home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


13 глава


Чем ближе мы подъезжали к Моренску, тем шире и наезженней становилась дорога. Да и движение здесь было более оживленное: мимо нас частенько проезжали дорого одетые всадники на хороших лошадях, груженые купеческие телеги или крестьяне на тощих клячах. Да уж, разбойникам здесь и впрямь было чем поживиться. Главное, чтобы из всего многообразия предлагаемых жертв они не выбрали нас…

Я ехала между Алексом и Габриэлем, так и не сказавшими за прошедшие несколько часов друг другу ни единого слова, чувствуя себя камнем преткновения. Злость на то, что меня в очередной раз разыграли, словно карту в колоде, без моего ведома, медленно уступала место чувству вины. Привыкаю, что ли?

Меньше всего мне хотелось, чтобы эти двое окончательно разругались из-за меня. А они вон даже не смотрят друг на друга. Алекс, как всегда, скрылся за маской спокойствия, Габриэль привычно мрачен, и только неестественно прямая напряженная спина выдает его.

Даже Лапус, который опять ехал с ангелом, непривычно притих. Один только эльф пребывал в прекраснейшем расположении духа. Он ехал чуть позади нас, насвистывая какую-то песенку, и всем своим видом показывал, что жизнь определенно удалась.

Нет, с этими двоими срочно нужно что-то делать!

- Слушай, Габриэль, - наигранно бодрым голосом начала я, - а откуда в легендах у ангелов крылья растут? - Я даже обернулась и заглянула ему за спину, но, естественно, никакого намека на крылья на прямой спине ангела не обнаружила.

- Со спины, - коротко буркнул ангел и отвернулся.

М-да, вот и поговорили.

Но я настырная, особенно если замыслила очередную глупость. Поэтому, уже через минуту я переключила свое внимание на Алекса.

- И давно ты этого Бера знаешь? - полюбопытствовала я.

- Прилично. Мы с ним в Академии вместе учились, тогда и сдружились.

Я так и застыла с приоткрытым от удивления ртом. Это ж надо! Так они что же, получается, одногодки? Вот уж никогда бы не подумала! Алекс, даже несмотря на его седые волосы, раза в два моложе выглядит. Да-а, очевидно, он никогда не перестанет меня удивлять…

- А ты рассказал ему, куда мы едем, и зачем?

- В общих чертах, - по-видимому, Властелин тоже не горел желанием отвечать на мои вопросы. Ну да ничего, от меня так просто не избавишься. По крайней мере, уже…

- Знаю я твои общие черты! - фыркнула я. - И где только ты таких друзей берешь?! - Я выразительно покосилась на Габриэля, как на самый яркий пример. - Не иначе как экзамен устраиваешь на умение делать, что говорят, не задавая лишних вопросов.

- Нет, - усмехнулся Алекс. - Но в целом идея мне нравится…

- Еще бы! Я как-то и не сомневалась.

- И на должность Хранительницы отдельное испытание ввести не помешало бы… - вконец размечтался он.

- Но-но! Ты с этим поосторожнее, а то пойдешь ловить себе новую Хранительницу.

- Меня и старая вполне устраивает, - с усмешкой ответил Властелин, и мне снова захотелось вцепиться в его самоуверенную физиономию.

- А ты не хочешь разнообразия ради спросить, все ли устраивает меня? - раздосадовано поинтересовалась я. Впрочем, тут же прикусила язык, но было уже поздно.

- А тебя что-то не устраивает? - он удивленно приподнял бровь.

Тут я призадумалась. Вообще-то, во мне с самого утра клокотало возмущение, но одеть мысли в слова почему-то не получалось. Да, Ксюша, похоже, умение сболтнуть в самый неподходящий момент очередную глупость числится под вторым номером в списке твоих талантов. Ага, после потрясающей способности вечно огребать на свою голову неприятности. Ну почему со мной вечно так, а?

- А то! Думаешь, мне очень нравится смотреть, как вы дуетесь друг на друга? Немедленно помиритесь!

Алекс, явно не ожидавший от меня столь миротворческих настроений, только рукой махнул:

- Мы уже давно не дети, чтобы дуться. Все нормально.

Я вздохнула с облегчением. Ну, вот, и от меня может быть какая-то польза.

- Мирись, мирись, и больше не дерись? - раздался из-за спины ехидный смешок. Подозреваю, я была не единственной, у кого возникло острое желание покусать одну ушастую личность…


В месте, где дорога, по которой мы ехали, пересекала Великий Путь, мы остановились.

Я с интересом заозиралась по сторонам. Собственно, Великий Путь я имела возможность лицезреть хоть каждый день почти всю свою сознательную жизнь, ведь он проходил буквально в нескольких шагах от моего дома. И эта часть Пути внешне практически ничем не отличалась от той: такая же широкая дорога, мощеная темно-фиолетовым, в черных прожилках камнем.

Камень этот нигде больше не встречался, и даже гномы, которые разбираются в минералах лучше, чем кто-либо иной, не могут сказать ни слова ни о его названии, ни о происхождении. По одной из старинных легенд, когда боги пришли в наш мир, и из глубин Туманного Океана проступила суша, бог знания, истины и справедливости Хисаэрт выбрал место на материке, где сойдутся все дороги, и воткнул туда свой посох. От посоха потянулась вперед первая дорога, фиолетовой лентой обогнула материк, и к нему же возвратилась. Со временем на этом месте выросла Академия, а чудесный посох Хисаэрта, который стал покровителем колдовского искусства, по сей день хранится в ней и почитается, как священная реликвия.

Конечно, Великий Путь давным-давно перестал быть единственной дорогой на материке. Появилась целая паутина новых, но все они так или иначе соединяются с ним. Так что слова бога истины оказались правдивыми.

Сегодня здесь было более чем оживленно. По Пути двигались три длиннющих купеческих обоза, причем двигались со скоростью тучных гусениц. Кажется, я только теперь стала замечать плюсы соседства со Страшным лесом. По крайней мере, я была избавлена от таких вот шествий под окном…

Пока мы их пропускали, я спешилась, чтобы немного размять ноги. Хорошо хоть снегопада нет, а то мы рисковали бы превратиться в четыре пушистых сугроба. Я успела немного пройтись, дабы как следует размять затекшие конечности, и даже слепила небольшой снежок и запустила им во Властелина (промазала, конечно), за что была удостоена укоризненного взгляда, когда за моей спиной почти бесшумно спрыгнул со своей лошади Фабиэль. М-да, до абсолютно неразличимых для слуха движений Габриэля эльфу еще очень далеко. Интересно, он сам об этом знает?

Эльф обошел нас с ангелом по косой дуге и остановился перед Властелином.

- Полагаю, ваше дальнейшее путешествие не будет проходить по Великому Пути?

Алекс посмотрел на него сверху вниз и медленно покачал головой:

- Нет. Прежде чем отправиться в Кавигату, у нас есть еще одно дело в Моренске. Так что наш дальнейший путь лежит именно туда.

- В таком случае, вынужден проститься с вами, - эльф склонился в низком поклоне. - При мне важные торговые договоры, так что будет лучше, если я потороплюсь с возвращением в Светлый лес. Надеюсь, это не последняя наша встреча. Будете в наших краях - заглядывайте.

- Непременно, - царственно кивнул Властелин. - Передай мои наилучшие пожелания вашему правителю.

Раскланявшись с Алексом, Фабиэль повернулся ко мне.

- Леди Ксения, - эльф уже нацелился сцапать мою лапку, но на сей раз я его опередила, успев спрятать руки за спину. Совершенно случайно, ага, - несказанно рад был знакомству. Что-то подсказывает мне, что мы еще обязательно встретимся…

От этих его слов меня почему-то передернуло. Да, Ксюша, беда у тебя с нервами. Если уж ты от вполне симпатичного эльфа, явно положившего на тебя глаз, шарахаешься, то дело совсем худо. Вот до чего доводит тесное общение со всякими Властелинами.

Как и следовало ожидать, Габриэля эльф не удостоил даже легким кивком…

- Наш маршрут слегка изменился? - полюбопытствовала я, когда Фабиэль скрылся из виду.

- Да. Как ты уже слышала, мы едем в Моренск, - откликнулся Алекс.

- Что мы там забыли? - удивилась я. В конце концов, мы спешим, или как?

- Бер мне подкинул одну мыслишку… - задумчиво пробормотал Алекс, и уже чуть более уверенно закончил: - В общем, у меня там знакомый живет. Надо с ним встретиться.

- Решил, пользуясь случаем, восстановить старые связи? - ехидно поинтересовалась я, но Властелин невозмутимо промолчал.

Когда последний обоз показал нам хвост, мы пересекли Великий Путь и свернули на довольно широкую дорогу, вымощенную серым камнем, которая тянулась к Моренску. Моя лошадка давным-давно осознала всю ответственность возложенную, то есть воссаженную, на нее, поэтому никаких фортелей выкидывать даже и не думала, и я могла позволить себе самозабвенно глазеть по сторонам, скорее для виду держась за поводья.

Все-таки с бабушкиной телепортацией я упустила массу интересного. Чем ближе мы подъезжали к столице, тем чаще встречались деревеньки. Хотя, эти небольшие группки добротных красочных домиков и деревеньками-то назвать сложно. Как объяснил мне Алекс, все это называется предместьем, а живет здесь местная аристократия. Надо сказать, очень удобно: с одной стороны вроде бы и в столице, а с другой - никакого шума города, воплей торговок и прочих "прелестей" столичной жизни.

Теперь нам встречались только дорого одетые всадники на богато украшенных лошадях (даже кобыла Фабиэля не могла похвастаться таким количеством всевозможных ленточек да побрякушек), за некоторыми из них с важным видом следовала свита, а у иных даже был свой родовой герб. А однажды мы обогнали тяжелую золоченую карету.

Я чувствовала себя так, словно попала в другой мир. Хотя, наверное, так и было. Вот только не знаю, нравится ли мне здесь. На первый взгляд все вокруг новое, интересное, так не похожее на все, виденное мной раньше, а на второй… как же хочется домой, в Боллату! Я тряхнула головой, стараясь вытряхнуть из нее непрошенные мысли, и с любопытством спросила:

- Алекс, а ты случаем раньше не в Моренске жил?

В какой-то момент мне показалось, что он не ответит, все-таки я ступила на запретную территорию.

- Только до дести лет, - с улыбкой отозвался Властелин.

- А потом? - попробовав почву, я решила пользоваться так кстати представившимся случаем и идти дальше.

- Потом я поступил в Академию.

Логично.

- Но на каникулы-то ты домой приезжал?

- Какие каникулы, Ксения? - поразился очередной сказанной мною глупости Алекс. - Во время так называемых каникул студенты Академии отправляются на практику. Ты не знала?

Я только поморщилась. Такое чувство, будто я до недавнего времени вообще ничего не знала о мире, в котором живу. И сейчас мне приходится собирать эти знания буквально по крупицам.

- Не-а, - беззаботно отмахнулась я. - А что это за практика?

- Как повезет. В основном отправляют в какое-нибудь захолустье в помощь местному магу, а то и вовсе вместо него. Слава богам, временно.

