home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 23

Дан

– Говори, морда рогатая, как попасть в ваш мир! – кричу в припадке бешенства.

Знал бы, что демоны настолько упертые существа, запасся бы напильником для рогов.

– Наследник, мы не смеем предать своего Повелителя. Это бесчестье для любого демона, – мотнул головой тот, который звался сотником.

– Да ты теперь мой подданный! – кричу я. – У дроу супруг принимает гражданство жены!

– Демон он и в браке демон, – меланхолично отвечают мне.

Я в который раз за этот день закатил глаза к небу. Убил бы. Что-то в последнее время у меня повышенная агрессивность прет. Оно и понятно – моя бабуля там, возможно, страдает, а я здесь с этими придурками еще вожусь.

– Так. Давай еще раз. Ты сотник оперативного отряда личной гвардии Повелителя демонов. Так? – в который раз задаю один и тот же вопрос.

– Так, – устало отвечают мне.

– Знаешь все пути подхода к базе обитания вашего Повелителя. Так?

– Так.

– Ты вполне способен провести туда меня и мой отряд. Так?

Моя бы воля, уже давно принялся бы его пытать, да вот проблема: жена этого чуда просила не портить товарный вид своего супруга.

– Не так, – отвечает страдалец.

– Почему? – Бабуля всегда говорила, что упорство и труд все перетрут. Чую я, она в чем-то была права.

– Ты просишь меня предать моего Повелителя. Я не сделаю этого, – отказывается демон.

В очередной раз повисла тягостная пауза.

– Слышь, демон, вот ты мне скажи: тебе жизнь не мила или конечности не дороги? – сорвался я на угрозы.

Бабушка всегда говорила, что мастер слова способен добиться результатов, не прибегая к насилию. Я явно не из таких.

– Что ты мне можешь сделать такого, чего со мной впоследствии не сотворит мой Повелитель? – хмыкнул сотник.

Задумался. В принципе он прав. Его убьют свои за предательство, либо же наши запытают, если я отмашку дам. Но я же не зверь какой, хоть и взвинчен до крайности и уже взорвал пару шатров нечаянно в нервном угаре, но вбитые с детства родной бабулей понятия о ценности жизни неистребимы. Она всегда говорила: «Врагов за спиной не оставляй, чужую жизнь цени – пригодиться может». Тяжко вздыхаю. Предпринимаю последнюю попытку. Нервов откровенно не хватает с этим упертым разговаривать.

– Значит, Шасгара боишься больше, чем меня? – поднимаю бровь.

Мне не ответили.

– А зря, – гаденько улыбаюсь. – Скажи мне, сотник, каково ощущать себя женатым мужчиной?

Демона перекосило.

– Нормально, – буркнул он.

– Я слышал, что женщины дроу весьма горячи, – улыбаюсь еще шире, наблюдая кислую физиономию демона. – Что там за неповиновение молодым мужьям вменяется?

– Уборка особняка и неделя бдений на кухне, – вымученно отвечает демон.

– И ведь отказаться ты не можешь, – сочувственно смотрю на него. – Видел я эти ошейники подчинения. Не повезло тебе, сотник. И так жизнь не сахар, а тут еще такая беда приключилась.

На меня посмотрели с тихой яростью. Вспомнил, что это именно моя бабуля с подружкой его с напарниками на это дело подписали.

– Ты же понимаешь, что теперь это навсегда? – задаю сакраментальный вопрос. – Вечное подчинение женщине. Пожизненное рабское подчинение гордого демона одной маленькой, вредной, капризной женщине. Уже успел с женой за покупками сходить? Каково тебе быть бесплатной рабочей силой? И ведь возразить нельзя, сразу на кухню отправят.

Демон вздрогнул.

– Что ты мне душу травишь?! – взревел он. Не был бы привязан к столбу, бросился бы в порыве сломать мне шею. – Убей меня уже, наследник! Что ты издеваешься-то?

– Это было бы самым простым решением. По опыту знаю, что остаться жить и страдать так вечно – вот настоящее наказание. Но я могу изменить твое положение, – смотрю ему прямо в глаза. – У тебя неравный брак. Ты собственность своей жены. К несчастью, брак я расторгнуть не могу, но вполне способен сделать тебя равноправным партнером. Только подумай: полное равноправие. На любой ее каприз имеешь полное право послать ее в бездну к тьме, и она тебе ничего не сможет сделать, даже руку безнаказанно не поднимет, не говоря уж о более опасном оружии. Больше никаких бдений на кухне, никаких походов по торговым кварталам. Право на владение имуществом, почет и уважение при дворе как Старшей Рода, так и Темного Властелина. Как-никак теперь ты в нашей юрисдикции.

