home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

Темный Властелин

Как-то Темный Властелин смотрел фильм в мире своей жены. Сюжет был прост. Шпион темных, мощно окопавшись в землях демонов, вел свою тайную деятельность. Фильм Властелину не понравился, так как магии там не было. И была там одна фраза…

Так вот. Никогда еще Темный Властелин не был так близок к провалу.

– Ты поймала меня, любимая! – и Властелин расхохотался. – Это же надо так легко попасться! Я хотел сделать ей сюрприз.

– Да? – недоверчиво посмотрела на него Властительница.

– Рин, душа моя, я потому к твоей маме не хочу, что еще не готовы подарки для нее. – И мягкая улыбка осветила лицо мужчины.

– При чем тут ее очки и твои подарки? – все еще не верила жена.

– Я хочу украсить дужки драгоценными камнями, она же с очками редко расстается, – говорил Темный Властелин, обходя свой массивный стол и подходя к жене. Главное – отвлечь ее внимание от других вещей. – Кстати, зачем она их носит, если у нее зрение хорошее? Она же их всегда на лбу держит.

– Это ради образа, тебе не понять, – махнула ручкой Властительница. Темный Властелин к тому времени уже крепко держал жену в жарких объятиях.

– Подожди, – увернулась строптивая супруга от поцелуя. – А как они к тебе-то попали?

– Я велел сделать точную копию, они ведь даже без стекол еще, только сегодня доставили. – И Темный Властелин все-таки поцеловал свою супругу. А потом поднял на руки и понес в их покои. Нужно еще придумать, чем бы таким занять жену, чтобы у нее больше не появлялись мысли посетить маму в ближайшее время.


Ирва

Пока Рой рассказывал мне местную историю на пару с географией, я размышляла на тему собственного здоровья. Понятно, что мои недомогания – результат знакомства с магом, также понятно, что бесследно для меня все это «счастье» не пройдет. Непонятно только, что со всем этим делать.

К Лель со своей проблемой не пойдешь, она быстро проболтается своим товарищам, а из них внук душу вынет, но выведает все, что нужно. Уж я-то своего потомка знаю. Вот я и подумала, что держать при себе вампира, который при помощи своей магии снимает боль, самое разумное решение. Оказывается, вампиры носители специфического дара – магии крови. За что их, кстати, особенно не любят. Ограниченные люди, что поделаешь, но и Рою доверять до конца не стоит. Жил же он как-то двести сорок три года до этого, и, скорее всего, не просто так здесь вампиров ненавидят. Поделим слухи и предрассудки надвое, получим приблизительный род деятельности этой милой расы. Вычтем еще процент человеческой глупости, и будем иметь настоящую сущность Роя. А если учесть, что о вампирах почти ничего не известно? В результате мы вообще ничего иметь не будем, прямо как в девяностых при дефолте.

– Скажи-ка мне, мой юный друг, – прерываю я его лекцию, – а много ли вампиров по свету ходит?

– Наше племя малочисленно. В основном из-за людей. Если кого из нас находят, тут же убивают. Против толпы никакая магия и сила не поможет, а если таких еще и целый город… – И он замолчал.

– И что, вас везде так привечают? – удивилась я.

– Только у светлых, – улыбнулся Рой. – Темные тоже весьма недоверчивы, но все же поспокойнее будут. Но и они не питают к нам любви из-за нашей природы.

– А идея вегетарианства у вас не прижилась еще? – по нахмуренным бровям парня понимаю, что этого слова он не знает. – Животными питаться не пробовали?

– Мы можем потреблять и человеческую пищу, в том числе и животных. Но живую кровь это не заменит. Нам не нужно убивать, чтобы выжить. Конечно, и среди нас встречаются те, кто переступают черту. Ну так и среди других рас такой же порок имеется.

– Что верно, то верно. Маньяк он и в другом мире маньяк. А расскажи о своем роде-племени, – азартно предлагаю я.