- Судя по тому, какие теплые отношения связывают тебя с директором Академии, твоя практика была более увлекательной, - неожиданно подал голос Габриэль. Ну, надо же! А я-то думала, он нас вообще не слышит - такой отрешенный у него был вид.

- В общем-то, да, но магистр Измир здесь абсолютно ни при чем. За семь лет учебы я побывал в шести соседних государствах и в Светлом лесу. - И уже совсем тихо добавил: - Вот только не знаю, можно ли это назвать таким уж везением…

- Почему? - разом заинтересовались мы с ангелом.

- Потому, - решительно прервал все расспросы Властелин. - Хорош трепаться, приехали.

Я настолько увлеклась разговором, что даже не заметила, как мы остановились. Да, Ксюша, так тебя украдут, а ты и не заметишь!

Оглядевшись по сторонам, я пришла к выводу, что мы находимся на постоялом дворе. Довольно шикарном, надо сказать. Большое трехэтажное кирпичное здание с черепичной крышей, золотистая вывеска над входом, аляповатый фонтан в виде грудастой русалки посреди двора, даже зимой прекрасно работает - значит, без магии здесь не обошлось, и слуги, словно из воздуха появившиеся при виде новых постояльцев. М-да, это вам не Старинск.

Мальчишка в красном кафтане забрал у меня поводья, и я двинулась вслед за моими спутниками, которых другой слуга в таком же красном одеянии, раскланиваясь, увлекал внутрь здания.

Стоп!

Я ускорила шаг и, догнав Алекса, дернула его за рукав.

- Я так понимаю, это еще не Моренск?..

- И что с того? - насмешливо приподнял бровь Властелин. - Экскурсию по городу я устрою тебе в другой раз.

Я обиженно фыркнула.

Тем временем Алекс сунул слуге несколько монет, и нас провели в отведенную нам комнату. По убранству она соответствовала всему заведению, то есть была такой же богатой. Мохнатые ковры под ногами, искусные драпировки на стенах, гобелены, золоченые канделябры и множество разных мелочей, скорее кричащих о роскоши, чем создающих уют. Да и магией здесь фонило основательно, раз даже я это почувствовала.

Оглядевшись вокруг, я поморщилась и лениво полюбопытствовала:

- А что, мы не могли остановиться у этого твоего знакомого?

- Не могли, - коротко ответил Алекс, сбрасывая плащ на спинку громоздкого кресла на позолоченных львиных лапах.

- Почему? - не отставала я.

- Потому, что он сидит в королевской тюрьме, - как ни в чем не бывало пояснил Алекс.

От неожиданности я поперхнулась воздухом и на какое-то время расспросы прекратила.

Ужин нам принесли прямо в комнату, вместе со столом. Да уж, чего не сделаешь для дорогих гостей, особенно за деньги.

Наевшись до отвала, я откинулась на спинку кресла и блаженно зажмурилась. Все-таки жизнь хороша! Может, еще и поспать удастся… Из сытой млявости меня вывел шорох соскользнувшего с кресла плаща. Ну кому там еще неймется?

Лениво приоткрыв один глаз, я обнаружила стоящего посреди комнаты Алекса. Он надел плащ, потом сунул руки в карманы, проверяя, не забыл ли чего.

- Уверен, что тебя туда пустят? - деловито уточнил ангел. Кстати, он сам даже и не думал никуда собираться. Наоборот, развалился в кресле, вытянул ноги к огню и, похоже, даже собрался вздремнуть.

- Главное, чтобы обратно выпустили, - мрачно пошутил Властелин.

- Эй! А как же мы? - спать мне окончательно расхотелось. - Ты что, один туда пойдешь?

- Да, и это не обсуждается.

- Ну уж нет! - нервно вскрикнула я, вскакивая с кресла. - Или мы идем все вместе, или…

- Или что? - иронично приподнял бровь Властелин, с легкостью возвращая меня обратно.

- Габриэль, ну скажи хоть ты ему!!! - отчаянно возопила я.

- Лично меня нисколько не прельщает перспектива увидеть королевскую темницу изнутри. Мне и здесь хорошо, - сообщил ангел, демонстративно позевывая.

- Но…

- Ксения, королевская темница - не проходной двор. Будет большим чудом, если туда удастся попасть хотя бы мне одному, - принялся увещевать меня Алекс.

- Зная тебя, я в этом даже не сомневаюсь, - проворчала я.

- Тогда чего ты боишься?

- Делать мне больше нечего, как только за всяких самонадеянных Властелинов бояться! - фыркнула я.

- Что же это тогда? - усмехнулся Алекс. - Хроническая форма детской вредности?

Эх, чем бы в него запустить потяжелее, а?

И тут же снова стал серьезным:

- Ксения, пока меня нет, постарайся не безобразничать, - я очень выразительно скривилась, но комментировать его просьбу не стала. - Габриэль, доверяю тебе самое дорогое… - и прервавшись на полуслове Властелин вышел за дверь.

Я с любопытством покосилась на ангела, но тот только поудобнее устроился в кресле, так что пришлось подать голос:

- Что это он тебе такое ценное доверил?

Габриэль посмотрел на меня не менее выразительно, чем я несколько минут назад на Алекса.

- И она еще меня дураком называла!


- Нет, я абсолютно не понимаю, зачем нам понадобилось останавливаться именно здесь, - не унималась я, нервно расхаживая по комнате. - До Моренска всего ничего, там наверняка постоялых дворов пруд пруди…

- Именно так и рассуждает большинство путников, - откликнулся ангел, лениво постукивая ханаттой по ладони. Нервничает. Правильно, я бы тоже на его месте занервничала, когда бы меня в третий раз за час разбудили. - А потом ютятся в тесной комнатушке друг у друга на головах.

- Ну чего так долго?

- Ну, так он же верхом поехал, а не на метле полетел, - фыркнул ангел. - Не волнуйся, все в порядке с твоим Властелином.

Со страху я даже молча проглотила то, что Властелин вдруг стал моим. Ага, только такой сомнительной собственности мне для полного счастья и не хватало.

- Тебе-то по чем знать?

- Да не мне, а тебе. Если кольцо с пальца не свалилось, значит жив твой Властелин.

- Вот спасибо, утешил, - фыркнула я.

- И вообще, - протянул ангел, - вы уже достаточно времени провели вместе, чтобы начать хоть немного чувствовать друг друга. Так что это я у тебя должен спрашивать как он там.

А и правда, что это я! Сконцентрировавшись как следует - все-таки сложное это дело - я окончательно уверилась, что с Алексом все в порядке. Вот только легче от этого мне почему-то не стало. В конце концов, какая-нибудь гадость произойти всегда успеет. Неспокойно мне как-то.

- Вроде, нормально, - неуверенно отозвалась я и уставилась в окно. За ним уже начали сгущаться ранние зимние сумерки. Из леса, окружающего наше временное пристанище со всех сторон, уже начинала выбираться темнота, но до окончательного наступления ночи еще оставалось около часа.

Через некоторое время во дворе зажгли светильники, четко очертив большой круг света и сгустив за его пределами тьму еще сильнее. Из-за деревьев, от дороги то и дело раздавался стук копыт, но очевидно Габриэль был прав, и проезжающие мимо предпочитали ночевать в городе. По крайней мере, мы так и остались единственными постояльцами на сегодня.

- Может, оно и к лучшему, - потерся об мою ногу Лап. - Вспомни, леди Ариадна не хотела, чтобы ты отправлялась в Моренск.

Я только равнодушно пожала плечами. А что тут скажешь? Кажется, это было совсем в другой жизни. Нет, я не могу сейчас думать еще и об этом. Может быть потом, когда моя жизнь наконец-то снова станет спокойной (не если, а когда!), я подумаю о бабушке и о том, зачем ей понадобилось прятать меня от мира и убеждать в собственной никчемности. Ни за что не поверю, чтобы талантливая магичка просто так решила похоронить себя в глуши. Хотя, Алекс же решился на что-то подобное…

Нет, надо срочно проветрить голову, а то я так совсем свихнусь.

Я накинула плащ и направилась к двери.

- Не жди, сегодня он точно не вернется, - сказал мне в спину Габриэль.

- Почему это? - мигом насторожилась я.

- Ну, например, потому, что на ночь городские ворота запирают, - усмехнулся ангел. - И не только на щеколду.

Улица встретила меня холодным порывом ветра. Не самое подходящее время для прогулки, но это лучший способ привести в порядок вконец расшалившиеся нервы. Эх, надо было выспросить у Алекса, чего такого ему присоветовал Бер, а то любопытство меня живьем съест и косточек не оставит!

И вообще, что это за знакомый такой, что в королевской тюрьме сидит? За благие дела туда не сажают, это точно. А за что сажают - я понятия не имею, все ж таки тюрьма королевская. А я и про короля-то знаю только то, что он есть.

Было тихо. Благодаря сильной магической защите и надежной звукоизоляции, созданной специально, чтобы не доставлять зажиточным постояльцам никаких неудобств, даже редкие ночные звуки едва доносились до меня. За пределами освещенного дворика окончательно сгустилась непроглядная тьма.

Сильный, наверное, у них здесь маг. Я прикрыла глаза, сосредоточилась и попыталась разглядеть плетения защитных заклинаний. М-да, в Ардраде, когда рядом был Алекс, у меня получилось быстрее. Или дело было вовсе не во Властелине, а…

- У тебя такой вид, будто тебе очередная дурь в голову не лезет, - если бы коты могли улыбаться, то довольная лыба Лапуса расползлась бы от уха до уха. - Что, кризис мысли?

Нет, ну что за несправедливость! Только ты соберешься втихаря потешить свое любопытство, как обязательно принесет кого-то нелегкая. Следят они за мной, что ли?

- Шел бы ты отсюда, - отмахнулась я от кота, - мышей ловить.

И он, как не странно, пошел.

А я вернулась к своим начинаниям. Закрыть глаза, сосредоточиться. И уже через мгновение вокруг пальца обвился прохладный ободок кольца. Спустя еще минуту в руку привычно лег серебряный кинжал. Неплохо.

Холодное лезвие оставило на ладони тонкую царапину. Так, кинжал можно и убрать, он мне больше пока не понадобится. Кажется, я все-таки научилась им более-менее управлять, что не может не радовать.

Размазав алые капли по ладони, я снова сосредоточилась. На этот раз все получилось. Сила собралась в руке, волной обдала меня и расположилась где-то в области глаз.

Неплохо для самоучки! Совсем неплохо.

По всему двору раскинулись золотистые нити защитных заклинаний, напоминающие громадную паутину, в которую изредка вплетались более светлые ниточки бытовых заклинаний. Было и еще одно, только что сотворенное мной, ярко-алое с легким голубым свечением.

Да, мне еще до этого расти и расти. Вернее, учиться и учиться, потому что все, что мне доводилось делать до сих пор, просто отдыхает в сторонке. Ну да ничего, научимся…

Отвлекшись от созерцания этого чуда магической мысли, я поняла, что окончательно замерзла. Нет, так не пойдет. Еще разболеться мне не хватало! Тогда Алекс точно, воспользовавшись таким удобным предлогом, оставит меня где-нибудь с обещанием забрать на обратном пути. И главное, что ни к чему не придерешься…

Я впитала остатки магии и отправилась греться. Правда, пришлось задержаться на минуту в холле, чтобы попросить у хозяина, словно караулившего меня под дверью, горячего молока с медом.

