка, а то стража вдруг объявилась ни с того ни с сего.

Доставку тела в номера мы предоставили вампиру, как самому сильному из нас. Между делом выслушал короткий рассказ бабули, хотел было поинтересоваться ее планами на демона, но что-то меня все время останавливало. Наверное, просто боялся услышать очередную оригинальную идею. Мозг ведь не процессор, в нем «мамку» не поменяешь.

Тем временем Рой успел расположить неизвестного пострадавшего на полу одного из номеров. Бабуля уселась напротив, даже стул где-то раздобыть успела. Долго рассматривала лицо незнакомца. Помню я этот взгляд, она так на своих нерадивых студентов во время экзаменов смотрит.

– Рояльчик, к тебе есть дело, – выдала она.

– Допрашивать демона не буду, – сразу же принялся отпираться вампир.

– Тебе и не надо, – отмахнулась любимая родственница. – Мне нужно, чтобы ты вернул мне прежний облик.

Че?

– Ирва, со всем уважением, но для чего вам вновь становиться старой? – А на лбу крупными буквами написано: «Это мир с ума сошел или я?»

Мне бы посочувствовать ему, да только за годы жизни с любимой бабушкой это чувство атрофировалось.

– Дорогой мой Рояль, я уже вышла из того возраста, когда морщины на лице пугают. Откровенно говоря, мне импонирует тот факт, что я вновь молода и прекрасна, но немного смущает, что теперь я выгляжу, как ровесница собственного внука. А внимание, привлекаемое моим внешним видом, так и вовсе в данном случае нежелательно. Не могу я быть, как Ленин, вечно молодой и юной, так что хватит разговоров. Партия сказала – надо, комсомол ответил – есть.

Она меня пугает в последнее время. Нет, она и раньше была подвижна, активна и креативна, но не в полевых же условиях. Если не знать мою бабушку, решил бы, что она мается дурью. Но бабулю я знал и ее любовь к логическим играм тоже. Она, когда в шахматы играла, противника за пять ходов укладывала, и это выглядело как издевательство хищника над не осознающей своей обреченности жертвой. И в преферанс играть с ней тоже лучше не садиться. Когда она у себя подруг собирает, как она говорит, «расписать пулечку», я стараюсь слиться с окружающей средой. Такое чувство, что не милые старушки в гостях, а матерые любительницы дорогого коньяка и крепких сигар собрались. Я как-то подслушал их воспоминания о молодости. Знаете, тогда я впервые осознал, что в наше время развлекаться не умеют. В то время окончательно развеялось мое представление об учителе как таковом, оказывается, самые безбашенные люди – это преподаватели. Хотя бабуля говорит, что любой студент даст сто очков по всем параметрам, а ее подруги заявляют, что в любой профессии есть свои нюансы, но мне повезло ознакомиться близко лишь с одной. Поэтому я люблю компьютеры, они если и выкидывают нечто неожиданное, то только по вине пользователя. Компьютеры не треплют тебя за щеки, не спрашивают, имеются ли в наличии друзья с развитой мускулатурой, которые согласятся скрасить вечерок пяти незамужним дамам. Возраст этих дам опускался по умолчанию. Так что по пятницам, во время бабулиных сборов, двор пустел. Не то что мои друзья, даже алкоголики – и те предпочитали отдыхать в других местах, шпана старалась носа не показывать.

На фиг такие воспоминания!

– Ирва, – вклинился в мои размышления голос вампира. Опять я потерялся в дебрях размышлений. Долго я так стоял? Кажется, он перестал махать руками возле лица бабули. – Ирва, я не всесилен. Несомненно, мой морок наилучшего качества и намного крепче, нежели обычная волшба, но против глаз демонов, вампиров и магов тайной службы он бесполезен. Они видят сквозь любой магический навет.

– И много таких в силовых структурах? – хитро прищуривается теперь уже точно моя старушка.

И когда только успели? Я тоже хочу такое уметь. Интересно, а если на несимпатичную, но весьма интересную девушку наложить морок, перед друзьями хвастаться можно будет безбоязненно? А в остальном? На ощупь-то девушка останется несимпатичной.

– Из тех, что я знаю, – шесть-семь, не больше, – пожимает Рой плечами.

