home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 21

Светлый Император

Светлый Император размышлял о былом. Он с тоской вспоминал прошлые семь лет. Вспоминал жену. Как попал в странный отравленный мир. А ведь во всем виноват брат, именно он насолил правительнице дроу, и именно он должен был попасть в ту ловушку. Но попал правитель. И отправился в чужой, почти лишенный магии мир. Сил хватило только на заклинания адаптации да слабый морок, чтобы уши прикрыть. Много времени прошло, прежде чем он научился в себе магию копить. А там она, Ирма. Нежная, ласковая и такая добрая. Поначалу. В этом мире на светлого женщины буквально гроздьями вешались. Выбирай – не хочу. Или отбивайся – не могу. Одна из таких помогла с документами. Ирма не сильно выделялась на их фоне. Были и покрасивее. Но он выбрал ее. И все бы хорошо, да вот характер у нее оказался… особенным.

Он с содроганием вспоминал ее вспышки гнева. Раз в год она обязательно устраивала грандиозный скандал. В него летело все, начиная от тарелок, заканчивая сковородками. Да, да, уже тогда она питала слабость к кухонной утвари.

А во всем виновата ревность. Светлый не знал, как остудить пыл аборигенок. А Ирма не знала, что сущность эльфа всегда будет притягивать к нему других. Вот и получалось, что его добрая девочка просто теряла терпение. И тогда он благодарил пресветлых богов за то, что случалось это крайне редко.

Но пришло время уходить. Его нашли. И сообщили, что темные совсем распоясались, назревала война. Он хотел забрать ее с собой. Хотел, но не сделал.

Люди в том загаженном мире жили крайне мало. Зачастую не доживая и до шестидесяти. Сколько оставалось его девочке? А светлый двор? Смогла бы она выжить среди интриг? Нет. Слишком открыта. Слишком честна.

Он заключил с ней брак, точно зная, что это не продлится долго. Она умрет раньше, чем совет найдет ему невесту для политического союза. Он и относился к их союзу, как к чему-то приятному, но, к сожалению, кратковременному. И детей у них не было из-за него. Он четко за этим следил, точнее, он так думал. В последний раз он сорвался. Из-за жгучего чувства приближающейся разлуки он перестал себя контролировать. А потом ушел.

Кто же знал, что через двадцать с лишним лет на зов крови о спасителе придет его дочь? Не могла иномирянка зачать от повелителя без его согласия! Магия бы не позволила. Но она зачала, а он об этом не знал, потому что не верил в такую возможность.

Он даже память о себе стер, чтобы ей было легче. Но демонов мир! Магия там действует абсолютно не так, как хотелось бы.

В тот мир он больше не возвращался. Самое страшное, что подобным ему в том мире выжить было проблематично. А если быть точным – невозможно. Слишком грязен он был. Светлого даже удивляло, как долго он умудрился продержаться.

Он узнавал о ее жизни через дочь. Он запретил ребенку рассказывать все матери. Она бы захотела прийти в его мир. Кем бы она пришла? Женой Светлого Императора, которую тот покинул? Матерью наследницы? Или простой женщиной – иномирянкой? Смешно. Супруга Императора, простой человек, и даже не благородных кровей. Без магии. Да ее попытались бы убить в первый же месяц! Оставаясь в родном мире, она имела шанс дожить до преклонных лет. Ее неумолимое старение было еще одной причиной. Он знал, что она увядала. Для долгоживущего старость – смерть. Медленная, почти незаметная, но смерть. Он уже смирился. Пока она вновь не удивила его.

Она пришла в его мир, перевернула все с ног на голову и заставила его бояться. Бояться посмотреть ей в глаза и увидеть там презрение и ненависть. Но, конечно, Светлый Император в этом никогда не признается даже себе. Поэтому он сейчас и вспоминал их бурные ссоры с летающей кухонной утварью. Понимал, что разыгранный скандал и половины мощности былых разборок не имел.

Понимал он, что Ирма изменилась. Ведь это она собрала армию, она пошла на столицу, и она захватила Светлый град. Раньше она бы мягко попыталась поговорить. Попросить. А если бы не получилось, устроила бы грандиозную истерику с членовредительством. Раньше она не была способна просчитывать свои ходы так далеко.