На меня смотрят недоверчиво и настороженно. Ладно, с пряниками покончено, можно и за кнут приниматься.

– Либо же… – делаю многозначительную паузу. – У дроу есть один древний закон, который в наше время не очень популярен. Закон о множественном браке. Вступает в силу в военные и смутные времена. Как раз наш случай. Если я не верну бабулю, то устрою и вашему и нашему миру Армагеддон. Война с демонами, смута, разруха. Прекрасные представительницы рода дроу в этом случае быстро сориентируются. Каждая захочет себе в мужья сильного мужчину. Как ты думаешь, на кого в первую очередь падет их выбор? И пустят тебя по кругу, дорогой друг, с целью улучшения воспроизводства населения. А если силы кончатся, так есть замечательное зелье, специального свойства, после него надорвешься – не заметишь, и ведь будут в своем праве.

Говорю, а сам еле сдерживаю нервную дрожь. Действительно ли я способен так искалечить жизнь этого демона? Если с головы бабули хоть волос упал, то я не только этого демона искалечу, я вообще эту расу вырежу.

– Я согласен, – глухо ответил сотник.


Заговорщики

– Первый, я отослал агентов на задание, – появилась в темном зале фигура, закутанная в балахон.

– Агенты предупреждены о специфике проведения ритуала изъятия крови наследника? – взглянул Первый в сторону Третьего.

– Также был проведен инструктаж о наиболее безопасном захвате Властительницы, – отчитался Третий.

– Тогда, как только обряд будет закончен, вызываем на переговоры демонов.

– Первый, шпионы донесли, что у демонов происходят странные вещи. – Третий замер в растерянности, пытаясь сформулировать невнятные, а зачастую невероятные сообщения шпионов.

– Так что же там происходит? – не выдержал Первый.

– Дворец Повелителя демонов частично разрушен. И причиной является не череда катаклизмов, прокатившихся по миру. Как известно, дворец самое защищенное от внешнего вмешательства место. Обстановка во дворце в последнее время накалена. Советники нервно вздрагивают при каждом шорохе. Ну а армия… Шпионы рапортуют, что не в состоянии описать словами происходящее, советуют посмотреть самим. Также среди наших шпионов зафиксированы серьезные потери. Причины неясны.

– И что же так поразило наших шпионов? Это всего лишь агония умирающего мира, – отмахнулся Первый.

Видя незаинтересованность своего собеседника, Третий решил не уточнять, что все эти события произошли после появления одной синеглазой особы.


Беседа Темного Властелина и Светлого Императора

– Ты пробовал связаться с демонами? – устало спросил Светлый Император у Темного Властелина.

– Пробовал, – не менее устало откинулся в кресле Азар. – Шасгарезар не отвечает. Мой связной лепечет нечто невразумительное.

– О чем? – заинтересовался Ванриэль.

– О том, что мир сошел с ума, а вместе с ним и мужчины, помешанные на человеческих женщинах.

Азар не спал вот уже которые сутки. Полным ходом шла подготовка ловушки для заговорщиков и предателей. У его Риночки вконец сдали нервы, Властелин боялся ее лишний раз беспокоить. С сыном нормально поговорить так и не удалось, теперь еще и тесть на мозг капает. И во всем Темный Властелин винил тещу. Пока она не появилась, таких проблем не было. Его единственной заботой были заговорщики и демоны, которых еще удавалось сдерживать ложными обещаниями, а теперь же он разрывался по всем фронтам.

Жену он любит безмерно, сына любит не меньше, он даже тестя согласен терпеть. Но теща… это уже перебор. Тьма ее забери, и зачем она понадобилась Повелителю демонов?

Он до сих пор не выходил на связь и не выдвинул ни одного условия. Если Шасгарезар – нет, теще он назвался Шасгаром – собирался взять ценного заложника в лице тещи Темного Властелина, то демон сильно просчитался. Азар готов был доплатить, лишь бы его тещу кто-нибудь похитил. Жаль, что свидетелями похищения стали жена и сын, случись все тайно, на одну проблему у Властелина было бы меньше.

