home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Ирва

– Если собрался меня есть, учти: сырое мясо вредно для здоровья. А коли просто пришел посмотреть, то я тебе не зоопарк, – устало пробормотала я, глядя на необычного гостя.

– Тебе плохо, – глухо произнес гость. – Могу помочь.

– Добить, что ли? Так у меня для этого внук есть, – вздохнула я.

– Твою боль я уберу.

Было видно, что говорить ему трудно.

– Юноша, тебе бы самому кто помог, – сокрушаюсь я.

Боязно мне медицинскую помощь принимать от малознакомого типа, а то, что нужна именно медицинская помощь, даже мне ясно. Дальше только патологоанатом, который вряд ли в этих местах обитает.

Видимо, моему нежданному собеседнику надоело спорить со вздорной старухой, и он просто подошел ко мне. Замученным от недомогания сознанием замечаю его пластику. Хорош, паршивец. Пока я любуюсь красотами, этот самаритянин присаживается на корточки передо мной и прикасается белой рукой (она у него не бледная, а именно белая) к моей многострадальной голове.

Мне стало лучше, намного лучше, будто и не я вовсе песочком трясла на бережку у ручья. Смотрю на своего нового знакомого.

– Какой интересный рояль в кустах. Чего тебе надобно, мил-человек? – Верхом глупости будет списывать мое внезапно улучшившееся самочувствие на случайность, это заслуга исключительно моего нового знакомого. И как он это сделал?

– Кто? – откликнулся мой собеседник.

– Зовут тебя как? – поднялась я на ноги. Негигиенично это – лежать на голой земле.

– Имя мне Самериус, – отвечал незнакомец спокойно.

– Ирва, – кивнула я. – Будем знакомы. Ну и чего ты хочешь в оплату за свою помощь?

– Еды, – пожал он плечами.

– Самериус, давай договоримся сразу. Я не наивная девица, чтобы принимать твои речи за правду, а ты не Ленин, чтобы верить тебе на слово. Так что говори строго по существу, я же понимаю, что ты не просто так здесь появился. Сказку про то, что мимо проходил, своей жене рассказывать будешь, – устало вздохнула я.

– Я сказал правду, помог ради еды. Я питаюсь кровью.

– Давно нас присмотрел?

Самериус задумался на мгновение, но потом все же ответил:

– Я томился в подземелье Темного Властелина. Когда оно рухнуло, я выбрался. Видел, как вы бежали. Последовал за вами. Я слаб. Мне нужна сила. А значит, еда.

– Я вижу, ты юноша деловой, – начала я. Но, видя, как он скривился, вопросительно вздернула бровь.

– Я не юноша, – пояснил он.

– Сочувствую, – кивнула я.

– Ты не поняла. Не обманывайся моим внешним видом. Мне двести сорок три года, уже не юноша.

– Это ты не понял. Будь тебе хоть все пятьсот, к пожилой женщине нужно обращаться уважительно, а мне здесь тыкает каждый встречный. Прошу вас, молодой человек, ко мне на «вы». Как-никак, а я все же жизнь прожила, в отличие от тебя. Чуешь разницу? То-то же. Так вот, о твоем предложении. Я оценила твои возможности, догадываюсь, что показал их не все. Ну да ладно. Также осознаю, что ты хоть и белый, но не пушистый, вполне можешь взять мою кровушку и без моего согласия, но тебя что-то останавливает. Причин сего не ведаю. И посему предлагаю присоединиться к нам. Пока не вылечусь окончательно, будет тебе питание.

– Чего вы потребуете взамен?

А у него неплохая хватка.

– Помимо того, что ты тайно помогаешь мне, будешь охранять нас с внуком. Защищать, оберегать и обучать. Ну и конечно же стребую с тебя самую страшную клятву в твоей безобидности.

– Я предстал перед вами в истинном обличии, назвал истинное имя. У моей расы это знак высшего доверия и покровительства.

– С чего вдруг сразу такой подарок? – придирчиво его осматриваю.

– Вы обычный человек, не имеющий никакой силы, к тому же еще и старый. Но вы самый важный человек из всех на данный момент.

