home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 30

Ирва

Ведут меня на погибель верную путями неведанными. Все важные, молчаливые, и я, естественно, бледная, с большими глазами, полными слез. Вдоль стен кристаллы висят, тускло пространство освещают. Грязи и мусора как такового я не видела, значит, часто коридором пользуются. Едой пока и не пахнет. Долго ведут, коротко ли, кто ж его знает, мое мнение таково: чем дольше, тем лучше. На сердце все неспокойнее, душа так и просится к Тефале.

– Милок, где твой человек с моим предсмертным желанием? – вопрошаю.

Третий не отреагировал. Наивный, я и не таких, прикидывающихся пеньками спящими, с насиженных мест в метро сгоняла.

– Мил-человек, отзовись, будь добр, не откажи старой в своем внимании, – упорствую я.

За спиной кто-то хихикнул. Совсем я плохая стала, позабыла, что и не старая вовсе, а девушка молодая.

– Ну сладенький, ну ответь же уже наконец, – сюсюкаю я.

И естественно, мужик не выдержал.

– Уважаемая, прекратите балаган! – процедил он сквозь зубы.

Ой, какие мы злые. А больше тебе ничего не надо? Я что тут, по своей воле из себя клоуна строю вот уже которую неделю? Тоже мне страдалец! Вот я и не выдержала, излила все наболевшее на несчастного.

– Чего ж ты кричишь, злыдень? – всхлипнула я. – Чего на женщину беспомощную голос поднимаешь, я спрашиваю? У тебя совесть есть? Это же мои последние минуты жизни, а ты мне их портишь. Отчего на меня шикаешь, ирод? Тебе хорошо, у тебя дочка за вредителя не выходила, муж у тебя не эльф с большими ушами, в другой мир не сбегал. Внука у тебя убить не пытаются. Так какого же синтаксиса, позволь спросить, ты надо мной морально издеваешься?! На вопросы отвечать не хотят, желание последнее вообще выполнять не торопятся. Так еще и поторапливаю-у-ут, – перешла я на контральто.

Все, сдали нервы, не резиновые, чай. Да и я не стальная – простая женщина, которой пришлось пережить непростые приключения.

– Третий, может, ее того… Чтоб не мучилась? – предложил кто-то добрый, подойдя ближе к главарю.

Чего – того? Тоже мне, умник! Ну подожди, вот выберусь, найду и покажу, что инициатива делает с инициатором!

– Первый велел живьем, значит, будет живьем, – отрезал Третий.

Люблю исполнительных, ой люблю!

– Как скажете, Третий, – низко склонил голову инициатор.

Я сделала вид, что разговора сего не услышала, и продолжала гнуть свое:

– Ты ж пойми, милок, у меня и так радостей в жизни было мало, скрась хоть последние минуты. Представь, если б на моем месте дорогая тебе женщина была, бабушка например…

Вся наша грустная процессия уже продолжительное время стоит посреди коридора и думает, как бы прекратить мою истерику. Парни, по всему видно, молодые, суровые, с женщинами обращаться не умеющие – самое то для меня.

– Так и быть, принесут тебе еду, только успокойся, – смилостивился Третий.

– Так ты ведь посылал уже, – возмущаюсь.

– Это для отвлечения внимания, – отмахнулся злыдень.

– И кастрюлю с половником, – торопливо добавляю я.

– Зачем тебе кастрюля с половником? – выходит из себя вражина.

– Я, по-твоему, кто? – задаю риторический вопрос. – Я – женщина, а мы должны сидеть на кухне. Мне, может, без своей утвари тяжело. Ну что тебе стоит? Жалко? – не могу успокоиться я.

– Принести! – совсем звереет Третий, да так, что кристаллы света мигать начали. А казался самым уравновешенным. – Теперь я Азара понимаю.

Что он там насчет вредителя пробубнил? Я не расслышала. Смотрю на хмурое лицо… Где ж я тебя видела-то? Спросить? Так мне и ответили. Движение возобновили, с истериками тоже перебарщивать не стоит.

И надо же такому случиться, что как только меня подвели к огромной решетке во всю стену – подозреваю, сие есть не что иное, как пункт назначения, – со стороны коридора появились двое с огромным чаном, в котором болтался немаленький половник. Решетка и тьма, царящая за ней, занимали меня неимоверно, мне все чудились красные огоньки в темноте. Там, наверное, полная антисанитария… Эх, сюда бы нашу уборщицу тетю Катю! Ее боялись все, начиная от ректора, заканчивая охранником корпуса. Ни соринки не было, тараканы и те не водились.

Вид кухонной утвари меня порадовал настолько, что я не испугалась бурой жижи, плескавшейся в чане. Как только открыли маленькую дверь в решетке, мне в руки сунули чан и грубо впихнули в черный провал. Я даже слова вымолвить не успела, как за спиной раздался металлический лязг замка. Тут-то и почувствовала я холодок страха, пробежавший мурашками по позвоночнику. Ну и конечно же я уронила тяжеленный чан. Честно признаюсь, до сих пор не понимаю, как умудрилась так долго удерживать его на весу. Шум, гам, я ругаюсь, хорошо еще похлебка не разлилась.

