home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Москва, январь 2058 года

Иван Родин и академик Мельников были в помещении бункера одни. Чтобы поговорить наедине и обсудить новости, «студентов» временно отправили за дверь, но не отдыхать, а в недавно оборудованный маленький спортзал. Начав тренироваться чисто из служебного рвения, парни очень быстро прониклись и теперь в охотку тянули железо, постепенно увеличивая нагрузки. Тем более, результат был уже хорошо виден в зеркале, так что никакого противодействия с их стороны не было. Иван пообещал ребятам чуть позже подтянуть их в плане самообороны, что также не вызвало отторжения, а скорее, даже наоборот. На самом деле, Иван не то, чтобы сильно желал обеспечить мальчишкам успех у противоположного пола, а скорее, хотел подстраховать весь проект. Это сейчас бункер в безопасности, а дальше что будет? Не исключено, что однажды придется хватать в зубы «чемоданчик» с порталом и драпать подальше. И если парни будут в хорошей форме, то это будет большим плюсом и может спасти всю затею.

Но сейчас, после прослушивания записи беседы адмирала Дормана с послом, Иван снова переключил все мысли на достижения американцев в области дедукции. Сильны, бродяги!

— Они нарыли даже то, чего мы не знали, — с энтузиазмом заметил Мельников. — Ты согласен с их догадками?

Иван не стал спешить с ответом и еще несколько секунд помолчал, с удовольствием отмечая, насколько внешне посвежел за последние месяцы его старый друг, несмотря на тяжелый труд и волнения. Ограниченная «терапия» с помощью имплантов явно давала результат. Мельников даже на вид сбросил лет десять-пятнадцать, и по собственному признанию, испытывал давно забытый прилив сил. Увы, это не было реальным омоложением, а лишь подспорьем для высвобождения резервов организма. Но даже эти полумеры помогли академику избавиться от множества чисто возрастных проблем со здоровьем.

— Если ты про базу на Луне, то очень похоже на то, — кивнул Иван. — А инфракрасный след это, скорее всего, маскировочный кокон корабля, который и совершает челночные рейсы на базу. Маскировку включают сразу после выхода из тоннеля, поэтому небольшое «послесвечение» остается. И теперь не так важно, где именно на обратной стороне обосновались наши «небожители». Важно, что летают они туда и обратно не чаще, чем раз в месяц, чтобы не светиться. И чтобы не быть обнаруженными, выбирают для этого момент новолуния. А как отследить корабль, мы подумаем попозже, идеи на этот счет у меня есть.

— Думаешь, Рьялхи сидят здесь в автономе? — предположил Борис. — Без связи с домом?

— Вряд ли совсем без связи, — задумался Иван. — Но ты не хуже меня знаешь формулы, на межзвездных расстояниях поддерживать тоннель в открытом виде никакой энергии не хватит. То есть, фокусировка будет осциллировать, колебаться, вместе с выходной горловиной тоннеля. Передать сообщение можно, но постоянной связи не будет. А уж если тоннель «разрывной», транспортный, то тем более…

— И как же они так точно открывают тоннель за Луной? — полюбопытствовал Мельников. — Откуда такая точность?

— Думаю, что все очень просто, — улыбнулся Иван, обдумавший эту проблему заранее. — Помнишь, мы с тобой считали, что при прыжке на сто световых лет погрешность составит порядка десяти единиц? (астрономических единиц, одна а.е. это примерно 150 млн. километров — прим. авт.) Так что, первым прыжком они попадают во внешние окрестности системы, в сорока-пятидесяти единицах. Потом, сканируют систему, уточняют координаты и уже оттуда выполняют прецизионный прыжок точно за Луну. По-другому не сделаешь.

— Ты прав, — чуть смутился академик. — Мне это почему-то в голову не пришло. А в пределах системы Земля-Луна у них все очень точно промерено, поэтому прямо с лунной базы они открыли тоннель и очень точно кинули бомбочку в нужную точку. Все сходится.

— Что-то мы упустили, — недоверчиво проворчал Иван. — Какую-то важную деталь. Не могу понять, что именно. Хотя, в принципе, сейчас мы знаем намного больше, чем еще час назад! Черт побери, если американы и дальше будут так умело «копать», то как бы не пришлось встревать…

— Вряд ли они создадут нам проблемы в ближайшие месяцы, — успокоил друга Мельников. — Гораздо важнее сейчас не допустить смену курса на разрядку там, в прошлом. Старина Айк (34-й президент США Д.Эйзенхауэр — прим. авт.) сейчас уязвим как никогда, но не хочет никого трогать, срок у него все равно почти закончился. А на выборах победит Кеннеди, тут тоже ничего не попишешь.