И с чего вдруг мне поют такие дифирамбы?

– Льстец, – равнодушно бросила я.

– Реалист, – ответил Самериус.


Дан

Что-то долго бабули нет, ушла к ручью и все не возвращается. Я волнуюсь. Пойти проверить, что ли? Обед мы уже сварганили, на этот раз старался сам Олуш.

Идти за родственницей не пришлось. Сама явилась, да не одна к тому же. Наши спутники вскочили со своих мест, ощерившись оружием. И зло так смотрят за спину бабули, а там как раз и находился неизвестный мне индивид.

– Ирва, отойди от него, – тихим голосом приказывает Олуш.

– Уважаемый Олуш, я вам не собачка, чтобы вы мне приказывали. Лучше бросьте оружие, а то порежетесь.

– Что происходит? – не выдержал я.

– Ирва, за вашей спиной монстр, – вмешался Лель.

– Где? – оборачивается бабуля, а я напрягся: опять ей угрожает опасность, которую я проворонил.

– Ирва, вами управляют, – вмешался Гирин.

– Мальчик мой, я уже давно не в том возрасте, чтобы на меня можно было чем-то воздействовать. Так что успокоились все! – неожиданно рявкает бабуля. – За своего спутника я ручаюсь. Вы же до сих пор живы.

Дриада промолчала, но даже ее обычно безмятежное лицо сейчас исказилось в агрессивной гримасе.

Убийственный аргумент. Да что здесь происходит?

Бабуля с деловым видом уселась возле костра, усадила странного знакомого, взглядом приказала сесть мне. Наши спутники так и остались стоять, направив в сторону бабули оружие. Меня это очень нервировало, я не чувствовал опасности от ее нового знакомого, но вот от своих спутников очень даже.

– Сядьте, – посмотрел я на каждого по очереди.

Не знаю, что они увидели в моих глазах, но слегка побледнели. После чего молча уселись на свои места.

– В чем проблема? – так же спокойно поинтересовался я, хотя в груди шевелилась ярость. Они посмели поднять оружие на самого дорогого мне человека.

– А ты сам не видишь? – возмутился Гирин. – Твоя бабушка привела к нам монстра.

– Бабуля? – повернул я голову к ней.

– Да где он, монстр? – недоуменно спросила она.

– А по белой коже, черным глазам без белков и острым ушам незаметно? – решаюсь намекнуть.

– Всего-то? Внук, ты у опаздывающих на фест косплееров [5]экзамен не принимал, я уж молчу про ролевиков, вырвавшихся из игры, – снисходительно улыбается бабуля.

Ну, в принципе, она права. Видел я как-то этих ребят. Бабулин знакомый действительно выглядит вполне обыденно.

– Но это вампир! – не унимается Гирин.

– Так вот ты какой, северный олень! – задумчиво смотрит любимая родственница на белокожего. – А что в этом плохого?

– Он пьет кровь!

– Какая прелесть. Рыбак рыбака, как говорится, – обрадовалась бабуля. – Представляешь, я тоже кровушку попиваю, только у зятя.

– Но ты же человек, – впервые подал голос предмет наших жарких споров. Выглядел он ошарашенным.

– Зато зять мой баран, – сокрушается моя старушка. – И не надо на меня смотреть такими глазами. Я знаю, что слышать столь грубое выражение от такой милой женщины, как я, весьма непривычно, но простим доброй женщине эту маленькую слабость.

Ну да, удивляться ее лексикону не стоит. Старушки в автобусах покрепче кроют, куда уж моей скромной родственнице, любительнице сленговых идиом.

– Ба, непедагогично оскорблять отца при сыне, – делаю замечание.

– Но я лишь констатировала факт, – невинно хлопает она глазами. – И ты прекрасно знаешь, что все мои слова не что иное, как скромный протест.

Я фыркнул. Протест, наезд – это она может. Вот и вампира где-то нарыла. Так, стоп. Вампир?!