Как же все-таки хорошо, что в комнате меня поджидает пылающий камин! Правда, и в этой бочке меда есть своя ложка дегтя, и к камину прилагается еще и растянувшийся перед ним ангел, но это уже мелочи. Главное сейчас согреться. Все ж таки я жуткая мерзлячка…

При моем появлении Габриэль чуть приподнял веки - все-таки не спит! - и лениво поинтересовался:

- Нагулялась?

- Угу, - клацнула я зубами и, придвинув второе кресло, устроилась рядом. Через несколько минут я перестала трястись, еще минуту спустя мне принесли горячее молоко, чуть подслащенное медом, и жизнь потихоньку стала налаживаться. Вот сейчас допью и спа-ать… Все равно, если верить Габриэлю, до утра вестей от Алекса можно не ждать.

- И запомни на будущее, - неожиданно вклинился в мои разомлевшие мысли тягучий голос ангела, - не стоит проливать свою кровь ради всякой ерунды. Поверь, найдутся более достойные причины.

- Откуда ты знаешь?! - опешила я. Потом провела взглядом по оцарапанной ладони и провокационно спросила: - Решил поучить меня колдовству?

- Вот еще! - отмахнулся Габриэль. - Лучше бы Властелина попросила. А то ты когда-нибудь такого наколдуешь…

- Думаешь, я не просила? - возмутилась я. - Он мне уже раз пять повторил, что больше не маг, и вообще не хочет иметь с этим ничего общего.

- Значит, плохо просила, - осклабился ангел. На что я чуть не запустила в его довольную рожу пустым стаканом. Потом все же махнула рукой и стала готовиться ко сну. А он все никак не хотел униматься: - И вообще, когда вы уже перестанете ходить друг возле друга кругами?

- Что ты имеешь в виду? - не поняла я.

- Думаешь, я ничего не вижу? У него же с первых дней крыша в твою сторону поехала. Да и у тебя на почве Властелина чердак шалит…

Стаканом все же пришлось пожертвовать.


Мне снилась какая-то чепуха: бабушка, перед смертью просящая не соваться в Моренск… незнакомая женщина, завораживающе глядящая нарисованными глазами с большого портрета… гонка по пустынным, темным коридорам, и готовый уже вот-вот нагнать меня Влас. Почему-то в моем сне у него не было лица. Его облик постоянно менялся, становясь все страшнее и страшнее. Злой колдун представлялся то в образе огромного черного пса, рычащего и готового в любую минуту вцепиться в отчаянно улепетывающую добычу, то давешнего зомби, то еще какого клыкастого чудовища. Пол под почему-то босыми ногами был холодный, бежать становилось все труднее и труднее, и вот он уже протягивает руку, хватает меня за край плаща, и меня накрывает темнота. Противная, вязкая, в конце концов прерывающаяся неожиданно резкими звуками, возникшими непонятно откуда.

Приподнявшись на локте, я огляделась. Внешне все спокойно. Правда, когда глаза наконец проснулись, я разглядела такого же напряженного ангела, нервно прислушивающегося к окружающей темноте. Причем, лицо у него было такое, что даже гнавшийся за мной во сне Влас удавился бы от зависти.

До нас доносились только обычные ночные шорохи. Где-то вдалеке протяжно завыл волк, через мгновение ему многоголосо ответили другие. От дороги послышался цокот копыт. В общем, ничего необычного. Хотя… по идее, за такой защитой мы не должны были ничего слышать. Вот леший!

- Быстро вставай и одевайся, - прошипел ангел, хватаясь за ханатту. - Только тихо!

- Что вообще происходит? - зашипела я в ответ. Но все же подчинилась.

- Защита пала. Подозреваю, что с минуты на минуту у нас будет гости.

Оставив пререкания на потом, я пулей вылетела из-под одеяла, впопыхах натягивая на себя верхнюю часть дорожного костюма и сапоги. Хорошо еще, что две нижние рубахи на ночь я не снимала, а то наверняка пропустила бы все самое интересное, сражаясь с добрым десятком крохотных эльфийских застежек.

- Идем! - поторопил меня Габриэль, устремляясь к двери. Я припустилась за ним и, когда ангел резко затормозил, налетела прямо на его спину. Ай-и-и-и! Каменная она у него, что ли?!

Он окинул меня тяжелым взглядом, и, не успела я опомниться, как мою возмущенно пискнувшую тушку буквально запихнули в теплый плащ. А я-то и забыла про него. Надо же, какие мы заботливые! С чего бы это, интересно? Не иначе как ему просто очень не хочется объяснять одному взбешенному Властелину, с чего это его Хранительница вдруг превратилась в ледышку. Ага, в буквальном смысле.

Едва вынырнув в темный коридор, мы услышали стук копыт. Совсем близко. Я выглянула в окно и поморщилась. Ну, вот они, гости. Накаркал! И что самое интересное, шестеро всадников въезжали во двор совершенно не таясь, как к себе домой. Интуиция мне подсказывает, что здесь что-то нечисто…

- И куда все подевались, хотелось бы мне знать? - проворчала я, крепко-накрепко вцепляясь в подоконник.

- Их усыпили, - пожал плечами Габриэль. - Среди наших гостей есть маг. Причем, не самый слабый. Вон, смотри, - он ткнул пальцем куда-то в темноту. Я послушно присмотрелась в указанном направлении, но, естественно, ничего, кроме непроглядной тьмы разобрать не смогла. Тоже мне, кошку нашел, в темноте видеть! Хотя… теперь я знаю еще об одной способности ангелов - видеть в темноте. Запомним.

Визитеры меж тем не дремали. Раздался оглушительный стук в дверь (ишь ты, вежливые какие!), после чего противный голос басисто потребовал:

- А ну отворяй, демоново отродье! Не то сами войдем, хуже будет!

И без того худое лицо ангела вытянулось.

- Это они про меня, что ли?!

Я нервно фыркнула. Не нравится мне это все, ой как не нравится. Послушать этих разбойников - а это были именно они, кто же еще среди ночи мог напасть на постоялый двор - так простаки-простаками. Ангела от демона не отличили - смех! А вот маг у них не абы какой, если уж сам Габриэль признал его "не самым слабым". Знаю я этого ангела, он расточать похвалы направо и налево не станет. Следовательно, я этому товарищу не соперник.

По-видимому, терпение не входило в список качеств, требуемых при приеме на должность разбойника с большой дороги, иначе как объяснить тот факт, что тяжелая дубовая дверь вылетела уже через несколько минут с оглушительным треском? А вместе с ним я услышала еще один звук, не намного приятнее, зато намного ближе.

М-да, похоже сегодня у меня просто удивительный день. Ну, или удивлятельный. Вторым звуком был треск рвущейся ткани, и тяжелый черный плащ ангела повис на нем клочьями, из-под которых плавно распахнулись крылья. Они были просто огромные, и в то же время легкие, по всей длине покрытые аккуратными черными перышками. Красота-а… Я не смогла сдержать восхищенный вздох. Ну вот, теперь я точно знаю, откуда у ангелов растут крылья!

А еще я узнала, каково это - летать на ангеле. Или с ангелом, не суть важно. Сильным взмахом крыла Габриэль разбил окно, осыпавшееся сотней осколков нам под ноги, обхватил меня за талию, и на глазах у изумленной, ощетинившейся мечами публики (это они так удивление выражают, ага) мы полетели. Ух, у меня аж дух захватило. Что, впрочем, мне не помешало краем глаза приметить отблеск металла.

Почувствовав под ногами твердую землю, я дернула Габриэля за крыло:

- Ну и чего мы здесь дожидаемся? Полетели быстрее отсюда.

И правда, другого места для приземления, кроме как под окном, украшенным перекошенными физиономиями разбойников, он не нашел.

- Еще чего! - фыркнул тот. - Уж как-как, а демоном меня еще не обзывали. Эти искатели приключений у меня на всю свою короткую жизнь запомнят, чем ангел отличается от демона.

Какие мы грозные! Мне даже самой захотелось узнать, чем…

- Осторожней, - я все же попыталась предупредить его. - У их главного есть смертоносный амулет.

Надеюсь, что только у него. Иначе выбраться отсюда нам будет очень и очень непросто.

Незваные гости тоже не собирались уходить с миром, и те из них, кто остался стоять у входа, уже неслись к нам. Габриэль легким движением крыла отпихнул меня в сторону и устремился им навстречу. Это с виду его крылья легкими кажутся, на самом же деле все обстоит с точностью да наоборот, так что я отлетела на добрых пять шагов и уже из сугроба высказала все, что думаю о всяких ведьмопротивных элементах, будь то разбойник или ангел.

Послышался тихий хлюпающий звук. Это один из разбойников до того рвался в бой, что абсолютно недооценил противника и сам (ну, почти) налетел на меч ангела. Что ж, одним меньше, - отстраненно подумала я. Второй не доставил ангелу такого удовольствия и предпочел подставить под удар меч. Он наносил довольно точные, сильные удары и, если бы противником был обычный человек, у разбойника были бы все шансы если не на победу, то хотя бы остаться в живых. Но ангелы намного превосходят по силе людей - это еще одно открытие, которое я сделала сегодня.

Я вот только одного не понимаю: зачем ангелу меч, если у него на спине, точно между крыльями, висит ханатта?

Габриэль с легкостью отводил удары противника. Казалось, ангел играет с разбойником, как кошка с мышью. Вот он делает выпад и наносит удар. Габриэль с легкостью принимает его на свой меч и, плотоядно ухмыляясь, отталкивает в полсилы. Но и этого достаточно: соперник вынужден отступить на несколько шагов. И так повторяется снова и снова. Нет, человеку ни за что не победить ангела. По крайней мере, в одиночку.

Впрочем, он и не собирался этого делать. К тому моменту, когда Габриэль окончательно припер врага к кирпичной клади забора, подоспели и остальные разбойники. Интересно, что это они так замешкались? Планировали очередную пакость?

Приглядевшись повнимательнее и произведя нехитрые подсчеты, я поняла, что так оно и было. Во дворе появилось еще три человека. Еще с одним развлекался ангел. Ах, да, один уже выведен из строя, надеюсь, пожизненно (в смысле, посмертно). И все равно кого-то не хватает. И я, кажется, уже догадываюсь, кого именно…

Ангел, кажется, даже обрадовался пополнению в стане врага и, радостно улыбаясь, развернулся к вновь прибывшим. И если вы думаете, что его улыбка была приятной, вы глубоко ошибаетесь. Лично у меня даже с учетом того, что она была адресована не мне, едва кровь в жилах не замерзла. Да уж, при желании этот ангел умеет быть "милым"…

На разбойничьих физиономиях отразились примерно те же эмоции, вскоре, впрочем, сменившиеся еще более кровожадным выражением. М-да, ребята попались не из слабонервных.

Вот теперь завертелся настоящий бой. Ритм был просто сумасшедший. Габриэль как-то умудрялся отражать атаки всех четверых, и не сказать чтобы ему это трудно давалось. Ангел двигался с плавной грацией огромного хищника, и все происходящее скорее напоминало замысловатый танец под завывания стали.