Сейчас же светлый видел в своей жене не девочку, но женщину. Не наивную девушку, у которой звезды в глазах сияли при взгляде на него, а лидера. Со всеми вытекающими.

Все те годы, что он жил без нее, он старался не вспоминать. Не сказать, что мучился. Нет. Он бессмертен, а Ирма лишь приятное мгновение. Мгновение, подарившее ему дочь. Он ей благодарен. Видят пресветлые боги, благодарен.

Но и встретиться с ней не мог, стыд не позволял. Она была его слабостью. За которую при дворе могли ухватиться. Ему было стыдно перед ней.

И она была чужая. Как же получилось, что у двух абсолютно несовместимых по своей сути существ появилось чудо по имени Марина?


Дан

– Шиншилла, – смотрю серьезно на дроу. – Мне нужны те самые демоны, над которыми… которых вы с бабулей осчастливили вашими внучками.

– Через три дня, – был краткий ответ. – Сейчас они с девочками в отдаленных пещерах. Как раз трое суток пути. Я передам по кристаллам связи.

– Командующий Дан, – откинул штору, заменяющую дверь в шатер, мой личный посыльный. Я таки заставил Рояля пахать на себя. – Арки установлены, как вы и приказали.

Отлично.

– Правда, произошла заминка с теми веществами, что вы приказали изготовить. У нас не хватает одного элемента. – Рой, по-моему, в азарт вошел.

Я даже догадываюсь, чего у них не хватает. Слава Интернету, где можно найти рецепт взрывчатки из го… удобрений, короче. И слава моему пытливому уму, благодаря которому я уже пытался сотворить подобное на бабулиной даче. Мы и так туда редко ездили, а после этого случая посещения дачи сократились вдвое. До сих пор с содроганием вспоминаю хворостину, которой меня бабуля отходила, после того как я уговорил ее бросить черенок от лопаты. А как она ругала меня за взорванную беседку, которую так и не отстроили. «Ах ты, вредитель малолетний, термит доморощенный! Собрался вредить – вреди соседям, а не в родных пенатах!» И в самом деле. Когда я в следующий раз пакостил на соседской территории, мне перепало гораздо меньше, и то за то, что попался.

– За тем, чего не хватает, пошли ребят в ближайшее селение, – вынырнул я из своих воспоминаний.

– Шиншилла, вы уже работали с демонами. Ваши девочки смогут выбить из них необходимую информацию? – смотрю на дроу с надеждой.

– Легко, – хмыкнула Старшая Рода. – Они как раз этим сейчас занимаются. Труднее будет заставить их построить переход на родину.

– Думаю, эту проблему я устраню с легкостью, – злобно усмехаюсь.

– Дан, – слышу голос за спиной второго своего посыльного. Ох уж этот Лель. Как я ни пытался избавиться от него, он, как репей, не отставал. Пришлось делом занять.

– Что? – не оборачиваясь, спросил я.

Как раз карту изучал. Задавался вопросом: бабулин план «б» – риск на гране фола или очередной выверт ее логики? Она ведь и вправду собиралась перекроить этот мир. Не сама, так при помощи местных жителей.

– К тебе посетитель, – был мне тихий ответ.

Оборачиваюсь и вижу маму. Зашибись. Щас мириться будем. А в нашей семье не принято тихо проявлять свои эмоции.

– Дан, – сделала мать шаг ко мне.

– Властительница, – подала голос Шиншилла и склонилась в странном реверансе.

Матушка только рукой махнула.

Прикидываю в уме, сколько времени у меня есть. Часа два в запасе, а там надо будет самому пропорции опять идти замерять. А то ведь накосячат без меня, как пить дать.

И как бабуля с ними справлялась? На них же пока не наорешь, не дойдут своими мозгами. И пока кого-нибудь магией не пришибешь, дисциплины не добьешься. Кстати, о магии. Делаю себе зарубку на память – о возможности припахать к делу пленных магов.

– Мам, присаживайся, – подсовываю родительнице трехногий стул.

Этого калеку бабуля использовала как возвышение. Так ее лучше армия видела. Больше мебели не было.

– Спасибо сынок, – и смотрит на меня так тоскливо.