Эти… нехорошие люди, одним словом, весьма быстро ретировались, забыв попрощаться. И даже Третий не удосужился молвить слово напоследок. Плохой из него злодей, не пафосный.

И вот настал тот момент, когда осталась я, решетка, что отделяет меня от свободы, и тот, кто дышит в темноте. Страшно…

Памятуя слова родственничка о голодном состоянии неведомой зверюшки, я поближе к себе придвинула чан. Не скажу, что похлебка пахнет вкусно, но, помня свое голодное детство, как любую заплесневелую краюху была готова сгрызть с голодухи, понимала, что и так сойдет.

– Ну, – выдыхаю я, – за Родину! За Сталина!

Маразм, вернись, я все прощу. Страшно-то как!

– Э-эй… – Как его позвать-то? А вдруг он не один? – Цып-цып-цып…

Дышать стали чаще.

– Гули-гули-гули, – не прекращаю я.

Во тьме вспыхнули две красные точки. Боже, я знаю, я к тебе никогда не обращалась, но молю: если не выживу, внуку помоги. За дочь не прошу, у нее вредитель есть. Боже…

– Тоже нет? – нервно сглатываю. – Тогда последнее. Кыс-кыс-кыс! – Голос срывается.

Если выберусь, отправлюсь в санаторий. Ну их к орфографической матери, эти другие миры с их обитателями!

Из тьмы в полосу света выступило нечто. То ли я с ума сошла, то ли селекционеры местные живут с диагнозом шизофрения.

– Мама, – вякнула и попятилась к решетке. – Прелесть какая.

Ну что, Ирма Львовна, давай прощайся с жизнью, пока время есть. Пожила ты долго, весело, добра нажила достаточно, по завещанию и так все внуку отходит. Стоп. Нельзя мне умирать, у меня внук в плену.

– Стоять! – властно приказываю, а сама распрямляю спину.

Внешне это нечто напоминает… да ничего оно не напоминает. Лысый, цвет не разобрать при таком-то освещении. Ростом мне по грудь будет – и это в полусогнутом состоянии. Лапы четыре, перемещается в основном на задних, активно помогая себе передними. Конечности довольно мощные, причем задние короче передних, а когти даже при таком освещении видны хорошо, ибо большие. Туловище дугообразное, поджарое, отчетливо видны мышцы. Хвоста нет, зато по позвоночнику торчат шипы. Морда похожа на кошачью, увеличенную в несколько раз. Челюсти выпирают, обнажая зубы. Впалые глаза окружены, как ни странно, очень пушистыми ресничками, надбровные дуги выдаются вперед. Уши…

– Да они издеваются, – сплюнула я в сердцах. – И у тебя уши, как у кролика!

У этого зверя действительно были кроличьи уши, которые он сейчас прижимал к массивному черепу.

И так мне обидно стало, что жрать меня собрался непонятный монстр с такими нелепыми ушами, такая злость взяла, что весь страх пропал.

Рассмотреть чудо-юдо я ухитрилась за долю секунды, он и среагировать не успел, как я схватила половник.

– А ну, прекратил скалиться, я тебе стоять велела! – скомандовала я.

Зверь застыл. Задумался, наверное, с чего это жертва такая наглая.

– Я поесть принесла. Да не себя, – нахмурилась, видя воодушевленное слюноотделение в свою сторону. – В чане вон еда.

Зверь не послушался, без лишнего звука он бросился на меня. Я успела прикрыть шею рукой, которую он и поцарапал. Укусить меня не смог, потому как я умудрилась увернуться, ударив по морде половником. Право слово, сама от себя такого не ожидала.

Но все же ранить меня он умудрился серьезно. Руку обожгло болью, а по воздуху разлился запах крови. Ну все, сейчас это творение больного разума вообще озвереет. Зря не помолилась. Я зажмурилась, выставив вперед половник. Но проходили секунды, а ничего не происходило.

Распахиваю глаза и наблюдаю знакомую картину. Зверь принюхивается и ожесточенно чихает. Так же и Рояльчик реагировал, когда мы пытались его моей кровушкой накормить. А я и забыла совсем, что несъедобна теперь для флоры и фауны, особенно местной.

Как говорила одна знакомая директриса на педсовете, бери быка за рога и бей по морде железом, пока горячо. Рука, конечно, болит, но несмертельно. Надеюсь. Царапины можно перевязать, а прививку от столбняка и позже сделаю.

Не раздумывая особо долго, я подскакиваю к зверю и со всего маху обрушиваю на его наглую морду половник.

– Я кому сказала сидеть?! – совершаю серию воспитательных шлепков по морде ошалевшего зверя. – Плохой Пушок, плохой! Ты смотри, что со мной сделал!

Подсовываю кровоточащую рану под нос зверя. Тварь так расчихалась, что не удержала равновесие и свалилась на пол. Пока это чудо скулило, зажимая лапами тупой нос, я оторвала от нижней юбки приличный кусок ткани и перевязала руку. Особо не торопилась, ибо я все равно несъедобная, да и по прошлому опыту знаю, что приступ чиха не проходит так быстро. В общем, решила сжалиться над Пушком – подошла, по голове погладила, за ушком почесала. Странные ощущения, как будто кошку породы сфинкс гладишь.