Но все же для чего демон забрал именно ее? В качестве заложника наиболее выгодно захватить наследника. Или же Шасгар до сих пор придерживается договоренности? Но по договору монстра по имени теща нужно было устранить совсем. Конечно, у Властелина не было уверенности, что демон ее вообще найдет, но нашел же и даже втерся в доверие. И это к его теще! К теще, которая первые два года знакомства с собственным зятем закрывала его в спальне каждый раз, когда дочь уходила на улицу. А объяснялось все это фразой: «Не дай Чехов поранишься! Кто же вас, диких людей, знает – умеешь ты в цивилизованной квартире обитать, али набросишься на телевизор и Интернет, аки зверь необразованный». А как она, якобы незаметно, проверяла наличие ценностей в квартире, не прихватил ли зять чего? Когда Азар напрямую задал вопрос, для чего она это делает, последовал незамедлительный ответ: «А мало ли! Дочь мою украл, может, еще что прихватить решишь». До чего злобная женщина.

Но, по словам Рины, с тещей, к несчастью Властелина, ничего плохого так и не случилось. Откуда жена об этом знает? Так у нее связь с матерью. Рина чувствует, когда той плохо. Слабо, правда, но чувствует.

– И что могут означать сии слова? – задумался Светлый Император.

– Ирма Львовна нашла себе покровителя? – насмешливо предположил Азар.

– Не смей в подобном тоне говорить о моей жене! – отрезал Светлый.

Ванриэль решил, что как только вернет супругу, попробует начать с ней все сначала. В конце концов, они женаты. Но хоть этот брак и возможно расторгнуть, Светлый решил спасти то, что когда-то было между ними. Теперь, когда Ирма все знает, у них есть шанс. Она подарила ему дочь, только за одно это ее следует окружить любовью, заботой и негой. Она смогла воспитать их внука достойным мужчиной. Его супруга заслуживает уважения и почитания. И несмотря на то, что их встреча прошла несколько напряженно, а с внуком он до сих пор так и не поговорил, потому что тот постоянно занят, Ванриэль все же надеялся вернуть себе семью.

У него из головы до сих пор не выходил тот восхитительный образ молодой девушки, вооруженной сковородкой. Как яростно сверкали ее глаза! Как потрясающе мило алели ее щеки… Ванриэль все вспоминал и вспоминал. Да и дочь дала понять, что была бы не против возобновления брака родителей. Теперь, когда Ванриэлю не нужно бояться того страшного часа, что ознаменует кончину его супруги, он может попытаться все исправить. Да, теперь он не боится, что хрупкое тело Ирмы сломается в любую секунду. Да, он трус, поэтому он бросил ее. Решил, что сможет выкорчевать чувства к этой женщине. И ведь смог. Или не смог? Копаясь в себе, он увязал все больше. Так много чувств, и все противоречивые, а ведь у государя голова должна быть холодной. Ирма же ставила его мир с ног на голову и шла себе дальше.

– Светлый, – раздраженно обратился к Императору Темный Властелин, – давай ты мне не будешь мозг парить.

– Азар, пребывание в мире Ирмы плохо на тебя влияет.

– Этого я у сына набрался, – по-доброму улыбнулся Темный.

– Кстати, о мальчике. Мне необходимо пообщаться с Даном.

– В чем проблема? – стараясь скрыть издевательскую насмешку, участливо вопрошает Темный.

– Твои темные меня к нему не пускают! – возмутился Светлый Император.

– Я побеседую с сыном, – тяжко вздыхает Властелин. – Но ты прекращаешь претендовать на алмазные копи в южной части материка.

Темный Властелин решил не упускать своего.

– Я не поднимаю тему о высоких пошлинах на вино в течение двадцати лет, а ты уговариваешь сына прийти ко мне, – встрепенулся Светлый.

– Пятьдесят, – невозмутимо продолжил торговаться Темный.

– Тридцать пять.

– Идет, но, если понадобится, ты сам к нему пойдешь, не окопаешься в чертогах в ожидании его прихода.


Дан

– Где Дан? – слышу знакомый голос.

– Демонов пытает, Властелин, – рапортует караульный у моего шатра.

Уволю к Касперскому! А если б я, извините, по нужде сидел, он бы тоже правду ответил?

– Сын! – вбежал отец.

