home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 28

Ирва

– Азарушка, предоставь нам уединенное, звуконепроницаемое помещение для разговора, – ласково обращаюсь к зятю.

У мужа заалели щеки.

– Ирма, я, конечно, знаю, что ты по мне соскучилась… Но, может, подождем более удобного случая? – вопросил он эротично.

Тут у меня на нервной почве вилка выскользнула из рук. Честно-честно.

– Мама, ты чуть не убила папу, – сообщает дрожащим голосом бледная дочь.

– Доча, сама не знаю, как получилось. Рука соскользнула, – киваю я в сторону вилки, что торчала рядом с головой супруга.

В общем, предоставили нам кабинет вредителя, предварительно убрав все острые предметы. Зря, я второй раз вдовой становиться не собираюсь, мне, может, более интересная идея в голову пришла.

Смотрю я на своего мужа и тихо млею. Красив, паршивец. Золотистые кудри, некогда любимые правильные черты, ясные очи, руки с аристократичными пальцами. И длинные уши.

Странное все-таки человек существо. Вот я, например по идее должна злиться на мужа за то, что сбежал от меня. Ан нет, на это я не злюсь. И вроде бы за предательство должна его ненавидеть – опять же по этому поводу не чувствую негатива. Пустота. И ведь не люблю его уже. Пусть он и остался самым прекрасным мужчиной, которого я когда-либо видела, пусть не утратил своего обаяния, я же чувствовала лишь раздражение. И не потому, что он предал меня когда-то, а потому, что у него уши как у зайца! Не спорю, смотрятся они симпатично, но менее раздражать меня от этого не стали.

Опять же, когда я увидела Шасгара в его втором облике, я не почувствовала того же раздражения. Пусть он парнокопытный, рогатый и хвостатый, зато уши у него нормальные. И нос кривой, и грудь волосатая, и плечи широкие, и вообще он далек от идеала, коий представляет мой муж, но почему-то вспоминала я сейчас настойчивого демона и с удивлением понимала, что муж меня более не интересует. Эх, прошла любовь, завяли помидоры… Может, все-таки согласиться на предложение этого парнокопытного? Право слово, не девочка уже, много лет как не девочка, и мужского тепла не хватает. Почему бы и нет, тем более у меня теперь тело юное, про душу вообще молчу, она у мня и не старела никогда. Да и Шасгар – партия хорошая. Единственное, что могло бы меня смутить, это его копытность и рогатость. Так и это можно в достоинство превратить, это ж и скотина в доме, и мужик. Мечта просто.

– Ирма, ты меня слушаешь? – раздраженно вякнул пока еще муж.

Как непривычно слышать свое имя, не исковерканное местным говором.

– По большей части. Твои пространные извинения меня не интересуют, – вздохнула я. – Давай уже перейдем к сути вопроса.

– Спасибо тебе за дочь, – вдруг сказал он.

Я молчу. Зря Маринка у меня половник забрала.

– Ирма, мне действительно жаль. И поступил я так лишь во благо тебе. Ты, которую я знал раньше, не смогла бы выжить при дворе.

Молчу. Тефалю бы сюда…

– Но сейчас… ты изменилась. Стала сильной, сильнее, чем была. Мудрой. Прекраснейшей из женщин.

А раньше, значит, была не прекраснейшей? Серединка на половинку, что ли?

У меня на языке вертелось столько язвительных реплик, но усилием воли я затолкала их обратно. Не могу его осуждать, ведь я прекрасно понимаю, каково это, оказаться в другом мире – без знаний, без возможностей, без привычной власти. Понимаю, каково было ему, правителю. И я была благодарна за те годы, что мы провели вместе. Я не считаю, что потратила на него молодость зря, благодаря ему я изменилась, повзрослела, благодаря ему у меня есть Мариночка. Что эти семь лет из моей богатой событиями жизни?

– Сейчас я могу не бояться за тебя, – улыбнулся он и коснулся моего запястья. – Ты молода и бессмертна, такую правительницу светлые примут, пусть ты и человек.

Я аж подпрыгнула от неожиданности. Какие светлые? Не нужны мне никакие светлые, мне у демонов еще военные реформы проводить и знакомить население с картошкой!

– Мы вновь будем жить вместе, – радовался непонятно чему муж, – и Рина наконец перестанет себя чувствовать сиротой. Да и Дану полная семья сейчас только на пользу. Дедушки в жизни юношей играют важную роль, наравне с отцами.