В конце концов, один из нападающих решил прервать это затянувшееся удовольствие и, пользуясь тем, что противник был занят подступившим со спины врагом, резко рванул вперед и попытался достать ангела. И правда достал, только лишь оцарапал. Габриэлю это ну совсем не понравилось, так что он по-простому засветил одному разбойнику рукоятью меча в лоб. И пока тот пытался сосчитать заплясавшие в глазах звезды, ангел сделал резкий выпад вперед, оказавшийся всего лишь ложным маневром, и ухватил одного из разбойников - между прочем, того самого наглеца - за ноги и раскрутил в воздухе, сшибая оказавшихся в пределах досягаемости врагов. Через мгновение верещащий ну совсем не по-мужски бандюга отправился в свободное плаванье, тьфу ты, полет, и приземлился в сугроб рядом со мной. Только ноги торчать остались.

Я тоже решила внести посильную лепту и обрадовала этого шумного товарища огненным шариком. Он мгновенно стих, только сидеть стало мокро.

Это меня и спасло. Не успела я отряхнуться от талого снега, как в то место, где секунду назад сидела я, врезался точно такой же шарик, только размером побольше. Попади он в меня, мокрого места не оставил бы, а так только забрызгал всю.

Руку мгновенно запекло появившееся кольцо. Опомнилось!

Подняв голову, я увидела стоящего в проеме выбитого окна мага. Это был уже не молодой мужчина. Пожалуй, это единственное, что я могу сказать относительно его возраста, такому могло быть как пятьдесят, так и сто пятьдесят. Его волосы уже местами украшали благородные седины, лицо казалось довольно умным, холодные голубые глаза глядели на меня с плохо скрываемым превосходством. А вот дорогая мантия из тяжелого черного бархата вряд ли могла принадлежать странствующему магу. Наверное, он смотрелся бы гармоничнее в интерьерах академии, чем в пасти разбитого окна. И чего ж его к разбойникам-то занесло?

Тем временем маг насмешливо поклонился мне - видимо, признал "коллегу" - и выпустил новый фаэрбол. Пришлось снова уворачиваться. Третий шарик оказался более умным, со встроенным заклинанием самонаведения. От такого просто так не увернешься, а играть в салочки я сегодня была не в настроении, так что пришлось платить той же монетой. Встретившись, наши заклинания со звучными хлопками рассыпались двумя снопами искр. Нет, этот колдун мне определенно не нравится.

Маг иронично приподнял брови и плавно слевитировал во двор. Магистр, не меньше, - решила я. Лично мне это ничем хорошим не грозило, при желании он сможет размазать меня по двору одним щелчком пальцев.

На его лице отразились примерно те же мысли, и в меня полетело первое заклинание. Настоящее заклинание, а не какой-то там шарик. Я даже рассмотреть его толком не успела, не то что понять. Но увернуться мне на этот раз удалось. Я резко отпрянула в сторону, но, не удержавшись на ногах, рухнула в снег, и уже из положения лежа наблюдала, как выпущенная магом колдовство врезается в стену и рассыпается, оставив на ней серьезную вмятину.

- Господин маг решил переквалифицироваться в разбойники? - поинтересовалась я, продолжая лежать на земле. - С чего вдруг?

- Платят больше, да и работенка поспокойнее, - хмыкнул колдун, выделывая хитрые пассы руками.

- Я буду жаловаться в гильдию, - пригрозила я.

- Да на здоровье, - отмахнулся он. - Ох уж эти привидения, вечно вы чем-то недовольны!

С его тонких пальцев сорвалось следующее заклятье. Я даже смогла разглядеть темный сгусток магии, явно попахивающей чернокнижием. Фу, гадость какая! И не задумываясь выставила перед собой щит. Заклятье врезалось в него и с хлопком развалилось, оставив после себя запах чего-то тухлого. Из груди вырвался полуоблегченный вздох: щит дрогнул, но устоял. Правда, руки у меня уже заметно дрожали, но это мелочи. Не зря я столько времени потратила на штудирование магической энциклопедии и тренировки!

Но давать передышки мне никто не собирался. Не успело первое заклятье исчезнуть, как в меня уже летело следующее. Вот же неугомонный! Так меня надолго не хватит. Я быстренько укрепила защиту и стала лихорадочно придумывать достойный ответ.

А вот это уже просто подло! Вместо того, чтобы наткнувшись на щит просто исчезнуть, как и положено всякому уважающему себя боевому заклинанию, оно налипло на него и повисло мертвым грузом, почти полностью закрыв мне обзор. Я инстинктивно вскинула руки, пытаясь хоть как-то избавиться от этой пакости да так и застыла. Вот же гадство! Да он же просто вытягивает мою энергию!

И если бы я хоть немного чувствовала свой резерв, то заметила бы это сразу. А этот гад просто стоял и смотрел. Еще и ухмылялся.

Через несколько минут перед глазами поплыли разноцветные круги. И чувство было странное, словно бы я служила проводником между этим магом и кем-то еще. Словно тоненький ручеек, соединяющий две полноводные реки. Я ощущала, как сквозь меня проходит чужая энергия. Бред! Этого просто не может быть. Совсем от энергетического истощения крыша едет.

Больше всего мне сейчас хотелось, чтобы он просто исчез, провалился сквозь землю и оставил меня в покое. Если бы все было так просто! Рука сама собой потянулась к карману, нашарила в нем холодную бляшку и извлекла ее на свет. В глазах было темно, так что открывать пришлось наугад. Я не особенно думала, что делаю, поэтому, когда с громкими хлопками, от которых закладывало уши, стали исчезать заклинания, для меня это было таким же шоком, как и для всех остальных.

Сил больше не осталось. Не знаю, сколько времени я пролежала, уткнувшись носом в снег, но, наверное, долго. Судя по тому, что маг больше не пытался угробить меня, ему было не намного лучше.

Кое-как поднявшись, я огляделась. Некогда ухоженный дворик выглядел так, словно по нему бешеный дракон прогулялся. Забор в нескольких местах был проломлен, фонтан больше не работал и русалка лишилась части хвоста, некогда аккуратненькие деревца и кустики были поломаны, а под ногами чавкало противное месиво из снега, грязи и крови. Но мое внимание привлекла аккуратненькая кучка пепла как раз на том месте, где еще недавно стоял маг. Где-то я уже это видела…

Габриэль куда-то исчез, зато разбойников, кажется, прибавилось. Похоже, за то время, что я приходила в себя, к ним подоспела подмога. По двору топталось еще с десяток мужиков самого недружелюбного вида (одни только зенки чего стоят!), и среди них я вычислила двух магов. Только этого мне еще не хватало!

Взгляд невольно зацепился за красные повязки, повязанные чуть повыше локтя у каждого из них. Это что, интересно, у них особый знак такой?

Заметив мои шевеления, разбойники заметно оживились и направились ко мне с мечами наизготовку. Впрочем, здесь были не только мечи. Я заметила несколько ножей разных форм и размеров, и даже один арбалет. Маги уже готовили заклинания.

Один за всех и все на одну? Боги, ну за что мне все это?!

Испугаться как следует мне не дал Габриэль, с которым я уже успела мысленно попрощаться. Подлетев сверху, он ухватил меня за шкирку и буквально выдернул из-под прицела мечей и заклинаний. Перекошенные морды уже приготовившихся напасть разбойников надо было видеть!

Приземлились мы неподалеку, в лесу. Вид у ангела тоже был потрепанный и ничуть не менее кровожадный, чем у разбойников. От верхней части его одеяния не осталось и следа, сапоги были измазюканы в крови (надеюсь, чужой), на правой руке и левом плече кровоточили неглубокие порезы, а несколько перьев на левом крыле держались на честном слове.

- Уходи, - коротко бросил он, собираясь взлетать.

- А ты? - опешила я. - Ты что, собираешься вернуться?!

- Ангелы либо уходят с поля боя победителями, либо не уходят вообще.

- Совсем рехнулся, - выдохнула я. - Я с тобой.

- Алекс меня убьет, если с тобой что-то случится.

Нет, я все-таки ему поражаюсь! Он не боится в одиночку сразиться с бандой разбойников, но готов на все, чтобы не вызвать гнев Властелина.

- Это все же лучше, чем если тебя убьют эти головорезы.

- От тебя все равно толку ноль, - сменил тактику этот защитничек. - Будешь только под ногами путаться. Спасай тебя потом.

В общем-то, он не далек от истины…

- Ну… я щиты ставить могу, - попыталась я убедить ангела в своей полезности. - И вообще, я ведьма, если ты вдруг забыл!

- Забудешь тут, как же! - буркнул он. - Значит, так: доберешься до Моренска, найдешь Алекса и расскажешь ему, что здесь произошло. - И раньше, чем я успела хоть что-то возразить, рявкнул: - Пошла вон!

Я уже говорила, что с некоторых пор совершенно перестала бояться этого ангела? Так вот, я очень сильно заблуждалась. Это просто он перестал меня пугать. А сейчас вместе с его рявком пришла такая волна угрозы, что я совсем сбрендила от страха и бросилась бежать не разбирая дороги.


Бежала я долго - и это притом, что я и бег вообще понятия несовместимые. Как оказалось, мне просто требовался подходящий стимул. Ага, в данном случае крылатый. Ну, я ему устрою! Погоди ж ты у меня!

А когда остановилась, сообразила, что понятия не имею, где нахожусь. Кругом был лес. Ни тебе дороги, ни указателя там какого. Оставалось только надеяться, что ангел хотя бы направление задал мне верное. А то с него станется… Тогда уже Алексу придется искать меня, но никак не наоборот.

Пока я тут проверяла свои бегательные рефлексы, успело наступить утро. Так что свой дальнейший путь, теперь уже осознанный, я продолжала при блеклом свете белесого зимнего солнца. Зато хоть на ветки больше не натыкалась, и то хорошо, а то я уже и так щеку где-то расцарапала. Про руки я вообще молчу - в свете всех ночных событий было как-то не до перчаток.

Усталости я почти не ощущала. И откуда только силы взялись? Обычно стоит мне немного поэксплуатировать свой организм, как тело тут же требует уложить его поудобнее и дать поспать. Ну не приспособлена я резво брать препятствие за препятствием, которые столь услужливо подсовывает мне судьбина в последнее время, что тут поделаешь. А тут после всех событий прошедшей ночи и сумасшедшей гонки по лесу, притом, отнюдь не по укатанной дорожке, я чувствую себя вполне бодренько. Наверное, мой многострадальный организм просто забыл, что у нас тут вроде бы как полное энергетическое истощение, и вообще мне сейчас положено пластом лежать, а не по лесу шляться.

А что, может и правда улечься? Я, между прочем, слабая девушка, хоть и ведьма, так что по законам жанра меня обязательно должен спасти кто-нибудь сильный и смелый. И почему это внутренний голос так ехидно нашептывает: "Не дождешься". М-да, так я здесь рискую до весны пролежать. Вывод один: все придется делать самой. Впрочем, как и всегда.

Для начала я попыталась настроиться на свою связь с Алексом. Получилось не сразу, все же магическое истощение где-то на заднем плане присутствовало, но все-таки получилось, что не может не радовать. Вот только результат был неутешительным. Единственным, что я смогла определить, был тот факт, что находится он далеко от меня. Может, я иду не в ту сторону?

