home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 26

Дан

– Это что сейчас было? – обессиленно рухнул в свободное кресло недавно приобретенный дед.

Он точно в родном мире бабули прохлаждался семь лет? О таких элементарных вещах не знать. Впрочем, если припомнить, когда именно он там обитал… Да, тогда детей в капусте находили или, выстояв огромные очереди, покупали в магазинах.

– Это была моя теща, – зашипел отец.

Батя не упустил возможности занять удобное креслице. Демон, как хозяин помещения, также не остался без стула. А мне куда?

– Между прочим, твоя жена там тоже была, – не дал свалить на бабулю все шишки Шасгар.

– Но что они делали на вакханалии дроу?! – Дед всегда задает верные вопросы.

– А что на вакханалиях делают? – выдаю вопрос. Риторический.

Конечно же мы видели, чем именно там почтенные дамы занимаются. Но, осознав мои слова, мужики резко повскакивали со своих насиженных мест. Да неужели мне дадут присесть и отдохнуть нормально?

– Да я ее… – покраснел отец, непонятно кому грозя кулаком.

– Вашим дроу не жить, – зловеще сообщил Шасгар.

– Моя Ирма! Они же научат ее плохому! – совершенно искренне напугался дед.

Бабулю еще чему-то можно научить? Наивные огурцы.

Но не все так просто. Сильные мира сего замерли, задумавшись. Переглянулись. Демон и отец, не сговариваясь, быстро успокоили ушастого деда, силком усадив того обратно.

– Пожалуй, нам стоит подождать пару часиков. Ванриэль, тебе так особенно. Поверь, сейчас это наимудрейшее решение, – выдает умную мыслю батя и заваливается в кресло. – Устал я что-то. Сил нет двигаться.

– А меня терзает ужасная жажда. Встать не могу, так мучает, – заявил демон. И позвал громко: – Черти, несите чего покрепче!

– И кресло не забудьте! – вклинился я.

А зря. Батя обратил на меня внимание. И судя по всему, его голову озарила светлая идея.

– Сын, а может, ты вернешься туда за матерью, скажешь ей, что я очень жду, а? – и смотрит так жалобно.

Готов спорить, мой ответный взгляд ему ничем не уступал.

– Не, пап. Я же не псих, соваться сейчас к ним. Мне и тут комфортно. – И я нагло тырю бутылку с подноса появившегося неизвестно откуда чертенка.

– А ну поставь на место, не вырос еще! – взъярился отец.

– Пап, веришь, нет – я уже полгода как совершеннолетний, – донес простую истину до его сознания.

Батя был со мной не согласен.

– Азар, ты себя вспомни в его возрасте, – заступился за меня демон. – А сын у тебя уже вполне взрослый мужчина. Еще немного бою на мечах подучится, и можно государство отдавать в достойные руки.

Отца прямо-таки расперло от гордости.

И все бы ничего, да вот воздух опять поплыл. Что-то затрещало, и в комнату, где находилась наша сугубо мужская компания, рухнули жутко ругающиеся мамуля с бабулей. И Шиншилла с ними.

– Мама, я тебе говорила: оставь ты свою сковородку, из-за нее все магические вектора летят, как крыша у психов в период весеннего обострения! – ругалась мамуля, пытаясь подняться с пола. – Ай, это же моя нога!

– Доча, ты что такое говоришь? Ты мне предлагаешь на зятя с голыми руками идти? – не уступала ей бабуля. – Да это же как на медведя с вилкой! А я тебе не профессиональный охотник. Шиншиллочка, ты прекрасна, спору нет, но вытащи, пожалуйста, свои локти из моих ребер.

– Мама, это мои локти! – обиженно воскликнула моя матушка.

– Ирвочка, не переживай ты так, если понадобится, я тебе свой кинжал одолжу. Против зятьев самое то, – пьяно хихикнула Шиншилла.

– Шинши… тьфу ты, Старшая Рода, от вас я подобного не ожидала, – пыхтела матушка. – Мама, за что ты так невзлюбила Азара? Чем он тебе нехорош?

– Во-первых, тем, что женился на тебе. Поверь мне, доча, ты достойна большего, – встала на колени бабуля.

– Он Властелин, куда уж больше! – воскликнула маман.

– Но он правит только половиной мира, – спокойно возразила бабуля.

– Но его власть безгранична, – встряла Шиншилла.

– Безграничная власть лишь у богов. И вообще, Шиншиллочка, ты за кого?