– То, что живем мы долго, вам и так известно. О нашей магии я уже поведал. О бытие нашем да обычаях, пожалуй, слово скажу. Нас монстрами кровожадными да неразумными величают, в чем сильно ошибаются. Мы весьма образованная культурная раса. Стареем, как и все, но намного медленнее. Зачастую до естественной смерти просто не доживаем. Мы хорошие воины и охранники. Наши женщины красивы и притягательны, их слава как непревзойденных танцовщиц и художниц по всему миру ходит. Браки наши крепки, так как вампир свяжет свою жизнь лишь с «невестой» – той, что заставит его кровь кипеть. Необязательно ей быть нашей расы. Бывает так, что наша невеста из светлых. Тогда мы похищаем ее и держим пять лет взаперти, коль смирится она раньше, то выпускаем и раньше. Дети, рождающиеся в браке с родителями различных рас, являются чистокровными вампирами. Мы быстры и сильны, но найдется множество других рас, которые могут похвастаться тем же.

– И что ж вас, таких хороших да пригожих, до сих пор сторонятся? – не выдержала я.

– Есть у нас особенность одна. Вампир, отведавший крови мага, становится в сотни раз сильнее, а это угроза. Вздумай мы восстать, много зла причиним.

– И почему же вы до сих пор не правите этим миром? – искренне интересуюсь я.

– Есть сила, что страшнее нашей. Темный Властелин неспроста Властелином зовется. У него не забалуешь.

– И насколько же сильным ты стал благодаря крови Дана? – вполне серьезно спросила я. Он сам говорил, что внук невероятно силен, да настолько, что вполне способен этому миру навредить.

– Достаточно. Но эта сила во мне ненадолго задержится. Через некоторое время она сойдет на нет.

– Так всегда происходит?

– Да. Поэтому некоторые из нас, вкусив могущества, теряют себя.

Потому что допинг-контроль всего один, и он Властелином зовется.

– Учти, попытаешься внука загрызть, я тебя на молекулы порву собственными руками, а потом по ветру развею – не знаю как, но сделаю. – Я упорная, если что в голову вобью, обязательно сотворю.

Нет ничего страшнее материнского инстинкта. Помню, был как-то случай, на женщину с ребенком в коляске каким-то образом упал огромный рекламный щит, весом в несколько центнеров. Женщина держала этот щит несколько часов на руках, пока коляску с плачущим младенцем не вытащили из-под него. Мы ведь не от блажи бабьей коней на скаку останавливаем да горящие избы посещаем. Мы за детей своих да мужчин любимых боремся. А внук у меня смыслом жизни является, ему, правда, об этом знать не обязательно, и так шибко умным паршивец вырос.

– Ирва, вы ведь человек? – помолчав, вдруг спросил Рой.

– Самый что ни на есть настоящий, – кивнула я.

– И это злит еще больше. Почему я верю слабому человеку? – Он удивлен.

– Да потому, милый мой, что я слов на ветер не бросаю.

Мы замолчали. Каждый думал свою думу. Наблюдаю за внуком, он о чем-то увлеченно беседует с Гирином. Тут любимый потомок поднимает руку и произносит какую-то тарабарщину.

– Ложись! – повалил меня Рой в телегу, прикрыв собой. Раздался мощный взрыв. Тележку тряхнуло. Сено, не придавленное нашими телами, покрыло нас толстым слоем. Кажется, Гирин матерится. Олуш отвечает. Лель попискивает.

– Цветочки! – взвыла Ангра отчаянно.

– Кто-нибудь, всуньте пук сена в рот этой сирене, – кряхчу я, отпихивая от себя совсем не легкое тело вампира. – Что это было? Бомбардировка? Немцы? Китайцы?

Почему я внука не слышу?

– Бабуль, успокойся. Это я, – слышу приглушенный родной голос. Ну, слава тебе Пушкин!

– Что ты? Ты очень далеко от кабинета химии, как ты умудрился что-то взорвать? – Вдох – выдох, вдох – выдох…

Наконец мне удалось выбраться из злополучной телеги и осмотреться. Наш извозчик, весь закопченный, сидит на козлах и даже не моргает.

– Рой, ты скажи бедняге, чтобы по нужде сходил, мы уже долго едем, – киваю на пострадавшего.