– Бабуль, а что здесь вампир делает? – спрашиваю осторожно. Уж она-то знать должна, просто так бы такого не привела в лагерь. Она вообще ничего просто так не делает, либо для собственного удовольствия, либо для моей пользы, она сама говорила.

– Поесть пришел.

Выходцы из Светлых Земель опять повскакивали со своих мест.

– Да что вы мечетесь, как икра! Сядьте! А ты, – поворачивается моя родственница к белолицему типу, – будешь питаться внуком.

Я подавился. Чем – сам не пойму, но кашлял долго и со вкусом. Не понял! Смотрю укоризненно на бабулю, не замечал за ней раньше желания накормить сирых и убогих, тем более мною. Остальные пребывали в смешанных чувствах, как бы сказал один из классиков, а по мне, так они просто охренели. Такого никто не ожидал.

– Успокойся, Данюш. Он не навредит, я знаю его истинное имя, зубы он чистит регулярно, и нужен ему всего глоток в день.

– Ирва, как же ты узнала его истинное имя? – удивился Олуш. Я так понимаю, здесь это имеет какой-то смысл.

– Сам сказал, – ответил вампир за бабулю.

– В чем смысл? – интересуюсь у любимой старушки.

– Он не может навредить тем, кто знает его истинное имя, – говорит она. – Ну и тем, на кого я укажу.

– Круто, – киваю я. – И как его называть?

– Рояль. Сокращенно Рой.

Довольная собой бабуля схватила меня за руку. Пока я пытался уяснить логику ее высказывания, она закатала мне рукав выше локтя и профессионально постучала по венам.

– Бабуль, – напрягся я.

– Внук, поверь, это необходимо. Ты же знаешь, я лучше сама сдохну, чем тебе наврежу. Сейчас он нам нужен. – Она редко бывает настолько серьезной, и я прекратил брыкаться. Если она говорит, что надо, значит, действительно надо.

– А я вампиром не стану? – уточняю на всякий случай.

– Вампирами рождаются, – равнодушно ответил Рой.

Вас когда-нибудь кусала собака? Поверьте на слово, при укусе вампира те же ощущения, а выглядит это все еще отвратительнее. Взрослый мужик присасывается к руке парня. Гадость. Вот если бы на его месте была сексуальная вампирочка, я был бы весьма не против и даже за, но не вот эта пиявка.

– Хватит, – оборвала мои размышления бабуля. Вампир тут же выпрямился. В черных глянцевых глазах стали проявляться белки, и во взгляде выразилось неимоверное счастье. Мужика явно торкнуло.

– Бабуль, а почему ты своей кровью не делишься? – пришло мне в голову.

– Не могу, – тяжело вздохнула она. – У него стойкая непереносимость стариковской крови. Да и потом малокровие способствует затруднению мыслительной деятельности, чего я никак не могу допустить.

Вампир хмыкнул.

Окружающие продолжали молча взирать на нас.

– На моей памяти человек впервые дал укусить себя вампиру, – оттаял Олуш. Остальные синхронно кивнули.

– То ли еще будет, – зловеще улыбнулась любимая родственница.


Ирва

Самериус не может питаться моей кровью, она у него просто не усваивается, а во всем виноват маг. Этот сумасшедший любитель-натуралист собрал весьма экзотическую компанию у себя в подземельях, в том числе и вампира. С их помощью он и собирался получить рецепт вечной жизни и молодости. Используя кровь представителей различных рас, он сотворил тот ужас, что впоследствии внедрил в мое тело. После этого я стала весьма ядовитой. Дожилась, теперь зять будет абсолютно прав, говоря, что у меня по венам яд течет и с языка капает. Впрочем, с языка у меня ничего не капает, но то, что я теперь для местного населения абсолютно несъедобная, – факт. А значит, комары и клещи тоже досаждать не будут.

– Внук, я не полезу на эту клячу опять!

– Бабуль, вроде взрослая женщина, а капризничаешь, как дитя малое. Кажется, была такая болезнь…

– Руку подай. Сама не вскарабкаюсь, – ворчу я.

Вот же воспитала на свою голову…

На лошадь я уселась и тут же поняла, что от естественной смерти мне умереть не судьба, сотрусь в сплошную мозоль.