– Я? – Дроу наконец поднялась на ноги. – Я за правду! – ударила она себя в грудь.

Перевожу невменяемый взгляд на сидящих правителей. Папаня явно порывается что-то сказать. Делаю страшные глаза и протестующе трясу головой.

Он еще не знает, как это страшно, когда тебя не вовремя замечает бабуля. Я до сих пор с содроганием вспоминаю резиденцию Шиншиллы.

Но моему желанию слиться с окружающей средой не суждено было сбыться.

– Доча, а мы где? – осмотрелась бабуля.

– О, – уставилась на нас мамуля. – Мам, мы их нашли.

– А ты говорила – сковородка то, сковородка это… Тефаля еще никому и никогда не помешала, – воздела палец к потолку любимая родственница.

– Мама, а ты знаешь, что они тут делают? – хихикнула маман. – Они пьют.

– И ты, Брут? – На меня взглянули, как на предателя.

Почувствовал себя последним человеком.

– Бабуля, это не то, о чем ты подумала, – ляпнул я. Потом подумал и исправился: – В смысле – то, конечно, но я решил проконтролировать. Вон даже бутылку отобрал, – размахиваю емкостью, стараясь не смотреть на ошарашенные лица родни и демона. – Ты же не любишь, когда папа употребляет.

Да, это подло. Да, это не по-мужски. Но вы не видели в тот момент бабулю с матушкой. Батя у меня сильный, выдюжит. Ну а деда я и так покойным долгое время считал.

– Они тут пьют?! – взревели мамуля с бабулей.

– То есть, пока мы там с предателями разбирались, эти здесь прохлаждались? – Вопрос был адресован явно мне. Бабуля умеет загонять в тупик.

Во попал. Начинаю нервно пятиться.

– Внук, одна ты у меня кровиночка разумная, – прослезилась родная бабушка. – А врать так и не научился, – добила она меня.

– Милая… – отмер батя.

Зря он голос подал. Лучше бы свалил куда по-тихому, пока все внимание на мне сконцентрировано было.

– Милая? – передразнила маман. – Милая?! Ах ты, Наполеон недорезанный!

– Доча, здесь же дети! – встряла бабуля. – Давай без столь интимных подробностей.

– Слушай, Маринка, что мать говорит, – встряла Шиншилла.

– Ирма Львовна, я бы попросил, – вякнул папа.

– Проси, кто ж тебе не дает, – отмахнулась бабуля. – В письменной форме, в виде сочинения. И объяснительную на стол.

– Мама!

– Ой, точно!

– Лучше денежной компенсацией, – вставила свои две копейки дроу.

– Ирма, – пришел в себя ушастый дед.

– Цыц! Предателям слова не давали! – рявкнула бабуля.

– Эльфов вообще казнить надо, – сплюнула Шиншилла.

– Женщины, да прекратите же вы орать, – не выдержал Шасгар.

Смелый мужик. Мои ему соболезнования.

– Тефаля, – начала было бабуля.

– Хозяйка! – спасли положение черти.

Они ввалились в комнату, чуть не снеся резные позолоченные двери. На бабулю взирали с обожанием, окружили ее вихрем своего восторга, что заставило ее опустить святую сковородку.

– Допились, – моргнула мать. – До чертей. Должна же белочка вроде прийти. А почему они черные, а не зеленые? Опять у меня все не как у людей.

– Доча, они натуральные. – Бабуля сама поняла, что сказала что-то не то, и поспешила исправиться. – То есть они в этом мире живут. Правда прелесть?

– Какие миленькие! – пискнула Шиншилла и принялась тискать первого несчастного.

– Пока они отвлеклись, предлагаю исчезнуть, – очень тихо сказал отец.

– Бесполезно, – обреченно изрек я. – Догонят.

И, словно подтверждая мои слова, активизировалась бабуля.

– И куда это ты намылился, портфель крокодиловый? – выпрямилась любимая родственница.

– Мама, не обижай Азара! – Мамуля, как всегда, пыталась замять конфликт.

– Доча, это разговор исключительно межу мной и зятем, – категорично возразила бабуля. – Зять, вот ты мне скажи – почему нас спасать не стал? Мы вас там ждали-ждали, а вы все не шли. Ты хоть знаешь, как я испугалась?

– Ирвочка так испугалась, аж взорвала все с перепугу, – кивнула и шатнулась Шиншилла.