Вот же… Ну не люблю я таких взглядов. Мне тогда так стыдно становится. За все. Даже за то, чего не делал. Излюбленный мамин прием: деморализовать противника и бить на поражение.

– Сына, прости меня. – И слезки в глазах.

Я же говорил: бить на поражение. Я камень, я камень… Ни хрена я не камень. Подхожу к матушке и обнимаю ее.

– Мам, давай только без слез. Я не сержусь уже, – глажу ее по голове.

– А на дедушку? – Новый заход.

Ну нет, на такое я не подписывался.

– Дед? Пусть он сам с бабулей разбирается, – бурчу себе под нос.

– Сыночек мой! – и давай меня тискать.

Нет, я, может, и не против. Но не при посторонних же. Грозно смотрю на притихшую Шиншиллу. Ну и видок у той. Такой весь ехидно-любопытный. Так и вижу, как эта ушастая бабуле все пересказывает. Под моим тяжелым взглядом Старшая Рода покинула пределы шатра.

– Мам, все хорошо, честно, – смотрю на нее.

– Сына, ты только от дедушки не отрекайся, – просит она. – И сторону ничью не занимай. В жизни разные ситуации бывают, сам понимаешь. Не мог он по-другому поступить.

– Не переживай. Вмешиваться не буду. Да и бабуля о нем всегда только хорошее говорила. Но и поддержки от меня он не дождется.

Все же без деда я прожить могу, а бабуля у меня одна. Но об этом я, естественно, матери не сказал.

– И не надо, – улыбается она, – они сами разберутся. Но ты с дедушкой поговори.

– Вот как будто у меня есть время с этим эльфом говорить, – бурчу, поднимаясь с колен.

– Сынок, он не «этот эльф», он твой дед и Светлый Император, а ты его наследник!

Вот теперь я верю, что это моя матушка. Я-то все переживал, что она совсем эмоциям поддалась, а оно вон чего. Я у нас, оказывается, наследник светлых. И темных. Твою медь! На фига мне этот мир? В стратегию я могу и дома поиграть. А тут и светлые, и темные…

Радует только, что сие счастье на меня нескоро свалится. Если только бабуля батю с дедом не пришибет в великом порыве. Если умудрится, заставлю ее при мне регентом быть. Пусть сама с этими империями разбирается.

Так вот, о матушке. Маман у меня дама чувствительная. Особенно если это в ее интересах.

– Мам, давай без хождения вокруг да около? – решаюсь наконец.

– Хорошо, – удовлетворенно улыбается матушка. – С дедушкой ругаться не стоит. Тебе у него еще обучаться.

Иногда мне кажется, что матушка не ту профессию выбрала. Хотя с ее цинизмом только врачом и быть.

– Мам, ты же сама бабулю те письма злосчастные к своему приезду найти просила, – скорее утверждаю, чем спрашиваю.

– Откуда знаешь? – округляет она глаза.

– Бабуля сказала, когда в этот мир попали, – отвечаю. – А еще она вопросом задавалась, с чего вдруг у нас в пристройке переход появился, когда его там отродясь не бывало.

Матушка смущенно покраснела. Смотрю на нее строго.

– Да надоело мне, – сорвалась она. – Надоело, что я матери родной ничего сообщить не могу! Надоело, что ты растешь у меня, как чужой. Мучиться надоело! Отец твой… Он мужчина, сильный, решительный, но и он не идеален. Сынок, ты только ему не говори.

И смотрит на меня умоляюще. Теперь верю, что она прямой бабулин потомок.

– Мам, а маг этот, Асхол? – Ей уже вкратце поведали о причине бабулиного омоложения.

– Он моя ошибка. Вы должны были в замок попасть и ждать нашего прибытия. Вроде как случайно попали, и я ни при чем. И менять что-либо поздно – мол, и так все знаете. Я ошиблась, и эта ошибка стоила мне многого. Блуждающий портал уже давно не появлялся в той части замка, где окопался этот маг. – Матушка сплюнула. – Мои люди пытались вас перехватить, но всегда опаздывали.

– То есть переход наш ты обеспечила, а все остальное случайность, – выношу вердикт.

– Я рискнула, – кивнула она, – и проиграла.