– Пап, ты сейчас очень не вовремя, – собираю карту.

– А где эти… – И отец нервно повел головой.

– Кто?

Карту я наконец свернул, теперь можно спокойно выяснить, чего бате надо.

Впрочем, я и так догадываюсь. Мне уже не раз докладывали о попытках всей честной родни связаться со мной.

– Демоны, которых ты пытаешь, – ответил батя и принялся взглядом шарить по сторонам.

– А я закончил уже, – пожимаю плечами.

– То есть тролль не соврал? – удивляется отец.

– Тот, что у входа? – Отец молча кивнул. – Нет. Он после общения с бабулей вообще больше не врет и не пьет и жену свою теперь называет не иначе, как красавица и звездочка.

Батя завис. Пока он перезагружался, я успел незаметно сунуть карту под кофту.

– Так что с демонами? – все-таки не зря у меня отец во Властелинах числится, не получилось его с толку сбить. Оно и понятно, бабуля всегда говорила, что мне опыта не хватает.

– Ушли, – пожимаю плечами.

Родитель опять подвис. Смотрит на меня внимательно, будто совесть мою пытается разглядеть. Зря старается, ее там и в помине не было.

– Сын, нам поговорить надо, – не стал отец заострять внимание на демонах.

– Тогда присаживайся, – указываю ему на кресла.

Мне этих двух монстров седалищного удобства тролли принесли. Кажется, у светлого мага сперли.

– Давно не виделись, сын, – как всегда издалека начал батя.

Молчу. Думаете, мне ему ответить нечего? Ни фига, просто отцу ответ не нужен. Он еще не закончил.

– Знаешь, ты изменился, – продолжал родитель. – Возмужал. Проснулась твоя сила наследника. Даже умудрился собрать соратников.

– Собрала бабуля, – торопливо перебиваю. – Я просто сделал так, чтобы они не разбежались и не началась анархия.

– Зачем тебе эта армия? Почему не уходишь со Светлых Земель? – не выдерживает отец.

– Спасаю бабулю.

– Сын, с твоей бабушкой ничего плохого не случилось, – попытался возразить отец.

– Пап, давай ты не будешь мне мозг парить? Не надо вокруг да около круги наматывать. Мне известно, почему вы с матерью меня у бабули оставили. В принципе я не внакладе, до сих пор не понимаю, как вы тут без Интернета живете, но домой я без бабули не вернусь, так что можешь спокойно возвращаться к маме.

Отец резко поменялся в лице. Куда-то исчезла добрая, всепонимающая улыбка и появилось холодное, резкое выражение. Вот это мой батя, а не заискивающее провинившееся недоразумение.

– Не дерзи, мальчишка, – осадил меня он.

Гы, прямо на душе легче стало. А то все лебезят, прощения просят. Своеобразно.

– Я? Да ни разу. Ты вопрос задал, я на него ответил. Все как в детстве, – отвечаю.

– Я смотрю, ты считаешь себя взрослым? – поднял надменно он бровь.

Ну наконец-то, наконец-то можно нормально поругаться. А то маме не выскажешь, сразу в слезы кинется, на подчиненных не сорвешься – самодуров нигде не любят. Тоска, одним словом.

– Ну вообще-то да, – нагло заявляю я. – Сам не заметил – когда успел? Наверное, когда бабулю твой двинутый по фазе маг насильно омолаживал или же когда она у оборотней загибалась. Нет, наверное, когда к нам различные странные личности подкатывали в попытках прикончить то ли меня, то ли бабушку, и некоторые из них шли с твоим именем на устах.

О как я могу! Загнул, однако. За это спасибо бабуле и ее нездоровой любви к литературе.

Отец побледнел.

– Сейчас я мог бы выпороть тебя за непочтительное обращение к отцу и Властелину тьмы, – как-то отстраненно сообщил родитель. – Но твоя мать меня по стенке раскатает за рукоприкладство. Я понимаю, сын, тебе пришлось многое пережить, но не думай, что мы не страдали. Я сполна расплатился за свои ошибки. К несчастью, ты за них тоже платишь. Но, Дан, я не хочу, чтобы ты страдал дальше. Ты не виноват в происходящем, тебе не нужно оставаться здесь и продолжать свою борьбу. Я верну твою бабушку, – в этот момент он невольно поморщился. – Расплачусь за свои ошибки.