– А вас нет и нет. Тоже мне, мужики. Положиться на вас нельзя.

– Но, Ирма Львовна, мы же пришли, – начал оправдываться отец.

– Пришли и испортили весь настрой, а мы только начали расслабляться, – припечатала бабуля. – Изволь объясниться!

– Ирма Львовна, был неправ. Я же не знал, что кому-то не повезло и призвали именно вас. К сожалению, бедняги прожили достаточно долго, чтобы успеть прочувствовать все муки бездны, – выдал раздраженно отец.

– Марина, ты слышала? Нет, ты посмотри на него. Сожалеет он!

– Азар, не обижай маму, – возмутилась мамуля.

– Марина, пойдем уже домой, – устало предложил отец.

– Куда? – возмутилась бабуля. – Ты предлагаешь нам отправиться в то ужасное место, где водятся психически нездоровые личности и казематы, не соответствующие санитарным нормам? – ужаснулась бабуля.

– Там не все так плохо. – Мамуля явно больше не хотела скандала.

– Ирма Львовна, вася не звал! – вякнул батя.

– Азар, не груби маме.

– Естественно, не звал, у тебя же воспитания не хватит, – припечатала бабуля. – Хоть бы раз цветы на Восьмое марта подарил!

– Мама!

– Маринка, не вмешивайся! – весомо сказала Шиншилла.

– Я дарил!

– Я имела в виду цветы, а не похоронный венок! А еще улыбался так невинно, вроде как случайно перепутал.

– Но вы же умудрились подать мне блины, фаршированные крысиным ядом с ливером!

– Я думала, это рис! Я старая женщина, зрение часто подводит, мне простительно. В отличие от некоторых, я тружусь от зари до зари.

– А я, по-вашему, нет?!

– Вижу я, как ты работаешь, – кивнула бабуля на бутылку в моих руках. – Не устал еще? И как только Мариночка с тобой живет, таким непутевым? Говорила же: верни дочку на родину и работай сколько влезет.

– Вам Рину оставь… Вон, уже оставил. И что? С дроу связались!

– Ты Шиншиллочку не тронь, феодал! – прищурилась бабуля.

– Так, все, хватит! – Кажется, маман протрезвела. – Живо все домой!

Мамуля в себя пришла быстрее всех, потому как тренированная, она же у меня врач.

– Ирма Львовна, у вас свой муж есть, вот к нему и идите!

Эльфийский дед слегка побледнел.

– Азар, я сказала – домой!


Ирва

Еще чуть-чуть поругавшись, мы все же отправились к зятю на фазенду. Ваня, правда, пытался завязать разговор, но я отмахнулась Тефалей, и от меня отстали. Доругаться с зятем мне не дали дела насущные, а именно подробное разъяснение всего, что мы узнали.

А узнали мы страшное. Оказывается, на Сером материке базируется бесчисленная армия монстров, и управляет этой армией вожак. Которого заточили в казематы в глубоких пещерах, дабы не было случаев неповиновения.

Создали армию трое умельцев, объединившихся против моего зятя. Я, конечно, понимаю, что мой зять не самый приятный на свете человек, но только я имею полное моральное право издеваться над ним, и каким-то заговорщикам я подобного хамства не спущу. За семью горло надо грызть.

Одного из заговорщиков мы с дочей как раз обезвредили. Он-то нам и поведал некоторые факты. К несчастью, большего рассказать нам не смог, ибо имел наглость себя отравить. Под языком у него была капсула с быстродействующим ядом. Но доча успела и спасла страдальца. Он парализован, но жив. Мариночка говорит, это на три месяца. Но у нас нет этих месяцев.

Еще одним огорчением было то, что ребенок опознал нашего неудачливого похитителя. Им оказался бастард из очень уважаемого рода. Родившийся от связи светлого эльфа и темной феи.

Мальчику просто не хватило в детстве внимания, отсюда и все его комплексы с маниакальным желанием навредить моей семье. Ну, ничего, придет в себя, я им займусь.

Вернемся к нашим баранам, то есть к зятю. Этот хам так и не извинился. Но я женщина добрая, простила. После того как решила составить один интересный договор. Его осталось только подписать, а он подпишет, уж я об этом позабочусь.

Внук же отправился к Шасгару, выручать своих друзей. Шиншилла, кстати, очень просила оставить ее там. Кажется, у нее роман с одним из личных стражей Повелителя.