– Ну что ты, прекращай плакать, – воркую я. – Я больше не буду. Видишь, крови больше нет. Я тебе и еды приволокла, смотри, как пахнет вкусно. Ну, хватит так убиваться, у всех бывают неудачные дни. Или годы. Судя по тебе, вся жизнь. Теперь мама Ирма позаботится о тебе. Пушок хороший, Пушок маму Ирму больше царапать не будет. Ты же не будешь против, если я тебя Пушком звать стану?

Зверь затих, смотрит на меня расширенными глазами и не верит своему счастью. К ласке, что ли, не приучен?

– Ты хоть скажи, ты мальчик али девочка?

Зверь рыкнул и прикрыл лапами самое дорогое.

– Мальчик, значит, – продолжаю гладить по морде Пушка. – Разумный, ешкин кот.

Вырвалось. Честно-честно.

– Пожалуй, для сохранения собственных нервов твою породу выяснять не будем. Да, моя радость? – и ласково улыбаюсь Пушку. – Ешь давай!

Опытным путем установила, что зверь породы сарааг разумен, говорить не приучен, меня теперь любит, ценит, уважает. Имеет статус вожака – это я уяснила еще в разговоре с родственником. Держится здесь, как единица управления. Силен, обучаем, жрет все. Интересно, а соседи не будут против такого домашнего животного?


Дан

Ну и долго мне здесь столб изображать? Бабулю увели. Твари.

Я прекрасно понимаю, что против толпы не вывезу. Да и маг из меня не ахти какой, а оружием местным так и не научился толком орудовать. Какой из меня, к Касперскому, мечник? И стрелок, в принципе, приличный только в контре. Ненавижу свою беспомощность. Это, пожалуй, самое поганое чувство из всех.

Окружающая обстановка постепенно менялась, в то время как я погружался в пучины паники. Количество народа редело, пока в итоге я вообще один не остался. Из еле слышных разговоров понимаю, что народ удалился для подготовки моего убиения. Ни ушастый родственник, ни его прихвостень по кличке Третий ко мне зайти не удосужились. Не скажу, что я расстроился, но ведь их сошки также вразумительно ответить не могли. На вопрос, где бабуля и что с ней, они нервно сглатывали и говорили, что, скорее всего, она мучилась недолго.

У меня от подобного заявления разум в ступор впал. Моего плачевного состояния заметить было некому, и я, тихо-мирно осев на пол, обхватил голову руками и приготовился урыть всех к чертям. Хотя нет, бабуля чертей любила. Я этих фанатиков просто урою. Чтобы мокрого места не оставить.

Не знаю, как долго я так просидел, но из транса меня вывел смутно знакомый голос.

– Ирма, успокой своего монстра, – ворчал кто-то.

– Ваня, молчи лучше. Права не имеешь на Пушка шикать. Заведи себе такого, а потом воспитывай.

– Да упасите пресветлые боги!

– Вот и молчи.

– Да как тут молчать будешь, когда он под ногами все время вертится.

– Он не вертится, а меня охраняет. Между прочим, он вырубил как минимум шестерых.

– А остальных тринадцать уложил я.

– Молодец. Самоутвердился.

– Ирма, я тебя прошу, прекрати ерничать.

– А ты дай мне развод, и я стану самой доброй девушкой на свете.

– Не будет тебе развода! И этот зверь с нами жить не будет!

– Прекрати маленького обижать. Ты посмотри, у него глазки из-за тебя еще больше покраснели. Не расстраивайся, Пушок, этого дядю мы скоро покинем.

– Ирмочка, может, хватит уже?

– Ваня, я тебя по-хорошему прошу: дай развод. Не хочешь по-хорошему, будет по-плохому. Нас и так по закону развести обязаны. А мне еще и половина твоего состояния полагается.

– Ирма, ты же в политике ничего не смыслишь.

– Зато в государственных переворотах очень даже разбираюсь.

– А я сказал – нет.

– А я сказала, что уже лет сорок как вдовой живу. Привыкла, знаешь ли. Ваня, не доводи до греха, не заставляй твой обман превращать в правду.

– Милая, дай мне шанс.

– Хорошо. Отпиши на меня половину этого континента.

– Все, что захочешь.

– Слово даешь?

– Да.

– Я подумаю.

И тут моему взгляду предстала картина маслом. Откуда-то вдруг вынырнули бабуля и Светлый Император. А рядом с бабулей шел… Вы смотрели фильм «Хищник»? Так вот, этот самый хищник, только лысый и звероподобный, шел, ошалело поглядывая в бабулину сторону.

– Данюша! – радостно взвизгнула бабуля.

Я аж подпрыгнул.

– Бабуля, – нервно блею я, – это что? – и тыкаю пальцем в сторону хищника.

– Это Пушок. Он будет жить с нами.

– А я сказал, он не будет с нами жить! – возмутился новообретенный дед.

– Это ты с нами жить не будешь, а Пушок член нашей семьи.

Я даже знать не хочу, почему она его Пушком назвала. У меня был один вопрос.