Не стоит говорить Ване, что дедушек у внука всегда хватало, уж я об этом позаботилась.

– Ваня, я хочу развода, – тихо сообщаю я.

За дверью кабинета зятя, где мы вели семейные разборки, что-то грохнуло.

– Нам снова будет хорошо вместе, вот увидишь, – не услышал меня муж. – …Что?!

– Хочу развода, говорю! – кричу я, приблизив губы к длинному уху почти бывшего мужа. Ох ты ж, Лермонтов, глуховат муженек-то. Неужто стареет?

– Не понял, – мявкнул почти бывший благоверный.

– До моих студентов быстрее доходило, – возвела я очи горе.

Но тут врывается зять.

– Ирма Львовна, – вякнул этот коврик.

– Беспардонный ты человек, Азарушка, – тяжко вздыхаю. – Не видишь разве, мы тут семейную трагедию разыгрываем?

– Азар, не лезь, – попыталась ухватить его за руку Мариночка.

– Рина, не мешай! – грозно рыкнул паршивец.

– Не смей на моего ребенка рычать! – встряла я для общей сумбурности.

– Ирма Львовна, позвольте полюбопытствовать, где вы собираетесь жить после развода? – напряженно вопросил муж моей дочери.

– Здесь, – пожала я плечами и обвела окружающее пространство глазами.

– Нет! – покраснел зять.

Надеюсь, это был крик души.

– Ванриэль, будь мужиком, забирай свою жену домой, и разбирайтесь там! – рявкнул вредитель.

– Ваня, с каких это пор у нас зять право голоса имеет?! – ужаснулась я степени распущенности.

– Мама, прошу, не оскорбляй моего мужа, – встрял ребенок.

– Доча, имей совесть, – возмутилась я.

– Азар, не указывай мне, молод еще, – рявкнул почти бывший.

– Ирма Львовна, с нами жить вы не будете! – категорично заявил вредитель.

– Мариночка, я тебе говорила, что муж у тебя жмот и скупердяй? – деловито поинтересовалась у дочки.

– Мама, Азар вовсе не то имел в виду, – попыталась встрять доча.

Но мне порядком уже надоел семейный галдеж.

– Азар, – серьезно смотрю на зятя, – поговорим? Без свидетелей, – основательно устроилась в кресле, кивая на потайную дверь, за которой таилась моя недавняя находка.

Кем бы зять ни был, но дураком никогда не слыл, даже у меня. Мой тон он различил и сразу же проникся.

– Рина, Ванриэль, думаю, нам всем стоит остыть, – проявил чудеса дипломатии вредитель.

– Со своей женой я сам разберусь, – попытался грозно насупиться почти бывший.

– Я с тобой сейчас вообще разговаривать перестану, – обиделась я.

– Ванриэль, позволь помочь. Поверь, своей семье я зла не пожелаю, – сделал честные глазки зять. Я бы ни в жизнь не поверила.

Дочь промолчала, видно, мой тяжелый взгляд передавил ей голосовые связки. В итоге от лишних ушей мы избавились.

– Слушаю вас, Ирма Львовна, – откинулся в кресле вредитель.

– Экий ты деловой. Ну да ладно. Предлагаю тебе перемирие на тот период, пока мы не устраним угрозу нашей семье, – начала я.

– И чего же вы потребуете взамен? – ехидно интересуется он.

– Ты поддерживаешь меня при разводе с мужем и отписываешь в мое личное пользование кое-какую свою земельку, – махнула я рукой.

– С чего вы взяли, что я ради недельного спокойствия пойду на такие жертвы? – спокойно возразил он.

– Во-первых, потому что Марина меня поддержит, – привела я первый аргумент. В доче я не сомневалась, она сейчас чувство вины испытывает, так что один голос у меня есть. – Во-вторых, Данюша также на моей стороне. В-третьих, я не побоюсь грязных методов и переругаю тебя и семью. Я прекрасно знаю, как сильно ты их любишь, но, Азарушка, покушения на свою жизнь просто так простить не смогу.

– Вымысел, – по-прежнему спокойно отвечал зять. – Не докажете.

Вот он, мой зять. Теперь верю, что он какой-то там Властелин. Почти уважаю мужика, правда, ему об этом не признаюсь и под пытками.