Пришлось останавливаться и прислушиваться. Но и это ничем не помогло. Кроме обычных лесных звуков, к которым я уже успела привыкнуть, ничего слышно не было. Вот же леший! Ну почему у меня все никогда не бывает легко?

- Звали, госпожа ведьма? - послышался тоненький голосок откуда-то с боку.

От неожиданности я даже подпрыгнула. Наверняка опять думала вслух. Ну, надо же, какой "полезной" привычкой обзавелась! И вообще, что это за лешие пошли, только его помянешь, а он уже тут как тут?! Стоит, прислонившись к кряжистому стволу дуба, да меня разглядывает. Если б не обозвался, я бы его от этого ствола и не отличила.

На вид лесной дух казался даже моложе меня. Это ж надо, никогда не думала, что где-то можно встретить молодого лешего! Хотя, почему бы и нет… Не рождаются (или как они там появляются?) же они маленькими бородатыми старичками? Одежда его ничем не отличалась от одежды моего старого знакомого, а вот шевелюра имела цвет древесной коры, и вместо посоха лесной дух вертел в руках тоненький березовый прутик. Правда, с листочками, будто и не зима сейчас.

- Эм… - с трудом выдавила я. - Не совсем…

- Это как это?! - возмутился лесовик. - Разве не ты меня только что вспомнила?

- Ну, я, - пришлось признать мне. - Но я тебя не звала. Я… ругалась.

- А это уже мелочи. Лешего один раз вспомнили? Вспомнили. Вот и получите, как говорится, лешего, одну штуку.

Я не выдержала и прыснула. Похоже, лесовику просто скучно.

- Да на кой ты мне сдался, леший, одна штука?

- Это ты не скажи… - назидательно погрозил тонким пальцем лесной дух. - Никогда не знаешь, чья помощь тебе потребуется… ну, скажем завтра. Глядишь и я на что-нибудь да сгожусь.

Просто поразительное рвение. С чего бы это, интересно?

- Допустим, - я смерила его оценивающим взглядом. - Вот только на кой это надо тебе?

- Благотворительность, - пожал плечами леший. - Тем более, что мне это и самому выгодно. И вообще, знаешь как скучно быть лешим? Особенно зимой. Так что рассказывай, откуда ты взялась в моем лесу.

- На метле прилетела, - буркнула я.

- На тебя посмотреть, так это не самый безопасный способ передвижения, - хихикнул лесовик.

- Впрочем, если ты действительно хочешь помочь, проводи меня до городских ворот, - решила все же воспользоваться предложенной помощью я.

- А ты уверена, что тебе туда надо?

- Да вы что, сговорились все?! - возопила я. - Не хочешь помогать - и ладно, сама как-нибудь дойду!

Лесной дух укоризненно покачал головой и промолвил:

- Так и быть. Иди по этой тропинке, она тебя из лесу выведет.

Сказав это, он взмахнул своим прутиком, и передо мной зазмеилась хорошо протоптанная стежка. Я не удержалась от радостного возгласа. Оказывается, я шла в правильном направлении. Едва заметная тропка уходила вперед и терялась среди заснеженных деревьев. Ну вот, одной проблемой меньше!

- Могла бы и спасибо сказать, - окликнул меня леший.

Ой! А я-то про него уже и забыла.

- Спасибо, - крикнула я ему, обернувшись через плечо.

- Осторожнее там!

Теперь дело за малым: просочиться в Моренск и разыскать Алекса. А потом Властелин что-нибудь придумает. Не знаю, что такого важного ему может рассказать этот его знакомый, но Габриэль в любом случае важнее. Тоже мне, герой нашелся! Повоевать ему приспичило! А мне тут бегай по лесу, колдуй из последних сил, а потом еще и с Властелином объясняйся. Ну, все, если этого паршивца крылатого разбойники не прибьют, его прибью я. Ага, а потом выучу некромантию, воскрешу и еще раз прибью. Пугать он меня вздумал!

Надо срочно с этим что-то делать. Например, учиться ставить ментальные щиты. Наконец-то, первая здравая мысль за сегодня! Вот выдастся относительно спокойная минутка, и я об этом обязательно подумаю. А сейчас есть и более насущные проблемы.

Вот, например одна из них, и, пожалуй, самая главная: нужно как-то миновать стражу и попасть в город. Вдобавок ситуация осложняется еще и тем, что после всей этой ночной беготни выгляжу я далеко не лучшим образом. Да и денег на пошлину у меня нет. Сильно сомневаюсь, что нынче в Моренск пускают за спасибо.

За своими мыслями я не сразу заметила, что лес давно остался у меня за спиной, а заметив, резко остановилась. Зря я так сразу высунулась, следовало сначала придумать хоть какой-то план. Я в задумчивости потопталась на месте и даже обернулась, решая, а не вернуться ли мне в спасительную лесную гущу, но быстро бросила эту идею. Во-первых, тропка, по которой я шла, словно растаяла, и ничто больше не напоминало о ее существовании. А во-вторых, маявшиеся у ворот стражники уже начинали любопытно коситься в мою сторону. Желающих попасть в стольный град с утра пораньше было не много, так что блюстители порядка вполне могли себе позволить полусонно глазеть по сторонам, чтобы хоть как-то скоротать время до утренней смены караула.

И конечно же, моя скромная и довольно потрепанная персона уже успела привлечь их бдительное внимание.

Что ж, отступать поздно, да и некуда.

Я решительно двинулась вперед, гордо расправив плечи, напустив на себя самый независимый вид и стараясь трястись как можно менее заметно. В конце концов нечто подобное я уже делала, и раз это прошло с Рогендой и Лео, значит вполне может сработать и с городской стражей. Была не была!

Приблизившись к высоким (ну, это если не сравнивать с активированной границей долины) городским стенам из серого камня, я выжидательно смерила стражников презрительным взглядом. Подозреваю, это все же не главный въезд в город, иначе даже в столь ранний час здесь было бы куда оживленней.

- Чего тебе, оборванка? - лениво поинтересовался тучный стражник с красной мордой.

Признаться, сперва я опешила. Нет, конечно, я не настолько наивна, чтобы надеяться, что передо мной вот так запросто распахнут ворота да еще и счастливого пути пожелают, но… Но уже через мгновение растерянность сменилась холодной решимостью.

- Брысь с дороги! - прошипела я, устремляясь к воротам. Перед моим носом мгновенно скрестились копья.

Дальше мои мысли просто перестали успевать за действиями. Короткий взмах рукой, волна голубоватого света, и мой внешний вид был приведен в порядок. Даже царапина на щеке, и та зажила. Еще один презрительный взгляд на стражей порядка на сей раз возымел куда большее действие.

- Простите, ваше магичество, не признал! - ошалело выдохнул стражник.

- Да и знаков гильдии на вас нет, - поддержал его напарник.

Вот так-то лучше!

Когда створки ворот сомкнулись у меня за спиной, я, послав к лешему все приличия, рванула со всех ног подальше отсюда, пока они не передумали. Попетляв по улочкам и окончательно заблудившись, я остановилась у небольшого аккуратненького домика из белого кирпича, чтобы отдышаться, а заодно и подумать.

Итак, я в Моренске. Теперь остается только разыскать Алекса. Знать бы еще, где его искать. Где, где… Да в королевской тюрьме! Так, задача упрощается…

А я все же не безнадежна. Это ж надо так колдовать, когда резерв на нуле! И исцелять я себя, оказывается, умею, а это не каждому магистру под силу. Других - сколько угодно, а себя нет. Что же это получается? А получается, что что-то здесь нечисто. Ну, не может такого быть. Просто не-мо-жет. Не может девчонка-недоучка колдовать на таком уровне. Хотя, возможно это как-то связано с тем, что я стала Хранительницей. Ведь раньше за мной такого не водилось.

Что ж, с этим мне еще предстоит разобраться, а сейчас надо срочно искать Властелина.

Когда мое дыхание наконец выровнялось, я попыталась настроиться на нашу связь. Это мне удалось на удивление быстро, так что уже через несколько минут я смогла определить направление, в котором мне нужно двигаться.

В пребывании в большом городе тоже нашлись свои плюсы - например, тот факт, что никто ни на кого не обращал внимание. Чувство было такое, будто я оказалась в центре огромного муравейника. Люди и нелюди шли по своим, без сомнения очень важным, делам. То и дело с криками "Посторонись!" мимо проносились всадники, а то и кареты, с пестрыми флагами, гербами и прочими знаками, о которых я не знала ровным счетом ничего.

Меня словно вела невидимая нить. Впереди, уже совсем недалеко, маячила долгожданная цель, и все окружающее для меня сейчас просто не существовало. Просто удивительно, что мне еще удавалось чувствовать Алекса, учитывая, что весь город сливался в огромный и разноцветный сгусток магии. Она была везде: бытовая, иллюзорная, высшая, боевая и даже темная. Впрочем, выделить из этой какофонии что-либо одно было просто немыслимо.

По-видимому, проблема с канализацией здесь была решена более цивилизованным образом, нежели в Старинске, потому как улицы были чистыми, да и за все время, что я искала Алекса, никто так и не попытался слить мне на голову помои. Пожалуй, если бы тогда на моем пути не встретилась Боллата, я бы поселилась в Моренске. Думаю, тетушка Нилисса не вышвырнула бы на улицу несчастную сиротку.

Я миновала еще несколько улочек, парк с заснеженными деревьями и изящными фонтанами, благодаря магии, прекрасно работающими даже зимой, протолкалась через базарную площадь, и поняла, что осталось совсем немного. Еще один поворот, и я очутилась на Дворцовой площади. И все мои двигательные рефлексы ушли в бессрочный отпуск. Я застыла и принялась с удивлением разглядывать открывшийся вид.

Дворцовая площадь являла собой поистине грандиозное зрелище, способное поразить любого, кто попал сюда впервые. В центре площади находилась статуя "мудрейшего из ныне живущих", как писали в учебниках по истории, - короля Белтании Феликса Шестнадцатого. Судя по ней, это был пухленький дядечка средних лет с добрыми голубыми глазами и аккуратной седой бородкой. Рукотворный монарх благодушно улыбался, окидывал хозяйским взглядом свои небольшие владения и поминутно салютовал шпагой.

Оставшуюся часть площади занимали, располагаясь по четырем ее сторонам, белоснежный королевский дворец с семью башенками, ратуша, шпиль которой дотягивался едва ли не до облаков, главный белтанский Храм и резиденция Гильдии, которая, впрочем, давным-давно пустовала, так как маги перебрались в Акрис, поближе к Академии.

Все эти чудеса архитектуры были построены еще в древности, когда все расы жили бок о бок. По крайней мере, так пишут все в тех же учебниках истории, прочитанных мной в Боллате. И именно из-за них, да еще из-за Академии, Белтания множество раз была вынуждена отбиваться от соседей, позарившихся на соседское добро. Но войны давно закончились, а враги превратились, если не в друзей, то, по крайней мере, в союзников.