Рой, оклемавшись, метнулся смазанной тенью к мужику. Действительно, бедняга, пусть он под гипнозом и ведет себя как робот, но естественные потребности-то надо удовлетворять. Особенно после такого.

С затаенным страхом смотрю на остальную честную компанию во главе с ошарашенным потомком.

Они поднимались с земли, слегка покачиваясь под летним ветерком. Лошади стояли как вкопанные, не реагируя ни на что, и все собрание окружала сфера из зеленоватого свечения. А неподалеку, совсем рядом с кюветом, виднеется черная воронка размером два на два метра.

– Дриад не просто так берут в команды, – подошел ко мне вампир. – Они мастера защитных барьеров.

– Внук? – делаю неуверенные шаги по направлению к пострадавшим.

– Бабуль, я нечаянно, честно! – начал пятиться он.

– Подойди, Дан, – держусь из последних сил.

Перестав препираться и опустив голову, он побрел ко мне.

– Шевелись, – а сама двигаться боюсь.

Наконец он подошел ко мне. Хватаю его в объятия и начинаю ощупывать на предмет повреждений.

– С тобой все в порядке? Сколько пальцев? В ушах не шумит? Хорошо меня слышишь? Ну не молчи! – Ирма Львовна, возьми себя в руки.

– Да. Не надо мне в глаза этими пальцами тыкать. Нет. Да. Перебивать старших вредно, – ответил по очереди на мои многочисленные вопросы ребенок. – Бабуль, действительно все нормально. Ну отпусти, люди же смотрят.

– Что ты опять натворил? – интересуюсь, успокоившись. Внука я выпустила.

– Я попробовал одно из заклинаний, самое простенькое. У Гирина это была сфера света, – расстроенно ответил любимый потомок.

Ангра уже давно перестала голосить о погибшем гербарии на обочине дороги, да и щит сняла. Олуш отряхивал себя от пыли. Лель подошла к лошадям и принялась снимать с них серебряные нити. Это что еще такое?

– Рой, что это? – киваю в сторону эльфийки.

– Магические нити, ими связывают лошадей, дабы они не отвлекались на различный шум.

Удобно.

Гирин хлопал себя по правому уху, забавно тряся головой. При всем при этом только внук выглядел прилично – ни сажи, ни повреждений, по крайней мере видимых.

– Ирва, Дану не подходит магия светлых. Он темный. Учить его нужно темным заклятиям, – подошел Рой.

– Вампир, я не столб, чтобы меня игнорировать, – посмотрел на Роя исподлобья любимый потомок.

– Твоя воля. Магия светлых противоположна твоей сущности. Могу обучить тебя темным искусствам.

– С чего ты взял, что я темный? – возмутился внук.

– Данюш, не отказывайся сразу, – мягко попросила я.

– В момент произнесения заклинания не ощутил ли ты препятствия, когда потянулся к своей силе?

Хм, а из вампира выйдет неплохой лектор. Он может заинтересовать с первых секунд.

– Ну, ощутил, – буркнул внук.

– Ты, скорее всего, уже знаешь, что заклинания – это своеобразные формулы, пускающие твою силу в нужное направление и преобразующие ее в необходимую тебе форму. Природа твоих способностей отличается от природы светлых. Заклинательные формулы светлых созданы с учетом особенностей природы их силы. То есть для тебя они бесполезны, в чем ты уже имел возможность убедиться.

– Рой, а как становятся светлыми и темными? – задумалась я.

– Мы не выбираем. Рождаемся теми или иными. Есть и общие заклятия, которые используются обеими сторонами.

– Стоп, – прервала я поток сведений. – Данюш, теперь учишься у обоих. Рой, договариваться с Гирином будешь сам, но знания мой внук должен получить в любом случае. Соберетесь драться, делайте это крайне тихо и шепотом, потому как я решила вздремнуть. А ты, внук, постарайся больше не портить местные дороги, пожалей налогоплательщиков. И этой ночью я рассчитываю спать на кровати, а не в лесу!

Последнюю фразу повторяю достаточно громко, чтобы ее услышали остальные.

