home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Венгрия, февраль 2058 года

Наконец-то, предстоит работа, а не ее имитация! Причем как со стороны заказчика, Четверки, так и со стороны исполнителя. Эта мысль нравилась Альбине больше всего. Совершенно конкретное и понятное задание. Прямое вмешательство это намного лучше, чем бестолковое созерцание!

Такие мысли посещали ее очень давно. Можно сказать, с самого начала. Почему Рьялхи не желают вмешиваться? Почему допустили две мировые бойни и вялотекущую третью? Почему не пытаются корректировать хотя бы самые вопиющие перекосы истории, наподобие фашизма? Черт бы с контактами, но просто сидеть и смотреть? Почему нельзя было хоть немного облегчить страдания и смерть миллионов, вызванные совершенно конкретными действиями конкретных людей? Наблюдателям это было вполне под силу, даже тогда, когда их было всего пятеро…

Ладно, предположим, что мы ничего не знаем о целях Рьялхи. Но ведь они сами отобрали в наблюдатели неравнодушных, думающих, морально устойчивых людей! И знаменитый случай с Сашей Кроуном, ушедшим воевать в 41-м, был закономерным. Только проблема в том, что говорят про Сашу, а про остальных не говорят. Потому что про них никто не знает. Весь предвоенный набор, четверо парней-новичков! И все, как один, плюнули на бессмертие и решили драться за то, во что верили. И никто из них не выжил и не вернулся. И кто об этом знает? Только пять «старичков», среди которых и Альбина. Все остальные пришли позже, и они никогда об этом не слышали, а узнали только про Сашу… А вот Альбина их помнит. Всех до единого. Если закрыть глаза, можно увидеть их лица и услышать голоса. Даже записей от них не осталось. Рьялхи стерли все следы. Облажались. Недооценили. Или это тоже был тест? Знать бы, прошли его наблюдатели или нет…

Поэтому, любая операция по реальному вмешательству это как глоток свежего воздуха. Может быть, не понравилось «небожителям» наблюдать, как старушка Европа в новое средневековье едва не скатилась? И решили они немного «прибраться»? А может быть, это просто косточка, которую Рьялхи бросили наблюдателям, чтобы немного охладить страсти и недовольство? Что говорить, инцидент с Иваном Родиным стал для них большой встряской, и повторения им бы не хотелось. Хотя, кто их знает, что на самом деле задумано… Лучше уж просто сосредоточиться на задании.

С одной стороны, ситуация предельно ясная. Не допустить прорыва крупной банды боевиков из Хорватии в Венгрию через южную границу, что может быть проще? Как и с помощью чего это нужно сделать, не уточняется. Импровизация приветствуется, и на том спасибо. В принципе, венгерские силовики вполне смогли бы разгромить эту банду, но для этого нужно иметь информационное обеспечение не по остаточному принципу. И не факт, что приказ, в случае чего, вообще будет отдан. И в руководстве, как и везде, разные люди встречаются. Кто-то и сам кормится от контрабанды наркоты и невольников, и что-либо менять таким «боссам» не с руки.

Таким образом, чтобы дать ход делу, требовался надежный человек, не связанный с криминалом. Такого человека Альбина знала, и звали его Янош Полгар. Парень слишком честный и независимый, поэтому до сих пор всего лишь простой патрульный. То есть, еще совсем недавно был партульным, но пару месяцев назад его все же убрали с улиц, когда он вместе с напарником со стрельбой разгромил притон, где почти открыто продавали афганскую «дурь». Такое просто не могло происходить без прикрытия «сверху», поэтому Яноша скупо похвалили, но убрали от греха подальше и усадили за стол, перебирать бумажки. Бороться с контрабандой из кабинета было совсем невозможно, поэтому Полгар совершенно серьезно думал о том, не пора ли ему покинуть ряды доблестной полиции. На приличную пенсию он себе, конечно, не успел заработать, но руки и голова, вроде, пока на месте. Вот тут-то и представился случай проявить себя.