– Ты так в этом уверен? – усмехнулась я. – Впрочем, мне не обязательно что-либо доказывать, достаточно заострить на этом внимание внука. Пока он не пытался анализировать некоторые события, но, поверь, стоит мне заикнуться, и ваши отношения испорчены. А ведь за сыном пойдет и Марина. Она уже и так многим пожертвовала ради него, что стоит матери бросить мужа ради счастья любимого ребенка?

Я говорила и наблюдала за зятем. Всегда хотела поговорить с ним начистоту. Жаль, Тефаля не со мной.

– Вы блефуете, – сощурился Азар.

– Желаешь проверить на собственной шкуре?

– Как только вы попытаетесь мне навредить, я уничтожу вас, – заявил вредитель.

– Ты уже пробовал, – фыркнула я и тихо порадовалась, что моих вспотевших ладоней он не видит.

– Ну а если все же вам не поверят?

– Поверят, я тут твои художества всю ночь по углам прятала. Так что теперь это мой компромат против тебя, – сообщаю радостную весть. – Чуть только я чихну, о нем тут же сообщат Марине.

Зять спал с лица, потом покраснел, почернел и, наконец, сорвался со своего насиженного места и рванул к потайной двери. Нажатие рычага – и вот стена зияет черным провалом. Щелчок – и неровный свет озаряет огромную и абсолютно пустую комнату. Я даже пыль протерла – убираться так убираться.

– Одна вы вряд ли смогли бы все это провернуть, – бормотал несчастный. – Кто вам помогал?

– Тимур и его команда, – отрапортовала я.


Дан

На кой я полез к этой ушастой любительнице маскарадов? Я вообще чем думал в тот момент? Нет, ну понятно, что ушами, но можно было так себя и не насиловать! А с другой стороны, вряд ли бабуля оценила свернутую челюсть Лель.

Думаете, чего я так убиваюсь? А вы попробуйте целый день скрываться от сумасшедшей эльфийки, серьезно помешанной на браке. И все из-за чего? Да по глупости, как всегда! Я терпеть не могу женские слезы и истерики, мне проще заткнуть рот поцелуем, чем выслушивать эти жуткие стенания. Кто же знал, что у этой ненормальной крыша поедет.

Мало того что она во вкус вошла, – еле отбился. Я в процессе успел почувствовать себя извращенцем, потому как пусть она и девушка, но все еще дите неразумное, которое я долго воспринимал как младшего брата. Вдобавок она плоская, как доска. Что бы там ни говорили, а это только в книгах бравый герой после долгого путешествия бок о бок с героиней, переодетой в пацана, будет ее любить и хотеть. А может, этот герой по более взрослым дамам встревает? Или, как я, по более рельефным? Мне что, резко вкусы и предпочтения менять, что ли, в угоду канонам? Фиг вам!

Я не думал, не гадал, что это чудо ушастое потребует на ней жениться после такого. А ведь предупреждала меня бабуля: «Выбирай баб правильно, чтоб здоровая на голову и остальные части пользования была». Моя нежная нервная система как-то не рассчитывала наткнуться на реликт, который после одного поцелуя (который таковым можно назвать с натяжкой) заорет во всеуслышание о свадьбе. Да если бы в нашем мире каждая девушка в моем окружении так считала, у меня бы гарем был, который фиг бы я прокормил, а многих вообще не упомнил.

Вот и приходится мне доблестно отсиживаться в ванной у Шасгара. Он меня, кстати, сам сюда запихнул, я пообещал ему поговорить с бабулей на тему их совместного свидания.

А если я пообещал, значит, поговорю. Вот только фиг им, а не свидание! Наивный огурец, он что, реально верит в то, что я приму его как очередного бабушкиного ухажера? Я еще от старого деда не избавился, а мне тут новый пытается на уши присесть. Совсем народ оборзел, вьются вокруг бабули и вьются, только успевай избавляться. Нам с ней никакие деды не нужны, нам и вдвоем неплохо.

Вообще, я не против Шасгара, он не абы кто, а Повелитель, пусть и бомж в перспективе. Меня другое смущает. А если он на ней жениться соберется? Оно мне надо? Она ж тогда вся в новую семью ударится… Нефиг, категорично никаких новых дедов нам не надо. И Шасгару о моих размышлениях знать не стоит, мне еще от бешеной Лель прятаться.

– Дан! – пронеслось по коридорам. – Выходи, любимый! Где же ты?

– Слушай, давай я ее убью, а потом скажем, что так и было? – посмотрел на меня Повелитель демонов.