– А можешь ты сделать так, чтобы я уже без твоей помощи могла менять облик по желанию? – улыбается бабуля. Как же я соскучился по сеточке морщинок вокруг любимых синих глаз! Как же мне, оказывается, не хватало этого ее привычного образа, и как же, оказывается, мне теперь легче от сознания того, что бабушкой я зову именно бабушку, а не юную деву, больше похожую на мою сестру.

Да, я эгоист, но это с непривычки. Я бесконечно рад, что она теперь бессмертна. Раньше я старался не задумываться о том, что бабуля уже как бы и немолода вовсе, а продолжительность жизни в нашей стране не так уж и велика. Я вообще думать по этому поводу не хотел и жутко ругался, когда она заводила разговоры на тему «если вдруг что». Теперь же мне волноваться не надо, но из-за внешних факторов сбывшаяся мечта идиота слегка напрягала. Внешность другая, а поведение то же, хотя и поведение порой иногда вгоняет в ступор. Меняется бабуля, вот это как раз и пугает.

– Ирва, для этого мне потребуется время. Я создам подходящий амулет. Мне понадобится ваша кровь для зелья и кровь Дана для пополнения сил, – мягко говорил вампир.

– Обломишься, – оборвал я его.

– Но… – собрался было протестовать он.

– Рояльчик, чрезмерно частая потеря крови у мужчин приводит к неожиданным последствиям. Уж я-то знаю, зять до сих пор мне этого забыть не может, так что внука калечить я тебе не дам. Сегодня питаешься трактирщиком, и смотри, много не пей, он калорийный, а тебе фигуру беречь надо – вдруг невесту по пути встретишь.

– Тогда лучше подавальщицы, – обиженно буркнул вампир.

– Ты их видел? Неизвестно, сколько молодчиков прошло через нежные ручки и другие части этих дев. Побрезгуйте, мил-человек, – округлила глаза любимая старушка. Она всегда была за здоровые отношения. – Так что тебе понадобится, помимо моей крови?

– Светлая магия. Эльфийская, если быть точным.

– Я вам не мешаю? – раздается тихий и спокойный голос снизу.

Поворачиваю голову, и вижу нашего пленника. Спокоен, как танк в музее, в глазах ни капли страха, сплошной интерес.

– Ну что вы, мы рады гостям, даже тем, что хуже татарина, – замахала на него руками бабуля. – Данюша, сходи за Лелем. Пора ребенку поработать на благо родины.

Делать нечего, пришлось плестись, хотя с большим удовольствием остался бы в комнате. Вот зачем ей эльф?


Ирва

Выдворив внука, я вновь обратила внимание на связанного демона. И почему демон-то? С виду человек человеком – ни рогов, ни копыт, ни пятачка. Хвоста, и того нет.

– Здравствуйте, милейший, – улыбаюсь я.

– Здравствуй, красавица! – Он тоже улыбается. – Что это с тобой, никак еще краше стала? Жар твоих очей опаляет мое сердце, даже морок такую красоту испортить не в состоянии.

Ни один мускул на моем лице не дрогнул. Да здравствует великий педагогический опыт, – чтобы ни нес студент на экзамене, лицо нужно держать.

– Не стоит смущать девушку комплиментами, – продолжала источать я патоку.

– Румянец на щеках столь прекрасной женщины ценнее золотых монет и прекраснее рубинов. – Какой голос, какой слог! Какой прекрасный говор. Так бы и слушала. Вечно. Но у меня нет вечности.

– Ах, какой мужчина, – закатила я глазки. – Рояльчик, учись, сразу виден опыт. И произношение потрясающее. Вам бы, голубчик, диктором работать, а не всемирным злом.

– Вы не только прекрасны, но и обладаете ядовитым жалом, – хмыкнул он.

– Приму это как комплимент, – решила я.

– Меня зовут Шасгар.

Мужик себя явно не как пленник ощущает, скорее уж как хозяин. Не то чтобы он вел себя по-хамски или вызывающе, но его спокойствие в данной ситуации наводит на определенные мысли.

– Ирва. Приятно познакомиться, – протягиваю ему руку.

На меня посмотрели в недоумении.

– Это называется рукопожатие. Приветствие среди равных, вы должны пожать мою ладонь.

– Но я же связан, – поднял он бровь.

– Но вы же демон, – повторяю его мимику.