— И преемственность курса на разрядку нам жизненно необходима, — согласился Иван. — Так что, будем следить за руками. Уж очень мне не нравится этот Даллес… (Аллен Даллес, директор ЦРУ — прим. авт.)

— Да, мы решили усилить наблюдение за этим персонажем, — подтвердил Борис. — Через неделю у него встреча с Аденауэром (канцлер ФРГ — прим. авт.) за закрытыми дверями, обязательно нужно послушать, о чем они будут говорить. Пахнет крупным заговором.

— А что там за расклад с немцами? — поинтересовался Иван. — А то вы меня все время держите подальше от политики и поближе к технике… Браун говорил о засевших в руководстве ФРГ нацистах. Не врал?

— Ничуть, — недобро оскалился Мельников. — Этот Аденауэр большая сволочь, между прочим. Знаешь, кто сейчас его советник по юридическим вопросам? Ханс Глобке, создатель нюрнбергских расовых законов, на основании которых в лагеря смерти были отправлены миллионы человек. А в спецслужбах все намного серьезнее! Есть Федеральная служба по охране конституции, BfV, главный орган борьбы с неонацизмом. Знаешь, кто возглавляет информационный отдел? Бывший сотрудник Кальтенбруннера, офицер гестапо Эрих Венгер. Помимо прочего, отметился особо жестоким подавлением партизанского движения во Франции. Продолжать?

— Ничего себе! — пробормотал потрясенный Иван. — Я и понятия не имел… Вот суки!

— Это цветочки, — продолжил академик. — А теперь держи ягодки. Вся служба внешней разведки, BND, поголовно состоит из нацистов. Создатель и духовный отец у них генерал Гелен из Абвера. Американцы очень ценят их умение бороться с коммунистами, полезные ребята. А теперь, самое вкусное. Федеральная служба криминальной полиции, BKA, создана выпускником командной школы СС в Шарлоттенбурге Паулем Дикопфом. Знаешь, кто его заместители? Рольф Холле, член СС с 1930 года. Бернхард Ниггемайер, бывший руководитель тайной военной полиции группы армий «Центр», руководивший уничтожением людей на оккупированных территориях!

— Надо их всех мочить, — рубанул рукой Иван, не сдержав брезгливой гримасы. — Я и понятия не имел, что все так запущено!

— Непременно замочим, — пообещал академик. — Но прихлопнуть нужно всех сразу, и только после того, как они вылезут и покажут свою истинную харю. Эту харю мы и предъявим мировой общественности. Но для этого нужно сначала узнать об их планах. Аденауэр и в нашей истории из кожи лез, чтобы не дать укрепить Разрядку, все время капал на мозги Кеннеди и Даллесу. Хотя, тут и заслуга Никитки немалая. Как говорится, заставь дурака богу молиться… Эх!..

— Ну, наш-то Никитка не такой дуболом, — резонно заметил Иван. — Сколько мы на него времени потратили, пока мозги промывали в нужном направлении… И кажется, получилось неплохо.

— Да, там была еще одна запись, — вспомнил академик. — Где ЦРУ-шники делали доклад Эйзенхауэру о положении дел в СССР. Тоже очень интересный материал, шаблоны так и трещат. В ЦРУ делали ставку на Хрущева и его прямолинейную политику, и прогадали. Заключив договора и получив отсрочку, наш Никитка резко начал менять стиль руководства во многих областях. К примеру, он свернул многие сельскохозяйственные авантюры и начал продвигать более передовые технологии. В результате, через пять-семь лет мы прогнозируем радикальное улучшение продовольственной базы СССР.

— И никто этого не смог предвидеть? — удивился Иван. — Или это слишком неочевидный шаг для Никитки?

— Ты бы слышал, — рассмеялся Борис, — Как Даллес плакался президенту, что, мол, Советы резко сократили помощь почти всем развивающимся странам. Настолько резко, что многие псевдо-коммунистические режимы стоят в очереди за бесплатной похлебкой теперь уже к американцам! Такое ощущение, что коммунистам эти папуасы стали просто не нужны. А сколько они сэкономят на этом средств, которые теперь пойдут в дело внутри СССР, страшно подумать. Потом Сковилль, директор научно-разведывательного отдела ЦРУ, зачитал свой доклад и стало совсем грустно.