– Ба… Я, как бы это… Может, выпустите меня наконец?

И тут что-то взорвалось.


Дан

Когда-то, еще в прошлой жизни, я был обычным парнем. Жил с бабушкой, общался с друзьями, встречался с девушками, радовался жизни, как мог. Где ты, мирное время? А вот же оно, проносится перед моими глазами. Вы, наверное, в недоумении – с чего это я вдруг умирать собрался, ведь бабуля спасена, еще и за мной пришла со Светлым Императором на буксире. Вам просто не понять то ощущение, когда со скоростью метеорита и неотвратимостью БелАЗа на вас несется НЛО.

Бабуля, я тебя, конечно, люблю, но твоя привычка собирать вокруг себя странных существ… например, хотя бы ушастого деда. Этот эльф при виде летающего теперь уже опознанного объекта побледнел и провел армейский маневр под кодовым названием «вспышка справа». На анализ реакции эльфа времени у меня не было, я решил поддаться стадному инстинкту самосохранения и перенять опыт старшего поколения. А начиналось все на удивление безобидно.

Сначала что-то взорвалось.

– Азар с Риной прибыли, – довольно заявляет ушастый дед.

– Этот вредитель совсем головой не думает, Мариночку в такое опасное место тащить? – возмутилась по привычке бабуля.

Ее дальнейшую тираду прервал новый взрыв. На этот раз содрогнулись стены, с потолка посыпалась пыль.

– Я слышу, предки эпично появились, – подаю голос я.

Но тут мы услышали душераздирающие крики отчаяния и боли.

– Темный перегибает палку, – поцокал языком эльф.

В гробовой тишине мы ожидали продолжения. Я даже на время забыл, что меня вроде как необходимо спасать.

И тут, непонятно каким образом, с жутким грохотом и морем пафоса, преодолевая естественные препятствия в виде массивных двустворчатых дверей, в помещение, где находились мы, влетает бабушкина боевая утварь. Причем скорость у нее такая, будто ее на ядерном топливе запускали.

Вы когда-нибудь видели летающую сковородку? Я сейчас не мужиков, пострадавших от женского произвола, спрашиваю, а обычного среднестатистического человека. А я вот видел, святая сковородка у бабули и не то еще показать может. Но, блин, реактивная летающая сковородка – этого я осмыслить не в состоянии. Но и это не было бы так печально, если бы не тот факт, что сковорода останавливаться вроде как не собирается, а на траектории ее следования нахожусь я, так неудачно запертый в ловушке без магии. Поэтому и пронеслась у меня вся жизнь перед глазами. И конечно же еще большего страха на меня нагнали слова бабули:

– Пушок, лежать, сейчас всем будет больно!


Ирва

Пока сидела в камере, размышляла о превратностях судьбы. До того как появился почти бывший, пыталась наладить контакт с Пушком. Совместными усилиями мы выявили свой особенный способ – мой, теперь одомашненный, зверь понимает речь, но отвечать не может, зато может кивать, скулить и реветь. Вот и вышла у нас система условных знаков.

С помощью этих знаков и предупредил меня Пушок о появлении кого-то абсолютно постороннего в радиусе моего обитания. Пушка отправила в тень, дабы незваный гость не углядел нашей теплой дружбы, а я не потеряла фактор неожиданности. Каково же было мое удивление, когда я увидела почти бывшего. Он, аки прынц, на своих двоих примчался меня спасать в одиночку. Я не спорю, Ваня у меня силен и сообразителен, но почему один-то? Он кто? Правильно, Император!

– Где армия? – вопрошаю абсолютно бесцветным голосом.

– Какая армия? – На лице видна работа мысли.

– Которая прикроет тебя, меня и внука во время побега. А заодно и врага прибьет под шумок.

– Чем ты опять недовольна? – закатил глаза к потолку пока еще благоверный.

– Я, Ваня, недовольна всей ситуацией в целом и нынешним положением дел в частности, – смотрю на него равнодушно.

– Ирма, ты всегда такой была. – Муж прекратил изображать оскорбленную невинность и принялся махать руками, магичить то есть с целью моего высвобождения. – Вечно тебя мои действия не устраивали. То так не улыбайся, то с той не разговаривай, а то и вовсе «Ваня, ты уже взрослый мальчик». А я, Ирмочка, лет семьсот как взрослый, только к твоему миру не приспособленный!

Он говорил, но действий своих не прекращал, и вот уже через пять минут бурчаний моего пока еще мужа дверь в камеру была открыта.

– Ваня, ты мне одно скажи: ты чем думаешь, когда что-то делаешь? Особенно по отношению ко мне. Ты что, сам не догадался, что отсюда мы выбраться не сможем?

– Ирма, я достаточно силен, чтобы защитить тебя! – рявкнул муж.

– О да, Илья Муромец и Добрыня Никитич в одном флаконе! И вражеская армия тебе нипочем! Подумаешь, какая-то слабая сотня-другая крепких злых мужиков, против тебя они ничто. Так, дети неразумные. Ты вообще как сюда добрался-то по незнакомой местности?

– При помощи заклинания и шпионов нашего зятя. И прекрати, пожалуйста, истерику.