– И правда, чего это я. – И мне протянули мощную ладонь.

Рояль попытался было дернуться, но я успела остановить его взглядом. Умный мальчик: все понял, встал у дверей и слился со стеной. И не вампир вовсе стоит, а статуя, очень похожая. Ну а то, что дышит произведение искусства, так новые технологии, куда ж без них?

Так и знала. Веревки жаль, они денег стоили. Рукопожатие получилось странным. Он взял мою ладонь в свою – так, будто боялся ее сломать, у него большие руки. Очень уж сильно они отличаются от тех, других, принадлежащих моему золотому счастью.

– Итак, уважаемый Шасгар, я вас слушаю.

– А ты деловая женщина, – хмыкнул он.

– Не люблю тратить время попусту. Насколько знаю, демоны не станут разгуливать по этому миру просто так. Вы на моем пути уже четвертый. В жизни, конечно, случаются нелепые случайности, но не нелепые совпадения, – устало вздыхаю я.

Демон задумчиво потер лоб. И где положенная шишка, спрашивается?

– А чем это меня? – опомнившись, спрашивает он.

– Святой сковородкой, – пожимаю плечами.

– Почему святой? – хмурится демон.

Он спокоен, это меня не удивляет. По рассказам Рояля, демоны – это боевые машины – сильны, быстры, практически неуязвимы. Классический набор совершенного звена пищевой цепи. Так что я прекрасно понимаю его уверенность в себе. Но это не умаляет моего раздражения! Смотреть на меня снизу вверх в положении сидя, да еще и таким ироничным взглядом! Ну, ничего, зять поначалу так же заблуждался.

– Потому что чудеса творит, – отмахнулась я.

С другой стороны, если не принимать в расчет непонятно с чего взбесившееся настроение, то прекрасно понимаешь, что он имеет на это полное право. По словам Роя, из нашей компании равным противником этому демону будет разве что внук, а родной кровинушкой я рисковать не собираюсь. Следовательно, в заранее проигрышное мероприятие ввязываться не стоит.

Кстати, о странностях собственного настроения. Во всем виноваты гормоны. Именно поэтому я так огорчилась своему омоложению. В молодости гормоны управляют нашей жизнью, подчиняя голос разума зову тела. В старости, когда телу не так уж много надо, остаются характер и рассудок, хотя, пожалуй, молодежь с этим бы поспорила, но вот вечно спешащим молодым невдомек, что как раз старикам открыто то, что так хотят постичь они сами. Кажущаяся наивность и недалекость старости есть не что иное, как чистый разум, достигший того, к чему стремился, но открывший для себя новую истину. А что характер со временем портится, так это от бессилия перед глухотой и слепотой молодости. Маразматиков и склеротиков в расчет не берем.

«Остапа понесло». Чего это я в лирику ударилась? Вот только философии мне сейчас не хватало, нужно решать, что с гостем делать. Переводить в разряд врагов или же создавать новый союз?

– Пожалуй, так пренебрежительно со мной еще не обращались, – хмыкнул демон, ни к кому, в общем-то, не обращаясь.

– Вам не понравилось? – удивленно смотрю на него. Рой сдавленно вздохнул.

– Уже очень долгое время я не получал по голове. Сразу молодость вспомнилась, – поднялся он на ноги.

То-то, я смотрю, глазоньки у тебя, дорогой, чересчур уж умные, я бы даже сказала, мудрые. Шасгар, значит? Пожалуй, кодовых имен давать не будем, а будем выяснять все, что только захочет рассказать нам данный индивид. Ведь не просто же так он появился, и живы мы до сих пор тоже неспроста.

– Не поверите, со мной тоже так не обращались, – доброжелательно улыбаюсь я. – Так что же делает демон на территории, которую ваш народ собирается захватить?

– Шпионит. – Он, оказывается, тоже умеет доброжелательно улыбаться.

– Плохо, батенька, никакого таланту. Вас же любой опознать может, – припомнила я восклицание Роя.

– Ирва, позволь, я развею твое заблуждение. – Демон подошел ко мне ближе и буквально навис надо мной. – Распознать демоническую сущность способны лишь вампиры и высшая знать. Первые – в силу своей специфической магии, вторые с детства натаскиваются на нашу ауру, и те и другие обычно имеют свой собственный ареал обитания.