– Скоро мы выедем на тракт, – бросил Олуш.

Самериус, точнее, Рой сказал, что передвигаться будет пешком, что меня не удивило. Выбора у него не было, никто не согласился бы взять его к себе в седло.

– Данюш, может, все-таки Роя к себе примешь, а я с Лелем поеду?

– Бабуль, а ты не могла вампиршу встретить? Обязательно надо было именно мужика приводить? – возмущался внук по пути.

– А какая разница? – делаю удивленные глаза. – Кстати, не такой уж он и взрослый, чуть старше тебя будет, – имею в виду развитие.

– Разница, бабуля, большая, – глубокомысленно заявил родной внук.

– То есть в груди, – убежденно вздохнула я.

– Ба! – возмутился внук.

– Ну что – ба? Я вижу, как ты на Ангру смотришь, точнее, на ее достоинства. Не хочу придираться к твоим вкусам, ты уже большой мальчик, да и я расовыми предрассудками не страдаю, но учти, мне рано становиться прабабушкой, я еще слишком молода.

– Бабушка! – широко распахнул глаза Дан.

– И не надо на меня пьяным ежиком смотреть, не порти генофонд рода. У этой зеленой в глазах ни намека на мыслительный процесс, только и делает, что на цветочки и птичек любуется.

– Понял, проникся, – кивнул внук. – Слушай, а обязательно мне лекции по этому поводу каждый раз читать?

– Естественно, – пылко ответила я. – Во-первых, кто, кроме меня? Во-вторых, я что – одна мучиться должна? Между прочим, не так уж и приятно трясти стариной. И в-третьих, как еще, по-твоему, я смогу сделать тебе прямой намек на то, чем ее можно привлечь?

Мы выехали на обещанный тракт. Почувствовала себя как дома, по крайней мере, дорога типа гравийка не сильно отличалось от российских. Какая прелесть.

По пути встретили пару конных. Они пронеслись мимо, подняв жуткую пыль.

– Ирва, – позвал Рой. Он выглядел гораздо лучше. Глаза стали походить на человеческие. Волосы, до этого напоминавшие длинные спутанные патлы, теперь коротко обрезаны.

– Что? – поворачиваю голову к нему.

Мы ехали довольно медленно, обычным прогулочным шагом. И это не было поблажкой пешему Рою, скорее это была жалость ко мне.

Ненавижу, когда меня жалеют. И сама презираю людей, вызывающих это чувство. Сочувствие еще куда ни шло, но жалкие люди достойны лишь негативных эмоций. Жалкий значит слабый, как же тяжело сознавать себя слабой. А чего ты хотела, Ирма Львовна? Ты уже не та. Старуха. Ничего, мы еще поборемся.

– Я слышу, едет телега, – сообщил вампир мне. – Тебе нельзя дальше так ехать. Иначе даже я не помогу.

– О чем он? – насторожился внук.

– О мозолях, – тяжко вздыхаю.

– Ты так и будешь разгуливать? Может, попробуешь быть более человечным?

Рой провел раскрытой ладонью вдоль лица. Вот это я понимаю, универсальный фотошоп. И как же он это делает?

Вскоре нас и вправду догнала телега с сеном, деревенским возницей и старой клячей.

К вознице подскочил Рой, заглянув ему в глаза, приказал ехать в нужном нам направлении, после чего пересадил меня в телегу. Уселся сам и положил мне на плечо руку.

– Слышь ты, Рояль! Лапы от бабули убрал! – грозно окликнул внук, а я только расслабилась, только мне полегчало…

– Данюш, успокойся. Он мои мозоли залечивает, – улыбнулась устало.

Внук хмуро взглянул на нас, но все же отъехал в сторону. К дриаде направился.

– Рой, и все-таки почему ты нам помогаешь?

– Ваш внук силен. Не хочу, чтобы этот мир погрузился во тьму только из-за вашей смерти.

Заставляет задуматься, не правда ли?