Может, еще не все потеряно?

– Пушок, – позвала я.

Из тьмы камеры моего временного заключения, посверкивая красными глазками, вышел мой Пушок. Ваня, заметив движение за моей спиной, буркнул что-то на непонятном языке, и у него на руке появился светящийся шар, который он метнул в моего Пушка. Я даже среагировать не успела! Только и успела, что оглянуться.

Надо признать, мой зверь не растерялся. Он прытко отскочил от странного снаряда и выпрыгнул передо мной, грозно скаля зубы. На что ушастый муж вытащил свой меч.

– Ваня, Пушок, а ну, прекратите беспредел! – взвизгнула я, схватив зверя за шкирку и попытавшись оттащить себе за спину.

Естественно, ничего у меня не вышло, пришлось самой вперед выходить.

– Ирма, отойди от этого монстра! – ринулся было в мою сторону муж.

– Пушок – сидеть! Ваня, я тебя прошу, не устраивай балаган, Пушок тебе ничего не сделал, – смотрю на мужа зло. – И он не монстр, он очень милый зверь. Я вас даже познакомить не успела, а ты уже ярлыки вешаешь.

– Ирма… – таким тоном он обычно мне проповеди читал в семейной жизни.

– Ваня, – угрожающе начала я. – Не смей тыкать своей железякой в моего домашнего питомца.

У мужа дернулись большие уши. А я подумала, что в бланке разводного листа, в графе «Причины развода» выложу целый перечень, и начинаться он будет обязательно с ушей. Но подобные мысли отошли на второй план, так как моим разумом все больше и больше овладевал страх за внука.

– Ирма, ты не в себе? – решил уточнить благоверный.

– Ваня, не переходи на оскорбления, ты же знаешь, мне в этом равных нет, – поморщилась я. – Пойдем лучше внука спасать, а по пути все подробно расскажу.

Все же я была рада возможности поскорее увидеть Данюшу.


Дан

Казалось, мир содрогнулся. Я лежал на холодном каменном полу, прикрыв голову руками, в ожидании неминуемой гибели или болезненных ощущений на худой конец. Сколько я так валялся, не знаю, по мне, так вечность.

– Данюша, ты жив? – слышу голос родной бабушки.

– Бабуль, – осмелев, я решил реально оценить обстановку. – Я тебя люблю, конечно, но почему мне это всегда боком выходит?

И словно в довершении всего, я почувствовал прикосновение к лицу шершавого языка. У меня задергалась щека, подниматься с земли стало намного труднее. Мозг не мог решить, что ему делать в первую очередь – разнести все к нубам или сначала привести тело в вертикальное положение?

– Внук, не нервничай, Пушок тебя запоминает. Это на случай передачи твоего запаха своим сородичам, – решила успокоить меня бабуля.

– Ладно, хорошо. – Я наконец отбился от зверя и встал на ноги. – Про твою внезапную любовь к животным мы позже поговорим. Ба, ты мне скажи, какого нуба твоя сковородка нас всех чуть не поубивала?

– Данюша, не преувеличивай, все не так уж и страшно, она смогла разрушить барьер.

Я внимательно оглядел обстановку, после чего вперил тяжелый взгляд в родню.

– Бабушка! – скрестил я руки на груди.

– Ну хорошо, признаю: она на Пушка как на угрозу отреагировала, – возмутилась моя любимая старушка, которая вовсе и не старушка теперь. – Кто же знал, что они не поладят?

Я тем временем нашел взглядом ту самую бешеную сковородку. Она мирно торчала в стене, поблескивая серебристым боком. В мраморной стене. За моим взглядом проследила и бабуля, нахмурилась и подошла к утвари.

– А я тебе говорил, что твоя затея с этим монстром ни к чему хорошему не приведет, – подал голос венценосный дед.

– Это мой брак с тобой ни к чему хорошему не привел, а Пушка не тронь. Он, между прочим, разумный, – прокряхтела бабушка.

Она ухватилась за ручку сковородки обеими руками и попыталась ее вытащить, упершись в стену обеими ногами. Забавно, однако. Она таки умудрилась извлечь свое оружие, на каковую операцию с неудовольствием взирал дед. Я же решил в их препирательства не вмешиваться, ибо себе дороже.

– Император, а где подкрепление? – вместо этого спросил я.

– И ты туда же! – рыкнул эльф.

Не понял, чего это он такой нервный, неужто бабуля довести успела?

– Один я, один! Но твои… – И тут произошел еще один взрыв.

Что взорвалось, я понятия не имел, но этот звук заставил понервничать бабушкиного Пушка, что вылилось в скулеж и попытку прикрыть морду лапами. Ушастый же дед насторожился.

– Если это еще одна летающая бабулина фигня, я не знаю, что сделаю, – предупредил я окружающих.

– Все в порядке, это подкрепление. Азар прибыл, – довольно улыбнулся эльф. А потом вновь насторожился и напряженно добавил: – И демоны с ним.

– Кто сказал демоны? – встрепенулась бабуля. – Мне одному рогатому должок еще возвращать. – И она поиграла сковородкой. – Веди, Пушок.

И он повел.