– Ну, хорошо, сделаем вид, что я поверила. Значит, вы шпион? Тогда возникает другой вопрос. Почему мы еще живы? – Меня упорно не отпускает ощущение некой двойственности: вроде бы мы говорим друг с другом на одном языке, одними словами, да вот смысл вкладываем разный. А точнее, говорит каждый одно, а подразумевает другое.

– Очень уж меня заинтересовало оружие, которым меня оглушили, – смотрит он серьезно. – И женщина. Ни одна не смела поднимать на меня до этого сковородку.

Суров мужик. Надеюсь, не злопамятен.

– Все бывает впервые, – мягко улыбаюсь. – Господин шпион, прежде чем вы что-либо предпримите, я хочу сделать вам предложение, от которого вы вряд ли откажетесь.

– Я в нетерпении, радость моя.

И почему меня передергивает от такого его обращения? Вновь чувствую себя студенткой рядом с именитым профессором.

– Насколько я знаю, у вас проблемы с площадью? Земли не хватает? Я помогу вам ее решить.

– И как же вы собираетесь это сделать?

В этот момент вместо него я узрела волка, что навострил уши и пригнулся к земле в ожидании того самого момента, когда жертва подберется поближе.

– Избежав войны, – пожимаю я плечами.

– Бабуля, мы пришли! – вломился в двери внук, волоча за собой эльфийку.


Самериус (он же Рояль)

Что она творит? Как она может спокойно общаться с демоном? У вампира боевая трансформация помимо воли проявляется только от близкого присутствия врага, а эта женщина еще с ним флиртовать умудряется! Зачем она его притащила?

Что? Предложение? Что она задумала?! Почему происходящее все меньше и меньше нравится вампиру, отчего страх тонкими кольцами окутывает сознание? Не от того ли, что ситуация выходит из-под контроля?


Шасгар

Он ждал. Ждал ее дальнейших действий. Что же в ней такого? Почему заказчик так стремится ее устранить? На первый взгляд ничем не примечательна. Красива, спору нет, но среди его народа найдется сотня женщин прекраснее ее.

Молода, но информация поступала о старухе. Вот только Шасгар не мог ошибиться: разведданные и наличие мальчишки, полностью подходящего под описание, не могли его подвести.

Когда он нашел пропавших демонов, то был в шоке. Вытащить их не представлялось возможным, узы брака среди его народа священны. Наверное, поэтому его народ не спешит сковывать себя ими. Поговорить с воинами также было затруднительно, но возможно, для него вообще нет почти ничего невозможного. Воины поведали невероятную историю. У них помутился рассудок? Или же он чего-то не знает? Чего только не случается во время выполнения особо опасной миссии!

Девушка не реагирует на демоническое обаяние. Интересное явление. А потом был серебристый бок сковородки…

Очнулся он на полу, связанный. Интересно. Вампир и она. Странного мальчишку только что отослала.

Она не так проста. Молодая и красивая, она зачем-то натянула на себя этот непривлекательный морок. Обычно женщины используют иллюзию для увеличения своей привлекательности, а не наоборот. Она не знает, что он может видеть сквозь магию? Это вряд ли, вон как глазищами сверкает.

У нее ядовитый язык. Демоны ценят смелых и тех, кто способен постоять за себя, даже если это просто слова, особенно если это слова. Впервые он заметил несоответствие. Глаза девчонки больше подходили ее мороку, нежели ей самой. Глаза мудрой, старой женщины, а не молодой бессмертной. Кстати, как человек обрел бессмертие? И человек ли? От нее разит кровью. Странной кровью.

Что она говорит? Почему еще живы? Ну не говорить же ей правду – мол, по воле Повелителя демонов ей суждено стать козырной картой в будущей войне.

Кто он такой? Опять же правду не скажешь. Вернее, не всю.

Предложение? Вот это уже интересно. Что же она может предложить? Решение его проблем? Это шутка? Нет. Иначе Темный Властелин не согласился бы на сотрудничество. Кто же эта женщина? Как она собралась решить неразрешимое?

– Бабуля, мы пришли! – вломился в двери парень.

Где-то он уже видел этого паренька.


Где-то на просторах Темных Земель

Слуги Темного Властелина были в панике. Они с ног сбились в поисках одной маленькой женщины, от которой зависела их жизнь. Им был отдан четкий приказ: доставить Властительницу до места назначения и ни в коем случае не спускать с нее глаз.

