home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 25

Дан

Есть такая птица, обломинго называется. И есть люди, которых она часто посещает. Не скрою, я тоже с ней встречался пару раз – по мелочи, но согласитесь, неприятно. На этот же раз размеры птички, рухнувшей на наши головы, превышали все нормы терпения.

– Бабуля! – растерянно позвал я в пустоту, нарушая гробовую тишину, которая длилась вот уже целую минуту. Даже черти застыли, словно изваяния.

Еще секунду назад она стояла передо мной, профессионально заговаривая зубы демонам, а сейчас ее нет. Поплыл воздух, возникло слабое мерцание, еле слышное шуршание – и она словно под землю провалилась или в воздухе растаяла. Вроде и не стояла она на этом полу, не знакомила меня с чертями. Ее просто нет.

Первый шок прошел.

– Хозяйка-а-а! – взвыли черти.

– Куда ты ее дел? – рявкнул я, разворачиваясь к демону, до сих пор стоящему в дверях.

– Верни мою женщину! – рычит Шасгар одновременно со мной.

Он издевается?

– Что значит – верни? Думаешь следы замести? Пытаешься сделать вид, что это не ты ее сейчас куда-то отправил, воспользовавшись магическим переходом? – начинаю звереть.

– Это не магический переход, – подал голос с пола Рой.

– Это призыв, – закончил за вампира Гирин, все больше бледнея лицом.

– Призыв? – начал наступать Повелитель демонов. – Если этот призыв сотворил не я и, судя по тебе, не ты, – тогда кто?

У меня задергалось успокоившееся было веко.

Кстати, логичный вопрос.

– Может, вы нас отпустите наконец? – возмутился Рой.

– Меня можно еще подержать, – не согласилась Шиншилла, прижатая к груди стражника.

– Молчать, – не повышая голоса, бросил Шасгар.

Я тоже так хочу – чтобы сказал слово, а остальные уже по углам с интерьером сливаются.

– Что здесь происходит? – слышу смутно знакомый голос.

– Какого… – обернулся Шасгар.

– Шасгар, я к тебе по поводу моей жены, – заявил эльфийский дед.

– Император? – выпал я в осадок.

– Дан, сколько тебе говорить – зови меня дедушкой, – улыбнулся тот.

– Ванриэль, ты как здесь оказался? – уставился в упор на мужа моей бабушки демон.

– Прошел через переход, выстроенный внуком, – ответил тот. – Дан, ты действительно думаешь, что я позволил бы тебе пойти к нашему врагу одному?

– Ну куда же без светлых, – сплюнула Шиншилла, крепче стискивая вырывающегося стражника.

– Так что там по поводу жены? – Выражение лица Шасгара не предвещало ничего хорошего.

Неужели светлый дед бабулю спер?

– Отдай ее, и мы начнем переговоры о земле, – предложил эльфийский дед.

Не понял. «Отдай»? Другими словами, ее у эльфа нет? То есть он приперся сюда, дабы попытаться вытащить мою любимую родственницу из лап демона? Но, видно, чуточку опоздал.

– Ты пришел спасти бабушку? – обращаюсь к эльфу. Тот кивнул. – А раньше ты этого сделать не мог? Например, в день похищения? Или на следующий, – взорвался я.

– Дан, я не имел подобной возможности. На связь демоны не выходили, попасть к ним нереально. До сих пор удивляюсь, как это у тебя получилось, – пояснил светлый дед. – И не надо так кричать. Много времени заняли переговоры с советниками, они очень не хотели соглашаться на приход демонов в наш мир.

Настоящий политик. Подготовил плацдарм – и отправился за моей бабулей.

– Нету бабушки, – скривился я. – Исчезла она.

– Что? – опешил новообретенный родственник. – Что ты с ней сделал? – Воскресший недавно дед начал светиться изнутри, направив грозный взгляд в сторону Повелителя демонов.

Это он так злится? Ну, натуральный эльф восьмидесятого левела.

– Ванриэль, сейчас не до тебя, – отмахнулся демон.

Трудно сказать, как бы на такое пренебрежение отреагировал Ванриэль, но произошло неожиданное. В коридоре рухнул потолок. Когда пыль осела, мы с интересом уставились на моего отца.

– Не дворец, а проходной двор, – еще больше помрачнел демон. – Мне казалось, это мы должны проводить захват вашей территории, а не наоборот, – заявил он надменно.

– Марина пропала. Ее похитили. – Отец был бледен. И зол. – И это был призыв.

– Совпадение? – переглянулся светлый дед с демоном.

– Сдается мне, Азар, ты этих смертников знаешь.

Теперь я понял, почему демонов такбоятся.

– Может, мне наконец объяснят, в чем тут дело? – вмешался я.