Ну, я бы так не сказал. Вот верну бабулю, накостыляю наглым демонам, и жить спокойно можно.

– Мам, а на фига ты меня вообще отдала? Нет, я не жалуюсь, так, для справки. Почему раньше молчала? – спрашиваю самое сокровенное.

– Сын, тебе грозила опасность. Тебя пять раз убить пытались. На пятый чуть не убили. И сейчас грозит. Но сейчас ты хоть защититься можешь, да и у нас информации побольше. А молчала потому, что мама не поверила бы мне на слово. Потребовала бы доказательств. Если бы она пришла в наш мир, о ней бы мигом узнали. И о том, что ты жив, тоже бы узнали. Да и… дедушка с твоим отцом не позволили бы мне. Они по-своему о вас заботились. Понимаешь, их прямой запрет рассказывать все маме и приводить ее сюда я не могла обойти. Зато они ничего не говорили, что будет, если вы сами придете. Да и была вероятность, что мамино сердце не выдержит потрясений. На этот случай в предполагаемом месте выхода дежурили целители. Только портал открылся совсем в другом месте.

Она опустила голову, пряча взгляд.

О как. Зашибись.

– Она и так твоего отца не жалует, а тут лишний повод его третировать. – Матушка опять смущенно улыбнулась. – Для нас с отцом главное – твоя безопасность. А знание иногда главный ее противник.

– Мам, а почему ты с нами не осталась? – Понимаю, что вопрос детский. Но вот такой я, с детства обиженный.

– Я не могу жить в том мире, – теперь она была серьезна, как никогда. – Плохо мне в нем, с самого детства. Природа, население – все чужое, враждебное. Люди, которые окружали меня… Ты знаешь, каково это – быть ребенком учителя? – вдруг перешла она в наступление. Видно, и ей этот разговор нелегко давался. – Общество, что постоянно давит. Учителя, сверстники – у всех ты виноватая. Мать все время на работе.

– Вот не надо мне рассказывать про твое тяжелое детство ребенка учителя. У меня бабушка-профессор.

Она улыбнулась. Грустно, но по-доброму.

– Да, ты прав. Причина в другом. Я наполовину эльфийка. Нам в том мире худо. Я выжила только потому, что полукровка. Ты не поймешь меня, потому как ты эльф лишь на треть, у тебя есть защита крови твоего отца. Воистину живучий генотип. Но я ведь не такая. И твоего отца оставить не могу. Я нужна ему, сынок. И твоя бабушка поняла меня. Поняла, как никто другой.

Женщины. Всегда было интересно, чем они руководствуются, поступая так или иначе. Интерес пропал. Давненько уже. Понятно, что логики там не так много.


Заговорщики

– Первый, наша армия уже готова, – поставил на стол свой бокал Третий.

– Еще рано, – качнул головой Первый.

– Как – рано? – возмутился Второй. – Весь Серый материк кишит сараагами. Их только с поводка спусти, и мир вновь будет прежним.

– Второй, нужен конфликт с демонами. Нам необходим виноватый. Под нас и так уже копают.

– Это неважно! – воскликнул Второй. – Против нашей армии не устоять.

– Против монстров есть универсальное оружие – Властелин. А теперь еще и наследник. Мы скопили слишком мало сил. Необходимо больше жертв. Для этого и нужна Властительница. Да и наследник, по-хорошему, был бы идеальным вариантом. Его смешанная кровь – самый мощный катализатор.


Ирва

Проснулась я поздно утром, что нехарактерно для меня. А все этот демон виноват. Всю ночь с ним промаялась. Чего только не пришлось ему наговорить, но он все же ушел. А покои у него действительно неплохие. Дизайн под старину, окна большие и светлые, цветовая гамма приятна глазу. Ляпота! А кровать-то какая удобная – в меру мягкая и в меру твердая. Хочу себе такую же. Жаль, поставить некуда.

Встала, нашла ванную. Оказывается, здесь есть водопровод. Знать не хочу, как он функционирует, главное, работает.

Вышла из ванной. Огляделась. Чем так воняет? Это что за веник? Внимательно рассматриваю гербарий, то есть букет. Цветочки странные, колючие и красные, но не розы и даже не маки. А рядом платье. Платье пришлось надеть, так как моих вещей в комнате не обнаружилось. Чертенята, наверное, унесли.