Да, да, в ванной мы сидели вместе. Почему именно здесь? А место оказалось самое защищенное от поисковых заклинаний. Почему с Шасгаром? Так Лель и его вопросами о моем месторасположении уже достала. В общем, сидим мы с ним, переглядываемся, носа не показываем. Он меня про бабулю выспрашивает, я его про магические штучки-дрючки. Короче, мы развлекались, как могли.

– Бабуля не оценит, – привожу весомый аргумент против.

– Лучше вообще ничего говорить не будем, – менее уверенно заявляет он.

– Тогда совсем кранты, нам еще и за утаивание важной информации влетит, можешь мне поверить, – вздыхаю с сожалением.

– Ты зачем вообще с ребятенком связался? – вдруг сменил тему разговора демон.

– В моем мире к этому как-то проще относятся, – пожимаю плечами.

– И Ирва? – задумчиво смотрит на меня Шасгар.

Это в каком смысле?

– Нет, что ты, бабуля старой закалки. В ее время до свадьбы невеста могла жениха вообще не видеть, не говоря уже о других мужиках. – Что там еще, кроме мамонтов, было? – Родители сговаривались. А так паранджу вообще не снимали, да.

Кажется, я перегнул палку. Судя по злющей роже демона, он догадался, что я ему некачественный доширак вокруг ушей наматываю.

– Парень, ты, может, и наследник тьмы, да только до бабушки тебе далеко. Мог бы уже давно научиться талантливо врать, с такой-то учительницей, – рыкнул демон.

– Бабуля говорит, что врать нехорошо, – решил я отмазаться.

– Эта женщина вообще слишком много говорит, – возмутился Шасгар.

– Не тронь бабулю, она святая, – по привычке ляпнул я.


Заговорщики

Первый тщательно выверял круг призыва. На этот раз все пройдет гладко, без ошибок. Неподалеку раздался леденящий душу вой. По спинам приспешников пробежался холодок, но ни один не признался бы в своей слабости. Никто не знал, но даже Первый побаивался тех тварей, что они успели создать.

Задумка с демонами провалилась, связи с ними нет, самих демонов тоже нет. Приспешники наконец смогли выяснить происходящее. Оказывается, старуха, с которой хотел договориться Первый, оказалась не кем иным, как матерью Властительницы. Следовательно, она имела непосредственную связь со Светлым Императором. А этого царственного гада Первый знал очень хорошо и представление о семейке Императора также имел.

– Первый, пора начинать, – тихо подошел Третий.

– Что ж, друг мой, выпускай тварей, – дал отмашку Первый. – Ну а я займусь призывом.

– Первый, скажи мне, ради чего ты стремишься разрушить баланс? – вдруг серьезно спросил Третий. – Мои причины очевидны, я не нужен в мирное время, война между нашими империями вновь возвысит меня среди прочих. Но твои мотивы я так и не осмыслил.

– Они слишком велики, – расплывчато ответил Первый. – А может быть, я просто ненавижу темных.

Третий усмехнулся, прекрасно понимая абсурдность сего заявления.

Ну а Первый не стал объяснять Третьему настоящие цели. Он лишь желал власти и мести. Абсолютной власти и абсолютной мести.

Но хватит болтать. Первый начал читать заклинание призыва наследника, и еще пятнадцать приспешников вторили ему дружным хором.


Ирва

В самый разгар переговоров между мной и зятем в дверь постучали.

– Все вон! – рявкнул раздраженный вредитель. Я, впрочем, тоже не была в добром расположении духа.

Мы с зятем как раз находились на стадии жарких земельных дебатов. Но неизвестный смельчак не внял рыку вредителя, и дверь разлетелась в щепки. Жаль дверцу, хоть дерево, из которого она была сделана, и неизвестно мне, но качество я могу на глаз определить.

Так вот, врывается в кабинет внук с бешеным взглядом напакостившего кота. За ним несется Шасгар, за демоном – Ваня, а за почти бывшим – дочка. Мы везем с собой кота…

– Бабуля! – орет кровиночка.

– Сын! – пытается поймать его доча.

– А ну, стой, пакостник мелкий! – ревет грозно демон.

– Только тронь внука, я тебе войну объявлю! – пытается остановить демона эльф.

Это то, что называют большой дружной семьей? Но примерно то же самое можно наблюдать в домах для умалишенных, причем особо буйных.

– Стоять! – рявкаем с вредителем одновременно.

Мы переглянулись, обоих передернуло.