– Рояль, а поведай-ка ты мне об этом мире и ваших законах…


Ангра

Цветочки. Красивые. Ветерок. Свежий. Старуха. Карга страшная. А внук у нее хорошенький. Сильный. Сила огромная. Он на Ангру смотрит. Хочет. Ангра красивая. Дан красивый. Сильный. Сильнее Гирина. Ангра хочет Дана. А старуха странная. Ангре не нравится. Привела вампира. Вампиры – зло. Страшно. Дан не боится. Он сильный.

Какие цветочки кра-а-асивые.


Темный Властелин

Темный Властелин сидел в своей тайной комнате и занимался своим тайным хобби. Это слово он почерпнул в мире своей жены. Слово ему понравилось, а хобби он приобрел лет пятнадцать назад. И если о нем узнает жена, то не сносить головы Темному Властелину, о его увлечении вообще никто не знал. И приходил он сюда, только когда все было действительно плохо, а желание уничтожить для релаксации пару государств просто зашкаливало.

Вот и сейчас он сидел на удобном табурете посреди огромной комнаты без окон, освещенной лишь одним магическим светильником, и делал надгробную плиту. Властелин творил, вкладывая всю душу. Это были поистине произведения искусства, а эпитафии на них могли вышибить слезу у самого черствого сухаря. Подобных постаментов, статуй в полный рост и даже саркофагов ручной работы было множество. Они был разнообразны – красивые и уродливые, дорогие и не очень, из золота и просто из камня. Их было много, и все они были посвящены теще!

Но тут в голове Темного Властелина зазвенел колокольчиком вызов его жены. Мужчина спешно покинул свое тайное убежище, находящееся в потайной комнате за его кабинетом, и только успел занять место в кресле за массивным столом, как в помещение ворвалась его супруга. Красивая блондинка с голубыми глазами и лучистой улыбкой.

– Милый, мне это надоело! – гневно восклицает Темная Властительница.

– О чем ты, Рина? – непонимающе смотрит Властелин.

– Сколько можно откладывать поездку?!

Мужчина в очередной раз отметил, что его жена в гневе становится еще прекраснее.

– Любимая, мы уже это обсуждали, я не могу оторваться от дел. Да и чувствую себя в последнее время неважно, а тут еще переговоры с демонами намечаются. А вдруг война? И мы еще не раскрыли до конца тот злополучный заговор, так что придется тебе маму навестить одной, – мягко заговорил Властелин. – А в следующий раз мы обязательно вместе съездим. Ты даже можешь ей украшение из сокровищницы выбрать.

– Совсем офонарел? Ты сына когда в последний раз видел?! – угрожающе склонилась над его столом жена.

И тут она замерла. Ее взгляд упал на вещи, вот уже который день не дающие покоя Темному Властелину. Женский костюм весьма потрепанного вида, предположительно голубого цвета, женская сумочка от известного дизайнера, опаленная огнем. К сожалению, содержимое безвозвратно утеряно. И наконец, на удивление целая оправа очков без стекол. Они принадлежали попаданке, что либо была свидетелем разрушения его дворца, либо непосредственной участницей. И очень уж ему не нравилось наличие попаданки на его территории, такие визитеры приносят только проблемы. Успокаивает одно: гости из других миров, а особенно из этого, обычно заметно выделяются в любой толпе, и найти их будет нетрудно. А тут еще и башня в столице рухнула. И очевидцы говорят, что виновата какая-то ведьма, а точнее, старая ведьма. Все эти головоломки довели Темного Властелина до тихого бешенства, после чего он и отправился отдохнуть и доделать наконец очередной надгробный постамент.

– Откуда у тебя вещи моей мамы? – завороженно глядя на улики, тихо поинтересовалась Властительница.

– С чего ты взяла? – Темный Властелин взглянул на свою жену в глупой надежде, что она просто ошиблась.

– Я сама их ей дарила. Оправа из фириния, этот сплав делают только твои маги, на удивление стойкий. И где ты еще встречал вензеля с ее инициалами на обратной стороне дужки?

Бледнея, Темный Властелин присмотрелся. И вправду И. Л.

«Твою мать», – подумал он.


Глава 5 | Теща Темного Властелина | Глава 7