К внезапному и эффектному, как обычно, появлению Альбины он отнесся философски по двум причинам. Во-первых, у Яноша Полгара вот уже почти полгода была невеста, а он сам был из тех парней, что не способны работать «на два фронта». Во-вторых, после последней встречи, когда он подвозил Альбину в аэропорт, он твердо решил, что разгадка этой тайны ему явно не по зубам. Если в деле замешаны русские спецслужбы, лучше не дергать тигра за усы. Собственно, даже ее настоящего имени он не знал, а то, что написано в документах… Не дети, все понимаем. Конспирация… Поговорили в дороге ни о чем, и Янош не мог избавиться от ощущения, что его оценивали… Как бы, на будущее. И когда этот момент, совершенно вдруг, наступил, и странная незнакомка снова появилась из ниоткуда, он не очень удивился. И Альбина, заметив это, сама убедилась в правильности своего выбора.

Янош был надежен, насколько вообще может быть надежным «сторонний» человек. И подробная информация о планах боевиков вызвала у него не оторопь и удивление, а решимость и желание действовать. А вот в вышестоящих кабинетах долго не знали, что делать, и сильно нервничали, что недвусмысленно намекало на нечистую игру. В конце концов, решили свалить все на того, кто проявил инициативу, и поручили Яношу провести операцию по отражению угрозы. Все знали, что боевой опыт у него есть, и немалый. Так что, пусть поработает.

Сомнений в подлинности материалов тоже не было, наблюдатели очень хорошо постарались и подобрали убедительную «коллекцию». Даже имена и позывные основных фигурантов установили. Все-таки, боевики пользуются распространенными средствами связи и не очень разбираются в криптографических алгоритмах. Янош получил в свое распоряжение группу, усиленную легкой бронетехникой, привлек еще нескольких ветеранов и начал готовить план операции.

План был вполне хорош. Разведка, выдвижение, блокирование, рассечение и так далее. Начальство строго кивало, поддакивало и почти не мешало. Уже сам этот факт должен был вселять подозрение, но гром грянул позже. Бандиты явно зашевелились и стали к чему-то готовиться. У Яноша не было возможности следить за боевиками в реальном времени, но у Альбины такая возможность была. И те картинки, что передавали зонды, как и данные радио перехвата, нравились ей все меньше и меньше. Судя по всему, выходило, что «спецов» собираются заманить в засаду еще на подходе к границе. Кто «слил» бандитам информацию, пока было неясно, да и не очень важно. Нужно было выручать полицейских и спасать операцию, отменить которую было уже никак невозможно. И что же теперь предпринять?

Альбина выдала себе на раздумья минут пять и сразу начала действовать. Первым делом, она связалась с Четверкой и спросила, нельзя ли в порядке исключения временно вернуть ей «демонов» более высокого уровня. К ее большому удивлению, Четверка проголосовала «за», причем единогласно. Это было хорошо, но теперь в случае неудачи ей припомнят этот пункт отдельно и сожрут живьем. Поэтому, придется реализовывать свой план с блеском, иначе потом будет стыдно коллегам на глаза показываться.

Во-вторых, ей пришлось вмешаться в дело лично, чего она изначально старалась избежать. Но выбора не было. Она отправила Яношу короткое сообщение, что будет ждать колонну на выходе из базы. В ответ пришло короткое «принято». Парень быстро соображает, и это нравилось ей все больше. Сразу понял, что у нее новые данные и что это важно, иначе не стала бы так светиться. Будь он лет на шесть моложе, мог бы стать кандидатом в наблюдатели, правда, без особых шансов быть принятым. Расширять штаты Рьялхи пока не планировали… Как и договаривались, она появилась прямо на пути выезжающей из базы колонны. Янош, ехавший в головной КШМ, увидел ее издалека и скомандовал уменьшить скорость. Альбина не стала дожидаться приглашения и шустро запрыгнула на броню, расположившись на прохладной керамической пластине и совершенно машинально ухватившись за скобу. Двое бойцов, получив команду не препятствовать, молча глазели вовсю…

Колонна вновь ускорилась и покатила к шоссе. Распахнулся верхний люк, и Янош уселся на броню рядом с Альбиной. Поймал ее взгляд, кивнул и жестами скомандовал бойцам забраться внутрь, что те с неохотой, но быстро и проворно исполнили. Но разговор все не начинался. Альбина решила не торопить события и выждать паузу, но Янош так и не заговорил первым. Просто поглядывал на нее, чуть иронично усмехаясь одними уголками глаз, словно понимая причины ее молчания. Еще один плюс в копилку парня.