— Расскажи, для общего развития, — попросил Иван. — Только коротенько.

— Ладно, — согласился Борис. — Начнем с крови любой экономики, то есть с нефти. За последние два года добыча в Союзе выросла почти на двадцать процентов, при том, что темп ввода новых месторождений почти не увеличился. Все это говорит о массовом внедрении передовых технологий, повышающих отдачу скважин. В настоящее время строится пять больших нефтеперерабатывающих заводов и несколько нефтепроводов. При этом разведанные извлекаемые запасы выросли почти в полтора раза. Открыто множество перспективных месторождений. Плюс запасы газа, начало поставок этого добра в Европу, причем не за бесценок, само собой. И по европейским «союзникам» проехались.

Академик сделал небольшую паузу, чтобы заварить чай, и продолжил под успокаивающее бульканье кипятка и плывущий по бункеру аромат почти забытого еще в далеком советском детстве «Букета Грузии».

— С металлургией та же история. Хоть американцев Союз пока не догоняет, но свои потребности по чугуну и стали покрывает неплохо. Может даже на экспорт работать через несколько лет, но кто же им даст…

— Все как обычно, — кивнул Иван. — Рынок давно поделен.

— Именно так, — кивнул Борис. — В ВТО им пока рановато вступать, не поймут-с. Но в Союзе уже массово модернизируют плавильные мощности, избавляются от старых технологий. Кое-где, если позволяет энергетика, внедряют электротермическую плавку, но это для очень качественных сталей. К примеру, корабельных. По цветным металлам примерно в том же духе. Что касается титана, то здесь американцам нужно догонять, у них серьезное отставание по энергоемкости. Один хохмач уже пошутил, что когда-нибудь придется покупать у русских титановые детали для самолетов…

— Звучит знакомо, — согласился Иван. — Впрочем, Боинг все устраивает. А что думают в ЦРУ про науку и образование?

— С этим в Союзе и так было неплохо, — сообщил Борис. — А с нашей подсказки стало еще лучше. Американцы сравнивали школьные и университетские программы, и вышло не в их пользу. В академической науке тоже переворот. Как только Келдыш стал президентом АН СССР, начались форменные чистки «пенсионеров от науки». Не всех, а только тех, кто не показал хороших результатов, либо прямо противодействовал внедрению новых направлений. Таких, как электроника или квантовая техника. В этом плане в СССР делают примерно то же, что в Америке, создают на базе разных университетов «штурмовые группы» по прорывным технологиям и направлениям. Прямо сейчас созревает несколько научно-технических революций, и это не пустые слова. Электроника и полупроводники тянут за собой очень многое. В Союзе это началось в бывшем НИИ-35, а сейчас в стране четыре крупных лаборатории. В Штатах доктор Холоньяк разрабатывает полупроводниковые гетероструктуры. Первый полупроводниковый лазер уже создан, скоро появятся светодиоды. Газовый и твердотельный лазер изобрели параллельно и независимо. По гетероструктурам в Союзе работает институт имени Иоффе, и Алферов уже кандидат наук… Таким примерам нет числа, полностью аналогичная ситуация по всем направлениям с минимальными вариациями…

— Здорово у вас получается, — одобрил Иван. — Трудно уследить за всем сразу.

— Не в этом главная проблема, — вздохнул академик. — Продвигать технику проще, чем общественные отношения. Ты же сам знаешь, что когда портал закроется, они будут жить сами по себе. Мы стараемся сделать так, чтобы тот мир и дальше жил и развивался, хоть теоретически, это уже не наши проблемы.

— Но мы же хотели их предупредить? — напомнил Иван. — Уже сколько сценариев расписали!

— Все это так, — подтвердил Борис. — Но кто знает, как оно повернется, когда прервется связь? Кто знает, смогут ли они заранее вступить в контакт с Рьялхи или даже с Саргами, при этом желательно без эксцессов? И кстати, раз уж мы об этом заговорили… Ты не собираешься свою Альбину предупредить?

— О чем? — слегка растерялся Иван, не особо стесняясь демонстрировать непонимание в присутствии старого друга.

— Ну, о результате анализа ДНК, — пояснил свою мысль академик, — И вообще, рассказать ей, кто такая эта Лина. Чтобы знала, с кем имеет дело.