Ирва

Честно говоря, я была слегка дезориентирована и, чего уж таить, весьма напугана. Вспоминая прочитанные в газете страсти про сатанистов, я ожидала всего самого наихудшего. Успокаивала лишь Тефаля в руке. Опять же, я интеллигентная женщина, без уважительной причины на людей бросаться не стану. Мне нужен повод для самообороны для очистки собственной совести, и я с замиранием сердца ждала, когда мне этот повод дадут капюшоны. А то еще чуть-чуть – и страх мутирует в раздражение, и тогда не видать мне оправдательного приговора по статье «самооборона». Что-то не в ту сторону меня понесло.

Кстати, что насчет Властительницы, которую они пытались вызвать? Помнится, Шасгар упоминал этот титул.

– Господин, призыв еще не окончен! – вздрогнул один из капюшонов, обращаясь к оппоненту. – Взгляните!

И в мою сторону некрасиво ткнули пальцем.

Тем временем вокруг меня опять поплыл воздух. Понимая, что сие мерцание ничего хорошего мне не несет, отхожу в сторону. Но за края пентаграммы выйти я не успела. На месте, где за секунду до этого стояла я, появилась Марина.

– А вот и Властительница, – удовлетворенно произнес тот самый капюшон, которого называли господином.

Вспомнила! Шасгар говорил, что доча, выйдя замуж за коврик, который зятем назывался, приобрела титул Темная Властительница. Правда, в высокородных кругах больше приветствуется титул Темного Властелина, но мы люди простые, нам и так нравится. Ну, хоть что-то хорошее доче от мужа досталось. Титул правительницы и государство в придачу. Это же надо!

– Мама? – потерев глаза для ясности зрения, уставился на меня ребенок.

– Доча, не поверишь – я, – улыбаюсь в ответ. – Но мы с тобой позже по этому поводу поговорим.

– Властительница! Рад, очень рад, – прервал меня невоспитанный индивид. – Вот ты и попалась, красотуля.

– Доченька, ты якшаешься с подобным контингентом? – поразилась я. – Впрочем, после твоего замужества я уже ничему не удивляюсь. Один Азарушка чего стоит.

– Мама, – закатила глаза к пыльному и темному потолку дочь.

– Властительница, ты наверняка недоумеваешь…

– Ну что – мама? – возмутилась я. – Доча, я догадываюсь, что попала в этот мир не случайно. Но как ты могла пустить все на самотек? Ты хоть знаешь, как Данюша страдал?

– Что это за девица с Властительницей?

– Мамочка, прости, – понурилось дитя.

– Доча, тебе уже за сорок, а ты все такая же неорганизованная, – покачала я головой. – А все муж твой виноват, коврик иностранный.

– Родственница по прямой линии крови.

– Мама, ну почему коврик? – возмутилась дочка.

– Я так и не понял, что нам с первой делать?

– Послушайте…

– Потому что тряпкой ты запрещаешь его называть! Посмотри-ка, он даже в такой момент умудряется нас рассорить! А ведь мы так долго не виделись. Ты хоть бы обняла мать родную.

– Женщины!

– Мамочка, знала бы ты, как я скучала по твоим язвительным нотациям. – Меня крепко обняли.

– Что за бестолковый ребенок, – вздохнула я, гладя родную кровиночку по голове.

– Мамочка, я так скучала, – всхлипнуло мое солнышко. – Я, когда сюда попала, думала, крыша тронулась. Решила, что подхватила что-то в Африке.

– Да как же их заткнуть?!

– Что за манеры, – возмутилась я.

– Сам заткнись! – рявкнула Марина.

– Доченька!

– Мам, я больше так не буду.

– Да угомонитесь вы! – не выдержал кто-то из толпы.

– Молодой человек, – простите, не знаю вашего имени, – я к вам в гости не напрашивалась. И вообще, не мешайте мне с семьей общаться! И коли уж мы оказались в подобной ситуации, могли бы и стулья для дам принести. Чего стоим? Бегом!

Кто-то бросился вон из помещения, наверное, за стульями.

– Да что это за нахальство такое? – возмутился какой-то господин.

– Доча, что это за сборище? – интересуюсь у Мариночки.

– Это, мамочка, те, кто желает войны между светлыми и темными. Те, кто пытаются убить моего сына.

Сколько же ненависти и бессильной ярости в голосе ребенка! У меня сердце екнуло. Нет ничего хуже, чем страдания материнского сердца. Мариночка моя тоже мама, уж я-то ее понимаю, саму от злости потряхивает.

Перевожу взгляд на толпу.

– Наконец-то и мы удостоились внимания Властительницы, – поклонился капюшон.