И сейчас, находясь в придорожном трактире, сопровождение Ее Темнейшества со всей страстью допрашивало свидетелей. Немногочисленные обитатели таверны бледными тенями сгруппировались в центре трактирного зала, они не понимали, почему облеченные властью так злы и напуганы одновременно. Простому люду хотелось спать, есть и в туалет, но разве это кого-нибудь волнует? Нет, мучителей интересует, кто и где в последний раз видел женщину с золотыми волосами и лучистыми глазами. Да откуда же светлой взяться в Темных Землях?

И только тени были спокойны. Теням было все равно, им нечего было опасаться, они жили благодаря неровному свету дешевых кристаллов внутреннего освещения. Народ сегодняшней ночью спать не собирался, а значит, кристаллы гасить не будут. Кристаллы не погаснут, значит, тени по углам не сольются с ночной тьмой. Так чего им переживать?

А на столе в комнате, которую ранее заняла Властительница, лежала записка.

«Если этот Темный придурок(написано на проклятом языке) пытается сделать из меня идиотку, то пусть вспомнит, кто у нас избранная, призванная покончить с этим коз… шовинистом! Я ему кто – жена или аппендикс?

А вы, олухи, охрана доморощенная, освободите своих товарищей по несчастью, они в ближайшей канаве. Этих индюков отправить на переподготовку – никакого понятия о маскировке. Да моя личная тайная служба и та лучше работает! Сами же отправляйтесь в пункт назначения. Мужу можете доложить через сутки!

P.S. (Далее на проклятом языке, который свита не понимает.)

Если ты, любовь моя оборзевшая, таким макаром пытаешься откосить от поездки к маме, ей-богу, я ей все расскажу! Если же это очередной форс-мажор, от которого ты, пережиток прошлого безбашенный, меня пытаешься оградить, то спешу тебя расстроить: обломись! Дуру из меня делаешь? Ну так я сама во всем разберусь и отправлюсь, наконец, к маме и сыну! А ты, Темный, можешь и дальше в свою большую политику играть! Понял?

И лучше тебе не пытаться мешать мне. Я зла. Я очень зла! И то, что я тебя люблю, не дает тебе право на помилование!»

Впервые старший группы ощущал такой первобытный ужас. Повелительницы не было. Ее письмо не оставляло надежд на счастливый исход событий. Да их же казнят! Без суда и следствия, даже не спрашивая предсмертного желания! Ну куда могла деться Властительница? Боги, помоги им!


Ирва

А вот и внук с эльфой.

– Какой красивый! – Не успела зайти в комнату Лель, как ее взгляд уперся в демона.

Так я и знала, неспроста он при нашей встрече глазками косил.

– Что ты видишь? – интересуюсь я.

Внук непонимающе переводил взгляд поочередно с меня на Лель, потом на демона и, наконец, на Роя.

– Он прекрасен, – и больше никаких эпитетов.

– Особенность моей расы, – пожимает плечами Шасгар. – Наше обаяние способно подавить волю неподготовленных и слабых разумом.

– Ба, а почему он не связан? – Данюша по-прежнему ничего не понимал.

– Потому что Шасгар наш с тобой охранник. Лель, деточка, ты же не против? – но смотрю я на демона. Выражение его лица не прочесть.

– Нет, – с трудом ответила она.

– Шасгар, вы в состоянии это контролировать?

– Вполне. – Одно слово – и эльфийка смотрит на мир осмысленным взглядом.

– Бабуль, так зачем тебе Лель? – задает вопрос внук.

– Сейчас Рой и Лель отправятся творить необходимый мне амулет, – выразительно смотрю на темного и светлую.

– Бабушка Ирва, а кто это? – Совсем забыла! Светлые же не знают, что очередного языка взяла.

– Телохранитель, – сама же аккуратненько выталкиваю упирающегося вампира и любопытствующую эльфу.

Наконец сие трудное дело было завершено. От лишних ушей мы избавились.

– Я обезопасил нас магически. – А у демона, оказывается, весьма интересный прикус.

– На чем нас прервали?

– На решении моих проблем.

– Ах да! Вопрос об ипотеке.


Глава 12 | Теща Темного Властелина | Глава 14