И я действительно отправилась к телеге. Удобно устроившись на сене, быстро уснула. Чувствовала себя разбитой и усталой, и это при том, что физических нагрузок как таковых я не имела, зато успела отметить, как сильно похудела всего лишь за сутки. Я и раньше не страдала избытком веса, но сейчас моя фигура напоминала стройность времен молодости. Я прямо-таки таю на глазах. Что же со мной творится-то? Даже смотреть под одежду не хочу, прекрасно сознавая, что бывает с людьми, настолько резко теряющими вес, поэтому и спать отправилась. Главное дотянуть до конца. Вот вернемся домой, я внука в санаторий отправлю, а сама в больницу лягу.

Как ни странно, остаток пути мы проделали спокойно. Проснулась я уже в деревне. Сие поселение больше всего смахивало на хутор, домики весьма крепкие, заборов вообще не было, даже символических. Скот весь на привязи, даже пресловутые гуси и те в вольере. Единственное, что нарушало порядок, это ватага босоногих ребятишек, носящихся друг за другом. Какая образцово-показательная деревенька.

– Не нравится мне это место, – бурчал тихо Рой.

– Твои проблемы, – отозвался внук.

– Я пойду со старостой договорюсь, – слышу голос Олуша.

– Псиной воняет, – поморщилась Лель.

Вижу, как внук повел носом.

– Ничего не чую, – буркнул он.

– Эльфы во многом превосходят людей, в том числе и обонянием, – слегка заносчиво ответила эльфийка.

– А мозгов вам не досталось, – съязвил внук.

Я вообще заметила, что девочка она незлая. Странная, но добрая и отзывчивая, хоть ее иногда и заносит. Я подобное в своей практике встречала. Обычно это дети из состоятельных семей (в данном случае сделаем поправку на благородную), но не испорченные своим статусом (в данном случае сделаем поправку на воспитание). Такие детки тянутся к другим. Общительны, добры, отзывчивы, но все меняется, когда они начинают испытывать симпатию определенного рода к представителю противоположного пола. То есть когда они влюбляются…

Так она что, во внука моего влюбилась? Судя по ее поведению – да. А чего я удивляюсь? Мой мальчик весьма хорош собой. Похожий и на деда, и на отца одновременно, он не одно сердце в нашем дворе разбил, уж кому знать, как не мне. Но ведь… Данюша не знает, что Лель девушка, а между тем она также весьма хороша, хоть и слегка отличается от стандартных запросов внука. Какая прелесть. Наконец-то хоть что-то интересненькое. Я же говорила, что над родным потомком поиздеваться – святое дело! Но, зная твердолобость внука, я могу это развлечение ждать до заселения Марса, так что будем ускорять процесс.

– Бабуль, – подал голос любимый потомок, – ты чего так счастливо улыбаешься? Случилось что-то плохое?

– Внук, в таких случаях люди обычно предполагают нечто хорошее! – искренне возмущаюсь я.

– Так то обычно, – буркнул он. – Эти люди просто тебя не знают. У тебя такая же улыбка исключительно во время сессии появляется. И тогда все твои студенты не просто стонут в голос, они рыдают под твоими дверями, – не унимался он.

Тут меня вновь скрутило. И опять же виду не подашь, пока Данюша рядом, и в магазин его на этот раз не пошлешь.

– Лель, Данюша, сходите узнайте у Олуша, куда нам заселяться, – махнула я рукой в неизвестном направлении.

– Зачем, – воспротивился внук, – Лель и сам сходит.

– Данюша, Лель мальчик нежный, а вдруг заблудится? Так что живо выполнять задание партии!

Оба скривились. Подозреваю, что причина их гримас была разной, но они все же ушли. Ангра и Гирин еще до этого отправились к колодцу воды напиться да лошадей напоить. Загипнотизированного вампиром мужичонку я, к своему стыду, сейчас воспринимала как автопилот в самолете: штука удобная, но молчаливая.

– Рой, – зову я приглушенно. Почему его нет поблизости? – Рой, где тебя Есенин носит?

– Я здесь, – появился непонятно откуда вампир. – Ирва, нам не стоит тут оставаться.

– Почему это? – Теперь я улыбаюсь от облегчения. Рой положил мне на затылок ладонь, и боль, скрутившая до этого тело, начала исчезать.