– Кто ты, тварь? – шипит ребенок. Она всегда была несколько несдержанной на язык и слегка буйной. Гены.

В этом сумраке мои уставшие глаза не способны различать присутствующих. Пытаюсь незаметно подойти к обладателям плащей.

– Грубо, Властительница, очень грубо, но я не в обиде. Кстати, даже не пытайся бежать. Пентаграмма настроена на твою кровь. Выйти даже тебе с твоим могуществом не получится. Ни одному существу с каплей твоей крови.

– Что же ты раньше молчал? – возмутилась я, пытаясь вернуть стоящую за чертой пентаграммы родную конечность. А я по незнанию почти покинула территорию странных символов.

Оступившись, я неловко взмахнула рукой с зажатой в ней Тефалей.

– Мама! – орет дочь.

Взрыв.

А потом была мысль. Не доставлю я такого удовольствия зятю. Не дождется. Да и чертей бросать не хочется.

Рано или поздно сознание покидает даже сильных людей. Вот и я не стала исключением.

Очнулась я на жестком полу. Голова лежит на коленях ребенка.

– Доча, в следующий раз попроси своих знакомцев не играть с пиротехникой.

– Мам, это твоя сковородка. Да отпусти ты ее, а то все время, пока была без сознания, из рук утварь не выпускала.

– А что с Тефалей? – насторожилась я.

– Барьер призывной пентаграммы оказался несовместим с твоим артефактом. Кстати, где ты ее взяла?

– Оборотни подарили, – ответила я. – А что с сатанистами? – решила принять правду на грудь.

– Без сознания, ранены, погибших нет. Жаль. Но и за это спасибо, – взгрустнул ребенок.

– А со мной что?

– Все хорошо. Я тебя подлечила. – И она счастливо улыбается.

– Знаешь что, доча, давай-ка ты мне расскажешь все по порядку.

Ну, она и рассказала.

– Меня же призвали мир спасти. От войны между светлыми и зарвавшимися темными. Каждый использовать норовил в своих целях. А тут Азар. И все, пропала я. И отец. Я-то думала, он погиб. Ты же всегда говорила, какой он хороший, он действительно такой, правда, иногда бывает не прав. И вот – свадьба. А потом Дан родился. Я так счастлива была. В политику не лезла, а зря. Если бы раньше вмешалась… Пока не случилось первое покушение. Помнишь, я как-то под утро домой заявилась? Ты тогда сказала, что я все пойму, когда собственные дети будут. Мам, я такая дура была. Я слабая, сына защитить не смогла и душу свою потеряла. Я не лучше этих. – Кивок в сторону еле различимых тел на полу.

– Доча, я всегда тебе говорила, что за семью нужно бороться. Ради семьи, ради любимых биться надо до последнего хрипа врага.

– Мамочка, я так не хотела Дана оставлять. Думала, умру прямо на твоем пороге. – Чувствую, что ребенка трясет. – Мне сон снится каждую ночь, что я с сыночком бегу и нас все же настигают, а самое страшное, что в ту ночь у меня случился выкидыш.

Я молча слушала, давая ей выговориться и выплакаться.

– Я тогда решила оставить сына с тобой. Меня Азар с отцом уговорили тебе ничего не говорить, пока Дан старше не станет. Да и подготовить тебя нужно было морально, чтобы здоровье не пострадало. Потом я даже рада была, что ты не знаешь. Вы так счастливы были, и у тебя за меня сердце не болело, и я уверена, что вы в безопасности.

– Почему с нами не осталась? – спрашиваю прямо.

– Опасно было. Меня в этот мир уже призвали по крови, повторить сложно, но возможно, как видишь. На Дане защита, Азар ставил на пару с папой. Про тебя те твари не знали. Да и простого смертного вызвать сложно, а через меня могли на вас выйти. Мы к вам выбирались-то раз в год, когда две звезды становятся в ряд, тогда ни одна магическая следилка не работает.

– И как же я здесь оказалась?

– А ты, мамочка, уже не простой человек. Ты теперь бессмертный человек. Асхол постарался. Прости, не уследила. – Горечь, которая слышалась в ее голосе, заставила мое сердце сжаться.

– Кто? – Голос не слушался. Но дочь поняла.

Оказывается, ребенок такое пережил, а я даже не знала. Ну, ничего, теперь я рядом.

– Мы не знаем, подозреваем всех. Я в политику влезла, между светлыми и темными, как буфер. Мам, я такие вещи делала, которыми нельзя гордиться.

– Доча, на твоего мужа ни в чем нельзя положиться, даром что Темный Властелин! Не переживай, у меня уже есть план. Для начала предлагаю допросить выживших. Ты не могла бы связаться со Старшей Рода дроу? Только тайно, чтобы засечь невозможно было?