Сбросив с себя оцепенение, я начала лихорадочно соображать, в какую сторону идти дальше. По всему выходила, что Алекс где-то здесь, вот только на площади толпилось столько народу, что легче будет отыскать иголку в стоге сена, чем отдельного человека в этой толпе. Или это мне с непривычки так кажется. Я в срочном порядке приказала себе взять себя в руки и даже уже начала шептать поисковое заклинание, как смутно знакомый голос прервал мои практические занятия:

- Ксения?!


Я помянула лешего уже, наверное, раз десять, но он, хвала богам, даже не подумал появиться. Нет, ну это ж надо было так попасть! Из всех жителей Моренска мне надо было встретить именно ее. И это на площади, буквально кишащей народом. Конечно же, такое могло произойти только со мной!

Стоит ли говорить о том, что тетушка Нилисса не дала мне и рта открыть, подхватила под белы ручки и буквально приволокла домой. А когда мне наконец дали возможность высказаться, я уже сама передумала. Все равно ведь сказать нечего. Врать мне совсем не хотелось, а говорить правду хотелось еще меньше.

Зато меня накормили завтраком. Только оказавшись за столом я обнаружила, что ощутимо проголодалась, так что теплые булочки с молоком оказались очень даже кстати. Там же я впервые увидела сына тетушки Нилиссы Дана. Раньше он учился в Академии, там же и жил, так что в редкие наши с бабушкой визиты мне так и не довелось с ним познакомиться. Как и с его отцом, который почти все время жил в Акрисе, потому что состоял в правлении Гильдии и даже, насколько я помнила из бабушкиных рассказов, входил в Совет двенадцати.

И не скажу, чтобы я об этом сильно жалела. Дан был изящным блондином с ясными голубыми глазами, и в прежние времена, наверное, я бы даже посчитала его симпатичным. Если бы вдруг ослепла и не разглядела надменное и даже чуть брезгливое выражение его лица.

Пока я щипала булку и прихлебывала молоко, тетушка буквально осыпала меня вопросами. Видно, очень уж ей было любопытно, куда это я запропастилась на целый год после смерти леди Ариадны. Но объяснять мне так ничего и не пришлось, потому что у Нилиссы оказалась странная манера самой отвечать на свои собственные вопросы. Так что достаточно было просто кивать в нужных местах. Дан, развалившись на стуле, открыто разглядывал меня. И судя по его взгляду, я ему не очень-то нравилась. Он мне тоже.

Когда трапеза была окончена, меня проводили в выделенную мне комнату. Комната мне понравилась: просторная, светлая, выдержанная в голубых и белых тонах. Она навевала ощущение уюта и тепла. А вот в брошенном напоследок проводившей меня служанкой неприязненном взгляде последнего уж точно не наблюдалось. Из чего я окончательно сделала вывод, что мне здесь не особенно рады.

Ну и леший с ними! Не особенно и хотелось.

Я завалилась на кровать, сыто потянулась и стала думать, как жить дальше. Ни страха, ни раздражения не было. Даже легкой досады не наблюдалось. Скорее наоборот, мне было так спокойно… как будто все это когда-то уже было.

Может быть, не со мной…

Тряхнув головой, я отогнала наваждение. Некогда мне с ума сходить, тут хоть бы с уже существующими проблемами управиться.

Но придумать, как именно я буду это делать, я не успела. Дверь тихонько приоткрылась, и в нее просунулась тетушкина голова.

- Не помешаю? - вежливости ради поинтересовалась она и как обычно сама ответила: - Конечно же, нет. Ты еще не успела уснуть.

Гм… а должна была? - удивилась я и неожиданно для себя широко зевнула. Тетушка Нилисса наконец определилась с топосом и перешагнула порог.

- А я бы тебе посоветовала хорошенько выспаться - вечером тебя ожидает сюрприз, - проворковала она, нервно кусая губы.

- Какой еще сюрприз? - всполошилась я. Что-то мне упорно подсказывало, что от этого дня ничего хорошего ждать уже не следует.

- Грандиозный, - загадочно проронила тетушка и, слизнув с покусанной губы красную капельку, скрылась за дверью.

Мои пальцы выбили нервную дробь по мягкому покрывалу. Что-то мне это совсем не нравится. Нет, конечно, в другое время я была бы совсем не прочь здесь погостить, но сейчас… Тем более, что меня не покидает предчувствие, что судьба, потирая руки, готовит мне очередную подлянку.

Я встала и принялась вышагивать по комнате взад-вперед - так думается легче. Может, мне через окно выбраться? Конечно, второй этаж, но зато максимум несколько синяков и одной проблемой меньше. А потом, когда наконец наступит спокойная жизнь, я бы попросила Алекса съездить в Моренск в целях налаживания родственных связей.

Окно выходило на площадь. Ту самую, Дворцовую, кишащую людьми. Разочарованный вздох вышел каким-то уж слишком разочарованным. Этот выход можно отмести сразу: девица, вылезающая из окна дома знатной горожанки, будет выглядеть уж слишком подозрительно. Чего доброго, еще за воровку примут. И в темницу оттащат, вот только боюсь не королевскую.

Я фыркнула и решительно направилась к двери. В конце концов, я здесь что, пленница? Вот уж нет, я свободная ведьма, Хранительница, между прочем, так что, куда хочу - туда иду.

О том, почему мне так просто удалось вспомнить, где здесь находится выход, я предпочла не думать. Оно мне сейчас надо? Правильно, не надо. Внутреннюю ревизию можно отложить и на потом, если это загадочное "потом" когда-нибудь наступит. Мне беспрепятственно удалось миновать два коридора, спуститься на первый этаж и даже пересечь холл. Проблемы начались у самого выхода.

По-видимому, этого толстенького старичка, преградившего мне выход, просто забыли предупредить о моей свободе передвижений. Потолкавшись немного в дверях, я сообразила, что так просто он меня не выпустит и, привалившись к стене, устало пригрозила:

- В крысу превращу.

- Зря стараешься, - слуга наградил меня убийственным взглядом. - Я сам маг.

- Выпусти меня, а? - насколько могла жалобно попросила я. - Я же вижу, что все, кроме тетушки Нилиссы не слишком-то рады моему присутствию, - и чуть помедлив, добавила: - Мой друг попал в беду. Ему нужна моя помощь.

В то, что Габриэлю действительно нужна чья бы то ни было помощь, я не слишком верила. Скорее она сильно понадобится тем самоубийцам, которые отважились связаться с этим ангелом. Но все равно было неспокойно.

- Чему тут радоваться, - выплюнул слуга, - если ты…

- Ксения, что ты здесь делаешь? - тетушка не дала ему закончить, и я так и не узнала, чем же успела им всем насолить.

- Пытаюсь уйти.

Ответом мне был слегка удивленный взгляд.

- Как говорится, пора и честь знать, - это, конечно, наглость, но мне все равно.

Она снова прикусила губу и тихо проговорила:

- Ты остаешься.

Мой выдох скорее напоминал шипение разъяренной змеи.

- Ларргос, проводи леди Ксению в ее комнату, - распорядилась тетушка и чуть погодя добавила: - Думаю, к вечеру ты передумаешь…

- Не дождетесь, - отозвалась я, просто потому, что хотела оставить последнее слово за собой.

Меня бесцеремонно запихали все в ту же комнату. Да уж, похоже, после смерти бабушки здесь многое поменялось. Высказав закрытой двери все, что думала по этому поводу, я немного успокоилась.

Я выберусь отсюда, даже если мне придется разнести к лешему весь дом. И найду Алекса. И Габриэля. И того гада, из-за которого мне приходится все это терпеть, будь он хоть трижды Влас. И вернусь домой…

Вот только сидя на месте проблем не решить. Так, значит, через парадный вход я не выйду. Ну и ладно, должен же у них быть отдельный выход для слуг. Хотя, там заботливая тетушка тоже могла кого-нибудь поставить… Но этого я не узнаю, пока сама не проверю.

На цыпочках я подкралась к двери и осторожно выглянула в коридор. Он был пуст. Стараясь создавать как можно меньше шума, я отправилась на поиски выхода. Так, теперь главное никому не попадаться на глаза, а то, боюсь, в следующий раз эскортированием в комнату дело может и не кончиться. Еще запрут чего доброго. Хотя, странно, что уже не заперли…

Прежде чем в очередной раз свернуть, я замерла на мгновение, прислушиваясь. И не зря. Из соседнего коридора донесся тихий голос тетушки - если бы специально не прислушивалась, ни за что бы не услышала.

- Я ее опоила сонным зельем за завтраком. Так что до вечера создавать проблем она не должна.

А! Так вот почему меня не стали запирать. Я прислушалась к себе, но даже несмотря на вся мои злоключения и бессонную ночь, сна не было ни в одном глазу.

Выглянуть, чтобы разглядеть ее собеседника я не рискнула.

- Вы уверены, госпожа? - спросил странно знакомый мужской голос.

Впрочем, все в этом доме было мне странно знакомо, будто бы я уже была здесь. И не просто останавливалась на несколько часов, а жила долгое время.

- Да, но ты все равно поспеши. А я на всякий случай проверю, как она там, и займусь приготовлениями к вечеру. Все должно пройти идеально.

Как мне удалось добежать до комнаты, не замеченной и не услышанной никем, для меня осталось загадкой. Но главное, что все-таки удалось. И когда тетушка осторожно приоткрыла дверь, я уже лежала на кровати, изображая спящую, и старалась дышать как можно ровнее. Нилисса недолго постояла на пороге, потом подошла ко мне, склонилась и провела дрожащей прохладной рукой по моим волосам. Какая забота! - ехидно фыркнула я про себя. Интересно, что же вы, такие заботливые, собрались сделать с бедной Ксенией?

Пока я справлялась с внезапно накатившей волной раздражения, тетушка удалилась, осторожно прикрыв за собой дверь. Получалось плохо. Как же я ненавижу, когда моей жизнью пытаются распоряжаться без моего ведома! Знать бы еще, зачем я им понадобилась…

Недолго выждав для порядка, я буквально выпала в коридор. В считанные секунды повторила свой недавний маршрут и спустилась на первый этаж. Так, если мне не изменяют мои умственные способности, еще один выход должен находиться на кухне или где-то рядом с ней. Не будет же челядь поминутно мозолить глаза господам, занимаясь своими хозяйственными делами.

До заветной цели оставалось всего ничего, когда прямо перед моим носом распахнулась одна из выходивших в околокухонный закуток дверей, и из нее вынырнула худенькая девочка. Сгорбившись под тяжестью корзины, которую она тащила в руках, служанка проковыляла в сторону кухни. Я инстинктивно вжалась в стену, изо всех сил стараясь слиться с оной, но служанке и так было не до меня.

Я уже собиралась вздохнуть с облегчением, когда стена под моей спиной начала коварно проседать…

Вот же леший! Это была дверь, причем какой-то растяпа закрыл ее неплотно, вот она под моим весом и отворилась (больше я эльфийского шоколада не ем!). До этого открытия я дошла опытным путем, пересчитав все ступеньки, ведущие в подвал (насколько я понимаю, в конце полета я оказалась именно там).

Больно приземлившись на пятую точку, я повторила одну из фраз, услышанных от Габриэля в момент его особой кровожадности. Благодаря бабушкиному воспитанию, которое еще не успело совсем уж стереться из моей памяти под влиянием некоторых особо мерзопакостных, но все равно милых сердцу личностей, только про себя. Но мне хватило.