– Это деревня оборотней.

– Развернутый ответ, пожалуйста. – Ну что за манера выражаться отрывисто?

– Завтра две звезды сойдутся на небосводе, а ночью взойдет полное желтое око, – выдал вампир.

Я почесала нос. Подумала. Перевела его речь на родной и могучий в соответствии с полученными знаниями и наконец поняла, что он пытался мне сказать. Завтра что-то вроде нашего полнолуния.

– Разъясни, – прошу.

– Ночь, когда оборотни не контролируют свой оборот.

– Это опасно?

– Обычно нет.


Дан

Бабуля меня в последнее время беспокоит. Как-то она изменилась. Смотрю на нее. Прическу поменяла? Да вроде нет. Бледна слегка, это и понятно, в ее возрасте переносить столь экстремальное путешествие не советуется. С другой стороны, очень уж она раздражительна, точно устала. То улыбается, так что хочется закопаться, куда подальше, то хмурится. И вампир этот постоянно около нее отирается. Чего ему неймется? Моя бабуля, конечно, еще ничего, но у них же разница в возрасте о-го-го. Он же старше!

Хотя заклинания, которые он мне показал, весьма интересны, и у меня они выходят без взрывов, но это не дает ему права около бабули вертеться. А главное, руки распускает гад – то на плечико, то на затылок. Я ему эти ручонки как-нибудь пообрываю, пусть свою бабулю лапает, а мою в покое оставит! Но пока молчу, у моей старушки в последнее время настроение зверское, нарываться как-то не хочется, да и крови моей никто пока не требует. Вот и сейчас зачем-то с этим эльфом отправила.

Лель вообще парень странный. Ну сущий ребенок! То краснеет, то нос задирает, то обижается непонятно на что и с гномом общаться уходит. Я в принципе не против, эльф только мешается. Мы с Гирином Ангру обхаживаем, и думаю, у меня шансов больше, очень рассчитываю на сегодняшнюю ночь. Рассчитывал, пока бабуля не отправила меня с этим ушастым недоразумением к Олушу за непонятным надом. А Гирин в это время с моей Ангрой у колодца резвится, таким нубом мои шансы быстро тают.

Но, встретив возвращающегося от дома старосты гнома, мы развернулись обратно.

– Староста подсказал, у кого можно остановиться, я уже договорился. Мне это в кругленькую сумму обошлось. Дом принадлежит супругам, есть сеновал и конюшня.

– На месте разберемся, – проворчала моя любимая родственница.

И мы разобрались. Да чтоб я еще раз доверил распределение комнат родной бабушке? Да ни в жизнь!

Дом молодой семейной пары, у которых мы остановились, оказался добротным, неплохим строением. Сама пара была дружелюбной, хотя к Роялю любимой родственницы оба подозрительно принюхивались.

Бабуля сразу заявила, что девочки спят отдельно от мальчиков. Меня, Леля и Гирина отправила в соседнюю комнату. Сначала Гирин пытался выдворить пацаненка к бабуле, но тут уже воспротивился я – мало ли, может, Ангре больше молоденькие мальчики нравятся, а бабушкина комната и так перенаселена кем попало. Предложил ночевать всем вместе, но маг почему-то отказался остаться с нами и отправился на сеновал, Олуш последовал за ним. Неизвестный загипнотизированный извозчик остался в конюшне. Вампир заявил, что без бабули спать отказывается, чем меня изрядно взбесил.

– Внук, успокойся, сегодня ночью пойдет дождь, у меня в это время ревматизм обостряется. Рой помогает избавиться от боли.

– Почему он?! – возмущаюсь я. – Попроси Леля, он тут вроде целителя!

Меня ночь вдали от дриады не так раздражает, как наличие возле моей бабули этого смазливого гаденыша. Да он даже внешне чем-то на меня похож!

– На самом деле целительская магия вампиров намного сильнее эльфийской, – слышу тихий голос остроухого.

– Умолкни, – рычу я.