Вот так и получилось, что из родных людей в этом огромном замке только доча и осталась. Она, конечно, меня разместила со всеми удобствами и даже слугу выделила, но я, чай, не столбовая дворянка, сама справлюсь.

Дочь пыталась устроить мне экскурсию по этому монстру архитектуры. Под конец дня я поняла, что, дабы изучить сии владения, мне понадобится как минимум неделя и нить Ариадны. Да, навигатор явно не помешал бы. У меня такой в телефоне был.

За ужином зять со мной не разговаривал. Обиделся.

Спальню мне выделили огромную. Кровать тоже поражала своими размерами, хотя я начала скучать по мебели во дворце демона. Из-за стресса я быстро уснула.

Проснулась ночью по зову природы. И только тут вспомнила, что не удосужилась спросить, а где, собственно, нужная комната. Но, следуя правилу, что если очень хотеть, то вполне можно напороться на желаемое, я побрела прочь в полной темноте. Ну, не такой уж и полной, путь мне освещала Тефаля. Имела она такое свойство: как только я ее в руки ночью беру, светиться, аки тот фонарик.

Брела я долго. Все пыталась найти нужную дверь. Рассуждала я логически и решила, что необходимая дверь будет выглядеть скромно, дабы не привлекать к себе излишнего внимания. Через час блужданий и несколько синяков я нашла подходящую дверь. Дернула за ручку. Открыто. Вошла. Массивный стол, стеллажи, книги. Книги – это интересно. Зашла посмотреть поближе. В процессе споткнулась о ковер, на что-то упала, что-то рухнуло, что-то грохнуло, и стена внезапно отъехала.

Ну так я и знала! У зятя явно странные предпочтения, это ж надо так ванную комнату спрятать. Гордо неся перед собой Тефалю, я шла вперед. Знала бы, на что наткнусь, осталась бы у демона в гостях.

Шла я себе, шла, пока не ударилась коленкой обо что-то твердое. Было больно и обидно. И естественно, я не смолчала. Видимо, среагировав на звуки голоса, включился свет.

«Вы были истиным злом и параждением тьмы. Я горжусь, што был вашым зятем. Спите спокойно, Ирма Львовна». «Эта женщина испортила мне жизнь! А я испортил ее любимое платье. Восимь раз». «Теще от зятя. Помним, паэтому и грабница мрамарная, зачированая. Из такой и тьма не выберется, не то што теща. Но на всякий случай я ваш прах в цемент закатал».

Я взвыла! Кричала и топала ногами, как только могла.

– Чего кричим? – спрашивает голос.

– А вы взгляните! Взгляните, что написал этот поганец! – рычу я.

– Эпитафии. Красиво оформил. Как раз по стилю к надгробиям подходит, – сообщил голос.

– Какой, к орфографической матери, стиль! Я его пятнадцать лет языку учила, и что? Он в каждом слове по три ошибки сделал! – Мне стало дурно. – А собственно, с кем я разговариваю?

– Со мной, – появилось передо мной нечто туманно-призрачное.

Я нечаянно. Честно. Я не хотела. Рука сама поднялась, и Тефаля ударила это нечто по лицу. Звон и вой стоял оглушительный.

У меня из-за зятя совсем нервы расшатались, уже членовредительством по малейшему поводу занимаюсь.

– Милейший, простите окаянную! С вами все в порядке?

И тут я понимаю, что воющее нечто вдобавок просвечивает насквозь.

– Ну, знаете, уважаемая, ударить дворцового призрака еще никому не удавалось! – обиженно взвыли.


Темный Властелин

Темный Властелин проснулся посреди ночи в поту и с дико бьющимся сердцем. Его не покидало ощущение чего-то ужасного. Словно несчастье настигло, а он еще не понял этого.

– Азар, – сонно пробормотала его жена, – что случилось?

– Мариночка, солнышко, мне приснился страшный сон, – посмотрел он на супругу.

– Азар, это просто сон. Спи, – проворчала Рина.

– Любимая, ты не понимаешь, произошло нечто страшное, – упорствовал Властелин. – Мне этот сон к беде снится.

– Страшное? Например, что? Разбили твою сеть информационных кристаллов? Или папа опять решил поднять пошлины?

После насмешливых слов жены Темный Властелин успокоился, но еще долго не мог уснуть, вспоминая сон, где теща заставила его писать диктант.


Глава 25 | Теща Темного Властелина | Глава 27