Злокозненная дверь тем временем благополучно закрылась, погрузив и без того не особо светлое помещение в непроглядную темноту. Я задумчиво потерла особо пострадавшую часть тела, потом все-таки решилась подняться, но в темноте наткнулась на что-то большое и шероховатое на ощупь и на радостях сотворила пузатого светлячка. М-да… здесь кто-то, кажется, говорил об энергетическом истощении?..

На первый (как, впрочем, и на все последующие) взгляд, подвал был как подвал. Большое пыльное помещение, куда обычно складируют всякую рухлядь - авось на что-нибудь да сгодится. Старая мебель разной степени поломанности, пара пыльных гобеленов, надтреснутое зеркало, несколько сундуков со старой одеждой, старые книги, сваленные в кучу прямо на полу, несколько довольно неплохих мечей и пяток вполне приличных картин. Но меня привлекла одна.

Портрет стоял ровно посредине подвала. Это его я нащупала в темноте. Чья-то заботливая рука прислонила его к старому массивному креслу, чтобы не упал. Толстый слой пыли мешал толком разглядеть, что же там изображено, но странное чувство, будто я встретилась со старым знакомым после долгой разлуки, заставило меня действовать. Я выудила из сундука чье-то старое платье и принялась стирать им пыль с картины. Когда облако поднятой мной пыли наконец осело, а я вволю отчихалась, мое внимание снова обратилось к холсту.

Там царствовала ночь. Единственным светлым пятном на картине был краюшек луны, еще не успевший скрыться за мохнатыми ночными облаками. Да еще белоснежная кожа девушки, глядевшей на меня с портрета нарисованными глазами. Незнакомка сидела не большом камне, на ее коленях лежал изящный черный меч с фиолетовыми рунами по острию, а на плече гордо восседал большой черный ворон. Она была идеально красива какой-то странной, холодной, даже немного мрачной красотой. Фиалковые глаза, копна длинных черных волос, которые слегка развевал легкий ветерок, длинное черное платье, облегающее тонкий стан и чуть трепещущее на ветру… которым, кажется, я только что вытирала пыль с портрета…

Нарисованные глаза меня заворожили, надолго лишили способности двигаться. Я стояла, бессмысленно глядя в них, пытаясь сконцентрироваться на чем-то очень важном, постоянно ускользающем от меня. Казалось, это тянулось целую вечность…

Вернули меня в реальность негромкие хлопки в ладоши.

- Та-ак, - на верхней ступеньке лестницы стоял Даник и гадостно ухмылялся. - Похоже, воссоединение семьи состоялось. Тебя поздравить?

- Себя поздравь, - прошипела я. Что ж за день-то такой, в третий раз сбежать не удается!

- Считай что уже. Так чем, говоришь, ты здесь занималась?.. - поинтересовался он, спускаясь.

- Приобщалась к прекрасному.

- А может, строила планы, как бы слинять отсюда по-тихому?

- Может. - Отпираться было глупо.

- Хочешь, помогу? - неожиданно предложил он.

Ага, нашел дуру!

- Сама как-нибудь справлюсь. Ты главное не мешай.

- Ну-ну, - фыркнул он. - Только ты не забудь, что время-то идет. Матушка уже пошла тебя будить, так что скоро она обнаружит пропажу любимой племянницы и поднимет на уши весь дом. Удачи, - Даник развернулся и направился к лестнице.

Боги, сколько же я проторчала здесь?!

- Стой!

- Неужто передумала?! - изумился этот паршивец.

- А у меня есть выбор? - обреченно спросила я.

- Выбор есть всегда, - патетично заметил он и принялся за дело. Тяжеленный дубовый шкаф, до этого момента стоявший у стены, был отодвинут в сторону (впрочем, Даник даже и не подумал к нему прикасаться, он все так же продолжал стоять с брезгливым видом, неспешно выводя руками незамысловатые пассы), за ним обнаружилось узенькое оконце, прикрытое тоненькой дощечкой, которая при встрече с простеньким фаэрболом разлетелась щепками.

- Вперед, - скомандовал "спаситель". Я медлила, пытаясь сообразить, в чем здесь подвох.

- А я в него точно пролезу? - усомнилась я, поглядывая на узенькое оконце.

- Если хочешь, можем подождать, пока похудеешь, - язвительно предложил он. Я еще раз покосилась на оконце, прикинула свои габариты и решила, что должна пролезть.

Впрочем, спасительный выход находился достаточно высоко, примерно на уровне моих плеч, а я девушка не спортивная, руки у меня слабые, так что подтянуться с первого раза мне не удалось (как, впрочем, и со второго, и с третьего). А противный Даник даже и не подумал мне помочь.

- Подсади меня, - наплевав на гордость, попросила я, временно прекратив свои попытки, чтобы отдышаться.

- Еще чего, - фыркнул он. - Я и так за тебя большую часть работы сделал.

- Ну и спасибо тебе за это!

Я снова ухватилась за подоконник и попыталась запихнуть на него свою тушку. Находись мы наверху, это не составило бы особого труда, а здесь приходилось тянуться вверх, что особых успехов моим жалким потугам не прибавляло. Пришлось подтянуть к стене стул.

- Вот только этого не надо, - скривился Даник. - Я что, похож на идиота, который станет помогать кому-то за просто так? Ну уж нет, дудки! Во-первых, меня самого не прельщает вероятность терпеть в своем доме примазавшуюся родственницу, во-вторых, если кто увидит нас вместе - я со стыда сгорю, и в-третьих, ты теперь моя должница, а свои долги я привык изымать с процентами. Так что давай, выметайся отсюда!

Ну, высокомерный паршивец, я тебе еще устрою! Я тебе покажу примазавшуюся родственницу! От обиды у меня даже сил прибавилось, и я таки смогла преодолеть расстояние до окна и наконец оказалась на свободе.

- А кто это, там, на портрете? - спросила я, лежа прямо на мостовой и заглядывая в подвал через оконце.

Даник поморщился при виде меня, но все же ответил почти нормальным тоном:

- Твоя мать, в молодости.

Логично, учитывая, что старость для нее так и не наступила.

И добавил:

- Сгинь, нечисть!

Я еле успела вынырнуть из окна, дабы не быть придушенной задвигающимся на место шкафом. Ну, родственничек, попадешься ты мне еще! Немного отдышавшись и придя в себя, я собралась было встать, но наткнулась взглядом на учтиво протянутую мне руку. Как кстати!

Пальцы правой руки мгновенно обдало жаром, всю ладонь пронзила острая боль, и я с нарастающей паникой наблюдала, как из-под кожи медленно проступает золотистый ободок.


Покидая Моренск в последний раз, Алексэрт готов был поклясться, что больше сюда не вернется. Уж слишком много "приятных" воспоминаний жило здесь. И вот сейчас, спустя целую жизнь, он шел по Дворцовой площади, равнодушно глядя по сторонам.

В общем-то ничего особенно и не изменилось. Кажется, даже через тысячу лет этот город останется в точности таким, каким он его запомнил. Все те же величественные здания, все те же напыщенные горожане, все та же атмосфера… Изменился только он сам: полстолетия назад, преследуемый Тайной Магической Службой, столицу покидал Лекс, а сегодня утром через главные городские ворота в город вошел Алекс.

Королевская темница располагалась в подземельях пустующего здания Гильдии. Она появилась не так давно, после последних маговских разборок. Среди тех, кто поддерживал Власа, оказалось, как ни странно, немало представителей старинных знатных родов, и их надо было куда-то девать. Таких ведь просто так не повесишь на площади святого Фотилия. Вот Гильдия для них и выделила часть давно стоящей без дела резиденции. И отлученные от магии предатели обжили магические застенки.

В том, что ему удастся попасть внутрь, Алекс ни минуты не сомневался. Во-первых, он все еще оставался (чисто формально, разумеется) членом Гильдии. И плевать, что в течение многих лет от него в казну Гильдии не поступило ни медяка, и что его место во время всех заседаний Совета неизменно остается пустым, - сообщество магов на все продолжало смотреть сквозь пальцы (наверняка, здесь не обошлось без трогательной заботы Магистра Измира). А во-вторых, он являлся главой одного из старейших родов Белтании. Впрочем, это только звучит так пафосно. На самом же деле, с некоторых пор весь этот так называемый "род" и состоит из него одного.

Хотя нет, теперь есть еще и Ксения. Когда Алексэрт отдал ей свое родовое кольцо, он тем самым сделал ее частью своего рода. Вот только вряд ли она об этом догадывается. И, если уж быть до конца честным, сделал он это вовсе не потому, что выбора не было. Просто в тот единственный День Согласия он как никогда четко осознал, что Властелин без Хранительницы калека. Пора было положить конец этому заточению в одиночестве и боли и вылечить наконец исковерканную душу.

В любом случае заночевать пришлось бы в городе, поэтому можно было особенно не торопиться. Так что, прежде чем отправиться "восстанавливать старые связи", Властелин решил заглянуть на постоялый двор.

Сегодня ему явно везло - в первом же заведении, встретившемся на его пути, оказалась свободная комната. По словам хозяина, единственная. Такое в Моренске случалось редко. Чаще приходилось битый час шататься по городу, и, в конце концов, ночевать в какой-нибудь дыре. Конечно, можно было остановиться в своем собственном доме, но… Короче, эту комнатку можно было считать большущей удачей, вот только Алекса это совсем не порадовало. По собственному опыту он знал, что судьба, как правило, кредитов просто так не дает, тем более что свой кредит удачи он давно уже вычерпал до дна.

Денек выдался погожий, так что весь короткий путь от постоялого двора, неброско именовавшегося "Перецветом" (ни тебе "золотого", ни еще какой пафосной чуши, что, впрочем, вполне соответствовало антуражу), до Дворцовой площади вполне мог стать приятной прогулкой, если бы не его конечная цель.

И вот здесь короткому везению пришел конец. Едва ступив на площадь, Алекс понял, что планы меняются, и сегодня в темницу ему не попасть. По крайней мере, в качестве визитера. Просто именно сегодня (другого времени конечно же не нашлось!) верховный храмовник королевства Белтания (основательно покопавшись в памяти, Алексэрт так и не смог вспомнить ни его имени, ни полного звания) пожаловал в королевскую темницу с проповедью. Алекс еще с детства помнил, какими нудными и долгими были его речи, и примерно с тех же времен их, мягко говоря, терпеть не мог. И в Храм ходил только когда отвертеться не удавалось. Впрочем, ему удалось сделать это раз и навсегда, поступив в Академию.

Ничего не оставалось, кроме как вернуться на постоялый двор. И как можно быстрее, дабы не наткнуться на кого-нибудь из старых знакомых, встречаться с которыми у Властелина не было ни малейшего желания. Одного магистра Измира было более чем достаточно. Тем паче, что скоро их ждет новая встреча. Так что проще было где-нибудь отсидеться, что он и сделал.

Но спокойно все равно не получилось.