– Не смей обижать слабых, – одергивает меня родственница. И прежде чем я взорвался негодованием, добавила: – Я плохо себя чувствую, Данюш. Несмертельно, но для меня это мучительно. Пожалей меня, я ведь уже немолода, ну если хочешь, можешь ночевать с нами, тогда Ангру отправлю к Гирину.

– Ладно. Верю, – бурчу я.

Ночью действительно пошел дождь.


А наутро меня разбудил чей-то настойчивый взгляд.

Разлепляю глаза, окидываю комнату невидящим взглядом. Чего так жарко-то? И плечо занемело, и вообще вроде бы женщиной пахнет…

– Внук, ты чего это мальчиков совращаешь? Ты это дело брось, Лель у нас парень по всем параметрам невинный, – слышу счастливый голос бабули.

Недоуменно осматриваю свое ложе. Хозяева выделили нам комнаты, предназначенные для будущих детей. В традиции этой деревни рожать много, и они заранее приобретают необходимый для большой семьи инвентарь, типа кровать. Так вот, осматриваю я свою коечку и…

– Святой Коннектий! – вырвалось у меня.

– Данюша, не выражайся, – морщится любимая родственница.

На моем плече сладко прикорнул Лель. И мало этому ушастому паразиту моего личного пространства, так он еще и ногу на меня забросил. У него своя кровать есть!

– Внук, так ты на мальчиков переключился? Ты признайся, я все пойму, – троллила меня бабуля.

А я краснел, пыхтел и пытался скинуть с себя остроухое недоразумение.

– Ты чего тут в моей койке забыл? – рявкнул я на проснувшегося эльфа.

У того задрожали губы, испуганно округлились и без того большие глаза и покраснели уши.

– Была гроза, – залепетало это чудо.

– А я тут при чем?! – окончательно сорвался я.

– Не кричи, – одернула меня бабуля. – Тебе же сказано – гроза была, ребенок испугался. Тем более сегодня ночью было довольно прохладно, вот Лель и перебрался туда, где теплее.

И, тихо хихикая, моя старушка удалилась в неизвестном направлении. Лель, мигом подскочив с кровати, побежал вслед за ней. Кого бы укокошить, чтоб легче стало?

А чего я, собственно, так бешусь? Ну подумаешь, пацаненок ко мне в койку залез. Вот именно! В мою кровать запрыгнуло ушастое недоразумение вместо вполне такой грудастой Ангры. И это очень мило оттроллила любимая бабуля! Утро явно не задалось.

Как выяснилось в дальнейшем, не только этот день не задался.

Все утро лил дождь.

– Остаемся в этой деревне еще на одну ночь, – известил нас Олуш.

– Плохая идея, – возразил вампир. – Сегодня полное желтое око, а это деревня оборотней.

Все примолкли и загрустили. Вообще, очень милая картина вырисовывается: еще пару дней назад эта компашка, не задумываясь, прирезала бы вампира, а сейчас они к нему прислушиваются.

– И что с того? – непонимающе уставился на них.

– Сие значит, дорогой отпрыск, что сегодняшней ночью все местные жители превратятся в волков, – пояснила любимая родственница. Злиться на нее за утреннюю побудку с неуместными шуточками я уже давно перестал.

– Оборотни – зло, – вставила реплику Ангра. – Сначала прикидываются милыми песиками, а потом начинают кусаться.

– Оборотни не так уж и опасны, – вступился Гирин. – Конечно, если нет раздражающего фактора.

– У нас такой фактор есть? – уточняю я. А сам окинул взглядом резко побледневшую бабулю.

– Есть. Оборотни недолюбливают вампиров… – Договорить маг не успел, бабуля покачнулась и рухнула на руки вовремя подскочившему Рою.

– Никуда мы сегодня уже не едем, – мрачно предупреждаю я остальных. – Платим хозяевам, сколько нужно, и баррикадируемся в доме. А ты, Рояль, скрываешься в тумане, чтобы тебя ни одна морда учуять не могла.

– Я не могу уйти сейчас от нее. Только я имею возможность помочь пережить ей эту ночь.

– С чего вдруг? – Я начинаю злиться. Очень злиться.