В последнее время мое эмоциональное состояние нестабильно, я постоянно нахожусь в напряжении. Из пучин отчаяния поднимаюсь к вершинам счастья. Короче, другими словами, мне жутко хотелось набить кому-нибудь морду, расслабиться по-простому. Но все мне шанса не предоставлялось до этого момента.

Пока мы шли за бабушкиной зверюшкой неизвестной породы, нам навстречу попадался разный сброд, на котором мы с дедом и вымещали все свое нервное напряжение. Меч свой бабушкин муж не доставал, потому как в переходах он был бесполезен, зато действенной оставалась магия и кулаки. Поскольку в магии ушастый дед был более сведущ, кулаками махал я. И какой же это кайф, скажу я вам! Руки я заранее обмотал тканью, оторванной от собственной рубахи. Но и это не всегда спасало. И все же так я не веселился уже давно. Местные вообще в боксе не шарят, пока они пытаются ножички свои вытащить, я их мощным хуком в нокаут посылаю. Я крут, ну точно супермен! Пушок же, весело подвывая, раскидывал направо и налево тела незадачливых противников, по неосторожности пропущенных нами, благо на эту тварь магия не действовала. Одна бабуля шла позади нас и тяжко вздыхала, молча осуждая излишнее проявление насилия. Противников было много, но мы с эльфом были злее.

– Дан! – крикнула вдруг бабуля.

Краем глаза замечаю тень над собой. Не знаю как, но увернулся. Да я, блин, Нео! У нападавшего в руках был короткий клинок, типа кинжал, которым он замахнулся на бабулю. То есть меня он достать не смог, решил на самое дорогое покуситься. Ах ты, жук! Наверное, это меня добило больше всего, только так я могу объяснить свой очередной срыв. Сила наследника вышла из-под контроля.

Что было дальше, я помню плохо, пока уже на улице меня бабуля за руку не схватила.

– А ну, остановись, локомотив без тормозов! – дернула меня она.


Темный Властелин, его супруга и Повелитель демонов

Когда Темный Властелин вернулся в свой дворец, он застал там слегка ошарашенную супругу и совершенно неадекватных магов. На вопрос, что произошло, они лишь качали головой и бормотали что-то невразумительное о новом прорыве в артефактном деле.

– Мамина сковородка пробила барьер и отправилась по призыву, – разъяснила Марина происходящее. – Где ты был?

– Старшую Рода дроу в армию отправил, сейчас она настраивает переходы. Передайте ей координаты, – приказал он магам. – И не забудьте отправить на флот человек десять стихийников. Блокада должна быть монолитной.

– Блокада? – удивленно посмотрела на мужа Рина.

– Да, Риночка, блокада. Я этих тварей с континента не выпущу, всех передавлю.

– Мы можем отправляться? – кровожадно улыбнулась его дражайшая.

– Непременно, дорогая, но сначала нужно построить переход для демонов. Шасгар просился поучаствовать.

– Я понять не могу, с чего он вдруг стал лоялен к нам?

Меж бровей Властительницы пролегла глубокая складка, которую муж разгладил поцелуем.

– Сие мне неведомо, любимая. Но на всякий случай держи ухо востро.

Отдав приказ о построении перехода многострадальным магам, Азар еще раз перебрал все факты в голове. Он теперь знал, кто предатель, но в том-то и проблема, что знание это пришло слишком поздно. Предатель уже знает уязвимые места Властителей. Но Азар не был бы Темным Властелином, если бы не просчитал и это.

Его размышления прервал появившийся из перехода Шасгар. Демон был в своей второй ипостаси, он молча кивнул Марине, сразу же направившись к Азару.

– Ты примерно представляешь, куда мы идем? – поинтересовался он с ходу.

– Прекрасно представляю. По большей части противники у нас маги и зверье. Что за зверье, информации особой нет. Но будем исходить из худшего.

– Где Ирву с Даном держат, знаешь?

– Примерно. Но подобраться тихо к ним не получится, ландшафт не позволит. Атаковать придется исключительно в лоб.

– В таком случае объединяем мою сотню с твоими магами.

Азар порадовался, что заранее предупредил магов о возможном сотрудничестве с демонами, иначе не избежать бы ему паники в сплоченных рядах.

Шасгар же был весь в предвкушении встречи с женщиной, что умудрилась скрыться от него у врага. На этот раз он не даст ей сбежать!


Заговорщики

Прислужник ворвался в комнату для совещаний. На юноше лица не было, настолько он был перепуган.

Первый не оценил отсутствие должных манер у обычного прислужника и хотел было его жестоко наказать, но вмешался Третий.

– Что взволновало тебя настолько, что ты забыл о правилах поведения, юноша? – спросил Третий.

– На нас… – Молодой прислужник тяжело дышал, что говорило о спешке, с которой он стремился к руководству для передачи важных сведений. – На нас напали!

– Быть того не может! – вскочил со стула Первый.

– Кто? – уже догадываясь об ответе, задал вопрос Третий.

– Темный Властелин, демоны, все! – всплеснул руками прислужник, не в силах скрыть своего волнения.

– Выпустить сараагов, – приказал Третий.

– Третий, ты уверен? – спросил успокоившийся Первый.