— Отличная у вас группа, — наконец, нарушила молчание Альбина. Тихого разговора верхом на броне не получается, голос приходится повышать, хоть электро трансмиссия бронированной машины «урчит» намного тише, чем прежние дизеля. Группа и в самом деле оснащена неплохо.

— Но без вас, мисс, она не идеальная, — галантно прокомментировал командир. — Вы привыкли ездить на броне? У вас это совершенно естественно выходит.

Простой вопрос требовал простого ответа.

— Опыт, — коротко сообщила она. — От него никуда не денешься. Я не просто так вам спокойно работать не даю.

Янош кивнул, переваривая информацию. В принципе, ничего удивительного в том, что у этой фурии есть какой-то боевой опыт. Вон, как уверенно держится, словно не раз в «горячих точках» верхом на броне в засады въезжала… А это, кстати, мысль…

— Засада? — предположил он самый логичный вариант.

— Засада, — Альбина не стала играть в загадки. — Вас очень аккуратно подводят к большой засаде, из которой никто не выйдет. Вы решили идти через Дарувар, верно?

— Именно, — кивнул Янош. — А потом на Пакрац, а там и граница рядом.

— Там вас и ждут, — сообщила Барсова. — Около трехсот стволов. С ПТУРами и «крупняками». Ваши беспилотники уже полчаса как вернулись из района, и как раз сейчас бандиты минируют дорогу. Места там пустынные, и хоть «зеленки» пока нет, снег уже весь растаял. Есть где спрятаться. Своих «дронов» у вас нет?

— Я просил, но нам не дали, — удрученно вспомнил Янош. — Обещали передавать данные через вояк, если что-то изменится. Значит, это…

— Вот именно, — подтвердила Барсова. — Вы собрали в эту группу самых «неудобных», тех, кто создавал проблемы. И взяли с собой. На это кое-кто и рассчитывал.

— Значит, у вас есть план? — резонно предположил Янош. — Наверняка есть, иначе вы бы нас просто предупредили, и все. А повернуть обратно…

Да, отступить они не смогли бы. Ни он сам, ни ветераны, задвинутые на вторые роли бюрократами и отчаявшиеся без настоящей боевой работы. И почти у всех свои личные счеты с бандитами, включая самого командира.

— Это крайности, — обнадежила его «фурия», хищно улыбаясь. — Зачем до них доводить?

— Смотря что считать крайностями, — вздохнул командир. — Не хотелось бы просто так, без толку…

Он и вправду был готов идти до конца. Не за абстрактные ценности, а за своих парней, не раз глядевших в глаза костлявой. За молодую невесту и за мать с отцом. А ради чего же еще? За это простые люди и воюют… Вот только, помирать при этом очень не хочется. Но если придется…

— Отставить фатализм, — весело сверкнула глазищами «фурия». — У меня задача организовать разгром банды. Ваша гибель в эти планы никак не входит. Поэтому, мы сделаем сразу несколько полезных дел. С моей помощью вы не только их разобьете, но и сможете вернуться в Будапешт и разворошить весь этот крысятник…

Адмир Тачи не считал себя боевиком, головорезом и негодяем. Скорее, успешным бизнесменом. Еще недавно казалось, что его звезда начала закатываться. Слишком долго его бойцы не сталкивались с профессионалами, и когда начались рейды, от его небольшой армии вскоре осталось меньше тысячи бойцов. Но зато это были настоящие волки, достойные наследники отцов и дедов, в свое время поставивших Сербию на колени. Действуя небольшими отрядами, Тачи сумел поставить под контроль довольно обширные территории в Боснии, Хорватии и Черногории. Другие полевые командиры не могли собрать и по полсотни бойцов, поэтому Адмир без труда заполучил и их под свое начало. Были и недовольные, но кто их сейчас найдет…

Настала пора немного расширить зону ответственности, и Тачи решил «пощипать» венгров. Тем более, из Тираны постоянно требовали увеличить сборы, а куда их увеличивать? И так уже все побережье данью обложили, а европейцам никаких сил не хватит, чтобы вмешаться. Ну что же, венгры так венгры. Правда, армия у них маленькая, но удаленькая, с ней лучше не связываться.