– Потому что помогал ей все это время. Потому что тот маг, у которого вы побывали, влил в нее мою кровь и кровь многих других из этого мира.

Повисло тягостное молчание.

– Ангра может помочь Рою скрыть свой запах, – подал голос Лель.

– Вампир страшный. Я не хочу! – начала отнекиваться дриада.

– Ты это сделаешь, – поворачиваюсь к ней лицом. Кажется, тени в углах бабушкиной комнаты слегка сгустились.

Хозяева с нас денег не взяли. Оказывается, оборотни в эту ночь предпочитают оборачиваться на улице, дабы не повредить мебель в любимых жилищах, поэтому спокойно оставили на наше попечение свой дом, когда пришло время.

Ангра в истерике натерла вампира какой-то вонючей дрянью, после чего не только у оборотней нюх отшибло, но и у всех остальных.

День я еще как-то продержался; долбящий в окна дождь был сродни моему настроению. Мерзкая погода отражала мой внутренний мир, отвратительное чувство страха и беспомощности поглощало меня с головой, а громыхающий в небе гром вторил ударам сердца.

– Все будет хорошо, – гладил меня по руке Лель.

Или не Лель? Какая разница, если в соседней комнате лежит родной человек и жизнь из него уходит?

– Дан! Прекрати! Слышишь?! – схватил меня за руки эльф. – Все с ней будет нормально, это просто влияние желтого ока. Нам нужно перетерпеть ночь. Твоя бабушка жива и жить будет. Понял? Прекрати погружаться во тьму!

Точно. Кто сказал, что она должна непременно умереть? Это же бабуля!

Кажется, стемнело. Народ что-то делал, куда-то ходил, кого-то звал. А я сидел под дверью ее комнаты и впервые не знал, что делать. Сколько я уже так сижу? Пару раз выходил бледный, изможденный вампир, просил крови. Я закатывал рукав и подставлял свои вены. Лишь бы с ней было все в порядке. Да она же на моей памяти даже в больнице не лежала!

Где-то вдалеке раздался волчий вой. Ему вторит крик бабули. Подскакиваю и пытаюсь войти в комнату. Кто-то схватил меня за плечи. Гирин.

– Скройся! – бросаю мельком на него взгляд. Что-то темное снесло его к стене.

Теперь дверь. Какого нуба эта дверь еще стоит?

– Бабуля! – ору я во всю мощь легких.

– Дан, прошу, прекрати, – скулит где-то рядом эльф. А волки продолжали выть.

– Бабуля! – повторяю я. – А ну, впусти меня, пиявка, а то серебром через ноздри накормлю!

– Кто-нибудь, пристрелите этих бешеных псов, – слышу голос.

– Бабуля? Ты как? Тебе лучше? Почему я не могу войти? Впусти меня, слышишь?

– Прекрати повышать голос в помещении, – открывается дверь. – Мне волчьей сигнализации хватает.

Оказывается, дождь прекратился, с неба в окна светила огромная желтая луна с черной вертикальной полоской посередине.

– Ты кто такая?

На душе муторно, в голове бардак, глаза горят. Присутствует стойкое желание что-нибудь разрушить, но вместо этого я продолжаю пялиться на невысокую темноволосую девицу. Не могу разглядеть подробнее, но ее пронзительные светлые глаза мне кого-то напоминают.

– Я вопрос задал. Ты че тут делаешь?! – Что она забыла в бабушкиной комнате? Я раньше ее не видел. Она пыталась навредить? Убью.

– Ты как с бабушкой разговариваешь? Сколько раз говорила: твое общение с хулиганьем до добра не доведет. И посмотри, до чего докатился? Меня всего день не было, а ты уже выражаешься, как австралопитек из второго подъезда. Я тебя чему учила? – наступала на меня девица. Почему я продолжаю пятиться? – Я тебе для чего Гоголя в детстве на ночь читала?

Быть не может. У меня галлюцинации, я перенервничал и сейчас просто схожу с ума. «Хали-гали, Кришна, где ты, моя крыша?» Какого модератора тут происходит? Беспомощно оглядываюсь по сторонам, у окружающих бледные и оторопелые лица. Массовые галлюцинации. Это же не она. Или она? Ругается, как она. Нет, точно она. Или нет?