Иван понимающе кивнул, но на секунду все же задумался. Нет, пока что рано раскрывать такую информацию. Со временем, конечно, придется, но не сейчас…

— Обязательно выдам ей полный расклад, — пообещал он. — Но позже, когда наша дорогая «госпожа посол» не будет над ней нависать. Не хочу ставить Альбину в сложное положение. Чтобы переварить такую новость, ей понадобится пауза и много пространства для маневра. Я, конечно, уверен, что она в любом случае выкрутится, как Штирлиц… Возможно, даже сама догадается, что к чему. Но я не хочу все усложнять. Меня другое беспокоит.

— Что-то может тебя еще сильнее беспокоить? — незлобно подколол Борис.

— Еще одна роковая женщина, — вздохнул Иван. — Много их в нашей конторе… В этот раз Варвара Нартова. Она, наконец, решила покинуть гостеприимную Бразилию со всеми ее дикими обезьянами и взяла билет до Боготы. Это в Колумбии. Меня напрягает то, что для исключительно информированной особы Варвара действует крайне осторожно. Я бы даже сказал, отстраненно. Я почти уверен, что она знала о готовящемся «разжаловании» Альбины, но не совершила ни одного резкого движения. Это выглядит так, будто она старается скрыть свою осведомленность.

— Или то, что она во всем этом участвует, — попытался вразумить друга академик. — Такое тебе в голову не приходило?

— Еще как приходило, — скривился Иван. — И от таких опасений, знаешь ли, жить не хочется. Если допустить мысль, что Варвара Нартова скурвилась, то проще сразу в гроб лечь и не рыпаться. Если чуть нагнать пафоса и рефлексии, то это означало бы, что наш мир уже не спасти. К счастью, эта глупость нам не грозит. Варвара явно не в числе заговорщиков. Она связывалась с Альбиной, и судя по разговору, очень хвалила ее за выдержку и самообладание.

— И какой вывод? — поинтересовался Борис. — Что Нартова собирается делать в Колумбии?

— Постарается найти Сашу Кроуна, — объяснил Иван. — У него, как я подозреваю, такое же пустое и нелепое задание. Не более, чем повод убрать его подальше, с глаз долой. Варвара будет осторожно разузнавать недостающие детали.

— И ты считаешь, что она знает больше, чем положено? — недоверчиво спросил Мельников. — Вот хоть убей, не могу понять твоей логики. С чего ты это взял?

Иван хотел было отшутиться, но взял паузу и снова перебрал в памяти то, что касалось недавней активности Варвары. Все ли он учел? Все ли вспомнил? Все ли правильно истолковал? По сути, Варвару он знает не очень хорошо, ни друзьями, ни любовниками они никогда не были. Так откуда такая уверенность в ее моральных качествах?

— Наверно, это из области интуиции, — наконец, медленно признался Иван. — Я не могу это обосновать как-то иначе. Варвара всегда была для нас загадкой, а сейчас тем более! Она что-то скрывает и от прочих наблюдателей, и от Рьялхи. И теперь мне нужно понять, что именно.

— А ты уверен, что она сама не Рьялхи? — вдруг спросил Борис, надеясь застать друга врасплох, но Иван только усмехнулся в ответ.

— Это было бы слишком просто, — уверенно отпарировал он. — Я сделал анализ ДНК всех наблюдателей задолго до начала всей этой заварушки. Могу точно сказать, что все они такие же люди, как ты и я. А Нартову я проверил одной из первых. Здесь что-то другое… И чтобы понять, что именно, придется понаблюдать.

— И как ты собираешься это сделать?

— Как всегда, — развел руками Иван. — Создам себе подходящую личину, замкнусь в защитный контур и буду вертеться поблизости. Если Лина меня не смогла раскусить, то и Варвара не должна…

Мельников только пожал плечами, не желая сомневаться в способностях друга. Мне бы самому такую уверенность, подумал при этом сам Иван. Риск налицо, но пока фактор Варвары остается неизвестным, строить дальнейшие планы не получится. Нужно попытаться разгадать эту загадку хотя бы отчасти. В том, что Нартова выбивается из привычного образа не только среднего, но и выдающегося наблюдателя, Иван Родин уже не сомневался…


Фрагмент стенограммы совещания, Белый Дом, октябрь 1960 года | Один Из Восьми | 9 июня 1961 года