Алекс уже собрался уснуть, когда ему вдруг показалось, что с Ксенией что-то не так. Всего на одно мгновение, но этого оказалось достаточно, чтобы весь сон выветрился. Резко приподнявшись на локте, он попытался настроиться на их связь. Получилось неважно: точно определить удалось лишь что она жива, плюс примерное расстояние между ними.

Властелин устало откинулся на подушку, закрыл глаза и сделал несколько глубоких вдохов, безуспешно пытаясь унять сердцебиение. Больше связь не бунтовала. Тем более, с ней остался Габриэль, а он не допустит, чтобы с Хранительницей что-нибудь случилось. Хотя, с ней вполне могла случиться она сама. Тут уже никакой Габриэль не поможет. Иногда у Властелина создавалось впечатление, что у девчонки совсем в голове пусто. По крайней мере, понять логику отдельных ее поступков ему пока что не удавалось. Ну, вот, например, за каким лешим ей понадобилось сбегать из Боллаты и тащиться вслед за ним неизвестно куда?

Может, это просто крепнет их связь? Вот ему и чудится всякое.

Уснуть ему удалось только под утро. Да и то ненадолго. И пробуждение отнюдь не было приятным.

Спросонья он вообще не понял, что происходит. По телу струилась магия - такое знакомое, но давно забытое чувство. Губы дрогнули в легкой улыбке. Взгляд упал на ладонь, ожидая увидеть там круглый комочек света… Конечно же, его там не было.

И тут до него дошло. Ксения!

Связь буквально взбесилась. Алекс тоже. Теперь уже он не сомневался, что случилась очередная гадость. И как назло именно тогда, когда его нет рядом! Властелин в беспомощной ярости метался по комнате, точно дикий зверь в тесной клетке. Сделать он ничего не мог - выбраться из Моренска ночью было невозможно.

Впрочем, на этом радости жизни не закончились. В тот момент, когда разум окончательно уступил место инстинктам, тело словно прожгла сотня раскаленных молний, и Властелин с глухим рыком повалился на пол.

Очнулся он ближе к обеду - по крайней мере, ленивое зимнее светило было уже высоко - и долго лежал неподвижно, пытаясь понять, что же с ним произошло. Малейшее движение отдавалось резкой болью. Потом попытался по привычке помянуть лешего, но из пересохшего рта не вырвалось ни звука. Попытка облизать сухие губы принесла новую неожиданность - две пары длиннющих и невероятно острых клыков, о которые он не преминул пораниться.

Это еще откуда?!

Пришлось вставать и брести к зеркалу. Отражение, и без того редко радовавшее, особенно по утрам, сегодня вообще решило добить хозяина и нахально щерилось полным комплектом новых "зубок".

- Какого лешего?! - потрясенно выдохнул Властелин, вопросительно глядя в зеркало. Отражение, естественно, ничего объяснять не стало.

Алекс склонился над тазиком и принялся плескать на лицо водой, пытаясь смыть, насколько это возможно, следы прошедшей ночи. А потянувшись за полотенцем заметил еще одну метаморфозу - тонкое темное кольцо на безымянном пальце, испещренное древними символами. Рука так и зависла на полпути…

- М-да… - смог, наконец, выдавить он через несколько минут. И еще через несколько добавил: - Она меня убьет!

Ксения! Сердце уже собралось рухнуть куда-то вниз, но передумало. С ней все в порядке. Откуда он это знает, Алекс не мог объяснить даже самому себе, но этого и не требовалось.

Их связь тоже изменилась. Многократно усилилась. Чувство было такое, будто между ними живую молнию натянули. Невероятно!

Да уж. В своем магическом прошлом он бы решил, что окончательно лишился рассудка, но сейчас… Сейчас были более важные дела.

Скоро он поймал себя на том, что клыки стали мешать гораздо меньше. Привык, что ли? Алекс философски пожал плечами. Собственная внешность его хоть сколько-нибудь начинала интересовать только в День Согласия, когда надо было соответствовать званию Властелина. В остальное же время ему было глубоко наплевать, что там торчит у него изо рта. Пусть хоть звезда во лбу засияет, ему все равно.

Вот только Ксения… Он с силой захлопнул за собой дверь и устремился к выходу.

Первым в списке неотложных дел все так же оставалось посещение королевской темницы - не возвращаться же за этим в Моренск еще раз. Поиски же друзей можно отложить и на потом. Они живы - это самое главное. Правда, пока он пересекал Дворцовую площадь, связь пару раз оживала, словно Ксения была где-то совсем рядом, но такого не могло быть. По крайней мере, не должно было.

Спускаясь по каменным ступеням в подземелья, Алекс изо всех сил старался представить себя прежнего. А ведь он вполне мог сейчас занимать одну из этих камер… И если бы в мире существовала справедливость, так бы и было.

Молодой маг, сопровождавший его вниз, закрепил факел и с поклоном удалился. Алекс некоторое время стоял неподвижно, собираясь с мыслями, потом сделал глубокий вдох, словно перед прыжком в воду, и вошел в образовавшийся круг света.

Узник с непривычки тер глаза. За годы, проведенные под землей, он успел отвыкнуть от света, и теперь даже тусклые отблески факела причиняли ему боль.

Алекс терпеливо ждал.

Эльхиор был наполовину эльфом. Они были знакомы еще со времен учебы в Академии, только Алекс был года на три старше. Хотя сейчас, когда полуэльф провел столько лет в застенках, без солнечного света, отлученный от силы, казалось, что Властелин был на сотню (а то и две) лет моложе.

- К нам стали пускать посетителей? - проморгавшись, полюбопытствовал сиделец. Звонкий, живой голос никак не вязался с его внешностью: худой, ссутулившийся, с длинными седыми патлами и выцветшими глазами, он напоминал привидение. А когда-то среди немногочисленных студенток Академии он считался самой завидной добычей…

- А что, вчерашнего посетителя тебе было мало?

Эльхиор с отвращением поморщился. По-видимому, он полностью разделял отношение визитера к храмовникам и их речам.

- Ну, какие новости? - вполне буднично поинтересовался Алексэрт.

- Шутишь? Я даже понятия не имею, сколько торчу в этой дыре. Здесь, знаешь ли, солнце не восходит…

- Ты прекрасно понял, о чем я. Что тебе известно про Власа?

- Мне?! Откуда? Это ж ты с ним дружбу водил! Хотя, я гляжу, ты и к Измиру вовремя подмазаться успел, а то сидел бы сейчас в соседней камере, а не расхаживал тут с важным видом.

В прежние времена Алексэрт как минимум засветил бы ему в лоб каким-нибудь особо изощренным проклятьем, а сейчас только поморщился. Что ни говори, а прошедшие годы и на нем оставила свой след. Он стал сдержаннее, рассудительнее, в нем появилась, как говорила Ксения, какая-то "властилинистость".

- Я никогда не стремился оправдаться, - холодно отозвался Властелин. - И тем более не обязан этого делать перед тобой. Так что там с Власом?

Эльхиор призадумался.

- Положим, я кое-что знаю, - словно нехотя согласился он. - И даже, может быть, что-нибудь тебе скажу. Но мне-то что с того будет?

Алекс посмотрел на него так, будто и не было этих лет.

- Я бы на твоем месте больше беспокоился, что будет, если ты не скажешь.

Полуэльф окинул гостя оценивающим взглядом, по-видимому, вспомнил о нем массу интересных подробностей, и вправду обеспокоился.

- Ну, ладно, - надежда получить от этого разговора хоть какую-то выгоду накрылась медным тазом. - Ко мне приходила Данута.

- Когда? - оживился визитер.

- Может, давно, а может недавно. Я потерял счет времени.

- И за каким лешим ты ей понадобился?

- Соскучилась, - хохотнул Эльхиор. - Она, похоже, окончательно свихнулась.

- Куда уж больше.

- Говорит, Влас вернулся.

- Собрал затаившихся сподвижников и готовит очередную пакость?

Эльхиор задумчиво поскреб подбородок.

- Ну… такого она не говорила… Но это ж Влас, куда ему без глобальных свершений. Как пить дать, скоро будет новая война!

- А от тебя-то она чего хотела?

- Да упырь ее знает! Говорю же, соскучилась. Пришла, наговорила всякой ерунды и ушла. Правда, напоследок пообещала меня убить.

- Что ж тогда не убила? - фыркнул Алекс. Вся эта история нравилась ему все меньше, потому как все бредовее казалась. - Из человеколюбия?

- Нет, ее стража спугнула.

- С чего бы ей бегать от стражи?

- Сам спроси, когда встретишь.

- Всенепременно, - пообещал Алекс, направляясь к выходу. Похоже, бывший маг рассказал все, что знал.

- Эй, постой! - окликнул его тот.

- Что-то еще? - Алекс остановился, но возвращаться не спешил.

- А может ты… ну… того… - замялся Эльхиор.

- Чего того? - не понял Власелин.

- Ну… убьешь меня…

- Слушай, ты часом тут головой об стену не бился?!

Бывший маг долго молчал, уставившись в пол, но вид у него был до того жалкий, что Властелин все же вернулся.

- Неужели ты не понимаешь, что для меня это единственный шанс освободиться от всего этого. От себя. Куда тебе! Ты же не знаешь, каково это, когда ты не помнишь себя без силы, а тут ее из тебя буквально вырвали…

- Я тебе что, филиал гильдии неотложных добрых дел? - холодно поинтересовался Алексэрт.

- А если я знаю что-то еще?

Алекс привычно чуть приподнял бровь, демонстрируя полное внимание.

- И скажу, только если ты дашь слово.

- Ладно, даю слово, - неожиданно легко согласился гость. И чуть тише добавил: - Что подумаю.

- Данута, конечно, хитрая, ну так и я тоже не лыком шит. У нас тут ходят разные слухи. Поговаривают, что она ищет печать от входа в Замирье. И она сама и так и эдак про нее выспрашивала, причем не у меня одного.

- Зачем ей печать, если Влас и так уже здесь?

Полуэльф задумчиво потеребил край мешковатой хламиды.

- Понятия не имею. Но если уж она так зашевелилась, значит очень надо. Кстати, я бы на твоем месте сидел тихо и не высовывался - у них на тебя большой зуб.

- Я учту, - в голосе Алексэрта проскользнуло что-то похожее на усмешку. - Итак, это все?

Узник молчал, отчаянно вцепившись взглядом в гостя. Алекс подождал еще немного и, так и не дождавшись от собеседника ни звука, направился к выходу.

- Эй! - окликнул его полуэльф. - А как же я?

Властелин оставил этот вопрос без ответа.

- Ты же дал слово! - отчаянно взвыл отлученный.

На сей раз Властелин остановился и даже обернулся к нему. Выражение на его лице было задумчивое, словно он пытался что-то припомнить.

- Верно, дал, - наконец "припомнил" Алексэрт. - Что подумаю…

И не слушая отчаянных воплей полуэльфа, несшихся ему в спину, продолжил свой путь. Уже стоя на верхней ступеньке Алекс остановился и с сожалением вгляделся во вновь сгустившуюся внизу тьму. Из нее все еще доносились крики, сменившиеся вскоре еще более отчаянными проклятьями.

- Я сдержу слово, Эль, - тихо пообещал Властелин, но Эльхиор его, конечно же, не услышал.



12 глава | Хранительница. Ксения (СИ) | 14 глава