А вот полиция, это совсем другое дело… Прикормить некоторых начальников оказалось не очень сложно, опыт был, да и учителя были неплохие… Тем более, Тачи не рисковал понапрасну, стараясь не слишком злить копов и немногочисленное местное население. Но это лишь в самом начале, пока присматривался к своим новым «покровителям». Позже, когда появилось ощущение хорошего контроля ситуации, Тачи начал «трясти» местных по-крупному. Чтобы отбить у копов охоту устраивать облавы, он запланировал свой собственный «рейд» с далеко идущими целями. Для этой задачи он сколотил самое многочисленное и самое оснащенное подразделение, где были в основном проверенные ветераны. Всякое рядовое отребье из мелких банд должно было отвлекать внимание и принимать на себя контр-удары, если власти попытаются организовать противодействие.

И тут, случилась неприятность. Какой-то шибко умный коп, как выяснилось, раскрыл почти весь замысел и доложил «наверх». Можно было точно сказать, что получить такую информацию по официальным каналам никто не мог, а неофициальные Тачи и его «доброжелатели» жестко контролировали. Скорее всего, это означало утечку информации, но локализовать ее источник Тачи сходу не сумел. Тем не менее, в Будапеште все сложилось идеально, прикормленные чинуши постарались. Не в меру любопытного копа отправили во главе отряда таких же «правдорубов» на перехват. Большего подарка сделать было невозможно. Тачи моментально сориентировался и начал тщательно готовить засаду. Три легких бронемашины и горстка бойцов против нескольких сотен окопавшихся головорезов с достаточно серьезным вооружением. Смело, но глупо.

В идеале, Тачи хотел свести огневой контакт к минимуму, а для этого требовалось первым делом нейтрализовать бронемашины. Все-таки, их тридцатимиллиметровки бьют далеко и точно, и крайне опасны для пехоты. Поэтому, Тачи решил не рисковать и заминировать дорогу. Благо, маршрут движения он знал, и его разведчики, отслеживающие колонну, эту информацию подтвердили. Легким броневикам большого заряда не надо, для них и пять кило весьма опасны. А десять, тем более. Тачи решил не жадничать и заложил два с половиной центнера в пяти отдельных зарядах, весь свой запас. Тех, кто выживет, быстро добьют гранатометчики и кинжальный огонь «крупняков». Это даже не совсем спортивно…

Заряды быстро поставили на обочине дороги в самом глухом месте и наспех замаскировали. Учитывая мерзкую погоду и грязищу, больших усилий это не потребовало. Тачи, заполучив в руки пульт управления, лично проверил места установки, прежде чем удалился на безопасное расстояние и только после этого установил элемент питания. В таком деле случайностей быть не должно. Он еще раз лично посовещался с командирами групп, не прибегая к радиосвязи. Ребята у него понятливые, опытные, но лучше лишний раз повторить детали плана. Проверили снаряжение, особенно маскирующие «накидки». Интересные штуки, в разы снижают тепловое излучение, что особенно важно на фоне холодной земли. Тепловизоры сейчас у всех есть. Именно количество «накидок» из старых американских запасов ограничило численность засадной группы всего полусотней бойцов. А новых сейчас не купить… Остальная группа в количестве двухсот рыл замаскировалась в отдалении, чтобы в случае накладок поддержать «засадный полк».

Колонна приближалась, и Тачи, стараясь не шевелиться под «накидкой», положил палец рядом с кнопкой детонатора. Машины идут на большой скорости, на броне никого нет, и это слегка подозрительно. Неужели боятся обстрела? В любом случае, бой скоро начнется. И действительно, все началось, но вовсе не так, как планировал главарь. От головной машины до первого фугаса было еще почти двести метров, когда с адским грохотом рванули все пять мин. Огромное облако грунта и грязи взлетело вверх и полностью закрыло видимость. От неожиданности Тачи на мгновение оглох, но скосив глаза на пульт, вдруг понял, что его палец так и не коснулся ни одной из кнопок! А потом, началось что-то совсем непонятное.