Скажи он мне это года четыре назад, я бы наверняка вздохнул с облегчением. Но мне восемнадцать. Как говорит бабуля, теперь мне можно отвечать перед законом за то, что нельзя.

– Пап, она моя бабушка. Она и твоя семья тоже. Я, конечно, понимаю специфику ваших отношений, но мне это откровенно пофиг. Бабулю я вытащу, и со мной точно ничего не случится, так что можешь разжать кулаки и втянуть тьму обратно. К сожалению, меня поздно воспитывать, с этим бабуля справилась. Тебе остается только наблюдать.

Отец опять скривился, будто лимон проглотил.

– Сын, судя по всему, я действительно многое пропустил в твоей жизни, но мы это исправим. И сейчас я понимаю твое нежелание общаться со мной и твоим дедом. Но поверь, мы делаем все, что можем, чтобы вернуть твою бабушку.

– Вы делаете то, что можете вы, а я то, что могу я, – пожимаю плечами.

– Возможно, нам стоит объединить усилия. У твоего деда была идея по этому поводу. Поговори с ним.

– Идея – это хорошо, – киваю я. – Пусть приходит.

– Дан, возможно, он захочет объяснить ситуацию с твоей бабушкой, – осторожно начал отец.

– Пап, можешь ему передать, что мне фиолетово. Пусть сами разбираются. Бабуля не простит мне вмешательства в ее личную жизнь. Остальным, кстати, тоже, – ухмыляюсь я, вспоминая разговор с матерью. Единственное, на чем маман действительно настаивала, так это на продуктивном деловом общении с дедом. Все-таки я наследник, и пора уже учиться у умных родственников премудростям ведения политики.

Вопрос, на фига это мне в мои восемнадцать, при учете бессмертия тех самых родственничков, судя по всему, никого не волновал.

Но мне очень нужна кровь светлых магов. Так что будем продуктивно общаться с эльфийским дедушкой. Хорошо, что я в отца пошел, мне совсем не улыбается иметь длинные заостренные уши.


Ирва

Бал у демонов отложился в моей памяти как нечто смазанное, суетливое и яркое. Познакомилась с компанией довольно интересных личностей. Если бы они еще не имели дурной привычки выражаться при детях, вообще были бы милыми созданиями. Среди них и провела весь вечер. Намеренно игнорируя Шасгара, я получала удовольствие от общения. Правда, с его появлением мои собеседники начали вести себя более скованно, но и это было преодолено в танце.

В процессе приятной беседы я расслабилась и выпила лишнего. И не то чтобы лишнего, вполне моя норма, просто напиток оказался в разы крепче. В итоге я сама не заметила, как была транспортирована местным повелителем в свои покои.

– Шасгар, у тебя ужасное вино. Из-за него мне змеи мерещатся, – бурчу себе под нос, свисая вниз головой с плеча демона.

Как я там оказалась? Легко! Этот демон опять полез ко мне приставать, а как известно, в подпитии женщина сопротивляется довольно изощренно, ожидая таких же изощренных домогательств в ответ. В общем, я гордо задрала подол платья, достала припрятанный крест и смачно влепила его в лоб демону.

– Аминь, – пьяно кивнула я.

И начала оседать. Меня подхватили и взвалили на широкое, могучее плечо, с которого я и умудрилась увидеть странную змею, нападавшую на ноги моего демона. Непорядок.

– А ну пусти, – рычу и выворачиваюсь из хватки Шасгара.

Наверное, он не ожидал подобного финта с моей стороны, потому что я полетела вниз головой навстречу полу. Опять же умудрившись извернуться, я приземлилась на четвереньки в районе этой самой змеи.

Я была счастлива без меры. Но змея оказалась какой-то бешеной. Она металась из стороны в сторону и билась об пол.

– Ирва, – раздраженно развернулся ко мне демон.

– Змейка, вернись, – поползла я за странным существом.

Попыталась ее поймать, но, судя по всему, она решила снискать славу Неуловимого Джо. Что-то не давало мне покоя. Это нечто меня раздражало, а когда я нервничаю, я совершаю невозможное. В общем, поймала я эту змею, она оказалась теплой и… волосатой, с кисточкой на конце. Я решила рассмотреть змею получше и дернула ее на себя.

– Женщина, отпусти хвост! – взревел демон.