– Пока их вожак у нас, они не посмеют ослушаться.


Дан

– А ну, остановись, локомотив без тормозов! – дернула меня бабуля.

– А? – растерянно хлопаю глазами.

– Данюш, я все понимаю, наследственность такая, но сам посмотри, куда ты стремишься. – И бабуля кивнула, указывая вперед.

Я огляделся. Вечерело. Твою медь! Мы стояли у входа в пещеру, а перед нами на обширном пространстве а-ля полянка велась самая настоящая битва. Крики, огонь, вонь… Короче, все прелести ведения средневекового боя с элементами магии. Люди, демоны, тролли, дроу, вампиры, родичи Пушка… Позади же была сплошная скала, из которой мы, судя по всему, только что вышли.

– Великий модератор, что это? – вырвалось у меня.

– Судя по всему, объединенные войска, – так же заторможенно отвечает эльфийский дед.

– Мы сейчас идеальная мишень, – высказал рациональное соображение Император.

– А по-моему, им сейчас не до нас, – не согласился я.

– Ох ты ж, что творит, изверг! – воскликнула бабуля, указывая на сородича Пушка, который притеснял одного дроу. – Пушок, уводи стаю!

Пушок встал и пошел? Как бы не так! Эта зверюга выступила чуть вперед, а потом широко открыла свою пасть с тремя рядами зубов и издала до невозможности громкий клич. Я не знаю, можно ли этоизмерять в децибелах, но мощность звука была такова, что ближайшие бойцы метрах в двадцати от нас упали без сознания. Если живы, то точно контужены. Я же, кажется, оглох. Бой на мгновение замер, народ просто не мог не взглянуть в сторону источника звука, что так бесцеремонно ворвался в их сражение. В этот момент все сородичи Пушка, которые участвовали в битве, дружно успокоились и спокойно принялись покидать поле военных действий, попутно устраняя то тут, то там своих бывших хозяев.

– Ба, почему они уходят, а не воюют за нас? – поинтересовался я.

– Сам подумай, Данюш! – Похоже, бабуля тоже слегка слух повредила. – В этой неразберихе воины просто не поймут, что сородичи Пушка теперь на их стороне! Пушок хотел избежать лишних жертв со стороны своего вида! Но и этого хватит для нашей победы!

– Нам нужно найти Азара! – проорал ушастый эльф, который дед. Ну надо же, и он теперь туговат на ухо.

– Пушок, говорю еще раз: рядом со мной орать будешь, я тебя капустой закормлю! – на всякий случай провела воспитательную беседу моя любимая родственница.

Зверь пристыженно опустил голову. Вокруг него постепенно собиралась стая.

– Спаси нас, сисадмин! – невольно вырвалось у меня.

Это сколько же таких тварей здесь обитает? А бабуля их прокормит-то?

– Ирма, я определил местоположение Азара и Марины, – вернул меня в реальность голос деда.

– Веди, – кивнула бабуля. – Пушок, как только обезопасишь свою стаю, возвращайся ко мне.

Вы когда-нибудь пробирались по полю брани? А по полю брани, где сражаются маги? Нет? Знаете, как вам повезло? Нет, вы не знаете! Вам крупноповезло! Я настолько устал уворачиваться в попытке спастись от летящих в нашу сторону заклинаний, что готов был сам ринуться ответить обидчику. Бабуле хорошо, она наш марш-бросок как игру в теннис восприняла и своей сковородкой отмахивалась, как Шарапова!

И вот, когда мы уже почти достигли места дислокации моих родителей, произошло страшное.

– Мам, пап! – радостно махал я им руками.

Они нас заметили, и мама, улыбаясь, помахала в ответ. Но внезапно выражение радости на ее лице превратилось в гримасу отчаяния.

– Всем стоять! – раздалось за моей спиной.

Я напрягся, потому что за моей спиной была бабуля, но голос был мужской. Казалось, время замерло. Я предельно медленно развернулся к бабуле…


Ирва

Ненавижу войну. Всеми фибрами души ненавижу! Мне ее в детстве хватило! И плевать, что это еще не полноценная война, а, как бы сейчас сказали, локальный конфликт. Но я терпела, стиснув зубы, шла за мужем и внуком сквозь грязь и атаки врага. Меня вела лишь мысль о безопасности внука и дочери. И ведь мы почти дошли. Я уже видела улыбающееся лицо Марины, когда мне заломили руки за спину, схватив за шею.

– Стоять! – рявкнул тот, кто взял меня в плен.

Так легко попасться, Ирма Львовна, стыдись! Ну почему я? Я что – медом намазана? Почему как угрожать или похищать, так в первую очередь меня? Почему не зятя?

– Витаэль? – Мой эльфийский муж, казалось, не был удивлен.

– Мой дорогой брат, стой на месте, иначе я перережу глотку твоей жене!

Вот неугомонный попался! Ну что за моду взяли местные – слабым женщинам угрожать?

– Отпусти ее, Витаэль, – начал переговоры благоверный. В нашу сторону уже спешили Марина и Азар.

Нет, точно разведусь. А к недостаткам еще и неумение вести переговоры с террористами запишу.