Трескучий лай тридцатимиллиметровки не спутать ни с чем. Откуда-то из-за грязевой стены прилетела короткая очередь и в клочки разорвала расчет ПТУРа в десяти метрах левее укрытия Тачи. Еще очередь, и второй расчет отправился вслед за первым. Головная машина проскочила чуть вперед и продолжала с адской точностью выбивать гранатометчиков скупыми очередями. Две другие машины разошлись веером по флангам и разом отстрелили все аэрозольные патроны, повесив над полем боя густое непроницаемое облако, в котором угадывались лишь темные силуэты. Пулеметы из засады открыли бешеный огонь, но пробить броню они все равно не могли, а еще через несколько секунд их тоже выкосил убийственный огонь скорострелок. «Засадный полк» оказался полностью уничтоженным, но сам Тачи почему-то был все еще жив. Он отбросил ненужный пульт и взялся за пулемет. Кажется, карьера удачливого бизнесмена подходит к концу, усмехнулся он про себя.

«Резервисты», видя разгром основной группы, тоже окрыли стрельбу, но это мало что изменило. Гранатометчики полегли первыми, успев выпустить два снаряда, но не попали в цель. В таких помехах наведение возможно только ручное, по оптике, а расчеты были уничтожены почти сразу. Потом настала очередь пулеметчиков, а потом уже и всех остальных. Как в тире. Точнее, как в мясорубке. Три броневика кружили в облаке помех и стреляли не переставая. Каждый выстрел — в цель. Как такое возможно? Лучше даже не думать, тут и до чертовщины недалеко. Тачи прицелился в головную машину, но в голове гудело и шумело, а перед глазами плясали яркие круги. Нажав на спуск, он так и не понял, смог ли нанести ущерб врагу, но зато заметил какую-то фигуру, выскочившую из верхнего люка. Она двигалась так стремительно, что закрадывались сомнения в ее реальности. Видимость была отвратительная, но Тачи почему-то решил, что это именно «она», а не «он». Албанец был опытным воином и отличным пулеметчиком. Он решил, что сможет «поймать» эту цель, чтобы хоть как-то отомстить за убитых товарищей.

Он очень старался. Прицел его был безупречен, а палец сам отсекал убийственные трехпатронные очереди. Но фигура продолжала движение в его сторону, хоть ему показалось, что попадая, пули высекают искры, словно рикошетят от брони. А затем, у него кончились патроны, но перезарядить пулемет ему не дали. Он почувствовал, что снизу его как будто ударили, сбив дыхание и заставив выпустить оружие. Пистолет из кобуры, за который он попытался схватиться, куда-то исчез, а потом темная фигура оказалась рядом и от души врезала ему ногой по ребрам. Причем, очень профессионально, то есть больно, но без переломов. Это же уметь надо!

Дальнейшее он почти не запомнил. Словно какая-то сила прижала его к земле, не давая пошевелиться. Машины, завершив отстрел уцелевших, высадили бойцов, которые принялись аккуратно брать территорию под контроль, стаскивая трупы в большие безобразные кучи. То тут, то там глухо хлопали контрольные выстрелы. Почти сразу появился и командир отряда копов, который спокойно отдавал распоряжения. Таинственная и неуловимая фигура оказалась вблизи высокой спортивной девкой с копной вьющихся черных волос на голове… Красивая и бешеная. И на ней ни одной царапины. Снова вспомнились искры, высекаемые пулями… Как такое может быть? Этого Адмир Тачи не знал, потому что его карьера и впрямь закончилась. Но, увы, не его жизнь.

Как выяснилось позже, кроме самого Тачи, копы повязали еще двоих. Почему-то убийственного огня сумели избежать именно его помощники, знавшие очень многое. Из остальных боевиков не выжил ни один человек…


9 июня 1961 года | Один Из Восьми | Околоземная орбита, октябрь 1961 года