Среди цветов заметила записку:

«Женщина! Ты все равно будешь моей!»

У меня мурашки по спине побежали.

Местная мода мне понравилась, удобно и элегантно. Но любоваться собой времени не было. Желудок требовал еды. Интересно, Данюша хорошо кушает? Бедный мой мальчик, наверное, переживает.

Думаю, с ним все будет хорошо, как-никак рядом его мать. Мариночка у меня девочка умненькая, сообразит, что сделать.

Навстречу мне выскочил чертенок.

– Милейший, – остановила я его, – не подскажете ли, где тут завтраком кормят? – и выдаю милую улыбочку.

Мне не отвечают, а лишь завороженно следят за моей правой рукой, в которой держу Тефалю. Со своим оружием я уже срослась. Если я ложусь с ней спать, почему бы и завтрак не провести в ее компании? Единственный во всех мирах артефакт имел свою особенность: к нему нельзя прикоснуться без моего прямого дозволения. Если оставлю ее где-нибудь, обязательно кто-нибудь ручонки свои загребущие протянет. И получит, потому как у меня разрешения не спрашивал.

– Эй, – прикрикнула я.

От сковородки взгляд оторвали, пятачком пошевелили и наконец объяснили, куда свернуть.

До нужного места я добралась без приключений. Отворила массивные двери и… попала на слет нечистой силы.

Двери закрыла. Потом вспомнила, что во главе стола возвышались знакомые рога, и опять их открыла.

Так и есть. Черные, красные, синие, спасибо, что не в крапинку, чудища сидели за длинным массивным столом, и все смотрели на меня. А было их… не сказать, чтобы много, но и не мало.

– Добрый день, господа, – мило улыбнулась и двинулась по направлению к Шасгару. Его рога я сразу опознала.

Взгляды чудищ стоически игнорировала. Тоже мне, невоспитанные личности! Видели бы они, как голодные студенты на преподавателей в общей столовой во время обеда смотрят! Да и зять у меня любитель в гляделки поиграть.

– Ирва, – кивнул мне Шасгар, – ты опоздала.

Сделал замечание. Чем-то недоволен. Запомним и обидимся в ответ.

А чудики продолжают пялиться. Эх, сразу вспоминается вечер Хэллоуина, обычно мне выпадала сомнительная честь следить за студентами на этом празднике.

Нашла свободное место. Рядом с Шасгаром. Пришлось его занять, так как регулярное питание – залог хорошей фигуры и стальных нервов.

– Как спалось? – елейным голосом спрашивает он, глядя на Тефалю.

– Твоими молитвами, – улыбаюсь в ответ и кладу святую сковородку рядом с собой на стол.

– Повелитель, позвольте спросить: что здесь делает человек?

Поворачиваю голову в сторону голоса. Голос женский. Вторичные половые признаки в наличии… наряду с чешуей. Стервозность характера налицо.

Стоп. Повелитель? И этот?! У них совесть есть? Ну, теперь понятно, почему он по поводу коврика недоволен был. В следующий раз выделю ему ковер с бахромой.

– Ирва моя гостья, – спокойно заявил Шасгар. – Кто тронет – лично убью.

И спокойно продолжил завтрак.

А на чужие чувства ему плевать. Вон как подданные трястись начали. Кто от страха, кто от обиды. Да ладно подданные, главное, что мне теперь делать? У меня даже кончики пальцев закололо. Вот же особенности молодого тела! А как вспомню его волосатую грудь… Так, Ирма Львовна, быстренько вспомнила, что ты у нас дама замужняя. И, страшно подумать, уже бабушка. Всяким там демонам залетным на шею бросаться мы не будем, у нас гордость имеется. И внук, который один на один со всей семейкой остался в другом мире.

Та самая демоница, которая с чешуей, пронзила меня горящим взглядом. Замечательно, не успела я появиться, а уже нажила себе врага. И судя по реакции, она то ли была фавориткой, то ли метила на сию почетную должность.

Ну, Шасгар, ну удружил… Эх, мужики, потому вы и воюете, что тонкости дипломатии вам почти недоступны.