– Заткнись, Ванриэль! Вот чьи-чьи, а твои речи я слушать не желаю! Ненавижу!

На лице благоверного проступила печать страданий. Вот гаденыш, мужа только я имею право обижать! Мне это право дали закон и штамп в паспорте!

– Выпустите нас с материка! – начал сразу с требований Виталик.

Интересно, а нас – это кого? Второго помощника, что ли? Как бишь его, Третьего? Жаль, удостовериться не могу, к горлу приставлено довольно острое лезвие, впившееся в кожу. Поза до ужаса неудобная.

– Но тебя никто не держит, – подошел Азар.

– Не держи меня за дурака, темный! Ты наложил запрет на постройку переходов! Серый материк абсолютно отрезан от мира! – все сильнее нервничал родственничек.

Мне интересно, Азар его специально злит, чтобы меня побыстрее прирезали, или, как и мой благоверный, с террористами общаться не умеет?

Марина же продолжала бледнеть. Вот чего я не хотела, так это подобной сцены перед дочерью.

– Тише, Витаэль, все хорошо, я сейчас все уберу, но сам понимаешь, такое заклинание не один день делается и не один час снимается, – вещал размеренно вредитель. – Потерпи.

Он точно издевается! Мариночка поморщилась, укоризненно взглянув на мужа. Но смолчала, и на том спасибо, она у меня девочка импульсивная и на язык несдержанная. Как бы хуже не сделала.

– Потерпеть? Немедленно организуй мне отступление, иначе я убью твою тещу!

Я воочию увидела надежду во взгляде вредителя!

– Данюша, не отходи далеко от отца, – испортила я зятю миг торжества. – И внимательно следи за его действиями, тебе есть чему у него поучиться.

Если в непосредственной близости будет сын, Азару ничего не останется, как вытащить меня.

– Бабушка, ты уверена? – спросил внук по-русски.

– Дан, не вздумай вмешиваться. Твой отец во всем разберется. – Я говорила не очень внятно, потому как боялась усиления давления на собственное горло, но главное, что зять смысл уловил.

А смысл таков: умру – вините во всем зятя.

– Молчать!

Меня сдавили сильнее. Такими темпами я вовсе без головы останусь.

– Витаэль, маги уже занимаются этим вопросом. Не стоит нервничать, – а сам как-то глазами странно косит. – Не торопись.

Даже я злиться начала, что уж говорить о родственничке. Я кожей ощущала его нервозность и какой-то странный холодок.

Стоп, почему странный? Очень даже знакомый. Призраки!

Я так и не поняла, что произошло, но Витаэль замер, рука его ослабла, и он рухнул как подкошенный.

Ко мне ринулись дочь и внук. А я смотрела на знакомый призрак. И что он здесь делает?

– Пришел помочь, – ответил советник, будто прочитав мои мысли.

– Спасибо, – улыбаюсь я.

Хотя с радостью устроила бы всем нагоняй, сбрасывая полученный стресс. Доча чуть не сломала мне ребра в своих объятиях. Ну и внук в стороне не остался. А Азару в ответ на печальный взгляд я показала плебейский кукиш.

Пока у моего горла присутствовал ножик, я абстрагировалась от внешнего мира, но теперь заметила, что сражение уже закончилось. И естественно, наши победили. И пока дочка тут же на месте обрабатывала мои боевые раны, явился Шасгар, неся на плече связанного человека.

– Как ты и говорил, Азар, он пытался провести ритуал ослабления, – бросил на жесткую землю свою жертву демон.

Жертвой оказался печально известный Третий, весь избитый и израненный. Судя по всему, Шасгар сил не жалел.

– Твари, – пронзил нас взглядом один из заговорщиков. Ну и глазки, какой накал, какая экспрессия, какие страсти!

– Ну, здравствуй, Морадор. – Ухмылка зятя заставила задуматься о пересмотре своего отношения к нему.

– Племянник, значит, отличился, – тяжко вздохнул призрак.

– Дядя?! – побледнел Морадор.

– Вспомнила, где я тебя видела, – озарило меня. – В замке у зятя и видела!

– Конечно, – кивнул вредитель. – Это же начальник моей тайной службы. По совместительству любимый племянник покойного советника. Ну и, выражаясь вашим любимым языком, Ирма Львовна, серый кардинал трех заговорщиков. Морадор, неужели примитивная месть? – холодно спросил зять.

– А почему бы и нет? В конце концов, дядя был моей единственной семьей, – сплюнул Третий.

– Значит, стандартная схема? – усмехнулся Азар. – Втереться ко мне в доверие, найти союзников и тех, что помогущественнее. В нашем случае – брат Светлого Императора, как спонсор, и его дальний родственник, как исполнитель. Ну а цель – моя семья. И мир заодно неплохо было бы захватить.

Никакой фантазии у человека. Явное отсутствие полета воображения.

– Морадор, я о мести не просил, – печально молвил призрак. – Мне теперь безразличны мирские страсти. И уж тем более я не желал своей участи тебе.

Вот что я называю неудачным семейным подрядом. Примерно с такими мыслями меня покидало сознание.


Глава 29 | Теща Темного Властелина | Эпилог