– И рога, и копыта, и хвост… Ты, наверное, очень полезен в хозяйстве, – делаю очередное бессмысленное замечание. Я пьяна, весела, и стыдно мне будет только утром. А сейчас – спать.


Наутро Шасгар пришел ко мне с целью развлечь и поправить самочувствие. На здоровье не жалуюсь, так что остались развлечения. Что делают мальчики, когда хотят похвастаться? А мальчики, владеющие целым миром-государством? Правильно, ведут даму на плац.

Еще с утра я пребывала не в лучшем настроении. Все вокруг имело странный сиреневый оттенок. Мне объяснили, что сие есть не что иное, как последствия действия демонического вина. Стыдно-то как. Шасгар решил добить мое настроение окончательно. С чем оно с радостью согласилось и опустилось ниже ватерлинии.

Ранним, далеко не прекрасным утром маршировала целая рота. Или как они здесь называются?

– И как впечатления, женщина? – вопрошает демон заинтересованно.

– Средние. Почему у них лица такие кислые? Почему песню не запевают?

– Какую песню? – опешил демон.

– «Катюшу».

Через час солдаты нестройным хором старательно выводили «Катюшу» в моем переводе.

А еще через два часа меня подстерегла за очередным поворотом одна не в меру надоедливая демоница.

– Думаешь, стала фавориткой Повелителя и теперь можешь не бояться? – взвизгнула мне в лицо эта представительница гордого истеричного племени.

А я ведь до сих пор ее имени не знаю.

– Хозяйка, – прервал мои размышления несмелый голос чертенка.

– Хозяйка?! – еще громче взвизгнула демоница. – Человеческая дрянь, ты и чертей на свою сторону переманила!

Эта нервная мадам в человеческом обличье попыталась пнуть бедного чертенка. Ну уж нет, маленьких обижать не позволю, и пусть со мной рядом нет Тефали, зато осталось хулиганистое детство за плечами. Умело поставленная подножка вполне способна сразить и демона.

Когда по коридору разнесся ужасающий рев, я поняла, что пора бежать.

– А ну, стой, паршивка! Немедленно сними знак фаворитки! Стой, иначе я тебе кости переломаю, человечка! – неслось мне в спину.

Вбегаю в открытую дверь и закрываю ее, чуть не прихлопнув нос настырной дамочке. В нашем с ней возрасте по коридорам бегать уже не комильфо. Оглядываю комнату и понимаю, что она полна чертей, судя по всему, они делали уборку. Подаю им знак подтащить вон тот большой шкаф, а то меня сейчас снесет от двери подальше. Ну и сила у этих демонов.

– А скажите мне, други мои, как выглядит знак фаворитки? – спросила я, когда мы покончили с укреплением бастионов.

– Так браслет на вашей руке и есть этот знак, хозяйка, – ответили мне доходчиво.

Смотрю на запястье. Подарок Шасгара. Попыталась стянуть – не снимается. Вообще никак. На нем даже застежки нет, хотя я точно помню, что была.

– Знак только Повелитель снять может, – сообщают мне добрые черти.

Когда до меня дошел смысл этих слов, мой разум помутился. Наверное, все же вино еще не до конца выветрилось. Единственное, что помню, это как черти приносят мою сковородку. (Тефаля все же дается в руки чужим, но лишь с моего особого позволения.)

Потом напряженное лицо Шасгара. А потом что-то взорвалось.


Совещание Повелителя и тайного совета

– Повелитель, да сделайте вы хоть что-нибудь! – стенал главный тактик империи демонов. – Она же так весь дворец разрушит!

Повелитель только раздраженно отмахнулся.

– Мой Повелитель, она захватила в заложники третьего сотника и заставила его сотню петь странную песню про трех страшных зверей – танкистов, – доложил начальник тайной службы.

– Мой правитель, дозвольте узнать, что такое «потешные войска»? – заинтересованно посмотрел на государя начальник внешней разведки.

Что-то опять взорвалось.

– Да заберите у нее кто-нибудь эту проклятую сковородку! – взвыл тактик.

А Повелитель демонов думал о том, что пора менять тактика. Нервный он стал. Хотя, если вспомнить личное знакомство тактика со святой сковородкой буквально за час до сей печальной беседы, тактика можно понять и даже где-то простить. А замок ему совершенно не жаль. Все равно скоро в новый мир переселяться.


Глава 22 | Теща Темного Властелина | Глава 24