А у меня времени нет. Ладно, заканчиваем трапезу и ищем место, где можно было бы укрыться, чтобы в нужный момент поймать жертву и затащить к себе в нору.

– Простите мою супругу, любезнейшая, – обернулся ко мне другой демон.

То ли у них реакция замедленная, то ли у меня мысли, как китайцы, размножаются.

– Я не в обиде, – мягко улыбаюсь. И все же решаюсь. – Я бы и сама, находясь среди столь сиятельных демонов, не поверила, что простой человек окажется послом от другой державы.

На меня опять уставились в попытке переварить информацию. Ну да, на посла не тяну, но надо же объяснить причину своего присутствия здесь, и желательно логично. Какие же они интересные! Вон у того, например, нет век вообще. Одни круглые черные, навыкате, как у рыбы, глаза. Целых три штуки.

Шасгар внимательно наблюдает за тем, как я ем. Понятия не имею, что это такое, но вкусно. А спрашивать не буду, себе дороже.

– Посол? Простая человечка? И какой страны? – фыркнула та самая демоница.

– Нового государства в соседнем мире, – брякнула я.

А что, отсужу у мужа полматерика, с зятем по-родственному разберемся, и целый материк мой. И делай с ним, что хочешь и не хочешь.

Демон молчит. Не возражает, и хорошо. Жаль, конечно, что контракт сорвался. Но я все равно получу его армию.

Что он там говорил насчет проблем с миром? Где есть проблемы, там есть недовольные, а недовольные могут быть хорошим подспорьем для моих новых планов. С зятем разобраться, с мужем, пока нынешним, поговорить. И так, по мелочи.

Углубившись в свои размышления, я не заметила, как поменялась в лице демоница. А стоило быть внимательнее, избавилась бы от множества проблем.

После завтрака молчаливый Шасгар устроил мне экскурсию по своему дворцу. Красиво, не спорю. Но домой хочется больше. О чем ему и сообщила. Меня нагло проигнорировали. А зря.

Меня завели в какое-то странное помещение, полностью наполненное цветами.

– Теперь это твой цветник, – улыбается это рогатое чудо.

Прелесть какая. Вчера я говорила ему о букете, сегодня он дарит мне оранжерею. Что же будет с колечком? Алмазные копи с приисками?

– Кстати, сегодня прием в твою честь, – многозначительно смотрит на меня Шасгар.

– Ну что ты уставился, как кот на сметану! – не выдержала я. – Ты для меня еще мир не завоевал.

– А ты мне сковородку свою так и не отдала! – возмутился он.

– Так сам бы взял! – Вечно их учить надо.

– А она не дается. Вся в хозяйку. Магией бьется, когда чужой к ней прикасается, – открыл мне тайну демон.

– Я бы тоже билась, если бы ты меня своими ручищами когтистыми лапать начал. Тефаля у меня девочка нежная, ей ласка нужна. Ты себя в зеркале видел?

– Женщина! – взревел демон. – Ты когда-нибудь договоришься!

– Нам, слабым и беззащитным, только разговоры и остались! – обиделась-таки я.

Оставила Шасгара в нервном напряжении, а сама отправилась в свою комнату. Пенсия ее знает, где она находится, но я очень рассчитывала на помощь чертенят.

Но мне не повезло. Меня отловила та самая демоница.

– Ты, – прошипела она, ткнув когтем в мою грудь.

И что пытается сделать? У меня все натуральное.

– Дамочка, вы давно маникюр делали? – Никогда хамства не любила. Демоница потемнела лицом. – О-о-о, у вас еще и с кожей проблемы! Простите, не знаю вашего имени… За вами, кажется, супруг пришел. – И смотрю ей за плечо, где, естественно, было пусто. Она все же обернулась, но я уже успела скрыться.

Ну, Шасгар… Ничего, отыграюсь на сегодняшнем балу. Что там у дебютанток в обязательной программе было? Андрей Болконский? Ой, это не из той оперы. Танцы и общение? То, что нужно. Осталось выспросить у чертенят про местное житье-бытье. Уж кто-кто, а они должны быть в курсе всех дел.


Глава 20 | Теща Темного Властелина | Глава 22