– Бабуля?.. – Я нервно сглатываю.

– Нет, дедушка Ленин! – всплеснула руками девица.

Точно она.


Темный Властелин

Темный Властелин вновь сидел за своим столом. Он лихорадочно размышлял в ожидании прихода доверенного лица. Если его теща здесь, то где сын? Его дворец разрушила сила, которой обладал сам Темный Властелин, но даже если сын в этом мире, ему еще рано входить в фазу могущества. Он еще слишком молод. Никто до этого так рано не вступал в полную силу! А если все-таки сын?

Сердце Властелина дрогнуло. Он всеми силами гнал мысли о собственном ребенке. Как же он скучал по сыну! Краткосрочные встречи не могли удовлетворить тоску отцовского сердца. Темный Властелин мучился от сознания собственного бессилия, его жена в первые годы после разлуки днями напролет наблюдала за своим чадом в специальное зачарованное зеркало. Да чего таить, сам Властелин тайком подглядывал за своим ребенком, отданным на воспитание теще. И все из-за пяти покушений. Если бы он только…

– Мой Властелин… – появился в кабинете укутанный в черные одеяния человек. О его расовой принадлежности знал лишь Властелин. Он встал на одно колено, прижав кулак к груди.

– Морадор, – кивнул Темный Властелин, – есть ли в нашей империи вспышки каких-нибудь болезней?

– Нет, мой Властелин.

– Так организуй, – отрезал Властелин. – Болезнь не должна быть заразной, где-нибудь на окраине империи, в курортной зоне. И обязательно об этом должна узнать Властительница.

Темный Властелин принялся воплощать свой план по отвлечению жены в жизнь.

– Что-нибудь еще, мой Властелин? – спокойно спросил Морадор. Он уже давно служит своему повелителю, и его приказы перестали удивлять старого начальника тайной службы.

– Узнаешь местность? – И Темный Властелин повернул к слуге зачарованное зеркало.

Это зеркало показывало любого, чью вещь подносили к раме. Будь ты в соседней комнате либо же в чужом мире. Но сейчас оно показывало лишь размытое черное пятно и природу вокруг. Это означало, что кто-то постарался защитить и прикрыть от любого наблюдения объект интереса Темного Властелина.

– Окрестности деревни оборотней, – тихо произнес Морадор.

– Правильно. Отправь туда отряд. Искать будете старуху. Попаданку. Узнаете ее сразу, у нее не язык, а змеиное жало, а как взглянет, так сразу все грешки свои вспомнишь. Если с ней будет парень лет восемнадцати, обоих ко мне. Я буду не против, если со старухой произойдет несчастный случай. И ничего больше несчастного случая, – ну не мог Властелин упустить такой шанс. – Но если с головы парня упадет хоть один волосок, я тебя у демонов достану. Все понял? Выполнять.

Морадор исчез, а Темный Властелин вдохнул полной грудью. Сейчас главное, чтобы супруга не узнала о близком присутствии матери. Его жена уже давно порывалась поведать все своей родительнице, и только благодаря долгим уговорам мужа она еще этого не сделала. В основном Властелин делал упор на немалый возраст и слабое здоровье тещи, и его жена, как любящий ребенок, старалась маму сильно не нервировать. Новость о существовании других миров, несомненно, навредила бы здоровью старухи. Хотя, по личному мнению Властелина, этой грымзе ничего навредить не способно. Так что придется брать дело в свои руки. При несчастном случае на него подозрение не упадет, а если она все же выживет, ну, значит, его давней мечте не суждено сбыться. От этой карги можно ожидать чего угодно. Но если супруга каким-то образом узнает… Может, к светлым податься? Попросить у них политического убежища? И тогда его вместе со Светлыми Землями сровняют.

Другое дело сын. Если он попал сюда вместе с тещей, то назревает проблема. С одной стороны, угроза для ребенка еще не миновала, а с другой – пора бы уже сына возвращать на родину. Большего расставания его жена просто может не выдержать.

Обложили, гады…


Глава 6 | Теща Темного Властелина | Глава 8