Заговорщики

– Первый, Второй не выходит на связь, – рапортовал Третий.

– Что значит – на связь не выходит? – встрепенулся Первый.

– Я пытался послать заклятие-следилку, но ничего, кроме криков и стонов, не разобрал.

– То есть как – крики и стоны? – не понял Первый.

– А вот так. Еще успел услышать фразу: «Да, госпожа. Все что угодно, госпожа. Позвольте поцеловать ваш сапог».

– Что, прямо так и говорили? – не поверил Первый.

– Прямо так, с придыханием, а потом заклятие распалось.

– Другими словами, план по похищению наследника и Властительницы провалился, – задумчиво произнес Первый.

– Послать подмогу?

Первый молчал.

– Пошли разведку, – все же ответил он.


Разведка

Шпионы были недовольны своим заданием. Им хотелось настоящей работы – например, в чертогах Светлого Императора. Но их отправили проверить работу каких-то агентов средней руки, нервы с такой работой не пощекочешь. И вот крадутся они по темным запыленным коридорам, тихо зверея от жгучего желания чихнуть, а навстречу им молоденькая симпатичная дроу в черных кожаных доспехах, так притягательно обтягивающих фигурку.

– О, ребятки! – воскликнула дроу без малейшего акцента. – Ирва! У нас пополнение! – взвыла ушастая дрянь.

И пожалуй, шпионы испугались бы шума, если бы они не находились в тайном проходе, хорошо изолированном от основных помещений.

– Где? – вынырнула из-за поворота девушка с невероятно синими глазами.

– Вот, – ткнула пальцем в шпионов дроу.

– Шиншиллочка, тебе кто понравился? – спросила девушка, вытаскивая откуда-то из-за спины сковородку.

– Мне те крайние слева. Два красавчика, – улыбнулась, показывая аккуратные клычки, дроу.

Шпионы насторожились. Они были сильны и легко могли справиться с тройкой демонов, что уж говорить о женщинах.

Но тут из-за угла вынырнула еще одна девица. На этот раз золотистая блондинка.

– Мама, Шиншилла, где вы потерялись? – прозвенел ее прелестный голосок. – Оба-на, у нас свежее поступление, а я и не в курсе!

– Доча, ты замужем, – заявила синеокая дева. – Так что иди вино по бокалам разлей.

– Нет, не пойду, там девочки мужиков работать заставляют. Еще чуть-чуть, и будет нам информация. Таких издевательств даже я бы не выдержала. Я тоже хочу себе раба!

– Ребенок, ты еще маленькая.

– Мама, мне уже за сорок, у меня сын, государство и война в перспективе. Дай оторваться напоследок.

– Ладно уж, иди развлекайся, работяга ты моя. Шиншиллочка, какой там у нас девиз на сегодня?

– Унижай, доминируй, властвуй!

Шпионы так и не поняли, почему сознание их резко покинуло.


Дан

Наконец-то мы нашли их! Не прошло и полгода. Переругались, чуть не поубивали друг друга, но выяснили, где находятся мама с бабулей. Оказывается, отец повесил на маман маяк, а демон подарил бабуле колечко с огромным таким камушком. Чем больше камушек, тем сильнее сигнал.

Я хотел было взять с собой свою армию, но отец, хищно сверкая зубами, пояснил, что мы и так справимся. А ведь я со своим отрядом не виделся с тех самых пор, как Шасгар увел за собой батю с дедом и меня в придачу.

Да я и не в курсе, что с ребятами. Ну, ничего, не маленькие, разместятся как-нибудь.

Весь день у нас ушел на поиск. И наконец свершилось чудо.

Отец, эльфийский дед и демон рванули впереди планеты всей. Еле успел за ними в переход.

Вываливаюсь я, значит, в какое-то непонятное помещение. А там…

– Девочки, вы посмотрите, этот чемодан и здесь норовит мне удовольствие испортить! – Бабуля грозно махнула в нашу сторону святой сковородкой.

– Ба… – протискиваюсь я между замерших мужиков вперед.

– Ах ты, ирод иномирный, ты и ребенка сюда притащил? – Бабуля даже бокал на стол поставила.

– Ну, мама, – возмутилась маман.

– Ты, Маринка, помолчи, когда мать говорит.

Вот и Шиншилла обнаружилась.

Батя, эльфийский дед и Шасгар молча переглянулись. Молча развернулись. И молча шагнули обратно в проход.

А я, видно, тормозную жидкость где-то употребить успел. Потому как спохватился, только когда какая-то девица из страшного племени дроу ухватила меня за штанину.

Но таки успел отбиться.


Глава 24 | Теща Темного Властелина | Глава 26