– По порядку: кто, от кого, почему, – распорядился зять.

А он действительно разумен.

Молчат.

Я решила сама разобраться в ситуации.

– Сейчас я каждому задам вопрос, и, если ответ мне не понравится, последует наказание.

Стандартная процедура, которую внук не проходил уже лет пять. Для тонуса решила начать с родной кровиночки.

– Данюша, где пожар? – ласково начинаю я.

– Ба, я это… ну, того… – начал краснеть потомок.

– Получишь, – перешла к угрозам.

– Либо сам сознаешься, как мужчина, либо я тебя как нашкодившего мальчишку сдам, – встрял Шасгар.

Демон, кстати, времени зря не терял и медленно, но верно приближался к нам с внуком. Я, решив спасти ребенка, ухватила его за ухо и дернула к себе за спину, вроде как и мера наказания, но и добраться теперь до него можно только через меня.

– Так что ты натворил? – грозно перевожу взгляд с Шасгара на потомка.

– Я взорвал его замок, – краснея, отвечает внук.

– Может, зря я тебя в армию не отправила? – задумчиво спрашиваю. – Глядишь, и вышел бы из тебя приличный подрывник?

– Мама, ты хотела отправить моего сына в армию? – с ужасом смотрит на меня дочь.

– Любимая, выйди, – вдруг бледнеет Азар.

– Весь Хаос бездны! – Не менее красочное выражение на лице у Шасгара.

– Ирма, отпусти Дана! – орет почти бывший.

Тут-то я и почувствовала знакомые ощущения. Испуганно смотрю на внука.

– Азар, ты можешь пробиться? – слышу отдаленно.

– Барьер! Три ступени, – кричит кто-то.

– Судя по всему, у автора убогая фантазия и совсем иссякли идеи, – грустно замечаю я. – Тефаля!


Дан

– Судя по всему, у автора убогая фантазия и совсем иссякли идеи, – печально вздыхает бабуля. – Тефаля!

«Автор» – это судьба в бабушкиной интерпретации. Бабуля у меня ярая атеистка, как она говорит, но при этом поразительно сильно верит в судьбу. С той же силой она верит в то, что свою судьбу можно изменить. Она верит, что судьба диктует для нас текст жизни, своеобразные уроки, но мы вполне можем сымпровизировать, сократить, найти синоним, допустить ошибку.

Мерзкое ощущение в области желудка все больше усиливалось. Я вижу кипиш, но не понимаю его причин, с чего вдруг все так в лице поменялись?

– Внук, нас сейчас перенесет в неизвестную даль, ты не пугайся, – только и успела сказать она.

И нас действительно перенесло. Афигеть, это и есть призыв?

– Опять эта женщина?! – слышу возмущенные голоса сквозь призму самых разнообразных тошнотворных ощущений.

– А второй раз не так уж и тяжело, – слышу веселый голос родной бабули.


В замке Темного Властелина

В замке Темного Властелина повисла гробовая тишина.

«Попались, голубчики», – подумал Темный Властелин.

«Убью, – подумал Повелитель демонов. – Я только нашел повод заставить эту женщину быть со мной, и она вновь исчезла. Убью».

«А Дан-то весь в Ирму, – подумал Светлый Император. – Что, собственно, здесь забыл демон? И без него в семье проблем хватает».

– Я не поняла, – озвучила мысль Властительница. – Чего мы, собственно, стоим, кого ждем? Почему попыток спасти мою маму и моего сына не наблюдаю? – более нервно, чем обычно, вопрошала она. – Мужики вы или где? Быстро вернули мне семью!

Мужчины прекратили думать и принялись за магическое действо. И тут-то выяснилось страшное обстоятельство. Барьер призыва был настолько силен, что вскрывать его придется целый час. Этот самый час бабушка и ее внук остаются без поддержки.

– Как же мне надоели ее побеги, – вдруг вздохнул Повелитель демонов. – Я отправляюсь за армией. Азар, как взломаешь барьер, сообщи мне координаты, я вместе с армией прибуду на место. Так уж и быть, помогу тебе с предателями.

И тут же исчез. Ну а Светлый Император послал магическую весточку своей службе магов, дабы они немедленно отправлялись всеми легальными и нелегальными переходами в замок Темного Властелина. Темный же Властелин послал доверенное лицо, дабы оно вернуло собранную тещей армию на Темные Земли. А что? Очень даже практично.


Глава 27 | Теща Темного Властелина | Глава 29